double arrow

Проект промышленного города Шо. Леду. 1771-1773 гг


Английский ландшафтный парк. Уильям Кент

Использование веерной кисти

С помощью веерной колонковой кисти для создания мягких тональных переходов художник имеет возможность разгла-живать и смягчать фактуру мазков на поверхности работы.

Первоначальный вариант картины

Отчетливые цветовые и тональные участки выполнены в раскрепощенной манере на всем пространстве (небольшого) холста.

Смягченный вариант

Теперь картина приобрела значительную глубину, а ее поверхность стала более однородной в тональном отношении, что способствует объединению всех элементов картины в единое целое.

Сады в Стоу

Храм Победы и Согласия в Стоу

Вместе с тем Уильям Кент явился основоположником английского ландшафтного парка; планировка и распределение групп деревьев, лужаек, водоемов — все это подражало естественным формам природы, в отличие от искусственной системы французского регулярного парка.

Он создавал парки в Рушем-Холл, Оксфордшир (1738-1741), и Стоу-хаус, Бекингемшнр (около 1730), где извилистые дорожки и открытые аллеи ведут к маленьким античным храмам на естественных лесных полянах.




Описывая переворот в парковом проектировании, Гораций Уолпол писал, что Кент "видел всю природу садом". Создание естественных ландшафтов со свободными формами на различных участках, например на вилле Поупа, Туикнем, Миддлсекс (для Александра Поупа; около 1730), и в Ричмонд-Гарденз, Суррей, где он построил "Пещеру Мерлина" (1785), должно было дать в результате "объемные картины".

Во многом благодаря его работе в ответ на формальную планировку французского сада развился новый стиль (до сих пор называемый на континенте фр. Jardin anglais - английский сад), претендовавший на представление нового вида красоты, дикости природы, немного укрощенной порядком, наложенным художником, — упорядоченная дикость таких значительных художников XVII века, как Клод и Гаспар Пуссены. Для XVIII века живописный ландшафт выглядел так, будто он может сойти с картины, но вовсе не так, словно его можно поместить на картину, как обычно о нем думают нынче.

Чтобы заставить природу имитировать искусство, в садах сажали засохшие деревья, выстраивали бутафорские руины, закрывающие перспективу, и совершали другие милые глупости. Некоторые из этих зданий были готическими, другие — греческими, третьи — даже китайскими, но с точки зрения истории архитектуры живописный стиль важен потому, что он учит людей смотреть на здание вместе с его окружением и развивает визуальную восприимчивость.

Идеальный промышленный город Леду имеет полукруглый план и представляет собой узел торговых и дорожных коммуникаций. Его город олицетворяет идею автономных сооружений, «свободный союз самостоятельных блоков». Он включает орудийную мастерскую, рынок, цехи и дома ремесленников. В этом нет ничего примечательного, но все же здесь мы встречаем идеи, которые позднее будут проповедовать Фурье и Кабе. Особенно это относится к разработанным Леду проектам общественных зданий, развлекательных учреждений и школ по образцу колледжей, описанных Ж.Ж. Руссо в романе «Эмиль». В его общежитиях могут совместно проживать шестнадцать семей. Оикема – это музей, в котором собраны пороки, обличая которые общество призывало народ к добродетелям. Это светские храмы, где проповедуют семейные, материнские и героические добродетели.



Куинс-хаус (Queen's House - Дом королевы, 1616-1636 годы)в Гринвиче. Архитектор Иниго Джонс (Inigo Jones)

Квинс-хаус — краеугольный камень британской архитектурной традиции и первый на севере Европы пример палладианского стиля. При проектировании здания Джонс, вероятно, отталкивался от виллы Медичи в Поджо-а-Кайано. Из окон дворца открывается вид на Темзу. Вместе с окружающими его постройками Рена Квинс-хаус с 1997 года состоит под охраной ЮНЕСКОкак памятник Всемирного наследия.



Свой окончательный вид Квинс-хаус приобрёл после того, как в 1635 году Джонс перестроил его для новой королевы, Генриетты-Марии. Уже через 7 лет разразилась гражданская война, и королева бежала из Англии. Плафоны, выполненные для дворца итальянцем Орацио Джентилески, сохранились и были впоследствии перевезены в Мальборо-хаус в центре Лондона. Остальные дворцовые интерьеры в своей массе утрачены.







Сейчас читают про: