double arrow

Структурно-функциональный анализ градостроительной системы с использованием количественных характеристик


Информационное обеспечение. Опыт показал, что для целей структурно-функционального анализа ГС весьма эффективна мето­дика автоматизированной обработки массивов оперативной инфор­мации, формируемых для решения более сложных и далеко идущих задач математического моделирования.

Так, количественные характеристики Московской градостроитель­ной системы рассчитаны на основе информационного обеспечения функционально-пространственной модели Москвы и тяготеющего к ней района'.

Модель включает четыре подсистемы: «градбаза», «население», «обслуживание» и «транспорт»,— которые связаны между собой сис­темой уравнений и ограничений, позволяющих на базе описания «транспорта» и «градбазы» производить размещение «населения» и «обслуживания». При этом расчетными элементами каждой подсисте­мы служат не функциональные объекты, а их группы, входящие в элементарную территориальную ячейку —«расчетный район», раз­меры которого определяют степень подробности в решении задачи.

Взаимодействие между подсистемами «градбаза», «население» и «обслуживание» обеспечивается «транспортом». Предполагается, что в основе этого взаимодействия лежит следующий принцип: ве­роятность того, что житель любого района работает в данном месте и работающий в любом месте живет в данном районе, умень­шается с увеличением времени сообщения между ними по некоторо­му закону, который можно задавать в виде монотонно убывающей функции. Принимается также, что емкость обслуживания в любом районе пропорциональна прогнозируемому числу посетителей, кото­рое в свою очередь складывается из некоторой части работающих в данном районе жителей города, частота посещения которыми объектов обслуживания зависит от времени доступности до этих объектов. Эти зависимости зафиксированы двумя основными урав­нениями модели. Помимо этого, в модель входит ряд вспомогатель­ных уравнений и неравенств, позволяющих ограничить вместимость расчетных районов в соответствии с реальными резервами их ос воения и определить некоторые постоянные коэффициенты, связан­ные с условиями нормирования.

Реальный процесс функционировании градостроительной сис­темы (особенно такой степени сложности, как Московская) под­вергается большому числу объективно обусловленных «возмущаю­щих» воздействий. Эти «возмущающие» воздействия учитываются пу-




Высокая инерционность градостроительной системы позволяет при моделирова­нии ее будущих состояний учесть стохастическую составляющую раз­вития с помощью поправок к основным уравнениям модели, которые определяются путем имитации современного состояния системы. Ди­намика реального развития градостроительной системы воспроиз­водится путем сопоставления различных вариантов размещения «градбазы» и соответственно «населения» и «обслуживания» на различных стадиях формирования транспортно-коммуникационной сети.

Информационное обеспечение модели привязано к территори­альным единицам — расчетным районам со временем сбора в услов­ном центре района 8-12 мин. В основу членения территории МГС на расчетные районы были положены следующие принципы:

станции метрополитена, крупнейшие узлы наземного обществен­ного транспорта и железной дороги со значительным пассажирообо-ротом образуют районы с границами, максимально приближенными к окружности радиусом 1 км, описанной вокруг станции, и проходя­щими по осям улиц;

границы расчетных районов по возможности совпадают с ес­тественными разграничителями (реки, водоемы, железные дороги);

узлы улично-транспортной сети (в перекрестках главных магистралей города, крупные пересадочные узлы и т. д.) находят­ся в центре района, если это не противоречит предыдущим прин­ципам;



границы расчетных районов по возможности учитывают функ­циональное использование городской территории (промзоны, круп­ные участки городской зелени и т. д.).

Всего на территории МГС картировано 469 расчетных районов, в том числе 423 в черте административной границы Москвы.

Информация о транспортной сети заложена на три временных состояния: существующее положение (условно 1980 г.), расчетный срок генерального плана (1990 г.), дальнейшая перспектива (2000-2010 гг.). Описание транспортной сети выполнено по мето­ду связи соседних районов с последующим построением «дерева» кратчайших путей. Каждый расчетный район представлен в виде точки «вершины дерева» — условного центра района. Вершинами


18/Следующий пример был задуман гораздо позже, в 90-е годы В Париже для освоения был выбран довольно крупный район, который был разбит на участки, для каждого из них выбран архитектор-координатор, определяющий основную концепцию для всего участка и привлекающий архитекторов для создания отдельных объектов и фрагментов участка. Особого внимания заслуживает район Массена-Норд, куратором которого был выбран один из крупнейших архитекторов Франции Кристиан де Портзампарк. Он разработал объемную модель застройки участка, по которой уже отдельные архитекторы разработали совершенно

разные проекты. «Конечно, не все архитекторы талантливы, –

говорит Портзампарк, – и это тревожит любого урбаниста. Но задача урбанизма завтрашнего дня как раз и состоит в том, чтобы создавать такую разнообразную среду, которая бы поглощала и посредственное, и обыденное, и даже уродливое

» [6]. На мой взгляд, подобное утверждение должно

распространяться не только на эстетические качества среды. Жилая среда центров городов должна обладать такими качествами, как многообразие и избирательность, то есть гармонично совмещать в себе различные типы жилья и общественные объекты. Особое внимание Портзампарк уделил наличию и количеству в жилой среде дворовых пространств,

разработав теорию «открытого участка» – такой урбанистической ткани, которая была бы сформирована путем частого чередования объемов и пустот. Городская среда при этом подходе приобретает высокую плотность, не теряя освещенность большинства помещений.

19/Здание построено в стиле блоб (англ.), резко контрастирующем окружающей застройкой. Основа здания выполнена как железобетонная, внешняя оболочка — из голубоватых пластиковых панелей. Кунстхаус смотрится достойно несмотря на очень низкий бюджет для подобных культурных построек в крупных городах[1]. Внутреннее убранство, по словам Колина Фурнье, должно напоминать чёрный ящик фокусника Фасад музея выполнен компанией realities:united[4] по технологии BIX[5] как медиа-инсталляция площадью 900 м2, состоящая из светящихся элементов, которую можно программировать с помощью компьютера. Она позволяет музею сообщаться с городским пространством вокруг. Инсталляция выиграла ряд наград[6]. BIX фасад был придуман, когда остальные части здания уже прорабатывались. В дополнение к поздним срокам было тяжело интегрироваться в концепцию других авторов. К тому же фасад становился без сомнения доминирующим элементом архитектурного образа. Архитекторы-авторы приняли проект фасада, потому что он основывался на их оригинальных идеях о большой светящейся поверхности[5].

Градостроительное значение

«Дружественный инопланетянин» возведен в центре города среди красных черепичных крыш исторической застройки. Контраст биоморфной структуры Кунстхауса и старой Часовой башней ведет своеобразный диалог между традицией и авангардом. Это стало одним из символов города. Во внимание была взята как функциональность, так и градостроительная структура, музей стал своего рода мостом между прошлым и будущим[3].

20 Современный центр культуры (также известный под сокращением CCCB) был открыт в 1994 году. Учредителями междисциплинарного института, посвященного изучению городов и всего связанного с ними, выступили Барселона и провинциальный совет Барселоны. Одновременно Современный центр культуры является и музеем города.
В архитектурном решении Современного центра культуры соседствуют бывший монастырь Ангелы (convento de los Ángeles) и Дом милосердия (Casa de la Caridad.), служивший в 19 веке центром благотворительности. Между ними в конце 20 века по проекту архитекторов Хелио Пиньона (Helio Piñón) и Альберто Виаплана (Alberto Viaplana) построена стеклянная галерея, объединяющая эти два памятника культуры.
Современный центр культуры занимает площадь в 15 тыс. м2., из которых 4000 предназначе-ны для выставочных залов. Здесь проходят выставки, посвященные различным стилям ис-кусства от фотографии и скульптуры до живописи и фресок. Часть пространства центра вы-делена для осуществления научных исследований, а также для подготовки новых художни-ков.

21/Монументальное здание представляет собой прекрасный образец архитектуры посмодернизма: музей был построен в водах канала Вербиндингс ( the Verbindings Canal) около железнодорожной станции. По мосту, соединяющему станцию с музеем, проходят велосипедный и пешеходный маршруты, ведущие к центру города. Уникальный эклектичный проект, связанный больше идейно и графически, нежели архитектурно, разработал Алессандро Мендини и три приглашенных архитектора. В итоге здание имеет три основных объема, которые проектировали Филипп Старк (он занимался круглым объемом, похожим на НЛО), Микеле де Луки (Michele de Lucchi) и австрийское бюро Coop Himmelb(l)au (разработавшее «деконструктивный параллелепипед»). Главной графической темой экстерьера избран орнамент, хорошо знакомый нам по объектам творческих объединений Этторе Соттсасса и Алессандро Мендини «Мемфис» и «Алхимия». Именно им покрыта самая крупная секция-параллелепипед.

22Квартал Альдо Росси

А если ещё раз вернуться в центр, в полностью преобразованный район восточнее Бранденбургских ворот, рядом с издательским комплексом Шпрингера находится квартал Шютценштрассе, архитектор Альдо Росси (Aldo Rossi, Quartier Schützenstrasse).

Когда проходишь или проезжаешь мимо, то взгляд задерживается на квартале , заключённом между Schützenstr/ Markgrafenstr/Zimmermanstr/Charlottenstr. Что-то тут не так. Как-будто такой же квартал, как и соседние, но какие-то странные цвета. Одна часть дома в два окна , допустим, зелёная, а другая в три окна- жёлтая. Потом серая, а после сиреневая.

Ответ заключается в том, что большие однообразные пространства доходных домов , по мнению некоторых, утомляют глаз. Хорошо бы квартал состоял из двух- трёхоконных домов (как это было в старину). Так, мол, эстетически лучше. И Альдо Росси потрафил подобным желаниям. Хорошо бы и внутренняя планировка соответствовала , как бы, заявленной ширине. Но, в жизни у новых жителей желания с тем не совпадают и получается, что какая-либо квартира или бюро занимает полтора дома или два с половиной (правда, это только оптически).

23 В 1994 году Рем Кулхаас выработал концепцию реконструкции квартала "Пять дворов" в пешеходной зоне исторического центра Мюнхена. Речь шла не просто о реконструкции плотно застроенного городского "блока", но об объединении множества отдельных парцелл в единый многофункциональный комплекс. В рамках этой концепции Хансом Коллхоффом, Хайнцем Хильмером и Кристофом Заттлером, а также Жаком Эрцогом и Пьером де Мэроном были разработаны детальные проекты, а в начале 2001 года была завершена первая очередь строительства.

В силу обстоятельств, радикальная концепция Кулхааса в итоге уступила место более "щадящему" проекту Эрцога и де Мэрона. Первоначально все послевоенные постройки планировались под снос, однако их пришлось сохранить, и современный фасад приобрёл лишь Перуза-пассаж, выходящий на пешеходную Театинерштрассе. Квартал в целом сохранил первоначальную этажность.

Вдоль нескольких внутренних дворов и пассажей выстроились магазины и кафе. Центральный элемент комплекса - широкий Сальватор-пассаж, внутреннее пространство которого достигает высоты в 14 метров, а подвешенные к стеклянному своду лианы постепенно разрастаются в экзотический зимний сад. Чтобы создать выставочное пространство на нижних этажах, количество колонн сведено к минимуму, для чего междуэтажные перекрытия подвешены к стропилам. Потолки покрыты слоем прозрачного стекловолокна, маскирующего осветительное оборудование и создающего мягкое рассеянное освещение.

Характерный элемент дизайна - волнистые перфорированные металлические экраны-ставни, создающие интересную игру света и тени перед стеклянными фасадами. Они напоминают листву разросшегося плюща, шелестящую на ветру. Те же покрытые бронзой ставни закрывают фасад Перуза-пассажа. Они раскрываются и сдвигаются, так что фасад всё время меняет свой облик. Это сочетание материала, как бы покрытого патиной времени, и современных форм привлекает к себе внимание, при этом уважительно следуя контексту. Разграничивая офисные ячейки и открытое пространство, фасад продолжается в глубину квартала, создавая впечатление, будто стеклянный объём инкрустирован в цельный каменный массив Габлерхауса.

24/Ла Рамбла чисто визуально представляет собой один длинный бульвар, хотя на самом деле состоит из пяти отрезков, каждый из которых имеет собственное название: Рамбла Каналетес (Rambla de Canale̒tes), Рамбла Учения (Rambla dels Estudis), Рамбла Святого Иосифа (Rambla de Sant Josep), Рамбла Капуцинов (Rambla dels Caputxins) и Рамбла Санта Моники (Rambla de Santa Mo̒nica). Также частью Ла Рамблы иногда считают пешеходный мост, построенный к Олимпиаде-1992 и ведущий от площади Портал-де ла Пау (Portal de la Pau) к торговому комплексу «Маремагнум». Символическим началом бульвара можно считать небольшой чугунный фонтан с питьевой водой,

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: