double arrow

Цели и задачи Восточной версии нейропрограммирования


Как уже упоминалось ранее, нейролингвистическое программирование, преемственность от которого мы не отрицаем, изначально определялось как наука о превосходстве, совершенстве и мастерстве. Однако, поскольку и превосходство, и совершенство, и мастерство могут (и, возможно, должны) рассматриваться не как цель, а только лишь как средство достижения каких-то других, более важных целей, в основу Восточной версии нейропрограммирования легло другое определение НЛП, данное Дж. Гриндером и Дж. Делозье в одной из их сравнительно ранних работ. В ней данные авторы, подчеркивая, что НЛП олицетворяет собой существенный прогресс в развитии человеческих возможностей, утверждали далее, что «оно дает квалифицированному и гармонично развитому пользователю возможность хорошо жить — умение, которое прежде объяснялось в разных случаях судьбой, удачей, наследственностью, волею случая или вмешательства высших сил» (курсив мой. — С. К.) [6, с. 10].

А более позднее знакомство с работами В. В. и Г. А. Макаровых [19] позволило прийти к выводу, что Главной Целью нейропрограммирования как такового выступает или является достижение человеческого благополучия, базирующегося на совершенстве и удачливости. Сравните: задача НЛП — открыть тайну жизненного успеха тех, кому удалось его достичь [38, с. 18].




Соответственно, мы определили Восточную версию нейропрограммирования как науку о человеческом благополучии, которое состоит из эффективности и счастливости, а достигается за счет синтеза и взаимодействия двух таких обобщенных характеристик человека, как его совершенство и удачливость.

Пожалуй, это еще одно — если не основное — новое, в что вводится в современную психологию только в Восточной версии нейропрограммирования. Анализ человеческого благополучия как феномена, органично соединяющего предметно-инструментальную (эффективность) и социо-эмоциональную (счастливость) стороны внешнего и внутреннего бытия. И подход к нему как к чему-то, достигаемому в результате синтеза и взаимодействия двух относительно независимых (только относительно, но все же независимых) обобщенных характеристик, паттернов или гиперфакторов: совершенства и удачливости. Все это можно выразить двумя условными формулами:

Благополучие = Эффективность + Счастливость

Благополучие = (Совершенство * Удачливость)

Именно подход к благополучию как результату синтеза совершенства и удачливости позволяет, например, понять, почему человек, выросший в прекрасной семье и получивший отличное образование, заканчивает свое существование где-то под забором, в силу собственной неудачливости оказавшись неспособным реализовать благоприобретенное совершенство. Или почему наша страна, имеющая фантастические запасы природных ископаемых, огромную территорию и вполне еще трудоспособное население (то есть совершенная по природе и сути), до сих пор с трудом сводит концы с концами, буквально по уши погрязнув в собственной неудачливости. Увы, но буквально вся история человечества полна примеров горестной жизнедеятельности совершенных во всем, но так ничего и не достигших неудачников, и счастливого бытия не слишком совершенных, но зато вполне благополучных удачников...



Рассмотрим, однако, данный вопрос более подробно. Итак, благополучие состоит из эффективности и счастливости, и всех людей на этом свете можно разделить:

• на неэффективных и несчастных;

• неэффективных, но счастливых;

• эффективных, но несчастных;

• эффективных и счастливых.

Создается это благополучие как результат синтеза и взаимодействия совершенства и удачливости, и опять- таки, всех живущих на данной земле индивидов можно разделить:

• на несовершенных и неудачливых;

• несовершенных, но удачливых;

• совершенных, но неудачливых;

• совершенных и удачливых.

И совершенство, и удачливость определяются программами жизнедеятельности и картами реальности (их качеством), причем совершенство более имеет отношение к программам, тогда как удачливость — к картам. Удачливость может рассматриваться как необходимое условие благополучия, в то время как совершенство — как условие только лишь достаточное (аналогично эффективность достаточна для благополучия, но счастливость для него совершенно необходима). И потому (позволим себе повториться), так неблагополучны многие совершенные как по природе, так и по людям страны, и так благополучны несовершенные часто до изумления, но ох же какие удачливые государства. И столь, увы, благополучны ничего собой не представляющие, но удачливые новые русские, и так неблагополучны представляющие собой «много чего», но на редкость неудачливые, русские старые...



Остается добавить, что, по-видимому, в общефилософском плане совершенство имеет отношение к Порядку, тогда как удачливость — к Хаосу. В конкретно-философском аспекте совершенство связано с потенцией, тогда как удачливость — с интенцией. В общепсихологическом плане совершенство относится к личности, тогда как удачливость — к сущности (индивидуальности, самости). В конкретно-психологическом аспекте совершенство рационально, тогда как удачливость иррациональна. Ну а в нейрофизиологическом плане совершенство преимущественно «левополушарно», тогда как удачливость скорее «правополушарна».

Само по себе благополучие в Восточной версии нейропрограммирования рассматривается как феномен, имеющий два аспекта: горизонтальный и вертикальный. В контексте горизонтального аспекта его можно определить как достижение удовлетворяющего субъекта уровня жизни в основных областях его жизнедеятельности. При этом введение в вышеприведенное определение категории «удовлетворяющего» связана с тем, что у каждого индивида наличествует собственная «карта», отражающая желаемый им на определенном этапе или отрезке жизни уровень благополучия (то есть в этом плане кто-то может довольствоваться малым, а кто-то — ну очень большим...). А использование номинации «в основных областях жизнедеятельности» предполагает существование неких базовых аспектов искомого благополучия, к каковым, по нашим многолетним наблюдениям, относятся «пять великих проблем» клиентов психотерапии и консультирования (рис. 5).

Рис.5

Все остальные области жизнедеятельности (семейная жизнь, жилье, материальный достаток и т. д.) как бы выводятся из этих пяти областей.

Горизонтальный аспект человеческого благополучия традиционно исследуется едва ли не всеми науками, так или иначе связанными с жизнедеятельностью человека, в то время как вертикальный его аспект анализируется исключительно в науках психологических (да и то не полно и не всегда).

Согласно воззрениям современной психологии (и доказавшим свою экологичность духовным практикам), жизнь человека как бы состоит из трех этапов: досо- циализированного (доконвенциального), социализированного (конвенциального) и постсоциализированного (постконвенциального), каковые, одновременно, отвечают уровням его развития как разумного существа. Правда, в классической психологии речь здесь идет о социализации (процессе включения или врастания в общество и принятии связанных с этим соглашений), тогда как в духовных практиках во главу угла ставится вопрос личностною роста и развития. Однако и в первом, и во втором случаях признается наличие некоего надсоциализированного уровня, при котором человек перестает подчиняться общепринятым правилам игры; прекращает участвовать во всеобщих крысиных бегах за чувственными удовольствиями, богатством, престижем и властью; пробуждается от гипноза повседневной реальности и открывается Высшему... В связи с этим в Восточной версии нейропрограммирования мы также выделяем три уровня вертикального благополучия:

1) досоциальный, где объектом является обеспечение условий для успешной социализации, а предметом — индивидуальность человеческого существа;

2) социальный, в котором объектом выступает получение и сохранение персональной, но выведенной из нормативно одобряемой (рекламируемой в рамках общепринятых конвенций) модели благополучия, а предметом — личность человека и

3) надсоциальный, где объектом является обретение полного и подлинного Бытия, а предметом — духовная сущность индивида в ее скорее религиозной (бессмертная душа) трактовке...

Однако, помимо этого, благополучие и обеспечивающие его карты и программы рассматриваются нами в контексте трех обобщенных уровней: инструментального, интенционального и смыслового. Определяется же это благополучие качеством девяти менее обобщенных классов карт и программ: окружения, поведения, способностей, намерений, ценностей, убеждений, идентичности, миссии и смысла, которые, в свою очередь, задают также девять соответствующих «миннеблагополучий, включаемых друг в друга (то есть снизу вверх: от окружения до смысла) по принципу «матрешки».

Нельзя также не отметить, что существует четкая корреляция и аналогия между выделенными нами инструментальным, интенциональным и смысловым уровнями и трехуровневой моделью иерархии научения и осознания Г. Бэйтсона и П. Янга [37], что можно представить в следующем виде (рис. 6).

Уровни С. Ковалева

Уровни Г. Бэйтсона — П. Янга

Обобщающая таблица, передающая соответствие всех трех уровней, выглядит так:

Уровень Обобщенная точка сборки (предмет) реальности Свойства Отношение к бытию Перцептивные позиции
Инструментальный или ассоциированный Материальный мир и тело Живущий здесь и теперь Деятельность без бытия 1 и 2
Интенциональный или диссоциированный Сознание Говорящий и думающий Бытие в деятельности 3 и 4
Смысловой или универсальный Душа и Дух Безграничный и обладающий ресурсами Чистое бытие

Остается добавить, что во все том же контексте благополучия, основываясь па моделях В. В. и Г. А. Макаровых [19], в Восточной версии нейропрограммирования все люди подразделяются на три класса: неблагополучников, середняков и благополучников, каковые (уровни, или классы), в свою очередь, делятся па три подуровня, или подкласса. В связи с тем, что по закону нормального распределения в этом мире довлеют все-таки середняки (а также по ряду других приведенных далее соображений), изобразим все это в виде своеобразного «яйца» (рис. 7).

Рис. 7

К определенному уровню и классу благополучия человек может быть отнесен как в целом, так и по отдельным областям своей жизнедеятельности {здоровью, взаимоотношениям, любви, сексу, деньгам или работе). Так, например, многие благополучные в плане денег бизнесмены чрезвычайно нуждаются в консалтинге, психокоррекции и психотерапии или коучинге вследствие того, что наряду с многомиллионным счетом в банке имеют: посредственное здоровье; испорченные межличностные и/или внутрисемейные взаимоотношения; практически полное отсутствие любви, а иногда и секса; изматывающе-изпуряющую, но уже не приносящую никакого удовлетворения работу...

Теперь немного поговорим о картах человеческой удачливости, где прежде всего следует отметить, что базовая или, иначе, исходная удачливость человека как таковая прежде всего (и более всего) определяется содержанием неких метакарт, а именно базовых представлений человека: о себе, о других и о мире (здесь и далее мы используем некоторые положения прекрасной книги В. и Г. Макаровых [19]).

Дело в том, что еще до рождения у любого ребенка складываются некие исходные представления, впоследствии задающие все его отношение к жизни в широком смысле этого слова (да и саму по себе эту жизнь). Представление о том, насколько благополучен он сам; насколько благополучны другие и насколько благополучен мир, в котором ему предстоит жить. У подавляющего большинства детей к моменту рождения три эти метакарты соответствуют идеальному варианту «все о'кэй»: я, другие и мир (к редким исключениям относятся те, кого хотели убить еще в утробе матери, сделав аборт; или те, вынашивание которых происходило с выраженными патологиями). Однако далее травма рождения (крайне неприятный и плохо организованный процесс), родительское программирование и воздействие значимых других приводят к тому, что вышеупомянутые метакарты пришедшего в этот мир человека меняются, а после как бы фиксируются.

О тех немногих, которые сумели в буквально нечеловеческих условиях сохранить метакарту «я благополучен — другие благополучны» (во избежание сложности анализа позиция человека относительно мира обычно опускается), мы ничего писать не будем: во-первых, ни в какой особой психологической и психотерапевтической помощи они не нуждаются, а во-вторых, таковых действительно просто мало — ну очень-очень мало...

Что же касается тех, кому не повезло, то прежде всего (и, возможно, чаще всего), в силу ряда обстоятельств, они принимают в качестве основной метакарты принцип «я неблагополучен — другие благополучны». Возникает это как из-за беспомощности ребенка, его целиком и полностью зависимой позиции во время и после родов, так и вследствие более поздней его заброшенности родителями и значимыми другими. Однако как бы ни «генерировалась» эта самая метакарта, рано или поздно многочисленные наши обиды и унижения находят свое выражение в ощущении беспомощности и ненужности себя («я неблагополучен») при полном или относительном признании благополучия определяющих его жизнь и управляющих ею всесильных Взрослых («другие благополучны»).

Бывает (но реже, значительно реже), что человек принимает другую метакарту: «я благополучен — другие неблагополучны». Обычно происходит это в силу двух причин: либо подчеркивания превосходства ребенка над прочими и остальными (это когда он растет в атмосфере всепрощения, почитания себя, но принижения и подавления других), либо, наоборот, при постоянных унижениях, угрожающих здоровью (как психическому, так и физическому), а то и самой жизни (а это когда для того, чтобы преодолеть свою приниженность и беспомощность, а то и просто выжить, ребенок как бы «опускает» мучителей, признавая их неадекватность, и возвышает себя, любым образом оправдывая собственную адекватность и, возможно, исключительность).

Наконец, еще реже, но все же бывает, что человек принимает еще одну — самую безнадежную — метакарту: «я неблагополучен — другие неблагополучны». Метакарту безнадежного отчаяния и опустошающего душу бессилия, когда все что остается, так это только «тонуть» дальше, опускаясь на самое дно, и обреченно ждать, когда же все это, наконец, кончится...

Наверное, вам понятно, что ни одна из трех вышеперечисленных метакарт не может считаться подлинно благоприятной (и удачливой) в самом широком смысле этого слова. Ибо люди, живущие с метакартой «я неблагополучен — другие благополучны», во все века и времена, даже в самых что ни на есть благоприятных условиях, живут тяжело и грустно, не претендуют на успех и результат; отказываются от инициативы и ответственности; недостаточно уверены в себе; низко оценивают свои жизнь и деятельность; а также просто часто, но как-то вяло болеют (и психически, точнее психологически, и физически).

Те, которые «бытийствуют» с метакартой «я благополучен — другие неблагополучны», наоборот, постоянно демонстрируют надменное превосходство, чванливость и самодовольство; подавляют и принижают других, используя их в качестве только лишь инструмента для достижения собственных целей; борются со всеми и вся, терроризируя близких; устраивают бесконечные разборки и обнаруживают врагов даже там, где их и в помине не было.

Ну а те, которые буквально (и только лишь) существуют с установкой «я неблагополучен — другие неблагополучны», чаще всего проводят свою жизнь в домах для хронических больных, наркологических, психиатрических и соматических стационарах, местах лишения свободы и даже просто в бомжатниках. И либо кончают с собой сами, либо бессмысленно и обреченно ждут этого конца, не имея ни сил, ни ресурсов на жизнь и даже не ожидая никакой помощи...

Следует, однако, отметить, что в Восточной версии нейропрограммирования вопрос о структуре человеческих карт раскрыт значительно глубже, чем в вышеописанном варианте транзактного анализа. Дело в том, что введение упомянутого в начале данной книги принципа нейро- логических уровней позволяет говорить о трех уже описанных аспектах благополучия: инструментальном, интенционалъном и смысловом. Более детальное рассмотрение данного вопроса позволяет утверждать, что мы имеем дело не с тремя или девятью, а двадцать семью картами благополучия, что наглядно следует из нижеприведенной схемы.

Нейрологические уровни Я(мои) Другие (их) Мир (в мире)
+ + +
Окружение            
Поведение            
Способности            
Намерения            
Ценности            
Убеждения            
Идентичность            
Миссия            
Смысл            

Рис. 8

Разумеется, что все вышесказанное касается и составляющих благополучие карт реальности и программ жизнедеятельности, то есть удачливости и совершенства.

А поскольку удачливость и совершенство прежде всего и более всего определяются «картами» реальности и программами жизнедеятельности, главным постулатом Восточной версии нейропрограммирования является следующий:

Качество жизни, или благополучие, человека ничуть не лучше качества его карт реальности и программ жизнедеятельности с приматом карт реальности.

Нельзя также не упомянуть, что совокупность имеющихся у человека карт создает его туннель реальности, или, иначе, Модель мира. А система программ жизнедеятельности — его жизненные сценарии в трактовке, близкой к используемой в транзактном анализе.

Рассмотрим далее способы повышения совершенства и удачливости человека, для чего обратимся к некоторым методологическим проблемам Восточной версии нейропрограммирования как области профессиональной деятельности.







Сейчас читают про: