double arrow

Начала и основы НЛП


Глава 1 Основы теории ВВН и психотерапии личной истории

Часть I МЕТОДОЛОГИЯ ВОСТОЧНОЙ ВЕРСИИ НЕЙРОПРОГРАММИРОВАНИЯ

«Нет ничего практичней хорошей теории». Эта известная, но несколько затертая из-за частного использования фраза, тем не менее, никак не утратила статуса абсолютной истины. Ибо только хорошее теоретическое обоснование (а иногда и объяснение) может обеспечить хорошие же практические результаты использования чего угодно. Конечно, доля этой теории может быть различной в различных же случаях, и, например, чтобы завести автомобиль, вовсе не обязательно знать последовательность происходящих при этом внутри автомобиля процессов. Однако использование психотехнологий психотерапии личной истории в частности, а также Восточной версии нейропрограммирования (ВВН) и НЛП в общем является процессом, намного превышающим по сложности управление автомобилем. И именно здесь чисто теоретическое обоснование и структуризация является необходимым (хотя и недостаточным) условием успешного применения методов, техник и психотехнологий данных дисциплин в конкретной практике. Именно в связи с этим в данной — первой — части нашей книги мы рассмотрим:

• основы теории ВВН и психотерапии личной истории;

• методические аспекты изучения и использования Восточной версии нейро- программирования, а также практического осуществления данной психотерапии.


К сожалению, вплоть до настоящего времени методологическая база и Восточной версии нейропрограммирования, и НЛП, мягко говоря, страдает от незавершенности. Одной из причин этого печального и, как вы уже поняли, чреватого последствиями явления выступает отчетливая практическая направленность и исключительная востребованность специалистов по современному нейропрограммированию, ну никак не позволяющая им «остановиться и оглянуться». Другая же связана с совершенно неожиданным выходом нейропрограммирования в область эзотерического и даже метафизического знания, о чем мы подробно пишем в последующих книгах. Тем не менее вопрос о создании адекватной методологии остается открытым. Что, однако, не исключает наличия в области Восточной версии нейропрограммирования и НЛП некоего «джентльменского набора» теоретических сведений, без которых его изучение оказывается невозможным. К таковым в данной главе мы отнесли:




• начала и основы НЛП;

• содержательный и динамический аспекты человеческого опыта;

• цели и задачи Восточной версии нейропрограммирования;

• методология ВВН как области профессиональной деятельности;

• модель «Мерседес SK» как основа планирования изменений;

• основные положения Восточной версии нейропрограммирования;

• базовые предпосылки и основы теории психотерапии личной истории.

В настоящее время в теоретическом плане НЛП рассматривается как «...модель человеческих коммуникаций и поведения, которая может быть эффективно использована для организации или описания взаимодействий в психотерапии, педагогике, менеджменте с целью их оптимизации» или как «...современное направление постэриксоновской психотерапии... разрабатываемое с 1975 г.» [26, с. 301]. Как наука, нейролингвистическое программирование трактуется как «...область знаний, изучающая структуру субъективного опыта людей, занимающаяся разработкой языка его описания, раскрытием механизмов и способов моделирования опыта с целью совершенствования и передачи выявленных моделей другим людям» [24, с. 42].

В практическом аспекте нейролингвистическое программирование рассматривается как наука о человеческом превосходстве, совершенстве и личном мастерстве. В данном плане оно трактуется как «...практическое искусство, позволяющее добиться тех результатов, к которым мы искренне стремимся в этом мире... Это — исследование того, что составляет различие между выдающимся и обычным. Оно также оставляет после себя целый веер чрезвычайно эффективных техник в области образования, консультирования, бизнеса и терапии» [18, с. 1]).



Принято считать, что классическое НЛП базируется на следующем [26, с, 301-302. С изменениями]:

- изучении, анализе и моделировании практики М. Эриксона, В. Сатир, Ф. Перлза и некоторых других американских психотерапевтов;

- современных данных о межполушарной асимметрии, то есть о различиях в переработке информации левым и правым полушарием;

- работах Г. Бэйтсона, посвященных «экологии разума»;

- трансформационной грамматике Н. Хомского;

- исследованиях кибернетики в части искусственного интеллекта;

- теории логических типов Дж. Рассела;

- разработках поведенческой психологии (от И. Павлова до К. Прибрама).

В связи с этим нейролингвистическое программирование обоснованно рассматривается как междисциплинарная интегративная концепция необихевиористской ориентации.

Базовые постулаты классического НЛП можно свести к следующим четырем.

1. Человеческий мозг и организм (сознание и тело) могут быть уподоблены компьютеру, имеющему набор программ, возникающих как следствие:

- генетического программирования;

- самопрограммирования;

- внушений значимых лиц и

- программирующего воздействия психотравматических ситуаций.

2. Большая часть программы человеческого биокомпыотера не осознается и не предъявляется в речи. Однако она отражается в глубинных речевых структурах и может быть выявлена посредством целенаправленно задаваемых вопросов.

3. Любые патологические симптомы имели в прошлом (и, возможно, имеют в настоящем) адаптивную функцию (то есть явились своеобразной уродливой формой адаптации к реальности), однако они могут быть перепрограммированы на более адаптивные и адекватные.

4. Для перепрограммирования людей необходима подстройка к ним (с созданием прочного раппорта) и использование эффективных технологий взаимодействия и воздействия. Однако любое перепрограммирование должно учитывать самоценность человека и руководствоваться принципом «не навреди».

НЛП также как бы построено на двух фундаментальных принципах [10].

1. Карта не есть территория. Согласно этому принципу человеческие существа никогда не смогут постичь всю полноту действительности, поскольку все, что мы познаем, есть только лишь наше восприятие этой действительности. И именно «нейрологические карты» действительности, а не сама действительность, определяют наши поступки и придают им смысл.

2. Жизнь и «Сознание» являются системными процессами. То, что возникает в нас при взаимодействии с окружающей реальностью, есть системный процесс. Наши тела, сообщества людей и сама Вселенная образуют экологию сложных систем и подсистем, которые постоянно взаимодействуют и влияют друг на друга и, основываясь на определенных принципах самоорганизации, стараются прийти в состояние оптимального равновесия, или гомеостаза.

Поскольку вышеприведенные описания Р. Дилтса выглядят несколько умозрительно, уточним, что, согласно первому принципу, человек живет в реальности своих «карт» (или в реальности, создаваемой этими картами) и, например, художник, ботаник и лесоруб, придя в один и тот же лес, увидят три разных леса.

Согласно же второму принципу (точнее, его дополнению) свойства любой системы не сводимы к свойствам составляющих ее элементов и, более того, не сводимы к ним. Однако они — свойства системы — могут быть изменены за счет воздействия на системообразующие элементы, отчего даже «точечное» воздействие на сознание и тело человека может изменить практически даже и все (в идеале) свойства этого самого сознания и тела.

В сути своей нейролингвистическое программирование действительно представляет собой модель психологических процессов и поведения человека. Модель эта построена на вполне отчетливой компьютерной аналогии, согласно которой человеческий мозг может быть представлен в виде сверхмощного компьютера, а индивидуальная психика — как набор программ. Эффективность жизнедеятельности человека определяется качеством его «программного обеспечения» и может быть существенно повышена за счет перехода на более совершенные «программы» психической деятельности.

В аббревиатуре НЛП часть «нейро» представляет весьма важную в контексте методологии нейролингвистического программирования идею о том, что любые поведение и деятельность имеют своим началом чисто неврологические процессы в голове и теле человека. «Лингвистическая» часть напоминает о том, что именно с помощью языка мы организуем и упорядочиваем наши мысли и действия, а также вступаем в общение с другими людьми. Ну, а часть «программирующая» указывает на способы (программы), с помощью которых человек организует свою психику (а психика, в свою очередь, — человека), чтобы получить необходимые результаты.

Следует особо отметить, что, в отличие от других психологических дисциплин, НЛП редко интересуется содержанием человеческого опыта (что, собственно, и является основным предметом психологии). Нейролингвистическое программирование уделяет основное внимание организации этого опыта — тому, как человек строит свой опыт, какие процессы лежат в основе данного построения и как всем этим можно управлять. Именно в связи с этим «классики» НЛП часто предлагают рассматривать использование этой науки как своеобразный образовательный процесс: переобучение мозга. Большинство реакций людей на внешние и внутренние раздражители являются стереотипными и автоматическими, но далеко не всегда полезными и эффективными. Путем замены старых «программ» на новые нейролингвистическое программирование создает более продуктивные формы поведения и реагирования на внешние и внутренние стимулы.

В чисто методологическом аспекте НЛП не является, как это принято нынче считать, отраслью прикладной психологии. Скорее, его можно признать своеобразной метанаукой: аналогичной математике и кибернетике, но ограничивающей свои интересы областью человеческого поведения и деятельности.

В теоретическом плане нейролингвистическое программирование определяется как многомерная модель структуры и функции человеческого опыта. НЛП описывает на одном уровне динамическое взаимодействие нервной системы, физиологии, языка и поведенческого программирования, то есть тех основных компонентов, которые создают субъективный опыт. Будучи представленным как процесс, НЛП представляет собой стратегию ускоренного обучения и эффективного общения, причем бихевиоральная технология является его побочным продуктом. Последняя включает набор фреймов, приемы и навыки развития системного познания, гибкости и компетенции. НЛП также представляет собой особое отношение, в основе которого лежит стройная система убеждений и предположений относительно масштабов человеческих возможностей, процессов, общения и изменений

В практическом аспекте нейролингвистическое программирование — это искусство и наука о личном мастерстве. Это практическое руководство, позволяющее добиться тех результатов, к которым мы стремимся в этом мире. Это описание того, что создает различия между выдающимся и обычным, выдающимися и обычными людьми. И это система приемов, техник и технологий, позволяющая использовать колоссальные возможности человеческого Разума [18, с изменениями].

Смысл и предназначение НЛП можно выразить в виде простой метафоры. Если вы покупаете какую ни-будь сложную вещь — телевизор, компьютер и тому подобную, то в обязательном порядке требуете инструкцию по пользованию этой самой вещью. Иначе вам просто не удастся воспользоваться всеми возможностями, которые заложены в любом сложном изделии. Но тогда как же жаль, что Мать-Природа, снабдив нас таким прекрасным инструментом, как сознание, то ли забыла, то ли не захотела приложить к этому изделию подробную инструкцию по пользованию. Соответственно, нейролингвистическое программирование и является наукой, которая как бы разрабатывает инструкции по использованию возможностей человеческого сознания. Инструкции по управлению сознанием: своим и чужим.

В подходе к человеческой деятельности НЛП исходит из четырех важнейших условий ее эффективности, которые хорошо переданы еще одной метафорой: трехминутного семинара. Согласно этой метафоре, для того чтобы добиться успеха в жизни, необходимы следующие четыре вещи.

• Во-первых, быть в согласии с собой и миром, то есть признавать то, что существует, не обязательно пытаясь это изменить (РАППОРТ).

• Во-вторых, знать то, что вы хотите, иметь ясное представление о предполагаемом результате в любой ситуации (РЕЗУЛЬТАТ).

• В-третьих, быть внимательным и держать свои чувства открытыми, для того чтобы заметить, что вы движетесь к результату (ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ).

• В-четвертых, иметь достаточно гибкости, чтобы настойчиво изменять свои действия до тех пор, пока вы не получите то, что хотите (ГИБКОСТЬ).

Данные принципы представляют собой своеобразные четыре столпа нейролингвистического программирования.

В своей работе нейролингвистическое программирование использует весьма эффективные психотехнологии, основанные на языках и кодах человеческого бессознательного. Методы «классического» НЛП исходят из очень интересного положения, по которому любые сложные психологические явления, происходящие в психике человека, можно свести к системе элементарных процессов и кодов деятельности его мозга, изменение которых в свою очередь изменяет и эти самые психологические явления.

Согласно нейролингвистическому программированию буквально все программы психики человека вполне можно как бы разложить на элементарные, поддающиеся изменению составляющие, каковые потом можно будет собрать заново, но уже в нужной последовательности. С точки зрения НЛП психику человека можно представить в виде этакого набора элементов типа конструктора «Лего». Из данного набора можно собрать практически все что угодно — в том числе и все то, что необходимо для экологичной жизнедеятельности человека.

Однако, к сожалению, во-первых, у большинства людей эта самая сборка была осуществлена крайне неудачно, так что в результате получилось бог весть что. А во-вторых, практически у всех из нас, в получившихся (весьма уродливых) «конструкциях» не хватает некоторых весьма важных элементов, которые, по той или иной причине, были нами же забыты или потеряны. Но элементы эти не исчезли совсем. Они просто спрятались в дальних уголках и глубинах нашего бессознательного.

Изучая элементы психики, которые, складываясь в последовательности, и образуют наши программы, специалисты по нейролингвистическому программированию обнаружили, что любой человеческий опыт состоит из визуальных образов и восприятий, внешних и внутренних звуков и голосов, приходящих извне или изнутри ощущений, а также различных логических конструкций. В общем-то, сие вполне естественно, ибо, как известно, имеется пять основных способов, с помощью которых мы познаем окружающий мир: зрение, слух, ощущения, вкус и запах. Наиболее важными являются первые три из них — визуальный (V), аудиальный (Л) и кинестетический (К) каналы получения информации, а также свойственный только людям (а не всему прочему живому): логический, или, иначе, дискретный (D) — формулы, графики, схемы и тому подобные достижения человеческого разума. Так вот, по НЛП, именно эти самые V, А, К и D — образы, звуки, ощущения и логические модели, называемые модальностями, по-разному организуясь и сочетаясь, не только создают наш опыт, но и определяют схемы реагирования или, иначе, способы поведения в мире, являясь как бы своеобразными базовыми кодами программ человеческой жизнедеятельности. А это значит, что, для того чтобы изменить эти самые программы, вполне достаточно, не особо вдаваясь в то, откуда и как они появились, просто поменять последовательность, организацию или конкретное содержание соответствующих VAKD.

Однако для того, чтобы договариваться с кем угодно, необходимо говорить на его языке. Использовать подходящие, привычные тому, с кем мы собираемся договориться, выражения и коды. Здесь важно то, что, как стало известно после исследований Р. Сперри и Т. Голуэя, два полушария человеческого мозга как бы соответствуют двум отличным индивидуальностям: левополушарному Скептику и правополушарному Гению [1] и работают совершенно по-разному. Совсем различно осваивают действительность. И «разговаривают» на абсолютно разных языках. Левое полушарие, условно соответствующее сознанию, понимает и использует слова и знаки. Правое же, отвечающее и соответствующее бессознательному, «разговаривает» и «мыслит» только образами и ощущениями, причем закодированными вполне определенным образом. В результате большинство психокорректирующих объяснений, увещеваний и словесных внушений если и достигают подсознания, то только посредством сознания и очень- очень нескоро. А в целом ряде случаев попросту не доходят до «блока управления» соответствующим процессом (чтобы проверить это, попробуйте точно так же «уговорить» забарахливший компьютер заработать нормально). В нейролингвистическом программировании используются как бы собственный язык и коды бессознательного. И именно поэтому работа с любой патологией напоминает в НЛП «ремонт» засбоившего компьютера: вошел в операционную систему, нашел вирус или дефектный файл, убрал ненужное, добавил необходимое, перезагрузил «биокомпьютер» — и все. Быстро, беспроблемно и с немедленной проверкой работоспособности...

Еще одним из важных открытий нейролингвистического программирования (помимо вышеизложенного по структуре и содержанию психических процессов) является многопозиционное описание реальности. Иначе это называется пять перцептивных позиций, позволяющих рассмотреть любой процесс и/или явление с различных точек зрения, а в результате понять его глубже и всестороннее.

Первая позиция — это пребывание внутри себя, когда вы живете здесь и сейчас, а, главное, смотрите на мир своими собственными глазами.

Вторая позиция — это вы же, но уже притворяющийся кем-то или чем-то другим благодаря своему воображению, которое способно свободно перемещаться в виртуальном пространстве. В этой позиции восприятия вы на какое-то время перестаете быть самим собой, а, наоборот, как бы становитесь другим, пытаясь, как это часто говорят, «влезть в его шкуру» и/или посмотреть на все это с его точки зрения.

Третья позиция — это вы, который как бы отходит в сторону и от себя, и от другого, и становится сторонним наблюдателем, изучающим систему ваших отношений как своеобразный отстраненный эксперт (рис. 2).

Данные три позиции восприятия были выделены еще в раннем нейролингвистическом программировании и до сих пор активно используются для получения полной и всесторонней картины, например, взаимоотношений. Однако впоследствии к ним прибавились еще две позиции восприятия: четвертая и пятая.

Рис.2

Четвертая позиция — это вы и другой, рассматриваемые как единая система, что вполне соответствует принципу «общих интересов» и позволяет определить не только интересы этой самой системы, но и ее перспективу. Любопытно, что именно четвертая позиция соответствует тому самому альтернативному, как эгоизму первой позиции, так и альтруизму позиции второй, чувству «Мы», каковое ныне считается главным критерием (то есть достаточным и необходимым условием) возникновения группы как общности (например, семья рождается тогда и только тогда, когда на смену эгоистическому «Мне выгодно, и потому так и будет» или альтруистическому «Тебе выгодно, а значит, так тому и быть» рождается социоцентрическое «Нам, как семье, выгодно»; а иначе это не семья, а временный союз одиночек).

Что же касается пятой позиции, то это вы, временно потерявший границы своей индивидуальной сущности и слившийся с другим до полной потери обеих самоидентичностей, что если и бывает, то у очень немногих и в редкие мгновения подлинной интимности. А поскольку другим может выступать не только отдельный человек, но и весь мир в любых своих проявлениях, пятая позиция есть утрата границ собственной личности и ощущение всеобщности, когда все и вся едино...

Теперь о последнем (в данной книге, а не вообще) из открытий НЛП: двух широко используемых в нейролингвистическом программировании описаний характера фиксации и использования опыта — ассоциированного и диссоциированного.

В первом случае — ассоциированного опыта — речь идет о презентации чего-то воспринимаемого и/или вспоминаемого с первой (собственная точка зрения) или второй (точка зрения другого) позиций восприятия, но как бы из своих глаз, когда себя самого вы ну никак не видите в реальной или воображаемой ситуации.

Во втором случае — диссоциированного опыта — мы, наоборот, как бы видим себя в этом опыте со стороны, что, в принципе, соответствует третьей позиции восприятия. Кстати, перевод воспоминаний из ассоциированного в диссоциированный варианты означает переработку этого воспоминания, что, конечно же, более всего нужно в связи с воспоминаниями неприятными и болезненными. Так, давнишнюю аварию вы можете вспоминать ассоциирован- но — например, как бы видя из своих глаз сминаемый в гармошку капот, и диссоциированно — как бы видя со стороны себя в разбитой машине. Ассоциированность в воспоминании означает, что оно все еще настолько свежо в памяти, актуально и насущно, что без соответствующей проработки может превратиться в психотравму, а то и фобию. Диссоциированность же от воспоминания значит, что оно само собой переработалось и уже не ощущается как болезненное.

Выше мы преимущественно говорили о воспоминании и восприятии неприятного, но это только потому, что в НЛП-психотерапии мы редко имеем дело с чем-то приятным. Если же брать проблему ассоциации-диссоциации более широко, то тогда окажется, что одна из ипостасей мудрости жизни выглядит так:

Ассоциируйтесь со всем приятным (ибо только так вы можете его ощутить вполне и сполна) и диссоциируйтесъ от всего неприятного (поскольку только тогда оно вас как бы даже и не затронет).

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: