double arrow

Методология ВВН как области профессиональной деятельности


Как известно, успех любой профессиональной деятельности определяется осознанием четырех важнейших моментов [17, с дополнениями]:

1) предмета, или материала, с которым мы работаем;

2) объекта, или того, на ком или на чем мы работаем с этим материалом;

3) цели, или того, что с этим хочется сделать, и

4) способами) достижения цели.

Поскольку НЛП в любой из существующих его разновидностей «работает» с человеком, предметом Восточной версии нейропрограммирования — как, впрочем, и любого направления психотерапии — является человеческая психика. Используемая при этом модель данной психики во многом определяет то, каким именно образом осуществляются изменения. Так вот, в Восточной версии нейропрограммирования используется такая «карта» внутреннего мира человека, как «яйцо» Р. Ассаджоли [3].

Рис. 9

Как оказалось, эта теоретическая модель является чрезвычайно продуктивной для анализа очень многих областей Восточной версии нейропрограммирования.

Во-первых, с точки зрения предмета (или материала, с которым мы работаем), «яйцо» Р. Ассаджоли позволяет довольно легко как бы «развести» предметные области консалтинга, психокоррекции, коучпнга и психотерапии. Как известно, в современной науке все еще не выработаны соответствующие критерии, хотя в кругу консультантов и психотерапевтов существует некое негласное соглашение о том, что психотерапия — это работа с невротиками, а консультирование — если и не со здоровыми, то уж, во всяком случае, не с больными людьми. Приобретший за последние годы весьма большую популярность коучинг вообще не имеет четкого определения, базирующегося на «различиях, порождающих различия» (Г. Бейтсон), так как в нем в качестве таковых обычно указывают только лишь тотальность (то есть здесь мы занимаемся буквально всем чем придется: всем, что понадобится клиенту) и полевой характер деятельности (а занимаемся мы этим всем не в своем любимом кабинете, а везде, где осуществляется его жизнедеятельность), что представляется явно недостаточным. Так вот, в Восточной версии нейропрограммирования предметом психотерапии в основном является материал из нижнего бессознательного клиента; консалтинга и психокоррекции — среднего бессознательного; а коучинга, как личного развития человека в нстерапевтическом аспекте, — высшего бессознательного (что, конечно же, не исключает частичного взаимоиере- крытия выделенных предметных областей) (рис. 10).

Во-вторых, с точки зрения объекта, становится ясно, что основными пользователями НЛП-психотерапии действительно выступают иевротизированные неблагопо- лучиики (мы намеренно исключили здесь привычный для пейролингвистического программирования аспект совершенства, поскольку сознательно ориентируем Восточную версию нейропрограммирования на малоизученный в НЛП аспект удачливости); НЛП-психокоррекции и консалтинга — преимущественно середняки, а НЛП-коучинга — благополучники (точнее, те, кто хочет ими стать). А сам процесс становления внутреннего благополучия на всем отрезке пути из «лягушек в принцы» протекает по цепочке:

Психотерапия -> Псикокоррекция и консалтинг -> Коучинг

В-третьих, в контексте целей главной задачей психотерапии становится реадаптация индивида в социуме, то есть доведение неблагополучников до уровня середняков; консалтинга и психокоррекции — обеспечение успешной социализации, а также расширение автономии и зоны комфорта (то есть становление и упрочивание устойчивых середняков и малоблагополучников), а коучинга — превращение этих середняков в благополучников, то есть вышеупомянутое развитие личности в нетерапевтическом аспекте.

Ну а в-четвертых, — с точки зрения способов достижения целей — именно здесь получает полное теоретическое обоснование эмпирически выведенная нами структура техник Восточной версии нейропрограммирования (подробнее см. далее). В этой структуре психотерапия неблагополучников как переработка материала из преимущественно низшего бессознательного осуществляется за счет психокоррекции Самостоятельных Единиц Сознания, а также психотерапии личной истории и сценариев жизнедеятельности. Консалтинг и психокоррекция середняков — на материале из среднего бессознательного производится с использованием «классических» психотехнологий прояснения карт (раскрутки, метамодель, рефрей- минг и т. п.) и изменений программ (якорения, взмахи, репетиции поведения и т. п.). Ну а коучинг «кандидатов в принцы» делается с применением психотехнологий Нового Кода и другой половины НЛП с преимущественной опорой на уровень мета.

Здесь следует объяснить, что еще одним отличием Восточной версии нейропрограммирования от классического НЛП является разрабатываемая нами модель возникновения и устранения патологий, целиком и полностью базирующаяся на концепции Точки сборки реальности (TCP). Как известно, понятие точки сборки впервые ввел К. Кастанеда, причем, согласно Томасу, под ней подразумевается «...место внутри структуры светящегося кокона человека, где происходит сборка восприятия... Она представляет собой круглое, очень яркое, блестящее пятно размером примерно с теннисный мяч» [33, с. 406].

В Восточной версии нейропрограммирования мы используем совершенно другую интерпретацию. Согласно этой интерпретации вторичная реальность, в которой живет человек, обычно собирается им вокруг определенных условных точек, каковые выступают своеобразными системообразующими элементами. Внедрение, включение или возникновение TCP по так называемом}' закону ряби (это когда от камня, брошенного в воду, расходятся далеко идущие круги) способно полностью изменить фрагмент или даже всю вторичную реальность.

Например, некачественный ужин может стать причиной для возникновения предположения о том, что жена является плохой хозяйкой (первый круг сборки реальности), далее о том, что она просто плохая жена (второй круг), а после о том, что клиенту не повезло с семейной жизнью (третий круг), и даже о том, что ему не повезло с жизнью как таковой (четвертый круг). В результате данный клиент может впасть в состояние устойчивого гипноза проблемы, которая, при всей ее кажущейся надуманности, является для него вполне реальной. С помощью, например, метамодели мы как бы разбираем «жемчужину проблемы» до образовавшей ее «песчинки», а посредством опять-таки, например, рефрейминга предлагаем иную Точку сборки реальности.

Важно здесь то, что практически любое воздействие специалиста по Восточной версии нейропрограммирования является системообразующим, а последствия от него могут быть весьма серьезными (в идеале — меняющими всю жизнедеятельность клиента в более экологическом плане и направлении). А искусство психотерапевта и/или консультанта как раз и заключается в подборе таких TCP, которые меняют все, причем сразу и навсегда.

Так вот, в свете вышеизложенного по методологии Восточной версии нейропрограммирования как области профессиональной деятельности становится достаточно очевидным, что обобщенная TCP неблагополучников находится в низшем бессознательном; середняков — в бессознательном среднем, а благополучников — в бессознательном высшем. И, возможно, неслучайно, структура миpa у древних славян также включала три сектора и изображалась в качестве яйца (рис. 11; ну а соответствующие выводы мы предлагаем сделать вам самостоятельно).

Рис. 11

1.5. Модель «Мерседес-SK» как основа планирования изменений

Для конкретной или, если хотите, практической репрезентации материала, с которым мы работаем, в Восточной версии нейропрограммировапия используется модель, которую мы назвали «Мерседес-SK» (рис. 12).

Справедливости ради надо сказать, что она, с одной стороны, является лошческим развитием достаточно известной в нейролингвистическом программировании модели «Мерседес», включающей три сектора (внутреннее состояние, внешнее поведение и внутренняя переработка), каковые окружает адаптивная реакция, а с другой, «восходит» к постулированной еще в начале прошлого века структуре социальной установки как включающей в себя аффективный (эмоции), конативный (повеление) и когнитивный (нечто познавательное) аспекты. Однако модель «Мерседес-SK» достаточно сильно отличается от своих предшественников (то есть имеет «различия, создающие различия»).

Во-первых, в ней четко разделены содержательные и обеспечивающие процессы (точнее, элементы) в психике человека (так, в классической модели «Мерседес» в состав сектора «внутренней обработки» входят субмодальности как нечто содержательное, в то время как в Восточной версии НЛП они обеспечивают функционирование программ и карт Образов Самого Себя, состояний, поведения, убеждений и реакций на убеждения в качестве своеобразных микрокодов).

Во-вторых, идентичность как система Образов Самого Себя (каковая во все той же «классической» модели опять-таки оказывалась «втиснутой» во внутреннюю обработку!), заняла в модели «Мерседес-SK» достойное место центрального элемента психики человека, объединяющего и организующего и его состояние, и его поведение, и его убеждения, и, конечно же, реакцию на окружение.

Впрочем, оставим теоретические дискуссии и обратимся к модели «Мерседес-SK». Согласно ей, человеческая жизнедеятельность протекает в некоем окружении (которое, правда, представлено в виде уже известной вам вторичной реальности), каковое он использует и осваивает за счет системы адаптивных реакций, включающих состояния (души и тела), способы поведения и систему убеждений (а также пресуппозиций и мысленных стратегий). При этом неким объединяющим началом для всего этого является совокупность Образов Самого Себя как содержательно-процессуального аспекта идентичности человека (не случайно последнюю как раз и определяют как «...представления, организующие способности, убеждения и поступки человека в целостную единую систему знаний о себе и своем Я-образе» [27, с. 40]).

Наиболее адекватной данная модель представляется для области среднего бессознательного (то есть именно там она более всего и пригодна), хотя, с другой стороны, «Мерседес-SK» способна достаточно полно описывать все пространство психики человека, выступая в качестве некой горизонтальной ее составляющей (рис. 13).

То есть мы вполне можем констатировать наличие как мета- (для высшего бессознательного), так и суб- (для бессознательного низшего) уровней Образов Самого Себя, состояний, поведения и убеждений. В первом случае можно говорить о репрезентации своей Божественности, а во втором — Низменности: и все в рамках модели «Мерседес SK».

Оставим, однако, детальное рассмотрение этого вопроса для более поздних публикаций, а пока вернемся к области психокоррекций, для которой, собственно, эта модель вначале и создавалась. И отметим, что, во-первых, любая жалоба (или запрос) клиента может быть достаточно четко расклассифицирована по модели «Мерседес- SK», а во-вторых, она позволяет достаточно четко расклассифицировать психотехнологии, используемые в Восточной версии нейропрограммирования.

В первом случае речь идет о том, что уже сама по себе формулировка жалобы или запроса клиента позволяет отнести репрезентируемое нарушение к определенной области (сектору) модели «Мерседес SK» (и, соответственно, подобрать техники психокоррекции). Например, жалоба типа «Меня достали!» преимущественно касается окружения; «Мне плохо» — состояния; «У меня не выходит» — поведения; «Я не понимаю или не верю» — убеждений, а «Я какой-то никакой» — Образов Самого Себя. Соответственно (во втором случае), и техники психокоррекции (но не психотерапии) в Восточной версии нейропрограммирования делятся на психотехнологии:

• контекста,

• состояний,

• поведения,

• убеждений и

• Образов Самого Себя.

Остается добавить, что с точки зрения собственно осуществляемых изменений в Восточной версии нейропрограммирования принцип ассоциации-диссоциации рассматривается как вполне конкретное психологическое воплощение в практике жизнедеятельности в общем и трансформаций в сознании и теле в частности, другого, более фундаментального принципа Р. Ассаджолли: отождествления и разотождествления.

Как известно, главным здесь является положение, по которому мы не властны ни над чем, с чем мы отождествились, но можем легко управлять всем тем, с чем разо- тождествились. Соответственно, в качестве основной и базовой нами принята так называемая (нами же) «модель АДДА», суть которой можно передать следующей схемой, в которой А соответствует ассоциированности, Д — диссоциированности, а «+» и «-» — характеру переживания: позитивному или негативному.

А-—►Д- —► Д+ —► А+

Согласно данной модели любое изменение в сознании и теле человека начинается с ассоциированной репрезентации чего-то неприятного (А-), каковая любым известным способом переводится в диссоциированное состояние (Д-) — также неприятное, но, в силу диссоциированности, куда как менее, а, к тому же, еще и управляемое. Это самое Д- переводится в Д+ (что, как вы уже поняли, действительно и зачастую даже легко возможно именно в силу разотождествленности — диссоциированности), после чего возвращается клиенту в виде А+, то есть ассоциированной репрезентации чего-то уже либо нейтрального, либо даже приятного...

- По: Ассаджолли Р. Психосинтез.


Сейчас читают про: