double arrow

Профессиональная этика ученого


Профессиональная этика ученого достаточно близка к понятию «этика науки». Однако, несмотря на их схожесть, оба эти понятия имеют свое специфическое содержание. В методологическом аспекте этика науки — достаточно широкое понятие, включающее такую объемную категорию, как наука. А она, в свою очередь, представляет: науку как социальный институт, науку как своеобразную систему, науку как форму общественного сознания, науку как феномен мировой культуры, науку как форму профессиональной деятельности. Естественно, что в каждой из характеристик науки нравственные отношения преломляются специфично.

Характерной подсистемой по отношению к «этике науки» выступает «этика ученого», регулирующая его нравственное поведение в творческой деятельности, научном объединении и в обществе в целом[161].

Этика ученого по своей направленности исследует объективную нравственность, реализуемую в оценках, нормах, которым следуют субъекты, включенные прямо в научную деятельность. Она сосредоточивает внимание на таких теоретико-методологических проблемах: какова гуманистическая миссия науки и ее своеобразное отношение к добру и счастью людей; допустим ли контроль общественности (правовой и нравственный в особенности) в связи с применением разнообразных научных достижений; как соотносится уровень научных и профессиональных знаний ученого с этикой его поведения и деятельности; как соотносится свобода научного творчества личности и социально-нравственная ответственность ученого.

Методологической основой этики ученого выступают мировоззренческая культура, культура мышления личности, научная культура. При этом каждая из них имеет свои особенности и играет важную роль в духовном мире ученого, его нравственных ориентациях. Мировоззренческая культура включает совокупность убеждений и ценностных установок индивида, общества в целом. В структурном плане она состоит из ряда взаимосвязанных компонентов: натуралистический, раскрывающий отношение человека к природной среде; гуманистический, рассматривающий осознание личностью своей социальной направленности; гносеологический, отражающий стремление человека к познанию окружающего мира природы и общества. Уровень мировоззренческой культуры ученого, с одной стороны, представляет собой отражение степени его интеллектуальности, нравственного развития, а с другой — детерминирован уровнем общей культуры субъекта.

Культура мышления — один из видов культуры, который опирается на приоритетное значение знаний и убеждений в становлении, развитии и жизнедеятельности личности. В широком смысле культура мышления вбирает осознанное применение человеком способностей и возможностей для усвоения духовных богатств и их использования в социально значимых целях.

В узком смысле культура мышления означает степень совершенства восприятия и освоения знаний, достигнутых человеком в ходе обучения, воспитания и самовоспитания. Культура мышления достигается как высоким общим развитием личности, так и освоением весьма важных областей знаний, прежде всего логики, литературного языка, ораторского искусства, основательной подготовкой к публичным выступлениям, мобилизацией интеллектуальных и эмоционально-чувственных компонентов духовного мира личности.

В условиях современного развития науки культура мышления ученого не может быть равнодушной к морали, как регулятивной составляющей научного познания. Однако такой процесс взаимосвязи носит противоречивый характер. Так, деструктивная деятельность, в том числе и ряда ученых, приобретает глобальные масштабы, что становится реальной угрозой жизни на Земле. Тяжелое бремя гонки вооружений, создание оружия разрушительной силы, грозящей гибелью человеческой цивилизации, обострение экологической ситуации на планете и др. с особой остротой ставят вопрос о моральной ответственности ученого за результаты научно- технического прогресса и связанные с ними политические решения.

На данное обстоятельство в образной форме обратил внимание русский философ Н. А. Бердяев. Он писал: «Если человеку удастся разложить атом и добыть чудовищную энергию... то будет не только социальный, но и космический переворот. Человеку дается страшная разрушительная и созидательная власть. И от его духовного состояния будет зависеть, направит ли он эту власть на созидание или разрушение»[162].

В этом отношении достаточно примечательна нравственная позиция известного ученого академика А. Д. Сахарова. Являясь одним из создателей термоядерного оружия, он в 70-х гг. XX в. отказался от подобных разработок по моральным соображениям. Он считал, что на острые противоречия глобализирующегося мира «должен быть ответ политический и гуманитарно-нравственный»[163].

Когнитивная деятельность ученых в современную эпоху в значительной мере утрачивает черты корпоративной замкнутости. Сами ответственные ученые, да и общественность в целом стремятся найти эффективные механизмы контроля за ней. Не случайно поэтому те или иные решения глобальных проблем (экологических, ядерной энергетики, медико-биологических, продовольственных и др.) в разных странах становятся предметом общественно-политических дискуссий, вызывают острые социальные напряженности в различных регионах мира и странах.

Так, трагедия в Чернобыле, авария на одной из АЭС в Японии, уничтожение Аральского моря и другие катастрофы на планете привели к тому, что нравственный авторитет многих ученых значительно упал в глазах общественности. Примечательно, что еще Аристотель обратил внимание на положение о научной деятельности, явно или неявно содержащей в себе нравственные установки. Он подчеркнул, что тот, «кто двигается вперед в науках, но отстает от нравственности... тот более идет назад, чем вперед»[164].

Вот почему ученый ответствен перед обществом и своей совестью не только за принимаемые им решения научного характера и их политические последствия, но и за то, каким образом функционируют в обществе те специальные знания, в сфере которых он выступает авторитетом[165].

Более того, стремясь навязать обществу непродуктивные и нередко социально неадекватные его перспективам развития решения, их творцы вместе с заинтересованными политическими деятелями прибегают к фальшивому приему, утверждая, что нет альтернативы тем или иным направлениям. Так, ученые военно-технической направленности вместе с политическим руководством США активно создают систему противоракетной обороны вблизи границ России под мнимым предлогом защиты стран Европы от таких государств, как КНДР и Иран, якобы представляющих опасность для европейских государств.

Исходная этическая установка, определяющая (явно или латентно) характер творческой деятельности некоторых представителей современной науки, выражается в том, что идея служения истине или научно- техническому прогрессу якобы не нуждается в моральных оправданиях. А в свою очередь, постижение истины предстает в виде самодостаточного феномена для ее нравственного оправдания.

За подобной позицией в конечном счете стоят интересы тех, кто «заказывает музыку». Отсюда и выход за границы традиционного нравственного различия добра и зла, отсутствие обращения к совести и нравственному идеалу. Сторонники данной линии отвергают моральные оценки своей научной деятельности и материализации ее результатов. Аморализм такого подхода из сферы научной деятельности в реальной жизни приводит, например, к строительству гигантских плотин, затапливающих обжитые места, и уничтожению природной среды обитания больших масс людей, строительству АЭС в густонаселенных частях стран, рядом с мегаполисами и т. п.г

Вместе с тем вряд ли целесообразно категорически утверждать, что технократически мыслящие люди совершенно не осознали значимости нравственных аспектов принимаемых решений (например, о космическом оружии). Между тем они зачастую перекладывают ответственность за них на политических и государственных деятелей, на социальные институты общества.

Однако характер и результаты научного познания не сводятся к простому созерцанию вечных и вновь открытых научных истин, а представляют определенную социальную направленность, важной стороной которой является ее нравственная ценность, а следовательно, и оценка.

Достижения ученых в различных отраслях науки в современном мире значительны. При этом никаких ограничений на их использование в антигуманных целях не существовало бы в отсутствие такого действенного контроля, как совесть ученого, выполняющего в сфере научной деятельности свой общечеловеческий долг.

Проблема социальной ответственности ученого имеет, прежде всего, нравственное измерение. Но до сих пор далеко не все представители науки осознают моральную ответственность за негативные последствия своей деятельности по отношению к человечеству. Среди тех, кто первыми обратили внимание не только на политическую, но и на нравственную составляющие оценки последствий деятельности ученого, в середине XX в. были Ф. Жолио-Кюри, А. Эйнштейн, Б. Рассел, А. И. Крылов, И. Л. Кнунянц и др.

Так, осознавая трагические последствия использования ядерной энергии в военных целях, Б. Рассел и А. Эйнштейн с позиций гуманистической морали писали: «Мы должны научиться мыслить по-новому. Мы должны научиться спрашивать себя не о том, какие шаги надо предпринять для достижения победы лагеря, к которому принадлежим, ибо таких шагов больше не существует; мы должны задать себе следующий вопрос: какие шаги можно предпринять для предупреждения вооруженной борьбы, исход которой должен быть катастрофическим для всех ее участников?»'.

Моральная ответственность ученого возрастает также за те рекомендации, которые им предлагаются с целью оптимизации путей исследований, способы и сферы реализации материальных затрат на научные исследования, определение наиболее важных (на конкретном этапе общественного развития) отраслей науки и их внедрение. Заметим, что в отечественной истории известны негативные последствия, связанные с субъективистским подходом к генетике, кибернетике, социологии и другим отраслям современной науки[166] [167].

Осознанная ответственность ученого за судьбы общества побуждает его к деятельности, направленной на гуманизацию науки и областей приложения полученных им итогов. Важным направлением в современной деятельности ученого выступает расширение и углубление поля теоретического исследования в области биомедицинской этики, реализация теоретических исследований в конструктивные решения проблем трансплантации органов, состояния человека на пороге клинической смерти.

В сложившейся в наше время обстановке в обществе и на планете в целом особенно очевидно, что ученый в своей профессиональной деятельности несет не только правовую, но и моральную ответственность перед людьми. Характерно, что всемирно известный ученый А. Пуанкаре, говоря о моральной позиции ученого, подчеркивал: «Мы чувствовали, что работаем для человечества, и человечество становится нам все более дорогим»[168].

Таким образом, научная деятельность развивается исходя из своих специфических законов, в соответствии с внутренней логикой движения теории. Однако в то же время она детерминируется закономерностями добросовестного соблюдения им профессиональной этики и оценки последствий общественного развития. Вместе с тем требование научной взыскательности и взвешенности результатов деятельности ученого предполагают анализ его труда с позиций гуманизма и блага людей.


Сейчас читают про: