Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 13 ноября 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего судьи Симагиной Н.Д.,

судей Аграровой Е.А. и Усова В.Г.,

при секретаре Бахвалове М.А.,

с участием прокурора Шиндиреевой Т.И.,

защитников - адвокатов Герасимова О.Д., Комиссарова О.В., Кусаева А.Н., Пархоменко Л.И., Титова А.С., Устарханова С.И., Процюка М.М., Мищукова М.Л., Зарец-Игнатова С.Г.,

осужденных Бедняковой С.О., Зотовой Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Титовец В.К.,

потерпевших Б. Н.А., Д. Е.Б., К. Л.М., К. Э.Г., Л. А.Б., М. Н.Б., М. В.Г., П. Н.И., П. В.В., Ф. А.И., Ч. З.К., З. А.В., К. М.П., П. М.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы адвокатов Келеметова О.М.. Керна В.Г., Процюка М.М., Комиссарова О.В.. Кизуба А.В., Кусаева А.Н., Титова А.С., осужденных Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Бедняковой С.Л.. Зотовой О.В., на приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 1 марта 2017 года, которым

Беднякова С.О.,не судимая,

- осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (48 преступлений) к 2 (двум) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Бедняковой С.О. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 10 (десять) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда она оправдана в совершении 117 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ по основанию предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 24 , п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием состава преступления;

Зотова Н.Ю., не судимая,

- осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (51 преступление) к 2 (двум) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Зотовой Н.Ю. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда она оправдана в совершении 151 преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 24 , п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием состава преступления;

Квелашвили О.А.,не судимая,

- осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (7 преступлений) к 2 (двум) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Квелашвили О.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.




Этим же приговором суда она оправдана в совершении 81 преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 24 , п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием состава преступления;

Сименкова Д.Ю.,не судимая,

- осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (55 преступлений) к 2 (двум) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Сименковой Д.Ю. наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет 3 (три) месяца, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда она оправдана в совершении 118 преступлений, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 24 , п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием состава преступления;

Сырлыбаева Е.Э.,не судимая,

- осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (26 преступлений) к 2 (двум) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Сырлыбаевой Е.Э. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда она оправдана в совершении 73 преступлений, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 24 , п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием состава преступления;



Титовец В.К., не судимая,

- осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ (120 преступлений) к 2 (двум) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы за каждое преступление.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Титовец В.К. наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда она оправдана в совершении 82 преступлений, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 ст. 24 , п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием состава преступления

Мера пресечения осужденным Бедняковой С.О., Зотовой Н.Ю.,Квелашвили О.А., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Титовец В.К. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена судом на заключение под стражу, и срок отбытия наказания исчислен с 3 марта 2017 года.

Гражданские иски потерпевших К. В.Ф., Г. Ф.П., П. Л.Е., Б. В.А., Р. В.М. оставлены на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, остальных потерпевших удовлетворены.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств. Заслушав доклад судьи Усова В.Г., выступления осужденных Бедняковой С.О., Зотовой Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Титовец В.К. и адвокатов Герасимова О.Д.,, Комиссарова О.В., Кусаева А.Н., Пархоменко Л.И., Титова А.С., Устарханова С.И., Процюка М.М., Мищукова М.Л., Зарец-Игнатова С.Г., поддержавших доводы апелляционных жалоб, потерпевших Б. Н.А., Д. Е.Б., К. Л.М., К. Э.Г., Л. А.Б., М. Н.Б., М. В.Г., П. Н.И., П. В.В., Ф. А.И., Ч. З.К., З. А.В., К. М.П., П. М.И., мнение прокурора Шиндиреевой Т.И., полагавшей оставить приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Приговором суда Беднякова С.О., Зотова Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименкова Д.Ю., Сырлыбаева Е.Э., Титовец В.К. признаны виновными в совершении мошенничества, то есть хищении чужого имущества путем обмана, организованной группой, с причинением значительного ущерба гражданину, в особо крупном и крупном размере, совершенного указанной организованной группой в различных сочетаниях и с неустановленными лицами в отношении граждан **, в период с 29 октября 2014 года по 13 августа 2015 года в г. Москве, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании осужденные Беднякова С.О., Зотова Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименкова Д.Ю., Титовец В.К. вину свою не признали, Сырлыбаева Е.Э. признала частично.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Кусаев А.Н. в защиту интересов Бедняковой С.О.считает, что приговор вынесен с нарушением норм материального и процессуального права. Указывает на то, что суд необоснованно согласился с позицией органов следствия о квалификации действий осужденных по каждому потерпевшему, поскольку вменяемое им преступление является продолжаемым и не подлежит отдельной квалификации по каждому эпизоду, поскольку эпизоды не имеют самостоятельного значения и представляют собой лишь отдельный элемент достижения виновным общей преступной цели, а именно получения денежных средств, то есть корыстный преступный умысел направлен на большую группу людей и поэтому целесообразным будет инкриминировать один эпизод по ч. 4 ст. 159 УК РФ, с множеством потерпевших в уголовном деле; ссылаясь на ч. 3 ст. 35 УК РФ, Постановление Пленума ВС РФ № 1 от 17 января 1997 года обращает внимание на то, что в судебном заседании не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак мошенничества - совершение преступления организованной группой, а также не нашло своего подтверждения, что умысел осужденных был направлен на хищение денежных средств. Обращает внимание на то, что организация имела лицензию ЦБ РФ на осуществление банковской деятельности в виде возможности на получение вкладов от физических лиц и т.д., риски граждан осуществляющих вклады были застрахованы в страховых компаниях, которые были действующими и лицензированы, что подтверждается страховыми полюсами, показаниями свидетеля Бокова; заключение договоров вклада денежных средств был осуществим только с обязательным условием страхования финансовых рисков; проценты выдавались в соответствии с договором, по состоянию на 13 августа 2015 года ни одного вкладчика, перед кем бы ООО «**» не выполнило своих обязательств по выплате процентов либо по возврату вклада, не было и если бы не вмешательство в деятельность организации органов полиции, фирма продолжила бы свое существование в нормальном повседневном режиме. Указывает на то, что потерпевший П., по заявлению которого 13 августа 2015 года было возбуждено уголовное дело, таковым не является, поскольку денежные средства, которые он вложил в ООО «**» были в рамках ОРМ ему выданы сотрудниками полиции, и своих денег он никуда не вкладывал, ущерба ему не причинено и потерпевшим он себя не считает, в связи с чем, все следственные действия, которые были проведены с 13 августа 2015 года по 10 января 2016 года, проведены в рамках незаконно возбужденного уголовного дела, а их результаты являются недопустимыми доказательствами, в том числе и показания потерпевшего П. данные им в ходе предварительного следствия, которым суд придал доказательственное значение; выделение уголовных дел из незаконно возбужденного уголовного дела, по мнению автора жалобы, также является незаконным. Обращает внимание на то, что недопустимыми доказательствами по делу являются и протоколы опознаний по фотографиям, где потерпевшим предъявлялись для опознания менеджеры ООО «**», поскольку они проведены с нарушением требований ст. 193 УПК РФ, при этом потерпевшие в ходе судебного разбирательства указывали, что в протоколах стоит не их подпись. Обращает внимание на то, что суду были представлены результаты ОРМ «ПТП», которые не отвечают требованиям допустимости, достоверности и относимости, так как копии судебных решений, дающие право на их проведение представлены не были; в нарушение ч.7 ст. 186 УПК РФ, прослушивание фонограммы проведены без участия лиц, которых прослушивали, протоколы также составлены без их участия, что прямо вытекает из ч. 6 ст. 186 УПК РФ, а вывод суда о том, что в процессе воспроизведения в судебном заседании аудиозаписей телефонных переговоров «голоса подсудимых узнаваемы» является надуманным предположением и подменяет собой заключение фоноскопической экспертизы, которая по делу не проводилась. Указывает на то, что в уголовном деле нет ни одного доказательства причастности его подзащитной к совершению инкриминируемых преступлений, обвинение строится на предположениях и догадках; выводы суда о том, что подсудимые не заключали ни с одним страховым обществом агентского договора и не имели реальной возможности страховать вклады граждан, а выдача полюсов страхования вкладов различных компаний гражданам была направлена исключительно на обман граждан являются несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела, в том числе показаниями свидетеля Бокова, некоторых потерпевших; в материалах дела имеется информация о многочисленных указаниях руководства организации по осуществлению оплаты аренды, рекламы и других расходных операциях, однако суд решил, что осужденные тратили денежные средства по своему усмотрению, что противоречит материалам дела и фактическим обстоятельствам дела, все приходно-расходные операции и документы ежедневно передавались руководству и любой не разрешенный расход денежных средств, был не возможен. Указывает на то, что признание Бедняковой виновной в совершении преступлений в отношении потерпевших ** является незаконным и необоснованным, суд вместо слов потерпевших и их пояснений в суде, копировал выдержки из обвинительного заключения с несоответствующей информацией фактическим обстоятельствам дела и с многочисленными ошибками, даже не исправляя их в итоге, меняя смысл сказанного; суд сначала копировал обвинительное заключение в незаконно вынесенный приговор, а затем и в протоколы судебных заседаний, искажая смысл сказанного потерпевшими; никто из потерпевших, в отношении которых суд считает вину Бедняковой доказанной, не показал в ходе судебного разбирательства, что она каким - то образом повлияла на их решение заключить договор займа, все потерпевшие заявили, что решение принимали сами и претензий к Бедняковой не имеют, возмущались «судилищем» над менеджерами и требовали поиска организатора; протоколы допроса потерпевших на предварительном следствии имеют признаки шаблонности и поэтому не могут быть положены в основу приговора, а могут только показания, которые потерпевшие дали в суде и не те которые записал суд, копируя обвинительное заключение, а истинные показания потерпевших. Обращает внимание на то, что несмотря на, многочисленные ходатайства защиты об ознакомлении с протоколом судебного заседания, поданные как во время судебного заседания, так и после вынесения решения судом, суд не предоставлял такой возможности, даже уже спустя более месяца, после вынесения приговора, утверждая, что приговоры не изготовлены, и суд выносил приговор, основываясь не на показаниях потерпевших данных ими в ходе судебного разбирательства, а на основе обвинительного заключения, которое не соответствует как материалам дела, так и фактическим его обстоятельствам. Указывает на то, что, исходя из анализа материалов уголовного дела, следует, что Беднякова никаких денег не похищала, но при этом суд признал её виновной и гражданским ответчиком на сумму около 8 000 000 рублей. Просит приговор суда отменить, и вынести в отношении Бедняковой оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнение к ней осужденная Беднякова С.О., не соглашаясь с приговором суда, считает вынесенный в отношении неё приговор незаконным, необоснованным, вынесенным с грубым нарушением норм уголовного и уголовного - процессуального закона; приводит доводы аналогичные тем, которые указаны в жалобе адвоката Кусаева, дополнив их тем, что умысла на совершение преступлений у неё не было, она была рядовым сотрудником и добросовестно исполняла свои указания и распоряжения руководства, действовала согласно своих должностных обязанностей; никакого отношения к созданию, управлению фирмой, приобретению и использованию уставных документов, лицензий, отношения не имеет и её фактическое участие заключалось в выполнении трудовых обязанностей администратора, менеджера в период с 8 мая 2015 года по 11 августа 2015 года и только в офисе ООО «**», расположенном по адресу: **; никому своими действиями она имущественного вреда не причиняла, не знала и не могла знать о намерениях организаторов компании, которая имела два офиса в центре Москвы и Санкт-Петербурге; ни один из потерпевших не дал показаний о том, что она ввела их в заблуждение, психологически либо иным путем оказывала влияние на принятие ими решения о заключение договора; суд не конкретизировал в течении какого периода времени общество существовало как отвечающее по своим обязательствам в рамках договоров, заключенных с гражданами и когда, по отношению к кому именно они не исполнили своих обязательств, и в чем это выражалось; суд не произвел проверку и оценку доказательств в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 87. 88 УПК РФ и не привел в соответствии с требованиями п. 2 ст. 307 УПК РФ в приговоре убедительные мотивы, по которым он признал достоверными одни доказательства и отверг другие; показания потерпевших, свидетелей, изложенные в протоколе судебного заседания и соответственно в приговоре противоречат их фактическим показаниям, данным в судебном заседании. Указывает на то, что суд в нарушение требований ст. 44 УПК РФ, сложившейся позиции ВС РФ, незаконно принял решение об удовлетворении гражданских исков потерпевших, поскольку заявленных потерпевшими как таковых исков в материалах дела не имеется; суд указал в чью пользу и в каком размере удовлетворил иск, не мотивировав в нарушение п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ основания, по которым он пришел к такому выводу. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении неё прекратить

В апелляционной жалобе адвокат Келеметов О.М. в защиту интересов осужденной Сырлыбаевой Е.Э. считает приговор суда незаконным, необоснованным в виду нарушений норм процессуального права и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства. Указывает на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства осведомленности Сырлыбаевой об истинных намерениях лиц организовавших ООО «**», которые следствием установлены не были, а также отсутствуют доказательства совершения ею действий, направленных на внесение клиентами денежных средств посредством обмана; приговор основан на домыслах и предположениях, без приведения доказательств. Просит приговор отменить, дело в отношении Сырлыбаевой прекратить.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденная Сырлыбаева Е.Э. считает приговор суда незаконным, несправедливым, недостоверным, противоречащим показаниям потерпевших, свидетелей и заключениям экспертиз. Обращает внимание на то, что согласно полученной ею выписки из приговора приговор был провозглашен 1 марта 2017 года, а на самом деле приговор был провозглашен 3 марта 2017 года, что является нарушением закона и влечет отмену приговора. Указывает на то, что она ранее не судима, не привлекалась к административной ответственности, вину признала частично, искренне раскаивается; суд при назначении наказания не учел влияние назначенного ей наказания на её жизнь и жизнь её близких. Указывает на то, что её мама страдает рядом тяжелых хронических заболеваний, дед является **, имеет почетные награды и грамоты от государства, страдает не излечимыми заболеваниями и нуждается в её заботе, бабушка является **, считает, что у суда имелись основания для применения к ней ч. 6 ст. 15 УК РФ, а также ст. 64 УК РФ. Обращает внимание на то, что её роль в совершение преступления являлась незначительной; суд не учел, что она активно способствовала раскрытию преступления и предпринимала все меры после совершения преступления, оказывая помощь потерпевшему в качестве частичной выплаты ущерба. Указывает на то, что не знала о том, что ООО «**» является преступной организацией и о неправомерных действиях сотрудников данной организации; к преступлениям совершенным в отношении потерпевших ** она никакого отношения не имеет и доказательств её вины по указанных эпизодам не имеется; также она не согласна с размером причиненного ущерба потерпевшим **, поскольку сумма ущерба указанная в приговоре в отношении указанных лиц доказательствами не подтверждается. Просит приговор суда отменить, либо изменить, оправдав её в отношении восьми потерпевших, снизить размер ущерба по семи потерпевшим, вернуть ей мобильный телефон.

В апелляционной жалобе адвокат Керн В.Г. в защиту интересов осужденной Квелашвили О.А.считает приговор суда незаконным и необоснованным, вынесенным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, изложенные в нем выводы не соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела. Анализируя в жалобе доказательства по каждому из семи эпизодов, по которым Квелашивили признана виновной, указывает на то, что из приговора следует, что Квелашвили принимала денежные средства у двоих потерпевших: Ш. и З., однако совершение ею указанных действий не свидетельствует о наличии у неё умысла на совершение мошенничества в отношении указанных лиц, поскольку она осуществляла свою трудовую деятельность в ООО «**» за заработанную плату, непродолжительный период времени, денежными средствами не распоряжалась, корыстной заинтересованности не имела, получение денег от потерпевших в личных целях отрицает, однако оценка данной позиции судом не дана; отсутствуют доказательства того, что Квелашвили являлась исполнителем преступления; её роль в отношении потерпевших ** не установлена, не указаны характер, степень фактического участия в совершении преступления. Обращает внимание на то, что все протоколы опознаний по фотографиям, которые суд посчитал допустимыми доказательствами, составлены с грубым нарушением ст. 193 УПК РФ; заявления потерпевших о привлечении к уголовной ответственности неизвестных лиц составлены с нарушением требований ст. 141 УПК РФ, так как заявители об уголовной ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ не предупреждались; заключения экспертов по документам потерпевших, причастность Квелашвили к совершению преступлений не подтверждают; заключение по документам Ш. в приговоре вообще не указано, а что касается заключения эксперта № ** от 8 февраля 2016 года, согласно выводам которого, категорично сделать вывод кем выполнены рукописные записи в квитанции к приходному кассовому ордеру не представляется возможным, вместе с тем суд необоснованно, перенеся запись из обвинительного заключения, указал в приговоре, что указанные записи выполнены Квелашвили; в нарушение требований закона, суд перенес (скопировал) в приговор показания потерпевших, изложенные в обвинительном заключении, с указанием дачи этих показаний ими в ходе судебного заседания, которые такие показания в судебном заседании не давали. Обращает внимание на то, что судом принято решение удовлетворить гражданские иски потерпевших, несмотря на то, что в материалах уголовного дела исковые требования потерпевших отсутствуют. Указывает на то, что в приговоре суда указано, что роль Квелашвили в отношении потерпевшего Ж. не установлена, не указаны характер, степень фактического участия в совершении преступления, отсутствуют доказательства того, что она являлась исполнителем преступления, в связи с чем, уголовное дело в отношении неё по ч. 4 ст. 159 УК РФ подлежит прекращению, в связи с отсутствием в её действиях состава преступления, однако после установления указанных обстоятельств и выводов, суд посчитал доказанной полностью вину Квелашвили в совершение мошенничества в отношении этого же потерпевшего и в резолютивной части приговора это существенное противоречие не устранено и нашло свое отражение в виде оправдания и одновременно осуждения Квелашвили в совершении преступления в отношении Ж., при таких обстоятельствах действия Квелашвили в отношении других потерпевших также не могут быть квалифицированы по ч. 4 ст. 159 УК РФ и уголовное дело подлежит прекращению. Обращает внимание на то, что доказательств участия Квелашвили в организованной группе, причастности к совершенным преступлениям, не имеется. Просит приговор отменить и вынести в отношении Квелашвили оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Процюк М.М. в интересах осужденной Сименковой Д.Ю.считает приговор суда незаконным. необоснованным, немотивированным. Указывает на то, что потерпевшие в рамках данного уголовного дела незаконно признаны гражданскими истцами, поскольку в материалах уголовного дела нет ни одного заявления с требованием о возмещение вреда, эти требования отсутствуют и в заявлениях о возбуждении уголовного дела по фактам мошенничества, и в показаниях потерпевших на всех стадиях производства по делу и не понятно, на каком основании органами предварительного следствия были вынесены постановления о признании потерпевших гражданским истцами, в судебном заседании потерпевшие также не обращались к суду с исковыми заявлениями. Обращает внимание на то, что в основу приговора судом положены протоколы предъявления лиц для опознания по фотографиям, которое проведено с грубейшим нарушением норм уголовно-процессуального закона и не могут быть признаны допустимыми доказательствами; в судебном заседании в нарушение требований закона по инициативе суда, в связи с противоречиями в показаниях, были оглашены показания потерпевших, несмотря на то, что в таких случаях оглашение показаний допускается только в том случае, если об этом одной из сторон будет заявлено соответствующее ходатайство, данное нарушение следует рассматривать как нарушение принципа состязательности сторон, поскольку суд выполнил, по сути, функцию стороны обвинения, что является безусловным основанием для отмены приговора. Обращает внимание на незаконность возбуждения уголовного дела по заявлению потерпевшего П., который не является потерпевшим, поскольку как следует из его показаний в судебном заседании в ООО «**» он обратился в рамках ОРМ и денежные средства, которые он якобы передал Титовец, принадлежали сотрудникам полиции и были специально выделены для проведения ОРМ; выводы суда относительно недостоверности показаний П. судом абсолютно ничем не мотивированы. Просит приговор суда отменить.

В апелляционной жалобе адвокат Титов А.С. в интересах осужденной Сименковой Д.Ю. считает приговор суда незаконным, незаконным, необоснованным, постановленным с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции; существенным нарушением уголовно-процессуального закона; неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Указывает на то, что в ходе судебного разбирательства и при вынесении приговора суд не разрешил ряд ключевых вопросов, не исследовал обстоятельства, без проверки которых невозможно было вынести объективный и справедливый приговор; судом не была должным образом исследована субъективная сторона преступления и при постановлении приговора не были даны ответы на принципиальные вопросы осознавала ли Сименкова, что она работает в организации, которая была создана и функционировала не с целью извлечения прибыли законным путем, а с целью хищения средств граждан; осознавала ли она, что все граждане, у которых она принимала вклады, не смогут в итоге вернуть свои денежные средства; осознавала ли она, что её действия непосредственно направлены на хищение денежных средств граждан и осознавала ли она, что выполняет не трудовые обязанности, которые были на неё возложены работодателем при приеме на работу, а является членом ОПГ, созданным с целью хищения денежных средств граждан. Анализируя в жалобе доказательства, которые, по мнению суда, подтверждают вину Сименковой, а именно показания осужденных Титовец. Зотовой. Квелашвили, Сырлыбаевой, которые ими были даны в качестве подозреваемых и от которых они в дальнейшем отказались, поскольку они были ими даны под давлением сотрудников полиции: протокол осмотра мобильного телефона принадлежащего Квелашвили от 15 октября 2015 года; протокол осмотра и прослушивания фонограмм телефонных переговоров осужденных, по которым фонографической экспертизы не проводилось, указывает на то, что ни одно из этих доказательств, а также их совокупность, не свидетельствуют о наличии умысла у Сименковой, направленного на совершение мошенничества, а иных доказательств, свидетельствующих о причастности Сименковой к совершенному преступлению, в приговоре не приведено; суд в приговоре не мотивировал и не указал, на основании каких доказательств он пришел к выводы о вхождении Сименковой в состав ОПГ. Обращает внимание на то, что судом дана неверная правовая оценка действиям Сименковой и её действия квалифицированы как отдельные преступления, в то время как обстоятельства, установленные судом, указывают на продолжаемое преступление и её действия, в случае признания виновной, должны быть квалифицированы как одно преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 159 УК РФ. Указывает на то, что, по мнению суда, Сименкова участвовала в хищении денежных средств у 55 потерпевших, однако с такими выводами суда, согласиться нельзя, в отношении 8 потерпевших действия Сименковой заключались исключительно в выплате процентов по вкладам, а согласно требованиям закона, в данном случае преступление будет считаться оконченным с момента получения денежных средств от потерпевшего и поступления их в кассу организации, а поскольку Сименкова не была причастна к получению денежных средств от потерпевших **, её действия по выплате денежных средств вкладчикам, не могут быть квалифицированы как соучастие в преступлении. Указывает на то, что суд, назначая Сименковой наказание в виде реального лишения свободы, не в полной мере учел смягчающие обстоятельства, а именно состояние здоровья подсудимой, которая страдает рядом тяжелых заболеваний, а также характеризующие данные о её личности, что она впервые привлекается к уголовному преследованию, официально работает и положительно характеризуется работодателем, сама является народным дружинником и помогает правоохранительным органам в поимке преступников. Просит приговор отменить и вынести в отношении Сименковой оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденная Сименкова Д.Ю.считает приговор суда незаконным и необоснованным, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Указывает на то, что её показания о невиновности ничем не опровергнуты, умысел на хищение денежных средств у неё отсутствовал и не доказан в ходе судебного следствия. Обращает внимание на то, что по приговору суда она оправдана в 118 эпизодах и признана виновной в 55 преступлениях, при этом обвинительный и оправдательный приговоры никак не отграничены, в связи с чем, имеются сомнения в её виновности, которые судом не устранены. Указывает на то, что поскольку все действия тождественны и направлены на достижение единого результата, то возможная квалификация всех эпизодов как одного продолжаемого преступления. Обращает внимание на то, что аудиозаписи переговоров, которые признаны судом доказательствами её вины, экспертом изучены не были и заключение эксперта по ним отсутствует, в связи с чем, они являются недопустимыми доказательствами; незаконным является постановление о возбуждении уголовного дела, принятое на основании заявления потерпевшего П., который потерпевшим по делу не является, а являлся участником ОРМ и собственных средств в ООО «**» не вкладывал; согласно показаниям потерпевших они заинтересовались компанией в средствах массовой информации, в офис приехали уже с деньгами, менеджеры не вводили их в заблуждение, а лишь повторили информацию, содержащуюся в газете, давления на них не оказывалось. Обращает внимание на то, что она ранее не судима, к уголовной ответственности привлекается впервые, имеет высшее образование, страдает хроническими заболеваниями, помогает своей матери и престарелой больной бабушке, положительно характеризуется и считает, назначенное ей наказание, чрезмерно суровым и несправедливым. Просит приговор суда отменить и оправдать её по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Комиссаров О.В. в защиту интересов осужденной Зотовой Н.Ю.считает приговор суда незаконным, постановленным с нарушением норм материального и процессуального права. Указывает на то, что квалифицирующий признак совершение преступления организованной группой не нашел своего подтверждения; из материалов дела усматривается, что большинство осужденных до поступления на работу в ООО «**», не были знакомы, и объединяться в организованную группу никак не могли; за время работы в ООО Зотова не имела полномочий и не могла никаким образом влиять на финансовую, бухгалтерскую или экономическую политику указанного общества, не определяла виды его экономической деятельности; у Зотовой не было никакой заинтересованности в привлечение и увеличении числа вкладчиков, поскольку независимо от их числа она получала фиксированную заработанную плату; распоряжаться полученными от вкладчиков денежными средствами она не могла, так как денежные средства и отчеты забирали старшие менеджеры компании И. и Д., и дальнейшая судьба денежных средств вкладчиков Зотовой неизвестна. Обращает внимание на то, что в основу приговора положен ряд доказательств, полученных с нарушением процессуального закона: все протоколы допроса потерпевших выполнены «под копирку», меняются только фамилия, имя, отчество, даты и внесенные суммы, в судебном заседании подавляющее число потерпевших заявили, что решение о вкладе в ООО «**» приняли после ознакомления с рекламным объявлением в газете, в офис являлись, уже имея при себе денежные средства, никаких уговоров менеджеры не производили, и в чем выражалась объективная сторона преступления Зотовой не понятно; потерпевший П. не является таковым, поскольку вложил выданные ему в рамках ОРМ денежные средства и никакого ущерба ему не причинено; защитой в суде заявлялось ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола допроса потерпевшего П. и постановления о возбуждении по его заявлению уголовного дела, однако данные ходатайства признаны судом преждевременными и оставлены без рассмотрения; протоколы опознаний по фотографиям не могут быть признаны допустимыми доказательствами, поскольку указанные следственные действия были проведены с грубыми нарушением ст. 193 УПК РФ; суду в нарушении требований закона не представлены копии судебных решений дающих право на проведение «ПТП», а представлены выписки из судебных решений, заверенные сотрудником полиции, что является недопустимым, а также в нарушение требований п. 7 ст. 186 УПК РФ Зотова не участвовала при прослушивании фонограммы, а на воспроизведенных фонограммах, Зотова не узнала чьих либо голосов, а также заявила, что её голоса на фонограмме нет; изъятые в ходе обыска в жилище Зотовой мобильный телефон и ноутбук опечатаны не были, где хранились неизвестно. Обращает внимание на то, что из материалов уголовного дела усматривается, что по состоянию на 13 августа 2015 года ни одного вкладчика, перед кем бы ООО «**» не выплатило своих обязательств по выплате процентов либо по возврату вклада не было; дальнейшая деятельность компании стала невозможной из-за закрытия сотрудниками полиции, каких либо доказательств, свидетельствующих о том, что ООО «**» было не в состоянии исполнять свои обязательства перед вкладчиками, суду не предоставлено. Просит приговор отменить и вынести в отношении Зотовой оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе осужденная Зотова Н.Ю.,не соглашаясь с приговором суда, считает приговор его несправедливым, в связи с назначением чрезмерно сурового наказания и не мотивированным. Просит приговор отменить и назначить ей более мягкое наказание

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Кизуб А.В. в защиту интересов осужденной Титовец В.К. считает приговор суда незаконным, постановленным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Указывает на то, что уголовное дело, возбужденное 13 августа 2015 года, по заявлению П. возбуждено незаконно, поскольку П. потерпевшим по делу не является и соответственно все следственные действия, проведенные с момента возбуждения уголовного дела, также являются незаконными; считает, что следует признать недопустимыми доказательствами СД-диски и протоколы осмотра и прослушивания фонограмм телефонным переговоров, поскольку суду не были предоставлены постановления суда о разрешении прослушивания телефонных переговоров и снятие информации, а обвинение ограничилось лишь представлением выписок из судебных решений, не заверенных надлежащим образом, что противоречит требованиям закона; протоколы осмотра и прослушивания фонограммы, в нарушение п. 7 ст. 186 УПК РФ, составлены без участия лиц, чьи телефонные переговоры записаны, что также указывает на недопустимость указанных доказательств; недопустимыми доказательствами являются изъятые по делу мобильные телефону, поскольку они длительное время находились в не упакованном виде, что исключает получение достоверно информации из указанных телефонов; протоколы опознаний не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона и не могут быть положены в основу приговора, при этом потерпевшая С. в суде дала показания, что по протоколу опознания они никого не опознала; потерпевший Ф. был допрошен в суде с участием сурдопереводчика, при этом сведений об участии сурдопереводчика в допросе потерпевшего на следствии и опознании не имеется; потерпевший К. в суде пояснил, что в полиции его допрашивал сотрудник полиции женского пола, тогда как в протоколе допроса указан сотрудник полиции мужского пола; потерпевший С. в суде дал показания, что все подписи в протоколе допроса и опознания выполнены не им и являются поддельными; потерпевшая Н. в суде заявила, что в протоколе опознания, подписи, выполненные от её имени, не узнает как свои подписи, так как расписывается по другому; в протоколах опознания потерпевшим П. указано, что в одном из протоколов ему для опознания предъявлена фотография Сырлыбаевой, тогда как в нем имеется только фотография Титовец, а фотография Сырлыбаевой отсутствует ( т.8, л.д. 174-176), а в другом (т.8, л.д. 178-180) указано, что предъявлена фотография Титовец, тогда как имеется только фотография Сырлыбаевой, а фотография Титовец отсутствует. Указывает на то, что вина Титовец в совершении 120 мошенничеств не нашла своего подтверждения; в ходе судебного следствия подавляющее большинство потерпевших дали показания, что решение о вложении денежных средств по договорам займа было принято ими после ознакомления с рекламными объявлениями из газет или информации из интернета, что Титовец не убеждала их заключать договоры займа, а сообщала условия таких договоров, решение заключать договоры займа потерпевшими принималось самостоятельно и без давления; умысел его подзащитной был направлен исключительно на точное выполнение обязательств по выплате процентов и сумм займа потерпевшим, её зарплата носила стабильный характер и не зависела от количества заключенных договоров займа, премии зависели от руководителей. Обращает внимание на то, что квалификация действий Титовец как 120 отдельных преступлений не является верной, поскольку действия лиц виновным в завладении денежными средствами у большого количества потерпевших, охватывались единым умыслом и подлежит квалификации по ч. 4 ст. 159 УК РФ как единое длящиеся хищение денежных средств. Анализируя в жалобе показания потерпевших и протоколы осмотра и прослушивания фонограмм автор жалобы считает, что собранная доказательственная база в отношении Титовец является надуманной, недостоверной и недостаточной для вынесения обвинительного приговора по ч. 4 ст. 159 УК РФ и обращает внимание на то, что ФЗ № 78-ФЗ от 30 марта 2016 года была введена статья 172.2 УК РФ, и, исходя из выплаты потерпевшим процентов по вкладам, а также закрытия счетов вкладчиков, осуществляющих за счет привлечения денежных средств новых вкладчиков, при отсутствии инвестиционной предпринимательской деятельности, связанной с использованием привлеченных денежных средств, действия Титовец надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 172.2 УК РФ. Указывает на то, что Титовец положительно характеризуется, является беременной и в ближайшее время ждет ребенка и суд в соответствии с требованиями ст. 82 УК РФ может отсрочить ей отбытие наказания до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста. Просит приговор суда отменить, либо применить к Титовец ст. 82 УК РФ или применить условное наказание.

В судебном заседании осужденные и адвокаты доводы апелляционных жалоб поддержали, просили приговор суда отменить.

Прокурор Шиндиреева Т.И., считая приговор суда законным и обоснованным, просила оставить его без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Изучив материалы уголовного дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он соответствует положениям уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовно-процессуального закона.

Основаниями отмены судебного решения в апелляционном порядке, согласно ст. ст. 389.15, 389.17 УПК РФ, наряду с другими являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии со ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным и окончательная мера наказания, подлежащая отбытию на основании ст.69-72 УК РФ.

Если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона, то в резолютивной части приговора должно быть точно указано, по каким из них подсудимый оправдан и по каким осужден.

При этом резолютивная часть обвинительного приговора должна быть изложена таким образом, чтобы не возникало сомнений и неясностей при его исполнении. В связи с этим в резолютивной части обвинительного приговора должны быть приведены решения суда по каждому из вопросов, указанных в статьях 308 и 309 УПК РФ, разрешаемых судом по данному делу, в том числе по предъявленному гражданскому иску.

Однако в нарушении указанных требований закона, при разрешении судом вопроса о признании осужденной Квелашвили О.А. виновной в совершении семи преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ и её оправдании в совершении 88 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, суд в резолютивной части приговора (т. 134, л.д. 308) указал, что оправдывает Квелашвили О.А. по преступлению, предусмотренному ч. 4 ст. 159 УК РФ, совершенному в отношении потерпевшего Ж. С.Н., за отсутствием состава преступления, и в то же время, на этой же странице приговора, признал Квелашвили О.А. виновной в совершении этого же преступления в отношении потерпевшего Ж. С.Н., предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ и назначил ей наказание за совершение указанного преступления в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев.

Кроме этого, разрешая в резолютивной части приговора вопрос по гражданскому иску, суд, удовлетворив гражданский иск потерпевшего Е. В.В., постановил взыскать в пользу последнего с Титовец В.К., Сырлыбаевой Е.Э., Квелашвили О.А. денежные средства в размере 137 000 рублей (т.134, л.д. 328), не указав при этом в каком порядке, долевом или солидарном, необходимо произвести указанное взыскание.

По смыслу закона, при разрешении в приговоре вопросов, связанных с гражданским иском, суд обязан привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск. При удовлетворении гражданского иска, предъявленного к нескольким подсудимым, в приговоре надлежит указать, какие конкретно суммы подлежат взысканию с них солидарно и какие в долевом порядке.

Данные требования закона судом также были нарушены, поскольку в описательно-мотивировочной части приговора, мотивы, обосновывающие удовлетворение гражданских исков потерпевших, не приведены, а доводам осужденных и защиты, заявленным в суде первой инстанции, об отказе в удовлетворении гражданских исков потерпевших, в связи с отсутствием в материалах уголовного дела исковых заявлений потерпевших, судом никакой оценки в приговоре не дано.

По смыслу закона вывод относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, её части либо пункту должны быть мотивированы судом. Признавая подсудимого виновным в совершение преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограниваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для выводы о наличии в содеянном указанного признака.

Вместе с тем и данные требования закона судом также были нарушены. Так квалифицируя действия подсудимых по ч. 4 ст. 159 УК РФ, как совершенные организованной группой, суд в описательно-мотивировочной части приговора, указал, что данный квалифицирующий признак нашел свое подтверждение в ходе судебного следствия, поскольку представленными доказательствами полностью установлено наличие организаторов - неустановленных лиц, распределение ролей, получение указаний от неустановленных лиц, однако, в нарушение требований закона, не привел при этом в приговоре ни одного обстоятельства, которые послужили основанием, для выводов суда о наличие в действиях осужденных, указанного квалифицирующего признака

В соответствии с требованиями ст.ст. 302, 307 УПК РФ в приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал свои выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, обвинительный приговор постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Между тем указанные требования закона также судом не выполнены.

По смыслу закона в приговоре отражается отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дается оценка доводам, приведенным им в свою защиту.

В случае изменения подсудимым показаний суд обязан выяснить причины, по которым он отказался от ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показаний, тщательно проверить все показания подсудимого и оценить их достоверность, сопоставив с иными исследованными в судебном разбирательстве доказательствами.

Если подсудимый объясняет изменение или отказ от полученных в присутствии защитника показаний тем, что они были даны под принуждением в связи с применением к нему недозволенных методов ведения расследования, то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого.

Проведение такой проверки не освобождает суд от обязанности дать оценку материалам, представленным по её результатам, и отразить свои выводы в приговоре.

Как следует из приговора суда, в нем приведены показания, которые даны в судебном заседании подсудимыми Зотовой Н.Ю., Бедняковой С.О., Сименковой Д.Ю., Титовец В.Н., Квелашвили О.А. не признавшими свою вину и показания подсудимый Сырлыбаевой Е.Э. признавшей вину частично, а также приведены показания Титовец В.Н., Квелашвили О.А., Зотовой Г.Ю.. Сырлыбаевой Е.Э. данные ими в качестве подозреваемых в ходе предварительного следствия, в которых они виновными себя признали полностью и от которых в суде отказались, заявив, что данные показания были даны под принуждением в связи с применением к ним недозволенных методов ведения расследования.

Однако в нарушение вышеуказанных требований закона, никакой оценки показаниям осужденных данных ими в судебном заседании, а также показаниям Титовец В.Н.. Квелашвили О.А., Зотовой Г.Ю.. Сырлыбаевой Е.Э. данным в ходе предварительного следствия и заявлениям последних о применении к ним недозволенных методов ведения следствия при получении этих показаний, судом в приговоре не дано.

Как следует из протокола судебного заседания в судебном заседании в подтверждении вины осужденных в инкриминируемых им преступлениях, были исследованы многочисленные письменные доказательства, содержащиеся в материалах уголовного дела, представленные органами предварительного следствия, в том числе протоколы обыска и выемки в помещениях ООО «**» и ООО «**»; протоколы выемки в ПАО Банк «**», МИФСН № ** по г. Санкт-Петербург, АКБ ** (АО), МИФНС № ** по г. Санкт-Петербург, ИФСН № ** по г. Москве; протоколы осмотра предметов и документов, изъятых в указанных организациях и жилище Зотовой Н.Ю., мобильных телефонов, принадлежащим осужденным; протоколы осмотра и прослушивания фонограмм телефонных переговоров Титовец В.К., Зотовой Н.Ю., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Квелашвили О.А., Бедняковой С.О; договоры аренды недвижимого имущества и выписки по расчетному счету, ответы на запросы из ЦБ России и другие документы, материалы оперативно-розыскных мероприятий, в том числе компакт-диски № ** и № ** с аудиозаписями результатов ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» и другие документы.

Однако, в нарушение ст. 307 УПК РФ суд первой инстанции, не раскрыл в приговоре содержание этих доказательств и не указал, какая конкретная информация, содержащаяся в данных документах, свидетельствует о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях.

Так, приводя в качестве доказательства вины осужденных в приговоре, протоколы обыска и выемки в ООО «**», ООО «**» суд указывает на то, что в ходе проведения указанных следственных действий были обнаружены и изъяты предметы и документы, имеющие значение для расследования уголовного дела, не указывая какие именно изъятые предметы и документы подтверждают те или иные фактические обстоятельства по делу; при ссылке в приговоре на протоколы осмотра, изъятых в вышеуказанных организациях предметов и документов, мобильных телефонов Квелашвили О.А., Титовец В.К., Сименковой Д.Ю., Зотовой О.Ю. и её ноутбука, суд также указывает, что в ходе их осмотра обнаружены сведения, имеющие отношение к расследованию уголовного дела,не раскрывая в приговоре, какие именно сведения имеют отношение к рассматриваемому делу и подтверждают те и или иные фактические обстоятельства; при ссылке в приговоре на протоколы выемки в ПАО Банк «**», АКБ **, МИФСН № **, № **, №** суд указывает на изъятие документов в отношении ООО «**», не раскрывая какие именно документы были изъяты и какие из них имеют отношение к рассматриваемому делу; при ссылке на ответы из ЦБ России, договоры аренды недвижимого имущества и оказания рекламных услуг, заявления потерпевших, судом в приговоре приведены только названия указанных документов, без раскрытия информации, которая содержится в указанных документах.(т. 133. л.д. 119- 126 ).

Из приведенного в качестве доказательства в приговоре, протокола осмотра и прослушивания фонограмм телефонных переговоров Титовец В.К., Зотовой Н.Ю., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Квелашвили О.А., Бедняковой С.О, суд делает вывод, что подсудимым было известно об отзыве лицензии у ООО «**», а также о том, что ООО «**» не имеет всех необходимых документов. Из разговоров следует, что подсудимые могли забрать себе часть денег из кассы, а также средняя заработанная плата составляет 160000 рублей в месяц и что подсудимые понимали, что работают в организации, являющейся финансовой пирамидой, договаривались между собой о том, что говорить следователю, однако не указывает, какие конкретно разговоры, содержащиеся в указанном протоколе, между какими подсудимыми, свидетельствуют о сделанном судом вышеуказанном выводе в отношении осужденных.

Между тем, по смыслу закона, суд при ссылке в приговоре на протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, обязан раскрыть их содержание, то есть не только указать название процессуального документа, но изложить существо данного документа и указать какая именно информация, содержащаяся в этих документах, свидетельствует о виновности осужденного.

Указанные обстоятельства привели к тому, что, несмотря на наличие сведений, имеющихся в письменных доказательствах, которые имеют существенное значение для дела, суд не указал какая именно информация, содержащаяся в этих документах, свидетельствует о виновности осужденных, не провел их анализ и не дал им никакой оценки в приговоре.

В соответствии со ст.240 УПК РФ приговор должен быть основан на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании.

Приведенные выше требования уголовно-процессуального закона судом не соблюдены.

Так суд в описательно-мотивировочной части приговора, как на доказательство вины осужденных, ссылается на вещественные доказательства: СД - диски формата DVD - R № № **.

Однако, согласно протокола судебного заседания, в суде были исследованы только СД - диски с номерами **, а другие, на которые суд ссылается в приговоре, в судебном заседании не исследовались и суд не мог ссылаться на них в приговоре.

Как следует из протокола судебного заседания ( т. 128, л.д. 271-273) не оглашались в судебном заседании и показания потерпевшего Ф. А.И. данные им в ходе предварительного следствия, однако суд в приговоре, давая оценку этим показаниям признал их допустимыми и достоверными ( т. 134, л.д. 275).

В силу ст.259 УПК РФ протокол судебного заседания является процессуальным документом, составленным в стадии судебного разбирательства, служащим важнейшим источником информации относительно содержания исследованных судом доказательств и соблюдения судом и участниками судебного заседания установленных правил и порядка судебного разбирательства.

В соответствии с действующим законодательством недопустимо перенесение в приговор показаний допрошенных по делу лиц и содержание других доказательств из обвинительного заключения или обвинительного акта без учета результатов проведенного судебного разбирательства.

При этом судебная коллегия отмечает, что содержание всех письменных доказательств перенесено в приговор из обвинительного заключения, с таким же выделением абзацев, порядком расположения указанных доказательств и их содержанием, как и в обвинительном заключении.

Согласно ст. 259 УПК РФ в протоколе судебного заседания указываются подробное содержание показаний допрашиваемых в суде лиц, а также вопросы, заданные допрашиваемым, и их ответы.

Как следует из протоколов судебных заседаний, показания ряда потерпевших, непосредственно допрошенных в судебном заседании, данные ими в ходе свободного рассказа в суде, перенесены в протокол судебного заседания из обвинительного заключения, поскольку их показания, отраженные в протоколе судебного заседания, по построению предложений, имеющимися орфографическими ошибками, расстановкой знаков препинания, указанием инициалов лиц, номеров договоров, приходно-кассовых ордеров и другим параметрам, один в один совпадают с показаниями этих лиц, указанных в обвинительном заключении.

При этом, несмотря на то, что осужденные свою вину не признали, никаких вопросов от их защиты при допросе потерпевших, согласно протокола, фактически не поступало (показания потерпевшего М. В.Н., З. Ю.Н., П. А.П., И. В.П., К. З.П., Ш. В.Н., Е. Ю.П., Я. А.Р., У. В.М., С. Б.К., П. А.А., Ш. Н.Н., М. А.М., К. О.А. и других).

Кроме этого, как следует из отраженных в протоколе судебного заседания ряда показаний потерпевших, они, отвечая на вопрос председательствующего о знакомстве с подсудимыми, указывали на одних лиц, а в показаниях поясняли о других подсудимых, которых они в суде не узнали.

Так, потерпевший Ф. В.И. на вопрос председательствующего о знакомстве с подсудимыми указывает на Сименкову и Квелашвили, а далее в своем свободном рассказе дает показания только оТитовец, которую он в суде не узнал (т. 126, л.д. 55-57); потерпевший К. В.М. подсудимых не узнал, но в свободном рассказе рассказывает о Сименковой ( т.126, л.д. 59-60); потерпевший П. Д.А. в суде узнал Сырлыбаеву, в свободном рассказе дает показания о Титовец и Сименковой, которых в суде не узнал (т.126, л.д. 80-81); потерпевший М. В.Н. в суде узнает Беднякову, в свободном рассказе дает показания о Зотовой (т.126, л.д. 90-92), которую не узнал; потерпевший З. Ю.Н. узнает в суде Титовец, Квелашвили, Сырлыбаеву, в показаниях рассказывает о Зотовой и Бедняковой, которых в суде не узнал (т. 126, л.д. 92 -94); потерпевший Е. Ю.П. узнает Сименкову и Квелашвили, в свободном рассказе рассказывает о Титовец, которую не узнал (т. 126, л.д.148-149); потерпевший И. В.П. узнает Беднякову, в показания рассказывает о Сырлыбаевой, которую в суде не узнал (т. 126. л.д. 151-152); потерпевший Д. В.Д. узнает Беднякову, в свободном рассказе дает показания о ней и Титовец, которую в суде не узнал (т.126, л.д. 174-176).

Такие же противоречия имеются в показаниях и других потерпевших, допрошенных в судебном заседании: К. З.П., Э. Т.В., М. Н.К. (т. 126, л.д. 191 - 192, 217-220), В. Н.М., Ш. В.С., С. В.А., Ш. В.Н., Е. Ю.П. (т. 127, л.д. 20 - 21, 22-23, 85-86, 134-135, 206-207). Я. А.Р., У. В.М., К. С.А., С. Б.К., П. А.А. (т. 128, л.д. 81-82, 83-84, 203-204, 267-268, 293-294). К. В.П., Ш. Н.Н., П. В.В., М. А.М., К. О.А. ( т. 129, л.д. 76-78, 81-82, 98-99, 112-113, 114-115) и других.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом, являются существенными, искажают саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия и могли повлиять на исход дела.

При таких обстоятельствах приговор суда не может быть признан законным и обоснованным, он подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

В связи с тем, что приговор отменяется ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, судебная коллегия в обсуждение других доводов апелляционных жалоб не входит, в том числе о квалификации действий осужденных, недопустимости доказательств и других, поскольку они подлежат рассмотрению и оценке при новом рассмотрении дела.

При новом рассмотрении суду необходимо устранить указанные нарушения норм уголовно-процессуального закона, дать оценку доводам, указанным в апелляционных жалобах и в зависимости от добытого, принять законное и справедливое решение.

Оправдывая осужденных в совершении ряда преступлений, суд в приговоре не верно сослался на положения п. 2 ч. 1 ст.24 и п.2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, предусматривающей прекращение уголовного дела, в связи с чем, в этой части оправдательный приговор подлежит уточнению, поскольку в данном случае необходимо указать о применении п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Обсуждая вопрос о мере пресечения, избранной в отношении осужденных Бедняковой С.О., Зотовой Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Титовец В.К., которые были взяты под стражу в зале суда по приговору от 1 марта 2017 года в целях исполнения приговора, учитывая, что приговор суда отменяется в виду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, судебная коллегия считает необходимым осужденным Бедняковой С.О., Зотовой Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Титовец В.К. избранную судом меру пресечения в виде заключения под стражу отменить, освободив их из под стражи в зале суда, и оставив им ранее избранную органами предварительного следствия меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389.13, 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия,

О П Р Е Д Е Л И Л А:

 

Приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 1 марта 2017 года в отношении Бедняковой С.О., Зотовой Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Титовец В.К., в части осуждения Бедняковой С.О. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (48 преступлений), Зотовой Н.Ю. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (51 преступление), Квелашвили О.А. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (7 преступлений), Сименковой Д.Ю. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (55 преступлений), Сырлыбаевой Е.Э. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (26 преступлений), Титовец В.К. за совершение преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (120 преступлений), а также в части разрешения гражданских исков, ОТМЕНИТЬ.

Уголовное дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Это же приговор в части оправдания Бедняковой С.О. в совершении 117 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, Зотовой Н.Ю. в совершении 151 преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, Квелашвили О.А. в совершении 81 преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, Сименковой Д.Ю. в совершении 118 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, Сырлыбаевой Е.Э. в совершении 73 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, Титовец В.К. в совершении 82 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, оставить без изменения, уточнив, что она оправданы на основании п.3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Меру пресечения Бедняковой С.О., Зотовой Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименковой Д.Ю., Сырлыбаевой Е.Э., Титовец В.К. в виде содержание под стражей ОТМЕНИТЬ, оставив им без изменения меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Беднякову С.О., Зотову Н.Ю., Квелашвили О.А., Сименкову Д.Ю., Сырлыбаеву Е.Э. – освободить из-под стражи в зале суда, Титовец В.К. – освободить из-под стражи по месту нахождения.

Апелляционные жалобы осужденных и адвокатов удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в суд кассационной инстанции Московского городского суда, в порядке установленным главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий:

Судьи:

   


Дата добавления: 2017-12-14; просмотров: 458; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: "Что-то тут концом пахнет". 8684 - | 8225 - или читать все...

 

3.227.252.191 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.022 сек.