double arrow

Беседа любителей русского слова» и «Арзамас» в литературной борьбе 1810-х гг

1816г – Беседа… Вяземский, Пушкин, Воейков и Дашков,

1815-1818 – «Арзамас» Жуковский, Тургенев, Дашков, Блудов, Жихарев, Уваров, Вяземский, Пушкин, Батюшков и др. Блудов написал «Видение в какой –то ограде, изданное обществом ученых людей». Шаховский изображен поэтом – гонителем, завистником юноши – поэта. Они противостояли борьбе «беседы…», для которой и были созваны. Количество членов было небольшим, президент избирался на каждое собрание. Собрания были шуточными, например красный колпак, был связан с воспоминаниями о французской революции. Это не было единым течением, объединение было против классицизма, за романтизм. Через год перестали существовать «беседы», поэтому «А» ставит перед собой совершенно новые задачи. Присоединяется к обществу и Тургенев, и Орлов, и Пушкин, и Никита Муравьев. Пушкин возглавил революционно- романтическое движение, что было неприемлемо для остальных членов- распалось.

Необходимость возникновения единого русского литературного языка была очевидна. Решение этой проблемы в России приняло полемическо-пародийный характер двух литературных объединений – « БЛРС» ( 1811-16) и «Арзамасским обществом безвестных людей» (1815-18).

В начале 1800х Карамзин написал несколько статей («Отчего в России мало авторских талантов»), в которых утверждал, что русские не умеют излагать психологические и философские моменты на родном языке, зато свободно делают это на французском. В русском просто не находилось аналогов словам-переживаниям, традиционно выражавшимися на французском. Двуязычие – стандартно для дворян.




Неразвитость русского задевала Карамзина. Что же он предложил? Снова, взять за основу европейский опыт. «Французский язык весь в книгах, а русские о многих предметах должны ещё и говорить, как напишет человек с талантом». Нужно сблизить язык книжный и разговорный, стереть различия, создать новый на основе « Среднего» стиля. Перемены должны наступить естественным путём, без ломки.

Статьи Карамзина сразу же встретили решительное неодобрение адмирала Шишкова, который откликнулся на них трактатом « Рассуждение о старом и новом слоге российского языка». В нём он защищает русскую культуру, самобытность, отрицает, что нация, которая развязала якобинский террор, уничтожила монархию и отвергла религию – является примером для подражания. Шишков заявляет, что России надлежит не усваивать ложное евр. Просвещение, а беречь и охранять свои нац. Основы.



Таким образом, если Карамзин шёл вперёд, то Шишков всем взглядом обращался назад. С этой целью он обращается к славянскому языку церковных книг, на котором уже не говорили в обиходе. Он ратовал за книжный язык и протестовал против сближения с разговорным. « Французы не могли из духовных книг своих столько заимствовать, сколько Мы из своих можем», - писал Шишков.

Итак, Карамзин и Шишков сошлись в необходимости единого лит. Языка, но разошлись в его создании. Карамзин выбирал « Средний» слог, Шишков – « высокий» и просторечный стили.

С целью воспитания будущих молодых писателей Шишков организует лит. Общество «БЛРС», её ядро составили Державин, Крылов, Голенищев, Ширинский и др. Кроме них, в заседаниях участвовали Кюхельбейкер, Катенин, Грибоедов, Гнедич. Ещё до открытия, 21 февр. 1811года, к Шишкову присоединились некоторые литераторы. Не разделявшие принципов сентиментализма. Наиболее примечательной фигурой здесь был князь Шаховской. В 1805 году в « Новом Стерне» он обрушивается на карамзинистов, на «коцебятину» мелодраматических пьес, заполонивших сцены.

Тогда чаша терпения сторонников Карамзина переполнилась, и они решили отвечать. Сам Карамзин участия в полемике не принимал.

С критикой Шишкова выступил на страницах журнала « цветник» Дашков, не соглашавшийся в тождестве церковнославянского и русского языков. Он доказывал, что церковносл. – лишь часть, вспомогательные стил. средства. Её поддержал Пушкин, особенно сказалось это в « Опасном соседе», когда он описывал проституток, восхищавшихся «Новым Стерном» Шаховского. Оскорблённый Шаховской написал «Расхищенные шубы», в которых высмеял невыдающийся талант Пушкина, а следом и « Липецкие воды», в главной роли – князь Фиалкин, стихи которго пародировали баллады Жуковского « Ахилл» и «Светлана».

Так и завязалась весёлая и принципиальная полемика между карамзинистами и шишковцами.

В 1815 году Блудов пишет сатиру в прозе «Видение в какой-то ограде». « Общество друзей литературы, забытых Фортуною» и живущих в Арзамасе (намёк на умерших как писатели членов Беседы), которые ведут вечера в трактире за дружескими спорами. Однажды появляется незнакомец, по описанию напоминающий Шаховского, который в витиеватых выражениях описывает своё видение о том, как старец (Шишков) поручил написать ему пасквиль на соперников, чтобы восстановить свою репутацию. Сатира эта во многом наметила жанр дальнейшей полемики.

«Арзамас» возник как общество, ориентированное на полемику с «Беседой». В него вошли Жуковский, Вяземский, Дашков, Орлов, Уваров, Батюшков, Блудов, Уваров и др. В противовес официозной «Беседе» арзамасцы подчёркивали провинциализм «Общества безвестных людей», в качестве эмблемы выбрали себе гуся и шутливо принялись отражать нападки « Беседы». Язык арзамасских речей, изобиловал цитатами и реминисценциями, был рассчитан на европейски образованного собеседника, способного улавливать тонкую иронию. Язык посвящённых. Тяжёловесной величавой темноте сочинений и речей сторонников Шишкова арзамасцы противопоставили лёгкий, щегольский стиль Карамзина а так же « Арзамасскую галиматью». В качестве «Бога» арзамасцы избрали себе Вкус, который трактовался иначе как личная способность, данная от рождения. Церковная идея переноситься в бытовой план, а эстетическая сакрализуется. «Беседа» объявляется ватагой дьявола.

В 1816 году « Беседа» прекратила существование, « Арзамас» продержался до 18 года. Для формирования языка требовались все три штиля.






Сейчас читают про: