double arrow

Введение. Дисциплина: Отечественная литература ХХ века


Содержание

КУРСОВОЙ ЭКЗАМЕН

КУРСОВОЙ ЭКЗАМЕН

Кафедра: Литературы

КУРСОВОЙ ЭКЗАМЕН

Дисциплина: Отечественная литература ХХ века

БИЛЕТ № 22

1. Сатира В.Маяковского и М. Булгакова («Клоп», «Собачье сердце») –

Сопоставительная характеристика.

2. Образ Григория Мелехова.

Зав. кафедрой____________________________________Н.И. Неженец

2012-2013 уч. год

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ»

Кафедра: Литературы и библиотечной работы с детьми и юношеством

Дисциплина: Отечественная литература ХХ века

БИЛЕТ № 23

1. Роман-антиутопия Е.И. Замятина «Мы».

2. Поэзия военных лет (К.Симонов, О. Берггольц, М. Джалиль, А. Сурков).

Зав. кафедрой____________________________________Н.И. Неженец

2012-2013 уч. год

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ»

Кафедра: Литературы и библиотечной работы с детьми и юношеством

Дисциплина: Отечественная литература ХХ века

БИЛЕТ № 24

1. Проблема войны и мира в новеллистике 20-х годов (А.Толстой,

А. Малышкин, А. Платонов).

2. Поэма «Василий Тёркин А. Твардовского как энциклопедия фронтовой

жизни. Образ Василия Тёркина.

Зав. кафедрой____________________________________Н.И. Неженец

2012-2013 уч. год

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9

Глава I.
Социокультурная ситуация в XIX – начале XX века

§ 1. Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18

§ 2. Царствование Александра I (1801 – 1825) . . . . . . . . . . . . 18

§ 3. Царствование Николая I (1825 – 1855) . . . . . . . . . . . . . . 27

§ 4. Царствование Александра II (1855 – 1881) . . . . . . . . . . . 38

§ 5. Царствование Александра III (1881 – 1894) . . . . . . . . . . . 57

§ 6. Царствование Николая II (1894 – 1917) . . . . . . . . . . . . . 64

Глава II.
«Письмо царю»: жанровые разновидности.
Образ адресанта

§ 1. Письмо-декларация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 82

§ 2. Письмо-донос . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 105

§ 3. Письмо-жалоба/просьба/оправдание . . . . . . . . . . . . . . . . 107

§ 4. Письмо-дифирамб/благодарность/творческий отчёт . . . . 119




Глава III.
«Письмо царю»: образ адресата . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .140

Приложение

Перечень основных журналов, газет, еженедельников,
альманахов XIX – начала XX века
(с указанием периода издания)

§ 1. Журналы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 142

§ 2. Газеты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 146

§ 3. Еженедельники . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 147

§ 4. Альманахи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 147

§ 5. Непериодические сборники . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 147

Краткая библиография . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 148

–––––––––––––––

Беда стране, где раб и льстец
Одни допущены к престолу!..

А. Пушкин

Не бойтесь нас, цари земные:
Не страшен искренний поэт,
Когда порой в дела мирские
Он вносит божьей правды свет.

Во имя правды этой вечной
Он за судьбой людей следит;
И не корысть, а пыл сердечный
Его устами говорит.

Он не завистник: не трепещет
Вражда в груди, в душе его;
Лишь слабых ради в сильных мещет
Он стрелы слова своего!..

Он враг лишь лжи и притеснений,
Он мрака, предрассудка враг;
В нём нет ни тайных ухищрений,
Ни алчности житейских благ.

Нет, не в упрёк, не для обиды
Звучит его громовый стих,
Когда, глас высшей Немезиды,
Карает он и зло и злых, –

Он только верно выполняет
Свой долг святой пред божеством;
Он только громко повторяет,
Что честь и совесть скажут в нём!



Живёт он средь житейской смуты
Не в свой, а в божий произвол;
На помощь дан для битвы лютой
Ему орудием глагол.

Не знает он любостяжанья;
Благоговейно принял он
От неба в дар своё призванье,
Добра желаньем вдохновлён.

Не нужно ничего поэту –
Ни лент, ни места, ни крестов;
Поэт за благостыню эту
Вам не продаст своих стихов!

Зачем вельможные палаты
Тому, кто ищет высь небес?
Зачем блеск почестей и злата
Жильцу обители чудес?

Не бойтесь нас, земные власти, –
Но не гоните только нас:
Мы выше станем при несчастьи,
В гоненьи дорастём до вас!

Под стражей общего вниманья
Растёт и множится наш род;
За опалу, за поруганье
Любовью нам воздаст народ!

Молва за нас!.. Судьба бедою
Грозит ли нам издалека –
Уж над беспечной головою
Молвы хранящая рука!

Не обижайте нас – преданье
За нас потребует отчёт
И в месть за нас, вам в наказанье,
И вас, и нас переживёт!

Не бойтесь нас!.. Мы правду знаем, –
Вам больше всех она нужна!
Мы смысл её вам разгадаем,
Хоть вам не нравится она!

Не бойтесь нас!.. Мы правду скажем,
Народный глас к вам доведём,
И к славе путь мы вам укажем,
И вашу славу воспоём!

Но бойтесь уст медоточивых
Низкопоклонников, льстецов;
Но бойтесь их доносов лживых
И их коварных полуслов!

Но бойтесь похвалы лукавой
И царедворческих речей:
В них яд, измена и отрава,
Отрава царства и царей!

Но бойтесь всех подобострастных,
Кто лижут, ластятся, ползут…
Они вас, бедных, самовластных,
И проведут, и продадут!

Они поссорят вас с народом,
Его любовь к вам охладят
И неминуемым исходом
Пред вами нас же обвинят!

Е. П. Ростопчина, «От поэта к царям», 1856


Данная работа является тематическим продолжением проводимого нами исследования обращений русских писателей во власть предержащим и во властные структуры с письмами. Нами обосновывается тезис, что подобные тексты – письма представителей русской интеллигенции, в частности писателей, во власть – образуют особый эпистолярный жанр, обладающий следующими отличительными чертами:

1. напряжённость, вызванная иерархичностью отношений адресанта и адресата, ведь письмо отправлялось не просто вышестоящему лицу, но лицу, обладающему верховной властью. Кроме того, свой отпечаток накладывало то, что адресат и адресант могли быть не очень хорошо знакомы или не знакомы вовсе;

2. «высоте» адресата соответствует «высота» темы: в письмах такого рода, как правило, ведётся разговор о важнейших философских, политических, идеологических, творческих проблемах;

3. часто «письма вождям» мыслятся их авторами как открытые, предназначенные не только адресату (а иногда и не столько ему), но и широкому кругу читателей-современников и даже будущим согражданам;

4. теме соответствует язык и стиль: в текстах нередко используется философская и общественно-политическая лексика, реже – профессиональная терминология; им присуща точность выражений и смысловых акцентов, образность, известный лаконизм.

Нами были выделены следующие разновидности анализируемого жанра:

1. Письмо-инвектива содержит обвинения или более сдержанную по тону, но решительную критику существенных сторон деятельности влас­тных органов и лиц.

2. Другой тип писем, который мы условно назвали письмом-декла­рацией, содержит в достаточно развёрнутом виде разъяснения позиций автора по важнейшим мировоззренческим и (или) творческим вопросам, декларирует его политическое или писательское кредо.

3. Письмо-памфлет вождю – жанр, по понятным причинам, редкий. Традиционная для памфлета экспрессия, лёгкость и краткость слога, открытая тенденциозность близки дарованию сатирика.

4. Письмо-донос. В таких письмах весьма силён элемент доносительства, явно желание оправдаться за счёт другого.

5. Письмо-жалоба/просьба/оправдание. В таких письмах рисуется картина беспощадной и унизительной травли, лишающей литератора возможности писать и доводить свой труд до читателя; выражается надежда на восстановление справедливости.

6. Письмо-дифирамб/благодарность/творческий отчёт. Есть письма вождям, которые имеют целью выразить благодарность власти за благосклонность.

Исследование было проведено нами на материале русской литературы XX в.[1] Для обозначения жанра письма руководителям партии и советского государства мы использовали термин А. И. Солженицына – «письмо вождю»[2]. Дальнейшая разработка проблемы предполагает изучение обращений русских книжников и литераторов князьям, царям и высокопоставленным царским сановникам – используя термин
Л. Н. Толстого, «письма царю»[3]. Кратко нами уже предпринималась по­пытка изучения «писем царю»[4], но лишь пунктирно, только в качестве некой прелюдии к подробному описанию «писем вождю» XX века и не используя предлагаемый сейчас термин «письмо царю». Материал эпис­толярных обращений русских писателей во властные структуры царс­кого времени настолько интересен и многообразен, что нам хотелось бы восполнить досадный пробел в его изучении. В данной работе мы ставим себе цель проследить историю бытования жанра «письма царю» в XIX – начале XX в.[5]

Мы осознаём не только условность предложенного нами терминологического обозначения исследуемого жанра, но и введения двух терминов для по сути одного явления. Однако мы пошли на это по двум причинам. Во-первых, можно утверждать, что само отношение адресанта к адресату и к власти вообще в «княжеско-царскую» и в советскую эпоху нашей истории значительно разнится. В «царский» период власть рассматривалась с религиозных позиций. На наш взгляд, такой подход не мог не отразиться на принципах построения эпистолярного текста (выяснить, как именно, – предмет дальнейшего анализа). Во-вторых, при выделении этих двух терминов мы руководствовались делением нашей истории на два основных периода – православный («княжеско-царский», как мы обозначили выше) и советский.

Можно предположить, что обращения к царям в XIX веке имели своей причиной особый статус правителя. Выше мы уже указали на то, что на протяжении длительного периода времени в нашей культуре сам феномен власти осмыслялся с религиозных позиций. Таким образом, правитель выступал не просто как православный христианин, но и как лицо, поставленное Богом для управления народом и отвечающего за него перед Всевышним. В словаре В. И. Даля зафиксирована такая пословица: Народ согрешит – царь умолит, царь согрешит – народ не умолит[6]. Власть осмыслялась как большая моральная ответственность (к сожалению, такое понимание власти в России конца XX – начала XXI практически исчезло). Таким образом, правитель – это адресат совершенно особенный, обращаться с письмами к которому тоже надо по-особенному, в первую очередь – напоминая ему о высоких моральных заповедях, которым он должен следовать. Нам представляется, что изложенное соображение можно считать аргументом в пользу того, что «письмо царю» можно считать специфическим эпистолярным жанром в XIX – начале XX века. Мы предполагаем также, что «письма царю», созданные писателями, являются своеобразной формой проповедничества, в каком-то смысле наставничества. Мы не задействовали всякого рода служебные записки и официальные документы, исходившие от писателей, занимавших ответственные посты в государственных органах (например, В. А. Жуковского как воспитателя наследника Престола; Н. С. Лескова, в качестве государственного деятеля расследовавшего голод в Белоруссии, правительственной комиссии Палеха и т. п.), равно как и официальные здравицы (стихотворные и прозаические), рапорты о достижениях или поздравления.

В работе рассматриваются лишь собственно личные письма – образцы эпистолярного жанра и те бумаги официального свойства (например, заявления на имя ответственных лиц), которые тематически и стилистически выходят за рамки официального канона, больше напоминая творческую декларацию или оправдательную. Мы осознаём некоторое сужение материала: за рамками исследования остались аналогичные по жанру письма других представителей русской интеллигенции: учёных, политиков, деятелей религии (как православной, так и мусульманской и буддистской) и многих других, – заслуживающие самостоятельного изучения. В рамках данной работы мы не анализировали также «Ответ на определение Синода от 20 – 22 февраля и на полученные мною по этому случаю письма» Л. Н. Толстого (4 апреля 1901 г.)[7], так как мы предполагаем, что «письма царю» направлялись представителям светской власти; к тому же анализ религиозных взглядов Толстого и его взаимоотношений с Церковью является темой отдельного исследования[8]. За рамками нашего исследования остались: переписка А. С. Пушкина и Николая I, так как тексты поэта примыкают, на наш взгляд, скорее к официальным бумагам, нежели к собственно эпистолярному жанру; эпистолярное общение Л. Н. Толстого с Николаем Михайловичем, старшим сыном великого князя Михаила Николаевича, сына Николая I[9], которое вполне вписывается в рамки жанра дружеского письма; переписка И. А. Гончарова и А. А. Фета с великим князем Константином Константиновичем – и в том, и в другом случае это общение двух приятелей-литераторов (отметим, что анализ писем Гончарова и Фета показывает, что они всегда помнили об августейшем происхождении их адресата – это отразилось на стилистике их текстов. Данный тезис будет нами подробно обоснован в процессе наших дальнейших исследований). Отдельный «сюжет» составляет общение (в том числе эпистолярное) К. П. Победоносцева с русскими писателями (И. А. Гончаровым,
Ф. М. Достоевским и другими). Кроме того, хотелось бы особо оговорить, что на настоящий момент в поле нашего зрения попали в основном наиболее крупные писатели – авторы, представляющие собой славу русской литературы.

Хотелось бы особо оговорить тот факт, что об одних писателях будет рассказано более подробно, о других – менее развёрнуто. Дело в том, что далеко не всегда удаётся вписать направляемый властям текст в широкий контекст и подробно проанализировать взгляды его автора и обстоятельства создания. Например, письма-жалобы Н. В. Гоголя связаны с его творчеством, поэтому необходим разговор о творческих и политических пристрастиях писателя, а также о некоторых аспектах функционирования цензуры в обществе. Совершенно иной случай – письмо-жалоба Ф. М. Достоевского: оно касается исключительно личных проблем литератора, поэтому в данном случае, в отличие от случая с Н. В. Гоголем, в связи с письмом Ф. М. Достоевского разговор о его мировоззрении и о подобных вещах невозможен. Безусловно, влияет на обстоятельность разговора о каждом конкретном писателе и количество созданных в жанре «письма царю» текстов. Так, перу Л. Н. Толстого принадлежит 16 писем, Н. В. Гоголя – 7, А. С. Пушкина – 2, А. И. Герцена – 4, Н. Г. Чернышевского – 5, Ф. М. Достоевского, А. П. Чехова и А. Грина – по 1[10].

Данная монография состоит из введения, трёх глав и заключения.

Во введении определяется предмет исследования, формулируются основные задачи работы, описывается её структура.

В первой главе предпринимается попытка комплексного анализа социокультурной ситуации в XIX – начале XX в. Данная проблематика разработана в нашем литературоведении крайне неудовлетворительно.

В первой главе выявляются и описываются подразновидности жанра «письма царю». Здесь даётся детальное описание и разбор этих текстов (мотивы и обстоятельства создания, проблематика, жанровые особенности, позиция адресанта, стиль и язык). На настоящий момент мы можем утверждать, что разновидности жанра «письма царю» полностью совпадают с разновидностями жанра «письма вождю»; сравнивая эти два жанра в этом аспекте, мы можем найти различия только на уровне количества писем каждой разновидности. Нами рассмотрены письма А. Пушкина, Ф. Булгарина, Н. Гоголя, А. Грина, Ф. Достоевского, Ф. Тютчева, Л. Н. Толстого, Н. Чернышевского, А. Герцена, А. Чехова Александру I, Александру III (в том числе – в его бытность наследным цесаревичем), А. Булыгину, И. Горемыкину, М. Дондукову-Корсакову, Е. Ковалевскому, Д. Набокову, Николаю I, Николаю II, императрице Марии Александровне, В. Муравьёву, В. Олсуфьеву, А. Орлову, К. Побе­доносцеву, К. К. Романову, П. Столыпину, Д. Толстому, С. Уварову, а также в III Отделение. Общее количество писем – около 60.

Изучение писем даёт возможность также выявить черты личности автора и его писательской индивидуальности, прояснить его жизненную позицию, взгляды на искусство и политику, уяснить приемлемые для него формы взаимодействия власти и культуры. Формируется образ адресанта – ещё один объект исследования второй главы данной работы.

В третьей главе выделяется особый аспект – образ адресата в «письме вождю». В зависимости от предмета обсуждения, цели, пафоса, стиля письма, его жанровой разновидности образ адресата (соответствующий нередко в разных письмах одному историческому лицу) может приобретать разные черты в текстах разных литераторов.

В заключении подводятся итоги проведённого исследования, намечаются перспективы дальнейшей разработки темы.

Завершают книгу приложение с перечнем основных периодических изданий анализируемого периода и библиографический список.

Примечания


Глава I.

Социокультурная ситуация
в XIX – начале XX века

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: