double arrow

Барокко в России


Особенности поведения искусственных каменных материалов при нагревании

Поскольку бетон является композиционным материалом, его поведение при нагреве зависит от поведения цементного камня, заполнителя и их взаимодействия. Одна из особенностей - химическое соединение при нагреве до 200 оС гидроксида кальция с кремнеземом кварцевого песка (этому соответствуют условия, аналогичные тем, что создают в автоклаве для бысрого твердения бетона: повышенное давление, температура, влажность воздуха). В результате такого такого соединения образуется дополнительное количество гидросиликатов кальция. Кроме того, при этих же условиях происходит дополнительная гидратация клинкерных минералов цументного камня. Все это способствует некоторому повышению прочности.

При нагреве бетона выше 200 оС возникают противоположно направленные деформации претерпевающего усадка вяжущего и расширяющегося заполнителя, что снижает прочность бетона наряду с деструктивными процессами, происходящими в вяжущем и заполнителе. Расширяющаяся влага при температурах от 20 до 100 оС давит на стенки пор и фазовый переход воды в пар также повышает давление в порах бетона, что приводит к возникновению напряженного состояния, снижающего прочность. По мере удаления свободной воды прочность может возрастать. При прогреве образцов бетона, заранее высушенных в сушильном шкафу при температуре 105…110 оС до постоянной массы, физически связанная вода отсутствует, поэтому такого резкого снижения прочности в начале нагрева не наблюдается.




При остывании бетона после нагрева прочность, как правило, практически соответствует прочности при той максимальной температуре, до которой образцы были нагреты. У отдельных видов бетона она несколько снижается при остывании за счет более длительного нахождения материала в нагретом состоянии, что способствовало более глубокому протеканию в нем негативных процесс

Барокко - дин из главенствующих стилей в европейской архитектуре и искусстве конца XVI - середины XVIII вв.

В 1880- х гг. исследователь древнерусского зодчества Н. Султанов ввел термин «русский Барокко», обозначив им допетровскую архитектуру Руси XVII в. С тех пор существует устойчивая концепция, согласно которой первая фаза стиля «русского барокко» сложилась в 1640- х гг. и этот стиль развивался «в непрерывной последовательности, вплоть до завершивших его произведений В. И. Баженова».

Русское барокко в целом, выполняя свою возрожденческую функцию, исторически противостояло средневековью, а не Ренессансу.

Барокко в России развивалось особым путем. Оно было связано с традициями русского зодчества XVII столетия и в петровское время обогатилось в результате воздействия со стороны западноевропейского строительства.



Московское барокко (с 1680-х по 1700-е годы, ранее неточно называлось «нарышкинское барокко») — переходный период от узорочья к полноценному барокко с удержанием многих конструктивных элементов древнерусской архитектуры, переработанных под влиянием украинского барокко.

Строгановское барокко — консервативно-провинциальный извод московского барокко, в котором выполнены четыре храма в Нижнем Новгороде и на Севере.

Голицынское барокко — наиболее радикальное направление в недрах московского барокко, состоявшее в полном отрицании связи с древнерусской традицией.

Петропавловский собор (Казань)

Петровское барокко (с 1700-х по 1720-е годы) — совокупность индивидуальных манер западноевропейских архитекторов, приглашённых Петром I для застройки новой столицы, Санкт-Петербурга.

Елизаветинское барокко (c 1730-х по 1760-е годы) — гибрид петровского и московского барокко с североитальянскими привнесениями. Наиболее полно воплотился в грандиозных постройках Ф. Б. Растрелли.

Под «нарышкинским стилем» подразумевают группу зданий (особенно храмов), выстроенных боярским родом Нарышкиных, и в целом комплекс московской архитектуры конца XVII – начала XVIII в. К ним относят церкви в Филях, Троицком-Лыкове, Уборах, Дубровицах, Успения на Маросейке.



Это стиль возник в переломный момент, когда в русский патриархальный стиль начали проникать европейские веяния. От архитектуры XVI в. его отличает пронизывающая вертикальная энергия, скользящая по граням стен, и выбрасывающая пышные волны узоров.

Для зданий «нарышкинского стиля» него характерны смешение противоречивых тенденций и течений, внутренняя напряженность, разнородность структуры и декоративной отделки. В них присутствуют черты европейского барокко и маньеризма, отголоски готики, ренессанса, романтизма, слившиеся с традициями русского деревянного зодчества и древнерусской каменной архитектуры.

Элементы наружной отделки типично маньеристического стиля использованы не для расчленения и украшения стен, а для обрамления пролетов и украшения ребер, как было принято в традиционном русском деревянном зодчестве. Противоположное впечатление производят элементы внутреннего декора. Традиционный русский растительный узор приобретает барочную пышность.

На смену нарышкинскому барокко в московской архитектуре пришел «голицынский стиль», также относящийся к переходному. Его расцвет приходится на первое десятилетие XVIII в., а влияние сохранилось до середины века.

Первым зданием, возведенным в этом стиле принято считать церковь в Дубовицах (нач. в 1690). К нему относят также церкви в Перове и Волынском (1703), надвратные церкви Донского (1713) и Лаврентьевского монастырей в Калуге (1732).

В отличие от нарышкинских храмов, в декоративном убранстве голицынских церквей используются чисто барочные элементы. Однако их конструктивное решение, композиция изолированных объемов, замкнутый характер масс, он ближе к постройкам европейского Ренессанса. Ясность плана и простота форм в сочетании с богатым декором роднит эти постройки с образцами древнерусской архитектуры. Особенно явственно это прослеживается в поздних постройках глицынского стиля.

В отличие от западноевропейской архитектуры, фасады монументальных сооружений облицовывались не камнем, а штукатуркой с гипсовыми деталями, что содействовало усилению пластического начала, а также позволяло применять окраску. Яркие, контрастные колеры: синий, лазурно-голубой с белым, желтый с белым и другие, при одновременном введении позолоты и белой жести для кровельных покрытий — все это придавало зданиям особый яркий, мажорный, оптимистический колорит и характер, отвечавший традициям русского национального зодчества.

Русское барокко зрелого периода несет на себе печать подлинного национального стиля. Решение планов и объемных композиций зданий отличается большой простотой и структурностью, тесным смыканием внутренних и внешних объемов сооружений. Декоративные элементы в основном ограничиваются внешним, облицовочным «слоем» построек. Эти элементы включают преимущественно архитектурные мотивы и орнаментальную лепку.

Русское зрелое барокко отличалось от западного, в частности, наиболее ярко выраженного — итальянского, структурной ясностью и простотой плановых построений, тесной связью конструктивной основы и декорирующих ее элементов. Другой отличительной особенностью русского барокко был его мажорный характер, активное использование ярких цветов в окраске, смелых колористических контрастов, включая золочение.

Стиль барокко в России был свободен от экзальтации и мистицизма (характерных для искусства католических стран) и обладал рядом национальных особенностей. Русская архитектура барокко, достигшая величественного размаха в городских и усадебных ансамблях Петербурга, Петергофа, Царского Села и др., отличается торжественной ясностью и цельностью композиции зданий и архитектурных комплексов (архитекторы М. Г. Земцов, В. В. Растрелли, Д. В. Ухтомский, С. И. Чевакинский); изобразительные искусства обращались к светским, общественным темам, получил развитие портрет (скульптура Б. К. Растрелли и др.).

В российской архитектуре при императрицах Анне (1730-1740) и Елизавете (1741-1762) доминирует Растрелли. Он перестраивает Зимний дворец, расширяет Петергоф и создает Царское Село. Но самым выдающимся его творением считается Смольный монастырь в Санкт-Петербурге. Созданный по распоряжению архитектора макет свидетельствует о его честолюбивых устремлениях, но первоначальный проект не был доведен до конца: громадная пирамидальная колокольня так и не появилась на свет.

В 1740—1750-х годах работают выдающиеся зодчие — Растрелли, С. Чевакинский, Д. Ухтомский и другие. Возводятся монументальные здания — дворцы, пригородные резиденции, соборы, монастыри, строительство которых служило целью укрепления престижа императорской власти и связанного с ней дворянства и вместе с тем объективно являлось проявлением могучих творческих сил русской национальной культуры.

Интерьеры этого времени — бесконечные дворцовые анфилады, большие парадные залы были поистине фееричны. Все компоненты их — золоченая резьба, лепка, обилие зеркал, колебание свечей, в них отражающихся,— придавали внутреннему пространству дворцовых апартаментов исключительную парадность и блеск. И этот эстетический результат активно поддерживался и усиливался и изделиями прикладного искусства — тканями, стеклом, фарфором и другими.

Широкое развитие в середине XVIII века приобретает садово-парковое искусство. Наблюдается тесная связь с садами и парками петровской поры.

Активно применялась стрижка крон деревьев в соответствии с широко распространенной в западноевропейской ландшафтной архитектуре «версальской системой».







Сейчас читают про: