double arrow

Основные положения Восточной версии нейропрограммирования

Очень кратко основные положения Восточной версии нейропрограммирования можно свести к следующим «семи заповедям».

1. В практическом плане (эффективности и счастливости) Восточная версия нейропрограммирования есть метанаука о человеческом благополучии (эффективности и счастливости) как следствие совершенства и удачливости. В данном случае под метанаукой понимается любая научная дисциплина, которая может быть использована в целой совокупности предметных и объектных областей, объединенных единой универсальной методологией. К таковым, например, относятся математика и кибернетика, хотя справедливости ради надо сказать, что возможности нейролингвистического программирования намного уже, нежели у вышеприведенных супер метанаук.

2. В общеметодологическом плане Восточная версия нейропрограммирования есть эврастическая наука, отвечающая на вопрос «Как?» (в данном случае — добиться благополучия, совершенства и удачливости). Как известно, в научном познании выделяются два подхода: эпистемологический, отвечающий на вопрос(ы) «Что происходит (случилось)?» и «Почему происходит (случилось)?» И эвристический, изначально ориентированный на вопрос «Как сделать это происходящее лучше или лучшим?». В данном методологическом плане классическая психология, безусловно, является эпистемологической наукой, а ВВН и нейролингвистическое программирование — эвристическими.

3. В конкретно методологическом плане Восточная версия нейропрограммирования есть наука, ориентированная на работу с информацией как с первой и исходной ипостасью любого процесса и явления.

В этом плане человек может быть представлен как совокупность или система, состоящая из трех аспектов, или планов.

· материального (тело, его органы и клетки),

· энергетического (меридианы внутри тела и аура вне его) и

· информационного (закодированная в нейросети информация и программы ее использования).

Из этих трех аспектов, или планов, именно информационная ипостась способна стать основой для преобразования ипостасей энергетической и материальной. А любые изменения материального субстрата или энергетических параметров, не сопровождающиеся изменением соответствующей информационной составляющей, оказываются малоэффективными, нестойкими и неустойчивыми. Так, например, доказано, что эффект лечения определяется не столько качеством используемых лекарств и процедур, сколько верой пациента в предлагаемое лечение и уверенностью врача в том, что оно принесет исцеление [20]. А население нашей страны успешно излечивается у ничего собой не представляющих экстрасенсов — и все потому, что верят и в магию, и в данного конкретного мага...

4. В теоретическом плане Восточная версия нейропрограммирования исходит из аналоговой модели, согласно которой человеческую психику можно представить в виде белково-коллоидного компьютера. В этом компьютере зона осознания соответствует дисплею; сознание — оперативной памяти, а бессознательное — системному блоку и «винчестеру». Помимо этого, именно в бессознательном человека находится некая система или структура, отвечающая за связь с коллективным бессознательным, или ноосферой: аналог модели, связывающей обычный компьютер с системой Интернет.

5. Содержание человеческого белково-коллоидного компьютера составляют (в основном) карты реальности и программы жизнедеятельности. Качество жизни человека определяется качеством его «карт» и программ и может быть значительно улучшено посредством их совершенствования.

6. Основные карты реальности и программы жизнедеятельности находятся в бессознательном человека и, к сожалению, оказываются относительно недоступны прямому вмешательству. В то же время в бессознательном человека находится практически неограниченный объем ресурсов для самосовершенствования. И как следствие непрерывной записи и последующего хранения всей без исключения информации, которую человек получает через органы чувств. И как результат получения специальной или дополнительной информации из коллективного бессознательного, или ноосферы.

Еще в шестидесятых годах прошлого века нейрофизиологи установили, что по неизвестным пока причинам мозг любого человека как бы постоянно пишет непрерывный голографический фильм о его жизни. А это значит, потенциально все мы гении и энциклопедисты, ибо при определенных условиях (в глубоком трансе или под действием точечной электростимуляции через введенные под черепную коробку электроды) можем не только детально вспомнить какой-то отрезок своей жизни, но и любую из не то что прочитанных, а просто пролистанных книг, с точностью до запятой. Еще раньше знаменитый духовный лидер Шри Ауробиндо утверждал и хорошо обосновывал, что все великие прозрения, идеи и открытия суть полученные из «Космического интернета» сообщения, а те, кто их получил, просто доросли до этого самого получения, как бы «включив» или настроив собственный «модем». А в 1998 году британские неврологи вообще обнаружили, что в бессознательном человека находится вся информация о Мироздании — вот только в закрытом для использования состоянии. И, похоже, что то, что именуется состоянием Просветления (в христианстве), Фейа (в мусульманстве), Мокша и Самадхи (в индуизме), Сатори (в буддизме), и есть условие получения всей этой информации, а также переход к бытию в первичной (истиной) реальности.

7. По-видимому, доступ к бессознательному человека осуществляется через правое — интуитивное — полушарие его мозга. Как известно и уже упоминалось, в прошлом веке Р. Сперри получил Нобелевскую премию за открытие функциональной специализации полушарий человеческого мозга и доказал, что левое полушарие рационально и мыслит в словах, знаках, цифрах, графиках и так далее, в то время как правое полушарие интуитивно и мыслит в ощущениях, образах, звуках и символах. Позднее Т. Голуэй пришел к выводу, что речь идет не просто о двух полушариях, но о двух индивидуальностях одного и того же человека: левополушарном Скептике и правополушарном Гении. Так вот, именно возможности этого гения и использует Восточная версия нейропрограммирования, одновременно их изучая.

Таким образом, если бы нам предложили выделить суть Восточной версии нейропрограммирования в виде этаких слоганов, ими бы были Благополучие, Эффективность и Счастливость, а также Эвристичность, Правополушарность и Интуитивизм.

Теперь еще одно — весьма важное. В современном нейролннгвистнческом программировании — подчеркиваю: современном, ибо во многом отечественное НЛП застряло где-то в начале 90-х годов — существует еще одна (и весьма важная в рамках этой книги) «реальная» модель, а именно, концепция четырех реальностей В. Мак Вини [39] и П. Янга [38].

В отличие от вышеперечисленных, она изначально создавалась именно как способ описания основных параметров субъективного бытия человека в данном более или менее объективном мире. Основополагающими в этой концепции явились ориентации человека либо на правила/истины (унитарная реальность в терминологии авторов), либо на факты и доказательства (реальность сенсорная), либо на чувства и ценности (социальная реальность), либо на идеи и творчество (реальность мифическая, или, у нас, мистическая) — (рис. 14).

Унитарная реальность Правила / Истины Сенсорная реальность Факты / Доказательства
Мистическая реальность Идеи / Творчество Социальная реальность Чувства / Ценности

Рис. 14

Вышеприведенная иллюстративная таблица может, кстати, служить и своеобразным тестом для выявления того, в какой именно реальности живет конкретный индивидуум. Для этого иногда достаточно просто спросить его, какие понятия из приведенных в клетках таблицы — правила/истины; факты/доказательства;

чувства/ценности или идеи/творчество, так сказать, наиболее близки ему по духу. И не поверить и перепроверить, просто прислушиваясь к речи и наблюдая за манерой поведения.

Ибо для представителей унитарной реальности, например, характерны такие высказывания, как «Мы должны следовать правилам»; «Только так и никак иначе мы можем добиться цели» или даже «Кто не с нами, тот против нас и ему здесь не место».

«Жители» сенсорной реальности куда как более сдержанны в выражениях и предпочитают сентенции типа «Этому должно быть логическое объяснение»; «Всегда можно найти несколько способов» и «Так будет логичней».

«Последователи» социальной реальности просто обожают говорить о том, что «Мы должны принимать во внимание другие (чужие) мнения»; «Что об этом скажут или будут думать люди», а также «Главное — общее благо» («Счастье всем и чтоб никто не ушел обиженным)».

Ну а обитатели мистической реальности предпочитают «словоблудничать», говоря «Давайте-ка посмотрим, что с этим можно сделать», «Было бы здорово, если бы...» и «Это напоминает мне одну историю...».

При этом «унитарщики» не терпят глупцов; добиваются своего во что бы то ни стало и предпочитают стиль давления и запугивания. «Сенсорики» предпочитают отстраненность и невовлеченность в ситуацию и стараются не руководствоваться ничем, кроме логики. «Социалы» постоянно «читают» (в энэлперском смысле) чужие мысли, строя предположения, касающиеся отношений, взаимоотношений и реакций других (и с другими), но в основном почти сладострастно предвкушая очередное унижение, обвинение или угрозу. Ну а «мистики», проявляя экспансивность, оригинальность и порой ненужный сарказм, относятся ко всему как к игре и вообще могут легко увлечься второстепенным, «растекшись мыслью по древу».

В стрессе и конфликте представители унитарной реальности обычно занимают позицию Обвинителя; сенсорной — Компьютера; социальной — Жертвы; а унитарной — Уравновешивателя, или Флюгера. Ну а в рамках организаций (организационной культуры) «унитарщики» являются ярыми представителями так называемой культуры Зевса (который, по образному выражению, «мечет молнии, когда гневается, и сыплет золотом, когда соблазняет»), точками сборки которой выступают власть и кнут, а ресурсами — информация и харизма. «Сенсорики» относятся к культуре Аполлона, в которой главной является роль, а принципами — позиции и процедуры. «Социалы» обычно строят культуру Дионисия, «собираемую» вокруг экзистенциализма и личности по весьма спорному принципу, согласно которому организация существует лишь для того, чтобы служить и помогать людям внутри нее. Ну а «мистики» являются приверженцами культуры Афины, где обобщенной точкой сборки выступает задача, а базовыми ресурсами и принципами — опыт, талант и креативность.

Пожалуй, самое интересное следствие из вышеприведенной модели заключается в том, что и основные течения, или направления, современного нейролингвис- тического программирования также довольно легко укладываются в «прокрустово ложе» четырех реальностей. И, согласно П. Янгу [38, с. 386], распределяются в ней, образуя своеобразные версии данной науки, что, кстати, определяется и архетипами ее представителей (рис. 15).

Реальность Архетип Модель (версия) НЛП Персоналии НЛП и акцент
Унитарная Воин Внешнее поведение (конативная) Джон Гриндер, Тони Роббинс Физиология и поведение
Сенсорная Мудрец Внутренняя обработка (когнитивная) Ричард Бэндлер, Роберт Дилтс, Стив Андреас Стратегии, субмодальности (качества, характеристики)
Социальная Герой Внутреннее состояние (аффективная) Лесли Камерон-Бэндлер, М. Холл Эмоции, чувства
Мифическая Волшебник Видение мира (имажинативная) Милтон Эриксон, Дэвид Гордон Гипноз, метафоры, истории, воображение

Рис. 15

На наш взгляд, отнесение Д. Гордона к представителям мифического направления в НЛП (при всем уважении к этому действительно блестящему специалисту) только лишь по, так сказать, инструментальному признаку, выглядит явной натяжкой (да и можно ли вообще соединять паттерны — типа физиологии и прочего — и инструменты — вроде гипноза и метафор — в одной классификации). Но тогда получается, что некое мифическое (имажинативное) нейролингвистическое программирование, столь блистательно начатое М. Эриксоном, на нем же и закончилось. В связи с этим следует отметить, что основой для синтетической по сути Восточной версии нейропрограммирования стало именно это — практически забытое в современном нейролингвистическом программировании — направление НЛП при одновременном, но менее выраженном включении в него всех прочих направлений, что можно выразить следующей схемой (рис. 16).

Осталось упомянуть, что в Восточной версии нейропрограммирования мы выделяем несколько кодов, позволяющих осуществлять «настройку» человеческих сознания и тела.

Базовый код — уже известное вам VAKD.

Микрокод — так называемые субмодальности (а это как бы «подмодальности» базового кода: например, цвет и яркость в модальности визуальной; удаленность и громкость — в аудиальной; размер и форма — в кинестетической).

Макрокод — так называемые метасостояния, или, точнее, мысле-чувства: чувства по поводу чувств, чувства по поводу мыслей, мысли по поводу чувств и мысли по поводу мыслей.

И метакод —символы, используемые бессознательным (кстати, наиболее охотно) для отображения процессов в сознании и теле...

Хотя представители отдельных разновидностей нейролингвистического программирования используют все четыре из выделенных нами кода НЛП (базовый, микро-, макро- и мета-), у них, тем не менее, можно выделить один код: исходный или, если можно так выразиться, излюбленный (рис. 17).

Конативное НЛП VAKD Когнитивное НЛП Субмодальности
Имажинативное НЛП Символы Аффективное НЛП Метасостояния (мысле-чувства)

Рис. 17


Сейчас читают про: