double arrow

Пробудись Ол-Горгот, Гебал-Г’тот восстань! Услышь меня Теонаксатл!


3.

2.

1.

Спящий во Льдах.

Вокруг лишь лед, безмолвный лед,

И вечный искрящийся снег.

Во тьме изначальной ужас живет,

В скале заточенный навек.

Безликий, безумный, холодный, немой,

Он спит средь базальтовых гор,

Мечтая о том, чтоб ночною порой,

Выйти из тайных нор…

Бесформенной массой во мраке бурля,

Ползет он к земле сквозь лед…

К скале на которой стоит монолит,

Что тени воздвигли со звезд…

С

ловно черный клык возвышалась над горным хребтом Аракта. Как никогда ярко светилась вершина страшной скалы. К иссиня-черным тучам поднимались туманные испарения мерзлых потаенных пещер.

На ледяной площадке, венчавшей Аракту, грозно вздымался устрашающий замок, вырубленный из цельного куска базальта. Среди уступов, колоннад, зловещих шпилей и уродливых башен, воздвигнутых не по законам трехмерного пространства, поднимались иззубренные ледяные рога неописуемого монолита из черного льда. Вершина монолита светилась фиолетовым огнем. Ни одна легенда не сохранила названия этой крепости, и только безумные, безглазые и немые личинки Забытых Древних, кружащиеся в диких черных омутах галактики Нааргаль, в той самой предначальной бездне, где правит Султан Внешних Реальностей Ур’Ксулт, помнят имя на языке мертвой расы: «Йяггат-Трог»…

…Очень давно, создания Ангела Смерти, наблюдавшие за Арактой, покинули крепость и ныне, в не ведающих бега времени залах, обитали совсем иные существа. Некогда могучая твердыня Хранителей Мироздания, надгробие позабытого ужаса, оказалась заброшена, и только безликие тени крадутся по высоким и сумрачным коридорам, да с кошмарного барельефа, равнодушно скалиться на мир людей вырезанное в скале изваяние, изображающее Ангела Смерти. Нечестивые дела, направленные против всего живого и мертвого вершатся здесь теми, чей бог, мертвый, но спящий, покоиться в бездонных шахтах мерзлого Скрена. Еще недавно он был страшной сказкой, но ныне набрался сил и пробуждается.

…В тот день и час, когда черное солнце взошло над Тог-Шогогом, и все семь лун Аэрона выстроились в ряд, закрыв одна другую, вокруг монолита Аракты собрались сотни молящихся людей. Некогда гордые и вольнолюбивые горцы превратились в рабов неизвестности, поддавшись зловещему зову Спящего во Льдах. С каждым мгновением чудовище становится все сильнее… Оно уже дотянулось щупальцами отчаяния до столицы Аскаранской Империи, и готовилось вновь подняться в мир Смертных.

[Горец – шаман:]

Ор’аа наат’о’нора… К’Лаан э нур’этра дракх тера…

Славься Великая Нематода! К’Лаан вечен!

[Жрецы Черного Режима Ак’Нар-Гуна:]

Повелитель Нааргаля, в нашем мире возродись,

После плена ледяного к нам из склепа поднимись.

Вновь Забвенье будет править, Смерть и Жизнь собой поправ,

И восстанет бог К’Лаана, падших ангелов изгнав…

Все проглотит пасть Забвенья, черный призрак ледяной,

Спящий скоро сбросит цепи в тайных залах под горой…

[голос Внешних Сфер:]

Круг замкнулся! Врата смертных открыты! Повелитель наш, ты свободен вновь! Ничто не сдерживает тебя… Печать Всех Энергий пала!

[Горец – шаман:]

…О, я воочию вижу невыразимые в словах силы, что бормочут и пульсируют в недрах Внешних Реальностей! Древние легендарные ужасы бродят там, и раздувшиеся личинки Абсолютных Богов грызут плоть своей аморфной матери… Время пришло…

[Жрецы Черного Режима Ак’Нар-Гуна:]

О, Лорд Карората, Красный Патриарх Ак’Нар-Гуна, спустись к нам и проведи последний обряд. Мы готовы…

(…В люминесцирующем воздухе проявляется бесформенный, тлетворный фантом. На нем красные одежды, украшенные древними, таинственными символами. Тело существа слишком гибкое для того, что бы быть человеческим… Из рукавов балахона свисают толстые, влажно поблескивающие, розовые щупальца, похожие на хвосты дождевых червей. Под одеждами что-то постоянно шевелиться, и дрожит словно студень. Лица не видно, оно скрыто под красной тканью, однако эта маска немыслимо бугриться, выдавая чудовищные черты. Там, где должны быть глаза, темнеют бесформенные провалы. Голос этого чудища настолько низок, что практически неразличим для людского слуха. Однако вся природа отзывается на него дрожью и спазмами внутри земного ядра…)

[Красный Патриарх Ак’Нар-Гуна:]

Вы вызвали меня, и я пришел. Во имя всех Абсолютных Богов и их Праотца Ур’Ксулта я проведу последний Обряд!

…Живший в том месте гордый народ,

Был мудр, отважен, силен.

Но мрак беспросветный закрыл небосвод,

Стал разум людей искажен.

Подгорному Страху молились они,

В сиянии древних светил,

Чтоб Ужас покинул пещеры свои,

И в прах все вокруг обратил.

Страх, скованный льдом, услышал мольбы,

Стряхнул заклятия гнет…

К вершине пополз, где стоит монолит,

Что тени воздвигли со звезд…

…Аура фиолетового света окружает вершину Аракты. Небеса черны. Багровый туман ползет к тучам из мерзлых пещер Скрена. Ужас пробуждается… Судорога сотрясает земные недра, и исполинская плита с изображением Ангела Смерти срывается вниз, обрушивая при падении несколько небольших горных пиков. На мгновение все затихает, и в мертвой тишине слышен призрачный шепот, доносящийся из глубин Скрена, оттуда, где за пределом мира вечно бурлит во мраке черная и разумная трупная гниль – Сиграл.

[голос Внешних Сфер:]

Пророчество свершилось! Мироздание будет уничтожено! Спящий Во Льдах пробудился!

[Горец – шаман:]

Из застывших мерзлых склепов,

Возродись аморфный бог.

Для тебя врата открыты,

Заключенья срок истек.

[Красный Патриарх Ак’Нар-Гуна:]

Воплощение Ур’Ксулта, поднимись из пустоты,

Ныне для всех нас свободен путь на Смертные Миры!

(…И Обряд удался. Откуда-то из мерзлых глубин Пещер Скрена донесся страшный шипящий голос, от которого содрогнулись горы…)

[Спящий во Льдах:]

Я слышу вас. Я чувствую как цепи древней магии спадают с меня. Я свободен как прежде, и теперь я пожру все звезды этой Вселенной! Моя плоть это святыня, где плодятся кошмары Внешней Тьмы…

(…Невиданная прежде буря бушует над горным хребтом и древним Тог-Шогогом. Морозные вихри воют на просторах Стингейской Пади. Потоки космической энергии стекают по склонам Аракты. И в самом сердце катаклизма пылает фиолетовым светом монолит Йяггат-Трога.)

Укрывшиеся в древней крепости слышат гулкие, тяжелые шаги в недрах горы. Нечто неведомое поднимается из бесконечных катакомб. Тени в углах становятся живыми и осязаемыми, они корчатся и подпрыгивают… человеческий глаз не может воспринять этот адский танец.

[Красный Патриарх Ак’Нар-Гуна:]

О, исчадия Черной Галактики Нааргаль, присоединяйтесь к нам в момент триумфа К’Лаана!

[Спящий во Льдах:]

Это свершилось! Я – Азарг Кун, Властелин Черной Галактики Нааргаль, Бич Забвения, Проклятье Бессмертных, Лорд планеты-трупа К’Сайн, Повелитель Неименуемых, Верховный Враг Триумвирата, живу вновь… Воистину, пришло время пробуждения! Я слышу как галактики умирающей Вселенной шепчут мое имя! Так восстаньте же вместе со мной все кошмары надзвездного ада!


Сейчас читают про: