double arrow

Почта становится регулярной


В 1696 г. началось единоличное правление Петра I, которое ознаменовалось крупными переменами во всех сферах российского общества. Затронули они и систему связи.

В конце XVII – начале XVIII в. в армии появляется полевая почта. Законодательное оформление этот факт получил в 1716 г., когда в «Воинский устав» была включена специальная статья «О чине полевой почты»61.

В 1708 г. Петр I разделил страну на восемь губерний, в 1711 г. создал новое учреждение Сенат, который в следующем году установил регулярное сообщение с губернаторами 62.

В 1703 г. началось строительство Петербурга. В 1712 г. он стал столицей. В связи с этим «новгородскую дорогу» из Москвы продолжили до Петербурга. На новом тракте были устроены «ямы» и налажено регулярное почтовое сообщение между двумя столицами. Почта из Петербурга в Москву и обратно отправлялась два раза в неделю63.

В 1714 г. в Петербурге появилось здание первого почтамта64. В 1716 г. рядом – на месте нынешнего Мраморного дворца – было построено новое здание 65. Третье здание со времен Анны Иоановны находилось недалеко от Дворцовой площади. Наконец, в 1782–1789 гг. почтамт возвели в переулке, получившем в связи с этим название Почтамтского66.

К началу XVIII в. почтовая связь приобрела настолько важное значение, что в 1717 г. за ямщиками была сохранена только перевозка пассажиров, а перевозка почтовой корреспонденции превратилась в самостоятельную службу 67.

В 1718 г. Петр I распорядился «устроить» почту «от Петербурга до всех главных городов, где губернаторы обретают» и поручил управителям почт на местах «определить» «дальнейшие городы», на которые затем необходимо будет распространить почтовую связь68. В 1719 г. царь приказал ввести почту «во всех знатных городах» России69, после чего на следующий год появилась новая должность – почтмейстер, обязанности которого определяла специальная инструкция, разработанная Ямским приказом 70.

В январе 1722 г. Табель о рангах ввела новую должность – генерал-почт-директора71. Первым генерал-почт-директором стал П. П. Шафиров 72. Однако вскоре он оказался в опале. 29 апреля того же года его на этом посту заменил Алексей Дашков73.

После того как генерал-почт-директору был подчинен Ямской приказ, переименованный 8 июля 1723 г. в Ямскую канцелярию74, прежнее обособленное существование заграничной и внутренней почты было ликвидировано. В том же году появились центральное почтовое управление и четыре местные конторы, которые на немецкий манер стали именоваться почтамтами75.




В 1727 г. после смерти императрицы Екатерины I Алексей Дашков был отправлен в отставку. Главное управление почтовым ведомством, получившее название Генерального почтамта и перешедшее в ведение канцлера76, возглавил вице-канцлер барон А. И. Остерман77. Пребывание А. И. Остермана в этой должности ознаменовалось изданием указа 1740 г. об учреждении почты во всех губерниях и провинциях78.

С конца 1741 г., после восшествия на престол императрицы Елизаветы I, А. И. Остермана некоторое время заменял князь А. М. Черкасский 79. В 1742 г. этот пост занял А. П. Бестужев-Рюмин80.

В 1758 г. он был отправлен в отставку81, а Генеральный почтамт подчинен Коллегии иностранных дел82. Названная коллегия получила распоряжение исследовать состояние почтовой связи в России с целью ее улучшения. В 1761 г. Елизавета I умерла. В 1763 г. новая императрица Екатерина II поручила графу П. Г. Чернышеву и «первоприсутствующему Ямской канцелярии Овцыну <∙∙∙> установить и поправить почту во всем государстве»83.

Некоторое представление о степени развития регулярного почтового сообщения того времени дают следующие цифры. Протяженность почтовых дорог составляла не менее 16,5 тыс. верст84. Правда, если учесть, что длина одного только сибирского тракта Петербург–Охотск достигала 12,7 тыс. верст85, станет очевидно, что на остальные регулярные почтовые маршруты Европейской России приходилось около 4 тыс. верст. Дороги находились в плохом состоянии. Почта из Москвы в Петербург по-прежнему шла только два раза в неделю86.



Общее число почтовых учреждений «не превышало 20». Поэтому во многих городах приемом и выдачей корреспонденции занимались магистраты, ратуши, губернские канцелярии, ямские управители и т. д. В 1762 г. в трех почтамтах (Петербургском, Московском и Рижском) числилось всего 72 служащих. На местах почтовый штат чаще всего состоял из одного почтмейстера, «редко, где был помощник» 87.

В сентябре 1769 г. Екатерина II поручила обер-прокурору Сената А. А. Вяземскому взять почтовые станции под свой личный контроль и обратить особое внимание не только на расширение, но и улучшение почтовой связи. Через полгода А. А. Вяземский представил императрице «Проект о заведении почтовых станов и о должности содержателей», который получил утверждение и сохранял свое практическое значение вплоть до почтовой реформы 1830 г.88

На основании этого документа ямы были переименованы в почтовые станции89. По некоторым данным, в 1762 г. имелось 574 почтовых станции, в 1790 г. – 71390.

Значительные изменения произошли в конце царствования Екатери-ны II. 1 июля 1781 г. Ямская канцелярия была упразднена91. В декабре того же года императрица вывела почту из подчинения Коллегии иностранных дел и передала ее в ведение нового учреждения – Главного почтовых дел правления, которое в 1782 г. было подчинено Сенату92 . Возглавил почтовое правление граф А. А. Безбородко93.

К тому времени в стране существовало 76 почтовых учреждений: три почтамта (в Петербурге, Москве и Риге) и 73 почтовые конторы. Свою деятельность на новом посту А. А. Безбородко начал с того, что открыл еще два почтамта (в Чернигове и Ольвиополе) и 22 конторы94. Деятельность почтамтов распространялась на определенный круг губерний. Так, в 1788 г. Московский почтамт руководил деятельностью почтовых учреждений на территории 26 губерний 95, в 1800 г. – 1296.

13 января 1782 г. последовал указ «О составлении примерной почтовой карты всех дорог и подробного обозрения всех способов к устройству почт для устройства сообщения между всеми местами в Империи» 97.

После того как почтовое ведомство перешло из Коллегии иностранных дел в подчинение Сената98 , окончательно было ликвидировано деление почты на «немецкую» и ямскую 99.

В 1783 г. почтовые конторы были подразделены на губернские и уездные100. Низшей ступенью почтовой системы стали почтовые станции, заменившие ямы101. Одновременно произошли изменения в системе почтовых сборов: «была установлена единообразная поверстная такса за доставление писем и посылок» 102.

В 1791 г. появился первый почтовый дорожник, который содержал перечень всех почтовых учреждений с указанием расстояния между отдельными городами103. Под разными названиями он переиздавался вплоть до начала ХХ в.104

В 1799 г. Павел I утвердил первое штатное расписание для почтового ведомства. Оно предусматривало существование Главного почтовых дел правления во главе с почт-директором. В его подчинении находились шесть почтамтов: Казанский, Литовский, Малороссийский, Московский, Петербургский и Тамбовский. В 1800 г. к ним добавился Сибирский. Почтамтам подчинялись губернские почтовые конторы и почтовые экспедиции105 .

Это штатное расписание действовало до 22 октября 1830 г.106

Если первоначально почтовые пути прокладывались по наиболее важным дорогам, если затем они были распространены на все «знатные», а потом на все губернские города, то к концу XVIII в. почтовая связь начала распространяться на уезды107.

К середине этого столетия имелось около 20 почтовых учреждений, к 1781 г. их было 76, к началу XIX в. – 458 (без почтовых станций)108. Чтобы понять значение этих цифр, необходимо иметь в виду, что в 1802 г. насчитывалось 507 губернских и уездных городов. Кроме того, существовали так называемые заштатные города, которые не являлись административными центрами, и торгово-промышленные посады, которые тоже часто назывались городами. С их учетом к концу XVIII в. А. К. Шторх определял общее количество городов в 1200109 .

Это означает, что в начале XIX в. почтовые учреждения существовали во всех губернских и почти во всех уездных центрах, но отсутствовали в заштатных городах и торгово-ремесленных посадах. Причем из тех 458 городов, в которых имелись почтовые учреждения, главную роль играло лишь около половины губернских центров. Поэтому более или менее регулярно «корреспонденция пересылалась исключительно между двумя-тремя десятками крупных городов» 110.

Деятельность названных почтовых учреждений обслуживали 3222 почтовые станции, которые имели 33840 лошадей111. Если вспомнить, что в 1762 г. существовало только 574 станции, а в 1790 г. – 713112, станет понятно, что под руководством А. А. Безбородко протяженность почтовых маршрутов в Европейской России значительно увеличилась.

К сожалению, в нашем распоряжении нет статистических данных, позволяющих характеризовать динамику оборота почтовой корреспонденции в XVIII в. Косвенно об этом могут свидетельствовать сведения о росте доходов Московского почтамта: 1769 г. – 82,6 тыс. руб., 1781 г. – 164,9 тыс., 1786 г. – 275,2 тыс., 1791 г. – 875,3 тыс., 1795 г. – 1069,8 тыс., 1800 г. – 1824,9 тыс. руб.113.

Здесь, правда, необходимо учитывать обесценивание рубля и изменение подведомственной Московскому почтамту территории. Но даже с учетом этого можно утверждать, что в последней трети XVIII в. произошло значительное увеличение объема почтовой корреспонденции.

«До 1793 г., – говорится в Большой Советской Энциклопедии, – почта из Москвы по трактам в Петербург, Смоленск, Белгород, Воронеж, Астрахань, Сибирь и Архангельск отправлялась два раза в неделю, а в остальные города один раз в неделю»114.

На самом деле, чем дальше от столицы был расположен город, тем реже и медленнее между ними циркулировала почта115. В качестве примера можно привести следующий факт. Екатерина II скончалась 6 ноября 1796 г., в Иркутск курьер с сообщением об этом прибыл 11 декабря, на Камчатку – в январе следующего года116.

Обычная почта доставлялась еще медленнее.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: