double arrow

Трайшерн. Гроза разразилась


4.

3.

2.

1.

И

лкани покинул меня уже рассвете. Я сидел в своей комнате и пытался выбросить из головы целый рой совершенно идиотских мыслей, касавшихся ночного происшествия. Перво-наперво, сказал я себе, уясни, что это никакой не сон. Зверь, впрочем назвать Эро зверем язык не поворачивается, приходил сюда в реальности. И искал помощи. Что-то напало на него сегодня ночью, и могу поспорить, это было то самое чудовище, что убило Валенсиуса. А один из законов выживания в нашем жестоком мире звучит так: враг моего врага мой друг. Эро наверняка знал про гибель людей в Трайшерне, хотя сам не имел к этому ни малейшего отношения. Он знал о нашем стремлении найти убийцу друга. И поэтому решил, что кто-нибудь из Легиона может стать союзником. Я чувствовал, что илкани искал совсем не врача. Он искал возможность контакта. Что-то удержало его от открытой просьбы о помощи. У него нет причин нам доверять. Это факт. А возможно Эро просто боялся за нас. Эта тварь, с которой он столкнулся, рвала доспехи словно лист бумаги, да и самого Эро едва не убила. С одного удара. К примеру, для достижения подобного результата, да еще и с меньшими последствиями, нам потребовалось десять минут и почти триста вооруженных человек… А эта фраза: «Забудь меня навсегда ради собственного блага». Ее как понимать? Может быть над Эро висит некое проклятье? Да, вопросов этой ночью стало куда больше нежели было вчера. А ответов не прибавилось.

Решение Эро пробраться к нам в замок говорило об одном: неведомой твари он боялся. Боялся настолько, что решился обратиться к другим своим врагам за поддержкой. Я воздержался от вопросов относительно таинственного чудища зная, что Эро по обыкновению промолчит. А может быть он не стал бы молчать? «Хорошо бы, оборотни и им подобные существа помогали Легиону», подумал я однажды. И этой ночью упустил такой замечательный шанс… Я готов был начать размышления на эту тему, но остановил себя. Эро никогда не стал бы полноправным членом Легиона. Да у меня и не хватит совести просить его об этом после того, что мы с ним сделали.

И все-таки неоспорим один факт. Илкани не плод фантазии, а реально существующее явление. И с тем илкани, которого я знаю, явно связана некая древняя и мрачная история. На эту тему стоило поговорить с Марайном. Аккуратненько и не переходя на личности.




Но поговорить я ни с кем не успел. В дверь вошел Ганиэль Дуар, занимавший ныне пост Клоссиуса.

— Собирайся Иохим. Нас Лейтенант хочет видеть.

— А что случилось?

— Час назад, наши ребята, прямо в замке, поймали зверя, на которого вы охотились. Он, оказывается, выжил.

Неприятный холодок пробежал по моей спине. Что-то пошло не так. Эро хотел уйти и ушел бы, даже минуя стражу. Но нет. Почему-то он решил сдаться на милость Легиона. Может быть это и есть его способ наладить контакт?

— Ну пошли, посмотрим, - сказал я напяливая офицерский доспех.

Я в сопровождении Ганиэля поднялся в главную башню, где квартировал Лейтенант. Соседом его был сам герцог Вонтиус. Вместо того, что бы подниматься наверх, мы спустились вниз, в подвалы.

— Лейтенант сейчас здесь. С пленником. По-моему, до нас снизошел даже герцог.

Вот оно как. Все становится ясно. Лейтенант пытается выбить обещанные Вонтиусом премиальные. Молодец, никогда своего не упустит. Но зачем тут нужен я? Скорее всего возникли кое какие вопросы относительно состояния Эро. Здорово. Крутись Иохим Кан как хочешь, а объясни, почему на ранах пленника обнаружился бальзам Джареда, которым маг снабжает только тебя. Придется вывалить на уши Лейтенанту пару кастрюль лапши, но еще лучше рассказать все как есть.



— Сюда, - Ганиэль обогнал меня и открыл тяжелую железную дверь.

Я вошел в сырое и темное помещение, освещенное огнем нескольких факелов. С потолка и каменных колонн свисала паутина, кое-где на полу чернели лужи. Вдоль стен тянулись цепи, с прикрепленными к ним кандалами. В дальнем углу каземата свет горел намного ярче, и оттуда доносились голоса Лейтенанта, герцога и еще трех легионеров, мне лично незнакомых. У стены на цепи сидел Эро.

— Что здесь происходит? – спросил я оттолкнув двух солдат и прорвавшись к Лейтенанту.

Лейтенант посмотрел на меня исподлобья и отвел в сторону.

— Это я тебя хочу спросить, что здесь происходит. Я знаю только одного человека который может так грамотно зашить раны, как они зашиты у этого существа. И я знаю только одного человека, которому Джаред позволяет пользоваться его бальзамом.

— И что? Если ты спрашиваешь меня, не помогал ли я этому… зверю, то я отвечу – да. Помогал. Он пришел этой ночью ко мне и попросил об этом.

— Иногда я волнуюсь за твое здоровье Иохим. Звери не умеют говорить. По-моему, тебе пора бросать пить по вечерам. И вообще, ничего, если эта тварь убила почти сотню наших парней?

— Теперь послушай меня. Мы ударили первые. Патруль Валенсиуса, не его рук дело. Марайн говорит, что там действовало чудовище раза в три больше нашего зверька. И тот, кто сегодня добровольно пришел к нам, не виновен в этих убийствах. Ты сам-то видел его раны? Второй хищник напал на него этой ночью и чуть не убил. И хватит называть его зверем. Он не глупее меня или тебя. А в чем-то даже умнее нас обоих. По крайней мере он не стал держать на нас зла.

— Да, а Клоссиус?

— Это исключение. Клоссиус нанес последний, и, судя по всему, самый болезненный удар. За что и поплатился. Лейтенант, поставь себя на место этого существа. Ты, что, действовал бы иначе?

— Давай так, Иохим. Как только этот зверь заговорит, я тебе поверю.

Мы вернулись к прикованному на цепь илкани. Рядом стоял герцог и хихикая толкал его концом своей трости. У Эро хватало ума не отвечать. В этом плане я был за него спокоен. А вот что илкани заговорит, я сильно сомневался.

— Ваша светлость, нам надо выяснить несколько вопросов, - Лейтенант мягко отстранил герцога. – Будьте добры, подождите минут пять снаружи.

— А почему эти вопросы нельзя выяснить в моем присутствии? – взвился герцог. – Я имею полное право знать, что говорят в моем замке.

— Это внутреннее дело Легиона, - Лейтенант сдвинул брови. – Вас оно не касается.

— Ладно, - Вонтиус быстро пошел на попятную, стоило Лейтенанту упомянуть Легион. – Когда закончите, позовите. Мне несказанно понравилась эта новая игрушка.

В этот момент я искренне хотел, что бы «игрушка» выпустила герцогу кишки.

Герцог вышел, а Дуар предусмотрительно запер за ним дверь. Мы остались наедине с илкани. Он был абсолютно спокоен. Нас он не боялся, это я понял сразу.

— Зачем ты это сделал? – спросил я. – Ты же хотел уйти.

— Мне некуда идти, – простой ответ, даже не придерешься.

Краем глаза я увидел как у Лейтенанта отвисла челюсть. Картина грела душу. В одно мгновение я почувствовал себя мудрее всех наших магов вместе взятых.

— Лучше здесь, чем на улицах вашего города. Там я беззащитен, - вздохнул илкани.

- Кто угрожает тебе? Может ты расскажешь нам хоть часть своей истории, - я попробовал найти компромисс с Эро. – Неизвестная тварь убивает наших людей. Та же тварь напала и на тебя, в этом я убежден. Благодаря ей, мы начали свою облаву, закончившуюся твоей поимкой. У нас общий враг.

- Ну и что? Ты говоришь это только ради собственной выгоды. Ты спишь и видишь меня в вашем Легионе. А все потому, что я умею бесшумно передвигаться и обладаю рядом особенностей, о которых человек может лишь мечтать. Например, чтение мыслей. А Лейтенанту, кстати и вовсе надоело со мной возится. Если бы не вознаграждение герцога, то он просто отпустил бы меня…

Последняя фраза попала в цель. Челюсть Лейтенанта отвисла еще ниже.

- Твои враги, Иохим, не чета моим врагам. Забудь про того, кто убил ваших людей. И если веришь в богов, молись, что бы никогда в жизни у тебя не было таких противников. Ты думаешь, что я сижу в этом подвале из-за невозможности сбежать? Совсем нет.

Илкани ухватился за цепь и сильно дернул за нее. Кольца на цепи чуточку разошлись. Эро мог разорвать ее в любой момент.

- Видишь. Меня ничто не держит. Но просто здесь, в замке, я нахожусь в относительной безопасности. Ни город, ни лес вокруг города, такой защиты не гарантируют. Я и не смогу далеко уйти. Раз оно попробовало мою кровь, то очень скоро найдет меня. Мне надо отдохнуть и подлечится. Тогда я смогу хоть как-то сопротивляться. Сегодня на рассвете, Иохим, оно уже ожидало меня по ту сторону стены… Я не стал рисковать. Как любое разумное существо, я хочу жить, даже если жизнь не дала пока ничего хорошего, только боль и одиночество в чужом мире…

— Иохим, давай еще пошепчемся, - Лейтенант тронул меня за плечо. – Будем считать, ты меня убедил. Но я хочу прояснить несколько моментов.

Мы снова отошли в сторону. Мне еще не приходилось видеть Лейтенанта таким взволнованным.

— Так, более или менее все прояснилось. Прекрасно тебя понимаю, почему ты не смог отказать ему в помощи. Досталось этому созданию действительно сильно. Но ты должен рассказать мне немного больше. Кто он? Как его зовут, если имя конечно есть…

— Народ, к которому он принадлежит, называется илкани. Кроме названия, информации больше нет. Зовут его Эро. Сразу говорю, что не знаю откуда он и как попал в Трайшерн. Спрашиваю – молчит.

— Неудивительно. Веры нам, после той охоты, нет. Как думаешь, что будет, если я от своего лица предоставлю ему защиту Легиона?

— Вот так вот сразу? А как на это посмотрят парни, потерявшие на облаве друзей?

— Иохим, с невиновного и спроса нет. Мы сами лопухнулись. Не оставлять же зверька герцогу. Этот дурак ради забавы наизнанку его вывернет. А нам это существо может сильно помочь. Взамен – еда, питье, постель. Защита, наконец.

— Ну, не знаю. Он сам не согласится. Что-то тяготеет над ним, словно проклятие. И он не хочет подставлять под него нас.

— Может быть у меня получится его разговорить?

— Попробуй. Только Лейтенант, не надо углей и каленого железа.

— Ты пошутил, или всерьез меня таким извергом считаешь?

Странный он человек, наш Лейтенант. Внезапно сменил гнев на милость и даже предложил Эро защиту. Логику я что-то не уловил.

Лейтенант приказал солдатам выйти. В каземате остались только я, он и илкани. Эро сидел с отсутствующим видом и смотрел в потолок. Он точно прочитал все наши мысли и сейчас обдумывал свои дальнейшие действия.

— Итак, - сказал Лейтенант. – Мои условия ты знаешь.

Эро кивнул.

— Так каков же ответ?

— Нет.

— Почему? То, что я предлагаю, в первую очередь выгодно не нам, а тебе.

— Я не хочу ставить вас всех под угрозу. Хотя, возможно, и стоило бы, в отместку за то, что вы со мной сделали. Я жил в Трайшерне уже несколько лет, но все закончилось так, как и должно было закончится. За мной пришли, и надо уходить. Иначе меня ждет кое-что похуже чем смерть.

— На своей родине ты изгой? Возможно преступник. Ну и ладно. В Легионе много таких людей. Вот и Иохим одно время разбойничал. Мы наемная армия и постоянно меняем место дислокации. Надолго нигде не задерживаемся. Не спорю, твои способности ночного убийцы нам пригодятся. Но это маленькая плата за то, что мы делаем для тебя.

— Мне не нужна ничья забота, – вздохнул илкани. – Вы не сможете спасти меня от самого себя.

— Ты постоянно бежишь от своего проклятья, а ты не пробовал встретиться с ним в открытом поединке? Может быть оно отступит? – поддержал Лейтенанта я.

Эро рассмеялся. Этот смех слишком странно звучал из уст существа, скованного цепями и сидящего в каземате для пыток.

— Если бы все было так просто… Развернулся лицом к своему страху и быстренько победил его. Нет, Иохим. Я повторюсь еще раз: у нас слишком разные страхи, просто потому что мы из разных миров.

— Эро, мы все, хотим свести счеты с общим врагом. Сейчас у тебя не получится ничего без нашей помощи, а наши потуги бесполезны без твоего участия, - Лейтенант начинал нервничать, а когда он нервничал, то принимался расхаживать взад-вперед. – Ведь одна-единственная попытка для тебя ничего не изменит. Хуже точно не станет.

Эро не ответил. Илкани смотрел прямо перед собой, игнорируя и меня, и Лейтенанта. Наконец он тихо попросил:

— Цепь с меня снимите.

Мы с Лейтенантом переглянулись. Это была наша маленькая победа. Лейтенант отстегнул от пояса ключ и снял с шеи илкани железное кольцо с цепью. Эро осторожно поднялся на ноги.

— Может быть вы и правы, – сказал он.

— Как ты объяснишь это все герцогу? – спросил я Лейтенанта.

— Никак, – улыбнулся Лейтенант. – Он и слова нам не скажет, если мы выведем илкани из камеры без всяких цепей. Пошли Эро. Да, накинь на себя мой плащ. Нечего тебе по замку в таком виде ходить.

Илкани не стал возражать, а принял из рук Лейтенанта черный плащ с эмблемой Легиона и закутался в него. Выходили из подвала по очереди – сначала Лейтенант, потом Эро, потом я. Эро одарил герцога очаровательной улыбкой, продемонстрировав острые словно ножи клыки. Вонтиус хотел было сказать что-нибудь вроде: «Да по какому праву…», но сумел сдержаться. Зато Дуар насел на меня с расспросами. Пришлось рассказывать все с самого начала, начиная с охоты и кончая разговором в каземате. По окончании рассказа, Ганиэль научился смотреть на илкани с небольшим сочувствием.

— Ну, кого сперва радовать будем? – спросил он с некоторым ехидством. – Ребят в казарме или магов.

— В казарму илкани попадет только через мой труп, - ответствовал Лейтенант. – А вот к магам зайти надо. Они обеспечат его лекарствами. Но потом. Сначала я организую для Эро баньку. Пусть помоется. Иохим, ты будешь мне нужен. Как бывший врач, осмотришь его.

Как и все кошки, воду Эро не любил, однако отнесся к походу в герцогскую баню на удивление спокойно. Мы с Лейтенантом подождали илкани в прихожей, позволив ему наплескаться вволю. Когда Эро вышел, на нем не осталось и следа спекшейся крови. Шерсть снова стала иссиня-черной, а волосы серебристыми, с еле заметным голубоватым оттенком. Полотенцем илкани не пользовался. Он опустился на четыре конечности – я удивился, заметив как некоторые кости в его теле с тихим хрустом заняли новое положение, слегка изменив расположение рук, ног и головы – а затем встряхнулся словно кошка. Собственно, стоя на четырех лапах, он и напоминал обычную кошку. Я быстро осмотрел его снизу доверху, но к своему удовлетворению новых ссадин не обнаружил. Легионеры, схватившие илкани в замке, обращались с ним хорошо. Пока я возился с Эро, Лейтенант отлучился в казарму и вернулся оттуда с легкой кольчугой без рукавов.

— Это тебе, - сказал он, протягивая кольчугу Эро. – Может быть для начала будет немного неудобно, зато хоть какая- то защита.

— Не стоит, - отмахнулся Эро. – Я все равно не смогу к ней привыкнуть.

Лейтенант пожал плечами, словно говоря, что хотел как лучше, а получилось как всегда.

— Теперь к магам, - скомандовал он. – Сейчас у Марайна сердечный приступ будет.

Илкани, постепенно свыкавшийся с нашей опекой, все-таки пришел к выводу, что пока ты находишься в мире людей, следует жить по их правилам. Из куска черной льняной ткани, обнаруженной нами на складе возле бани, Эро сделал себе некое подобие килта, только куда более узкое нежели оригинал. На поясе илкани перетянул его широким кожаным ремнем, который Лейтенант принес вместе с кольчугой. Все это, очень напомнило мне одежду знати из города-государства Арсиут, располагавшегося куда южнее Трайшерна. А Эро и вовсе походил на какого-нибудь из их звероподобных богов. Кстати, кто знает, откуда жрецы Арсиута позаимствовали людей с головами животных.

Мы поднялись в башню магов. Стража, состоявшая из легионеров, почтительно расступилась, наградив илкани взглядом, в котором смешались страх и удивление. Как и полагается, дверь запиралась на пудовый амбарный замок Джареда. Заперт он был с нашей стороны, но открывался только изнутри. Лейтенант не стал церемониться и хитро прищурившись повернулся к Эро. Илкани пожал плечами, выказывая всем своим видом полное безразличие к происходящему. Я затаил дыхание. Совсем необязательно быть мудрецом, что бы догадаться, что сейчас произойдет. Лейтенант хотел стать первым человеком из восьми поколений офицеров, которому удалось увидеть таинственный аппарат коротышки-колдуна. Эро подошел к двери и одним движением руки сорвал с нее замок. В который раз я поразился внешне незаметной силе этого создания. Замок с грохотом упал на пол. Дверь распахнулась. Наступила немая сцена.

Со стороны, мы несомненно являли собой комическое зрелище, достойное кисти живописца. Первым в комнату зашел Эро, а потому взоры обоих магов обратились на него. Им стало не до меня и Лейтенанта. На препараторском столе, за которым Марайн обычно читал, стоял ОН. Аппарат представлял из себя несколько колб и стеклянных спиралек, под которыми горел колдовской огонь, зажженный Марайном. Джаред, взобравшийся на стол, замер с ковшом своего пойла в руке. Судя по перманентным покачиваниям, он уже успел отпить из него. Марайн взирал на илкани широко раскрытыми глазами, позабыв про треклятый агрегат для производства самогона.

Первым пришел в себя Джаред.

— Вторжение! - возопил он. – Если дверь заперта, значит нас нельзя беспокоить! И что за зверюга с вами?

— Это не «зверюга», а существо, куда более сообразительное и сознательное, нежели некоторые маги, - я зашел в комнату следом за Эро. – И что это за хреновина у вас на столе? Сдается, именно от нее исходит знакомый мне запах.

— Ну… - Джареда задели за живое, - твоя взяла. Но ты же не скажешь об этом Лейтенанту?

— Зачем, я и так все вижу, - за мной появился Лейтенант. – Ну, самогонщики и пивохлебы, как будем объясняться? Джаред, ты, вообще-то, получил задание первостепенной важности по приготовлению снарядов.

— А все готово. Три повозки стоят возле продовольственного склада. Их даже охраняют.

— Так. Ну а четыре повозки сделать было нельзя? Перетрудился?

— Никак нет. Горшки у гончаров закончились, - оправдывался Джаред. – Обещали только к вечеру вторую парию доставить.

— Ладно. Поверю на слово. Безобразие это, что на столе стоит – убрать с глаз моих. Хотел разбить, да не могу лишать Легион такой реликвии. Совесть потом замучает.

При этих словах Джаред просиял, щелкнул пальцами и аппарат исчез в слабой вспышке синего света. И только когда основная проблема разрешилась, коротышка сподобился сконцентрировать внимание на Эрое. Увиденное его в восторг не привело. Впрочем как и Марайна.

— А это что такое? Значит сначала по городу за ним бегали, а теперь лучший друг и товарищ? – осведомился Джаред. – А за парней наших убитых он отвечать собирается?

Марайн его поддержал:

— Действительно, Лейтенант, некрасиво по отношению к погибшим получается. Ты вроде как знаток старых традиций, так разве мы не должны вернуть должок? Как вы оба можете доверять этому зверю?

— Что касается должка, то мы уже вернули его. И совсем не тому, кому надо, - холодно ответил Лейтенант. – И разговор на эту тему прекратим немедленно. Он наш союзник и находится под нашей защитой. Это не обсуждается. Марайн, Иохим говорил, что в убийствах людей ты подозреваешь совсем иное существо. Зачем же опять идти по старой тропинке и сваливать все на невиновного. И зверем его называть не стоит. У него есть имя – Эро.

— Сейчас вы как миленькие откроете свои закрома и выдадите мне лекарственные препараты. Вы тут неплохо разместились и уверен, до складов бегать не надо, - сказал я. – И еще: никаких вопросов к Эро, пока он не поправится.

— А ночью мы спать спокойно сможем? – продолжал хорохориться Джаред. – Или он нас прирежет как Клоссиуса?

— Я сказал, это не обсуждается. Мы хотим отомстить за смерть наших друзей, но мстить надо не Эро, а той твари, от которой, между прочим, он тоже пострадал. А как известно, враг моего врага… дальше договаривать не буду, - Лейтенант махнул рукой и вышел.

Джаред кряхтя и кашляя полез в свои мешки, а Марайн встал и нерешительным шагом приблизился к илкани. Эро позволил магу подойти поближе, но едва колдун захотел дотронуться до него, мягко отстранил руку.

— Я настоящий, - тихо сказал Эро. – И не надо тыкать в меня пальцами. И нас называют не айани, а илкани. Да и вообще, все твои книжки – полная чушь. Да, мысли я читать умею. Да, магия на меня твоя не подействовала. Удивлен? Ну что поделать…

Марайн от удивления и слова произнести не мог, а Эро отвечал на его мысли, читая их словно открытую книгу. Со стороны это выглядело забавно. Но не для Марайна. Маг помялся немного, покосился на меня и не встретив видимых возражений произнес:

— Пошел вон из моей головы.

Эро вздохнул:

— Если я умею читать мысли, то я их читаю. А закрыть для себя канал восприятия не могу. Так уж решила природа, а не я.

Марайн ругнулся, но от илкани отстал. Я наблюдал за этим и прекрасно понимал, что уйдет очень много времени, прежде чем легионеры перестанут видеть в Эро угрозу. А помочь в этом могла только вторая тварь, прятавшаяся где-то в городе. Эро согласился стать приманкой, но согласится ли Легион быть мышеловкой?

Когда беспрестанно ворчавший Джаред снарядил меня лекарствами и мы с Эро вышли во двор замка, Лейтенант ждал нас там.

— Так, Иохим, тебе несказанно повезло. Я решил освободить тебя от строевого смотра. Сегодняшний вечер посвяти Эро, – сказал он. – Ночью я увеличу количество патрульных вчетверо. Надо быть готовыми к тому, что тварь придет за илкани прямо сюда.

— Вот обрадовал! Значит, моя скромная комнатка окажется первой целью?

— Откуда я могу знать? Ладно, идите. Я еще должен обдумать то, как я представлю Эро легионерам. Задачка не из легких.

А кто бы спорил. Я попрощался с Лейтенантом и дал илкани знак следовать за мной. Эро не говоря ни слова повиновался. Шел он медленно, заметно прихрамывая на левую ногу. И чувствовал себя явно не в своей тарелке. А как еще себя можно чувствовать в окружении людей, в лучшем случае не способных понять тебя, а в худшем – желающих убить.

В моей комнате, уже знакомой ему, Эро повел себя увереннее. Я не стал возражать, когда илкани попросил немного отдохнуть, и выделил ему свою кровать. Пока Эро спал, я, вооружившись пером и бумагой, сделал пару набросков для нового штандарта моей когорты. Белый круг на черном фоне, а в кругу черная пантера, держала в лапах щит с черным орлом. Старый символ моего подразделения я убирать не захотел, а пантеру сделал достаточно похожей на Эро. До меня никто из командиров не помещал на штандарт изображения человекоподобных зверей. Почему-то я не сомневался, что Лейтенант идею одобрит. А раз одобрит он, то и Капитан возражать не станет. Особенно когда встретится с источником вдохновения.

Обедал я в казарме, чем несказанно удивил многих солдат. После обеда прошелся по рынку, где купил пару кувшинов молока и немного баранины. Вернувшись из города, я застал Эро за чтением хроник нашего Легиона. Всеми восемью книгами хроники владели только я, Лейтенант, Капитан и Марайн. Их перевозили отдельно от всего скарба и хранили так же бережно как и Книгу Памяти. Книги Капитана были наиболее полными, поскольку именно Капитаны и вели летопись. Потом подлинник переписывали и дополняли остальные экземпляры.

— Ну что, выспался? – я почесал Эро за ухом, словно домашнюю кошку. – Есть будешь?

— Хотелось бы, да не могу. По-моему, ты это прекрасно знаешь. Ладно, молоко давай сюда, а вот баранину можешь съесть сам. Специально ее притащил, что б меня подразнить? – похоже илкани немного обиделся.

— Знаешь, Эро, у нас в Легионе не принято специально досаждать вопросами о прошлом, но ты пойми, что у тебя история особенная, а меня, как и всех на этой земле, иногда мучают приступы любопытства. Может, расскажешь что-нибудь?

— А что ты хочешь узнать?

— Ну, расскажи откуда ты?

— Я родился здесь. Не знаю, сколько лет назад по вашему счету это случилось. Мать прилетела сюда со звезд. А отец… - Эро на мгновение замолчал, словно воспоминания причинили ему короткую но невыносимую боль, - он к этому времени уже долго жил здесь. Далеко отсюда. За вечными льдами на юге. Так далеко, что вы, люди, вряд ли сможете попасть в эти земли. Да и делать вам там нечего.

— Погоди, что значит «прилетела со звезд»?

— Я не могу этого объяснить, поскольку никогда не видел звездного корабля. Я знаю только, что звезды, это огромные газовые шары дающие свет и тепло. Ваше солнце – сродни им. У других звезд есть свои миры, в которых существует иная жизнь. Такая как я, например.

— Что-то непохоже на правду, - усмехнулся я.

— Конечно, ведь твои глаза, Иохим, говорят тебе совсем другое. Но учти, я не умею врать. Я вообще не могу сказать неправду. В этом, вы, люди, куда искушеннее меня.

— То есть, ты не можешь никого обмануть?

— Нет. Я могу сказать не всю правду, или преподать ее в том виде, какой выгоден мне. Но соврать я не могу. Это понятие – ложь, я позаимствовал у вас. До сих пор, оно для меня не более чем слово.

— Наверное тяжело жить, не умея обманывать.

— Если ты говоришь о жизни среди людей, то, вероятно, просто невозможно. Но я живу один.

— А родители? Может быть братья, сестры?

— У меня нет никого. Отец отрекся от меня еще при рождении, а мать… она… погибла, когда мне исполнилось двадцать лет, - голос Эро задрожал и я заметил как по его щеке сбежала слеза. – Иохим, не спрашивай меня больше о моем прошлом. Я понимаю твое любопытство, но поверь, ты не готов услышать весь рассказ. И, к счастью, никогда не будешь готов.

— Извини.

Эро попытался успокоиться и невероятным усилием воли смог сдержать слезы. Видимо, его история и впрямь слишком страшна для меня. Даже нынешние телесные раны, причиняли илкани меньшую боль, нежели раны из глубины лет. Когда он вспомнил про свою мать, я увидел в изумрудных глазах смесь скорби и непонятного, но неимоверно сильного страха. Так что же с ним произошло? Что заставило его бежать из южных земель? Откуда это таинственное проклятье? Я все равно хотел узнать ответы на свои вопросы, но так и не решился заговорить с илкани снова.

— Может быть ты расскажешь о себе? – перехватил инициативу Эро.

— Конечно, - согласился я. – Тут секретов нет. Я родился далеко на западе, в земле, носящей название Архолан. До пятнадцати лет пришлось прозябать в деревне, выращивать всяческий салат, да долбаную морковку. И ничего интересного в жизни не видел. А потом пришли солдаты из баронского замка и сожгли нашу деревню за неуплату оброка. Я сбежал в ближайший лес и там связался с шайкой Легора Сатиса – знаменитого в тех краях разбойника. Шесть лет я промышлял на большой дороге, а потом мне это осточертело. Тут под руку и подвернулся появившийся в наших краях Сумеречный Легион – самая престижная наемная армия. Мне показалось, что это мой шанс. Я просто пришел в таверну, где отдыхали солдаты и попросил записать меня в наемники. Они расхохотались, но один южанин, его звали Гарсал, одернул их, сказав, что рвение должно быть вознаграждено. Они отвели меня к Лейтенанту, нет не к тому Лейтенанту, которого знаешь ты, а совсем к другому человеку. Этот Лейтенант устроил мне настоящую проверку, но теперь я благодарен ему за тот урок. Так я стал наемником. Потом были двенадцать лет войн, побед и поражений. За это время я стал тысячником и вплотную приблизился к получению звания Старшего Офицера. Старый Лейтенант стал Капитаном, а Гарсал… он погиб несколько дней назад.

— Я всего лишь пытался защититься… - тихо сказал илкани. – Несмотря ни на что, я совсем не хотел умирать.

— Да, как я смог забыть, что ты читаешь мысли… Эро, у меня нет к тебе претензий. И я сделал бы тоже самое. Просто Гарсал был моим другом и поэтому мне тяжело об этом вспоминать.

Мы замолчали, оставшись наедине со своими воспоминаниями. Илкани наконец добрался до молока и быстро осушил оба кувшина. Судя по выражению лица, молоко только раздразнило Эро. Ничего странного, ведь из-за раненого горла он голодал уже три дня и даже пил с трудом. С бараниной я действительно прогадал.

— Пошли, прогуляемся, - предложил я. – Сегодня на редкость хорошая погода, а завтра она может сильно испортится по не вполне природным причинам.

— Не хочу, - отмахнулся илкани. – Нога болит.

— Ладно, лежи, отдыхай. Держи джаредовский бальзам, смажь рану. А я все же пройдусь.

Выбравшись на свежий воздух я оказался свидетелем бурной деятельности Лейтенанта. Во внутреннем дворе замка состоялось грандиозное действо, именовавшееся на военном наречии строевым смотром. Проверялась боеготовность. Наш командир лично осмотрел оружие и доспехи. Многие легионеры передислоцировались в район кузницы, где им пришлось затачивать недостаточно острые мечи и устранять изъяны в броне. Затем были проверены луки, арбалеты и самострелы с пружинной подачей болтов. Эти самострелы, без участия стрелка вгоняли заряд в ствол посредством пружины, находившейся в железной обойме, куда помещалось до десяти болтов. Правда, натягивать тетиву все равно приходилось человеку. Мощность у самострела не достигала уровня арбалета, но зато процесс подготовки к стрельбе упрощался на порядок. Проверив все, Лейтенант распорядился перетаскивать амуницию на городские стены. Это говорило о том, что армии Делагарда были совсем рядом. Вслед за обозом со стрелами и болтами, от склада отъехали четыре воза с пороховыми зарядами. Оставалось признать, что наши маги потрудились на славу. В зарядах смешались порох и железная стружка, оставшаяся после работ на кузнице. Пользоваться ими умели только обученные легионеры. Снаряд закладывался в катапульту, поджигался фитиль, и тут уже требовалось точно рассчитать время. Хитроумное устройство должно было взорваться в воздухе над пехотой врага, поскольку при ударе о землю глиняный заряд разбивался не нанося ущерба. К счастью, Лейтенант уделял много времени подготовке профессиональных канониров. Легион являлся мобильной армией, и именно это мешало нам наладить производство железных пороховых снарядов.

Оглянувшись, я заметил, что Эро тоже наблюдает за подготовкой к обороне. Илкани выглянул в окно и смотрел за происходящим с некой долей интереса. Я мог поспорить, что этот интерес обуславливался только скукой. Впрочем, Эро точно знал, ради чего вся эта суета, и что ему придется так же принять участие в запланированном армией Делагарда веселье. У Лейтенанта были особые планы на илкани, но ими он пока ни с кем не поделился. Их знали лишь двое: сам Лейтенант и Эро, просто прочитавший мысли Лейтенанта. Надо будет на досуге проверить, а во сколько мозгов одновременно может залезть илкани.

Стоило мне вернутся в комнату, как Эро сразу заявил, что использование стальных болтов нецелесообразно, поскольку при наличии пороха давно уже надо было перейти на огнестрельное оружие, ну или на худой конец делать стрелы с взрывающимся наконечником. Я ответил, что все новаторские идеи принимаются Лейтенантом, он их рассматривает в любое время при наличии возможности практической реализации. Ответ Эро удовлетворил. В плане технологий он оказался явно образованнее нас и потому хотел снабдить Легион новыми игрушками. Если так дело пойдет и дальше, можно будет увольнять магов.

— Кстати, а звездный корабль о котором ты говорил, это магия или технология? – к случаю спросил я.

— Для вас – магия. Для меня – технология, - ответил Эро. – Разница между магией и технологией невелика. Зачастую, магией называется та же технология, действие которой слаборазвитые люди понять не могут. Например, если взять искривленное стекло и поставить его на солнце, оно соберет в пучок солнечное тепло и сможет поджигать объекты на расстоянии. Со стороны это выглядит магией, но на самом деле, это простейшее природное явление. В вашем мире люди обладают довольно большими познаниями в разных науках, однако пользоваться ими не умеют.

— Это ты просто вежливо нас идиотами назвал?

— Почему? Ведь есть и истинная магия. Вернее, умение посредством своего энергетического поля влиять на иных существ, другие предметы, изменять погоду, или даже уничтожать целые миры. Энергетическая субстанция дремлет в каждом, но не все способны грамотно управлять ею. И для того, что бы использовать магию, совсем не нужно читать заклинаний или производить какие-то нелепые телодвижения. Достаточно просто захотеть и поверить в то, что ты можешь исполнить желаемое. Вот так.

Эро бросил косой взгляд на свечку и она вспыхнула ярким синим пламенем. Затем погасла.

— Слушай, а можно, например точно так же обрушить каменный ливень на головы воинам Делагарда?

— Можно, но я не смогу этого сделать. Тут требуется знание первичных материй и взаимодействия вселенских энергий. Ведь структуру воды, то есть дождя, придется менять кардинально.

Все, маги Легиону точно не нужны. Эро сможет с лихвой заменить их.

— Нет, и не собираюсь этого делать, – прочитав мысли ответил илкани. – У меня слишком специфические умения. Я могу помочь советом, но не делом.

— Слушай, почему бы тебе навсегда не остаться с нами? Ведь если мы сможем убить охотящуюся за тобой тварь, ты будешь в безопасности. Что тогда мешает присоединиться к Легиону?

— Я возможно буду в безопасности. А возможно и нет. Впрочем, если вы действительно сможете прикончить мое проклятие, я подумаю.

— Слушай, а какая она, эта тварь?

— Не знаю. Каждый раз она избирает себе новый облик. Последний раз это существо довольно неудачно скопировало меня самого.

— Здорово. И что, она это делает без применения магии?

— Да. Там, откуда оно призвано нет стабильных форм. Ее оболочка - это псевдо-плоть, под которой скрывается абсолютная пустота. А у пустоты нет никаких очертаний, - Эро слабо улыбнулся. – Что, еще горишь желанием спасать меня от моего кошмара?

— Надо посоветоваться с магами.

— А что с ними советоваться? Магия этого мира бессильна против создания извне. Только физическое воздействие на псевдо-плоть. А последний удар должен остаться за мной, поскольку высосать из твари жизненную энергию могу только я.

— А что же ты раньше ее не убил?

— Оно сильнее меня. Я существо из плоти и крови а это создание нет. Мои удары почти не вредят ему, а оно может запросто оторвать мне руку или ногу. При ударе оно всего лишь теряет часть псевдо-плоти, а я чувствую боль. Нет уж… Лет семь назад, еще на юге, я столкнулся с ним и еле спасся. Тогда было еще хуже чем сейчас, после вашей охоты. А вчера… сам не знаю, как удалось сбить это существо со следа. В общем, я бессилен без помощи со стороны.

— Ну, теперь она у тебя есть.

Я сильно сомневался в своих словах. Сколько посильной помощи в состоянии оказать обычные люди в бою с чудовищем, которого боится даже такое создание как илкани?

Эро опять помрачнел и уставился в окно. Он еще не оправился от полученных ран, а его уже поджидает новая опасность. Нет, такой жизни, какая была у него я не пожелал бы и врагу.

Едва я успел разделаться с бараниной, как дверь распахнулась и на пороге возник Лейтенант. Он был крайне взволнован. По его виду я сразу понял, что случилось нечто ужасное.

— Иохим, бросай все, и давай на позицию. Армия Делагарда уже рядом! Ее даже с башен видно.

— А Эро?

— Если хочет, пусть идет с тобой.

Я быстро собрался, захватив с собой офицерскую сумку с аптечкой и смотровую трубу. Лейтенант терпеливо дождался, пока я надену доспех, и даже помог мне нацепить кирасу. Набросив на плечи черный плащ с гербом моего подразделения и взяв щит я вышел на улицу. Эро поплелся за мной без видимого желания. Он не хотел выходить в город, но по счастью, многие жители Трайшерна закрылись у себя в домах, а остальные поднялись на стены. Илкани никто так толком и не увидел. Легионеры, встретившие меня у сторожевых башен отнеслись к Эро спокойно.

— Ты разъяснительную беседу с личным составом провел? – поинтересовался я у Лейтенанта.

— По поводу?

— Эро.

— Ах да, конечно провел. Пришлось немного злоупотребить положением. Но в целом ребята восприняли все с пониманием. За них не волнуйся. Человекоподобной пантере на стене не удивятся.

К востоку от Трайшерна простиралось поле, некогда бывшее лесом. И по нему шло осадное войско. Оно надвигалось по всему горизонту, охватывая город с востока и севера. Небосвод за армией Делагарда окрасился в серо-черный цвет. Это горели близлежащие селенья. Последние беженцы бежали к захлопывающимся воротам. Лейтенант выждал, пока все люди укроются за стеной и только тогда отдал приказ запереть створки. Воздух наполнили команды сотников и десятников, топот стальных сапог и неизменная в таких делах ругань. Легионеры быстро занимали свои места возле бойниц и между зубцами стен. Рядом со мной как из-под земли возник Джаред.

— Я контролирую ситуацию, - сходу сообщил он. – Иохим, а зачем ты сюда свой зверинец притащил?

В ответ Эро угрожающе рыкнул. Дело запахло дракой, поэтому я поспешил вмешаться:

— Эро, будь умнее, ладно. А ты, Джаред, попридержи язык. Илкани наш союзник и точка! Сейчас не самое время для выяснения отношений. Обещаю, что его не будет и потом. Эро сейчас под лично моей защитой.

За стеной громыхнуло так, что вздрогнули башни. В воздух взлетел фонтан воды и обломки мраморных глыб. Лейтенант взорвал мост. Теперь Трайшерн был полностью изолирован от внешнего мира.

— Смотри, а вон и наемники, - Джаред указал в сторону океана.

Я раздвинул подзорную трубу и посмотрел в указанном направлении. Действительно, с юга к городу приближались совсем иные отряды. В строгом боевом порядке шли бледнокожие люди в черных доспехах без каких-либо символик. Я уже видел такие доспехи на трупах найденных в лесу. Вместо стандартных шлемов, у панцирной пехоты наемников были устрашающие маски. На спине каждого солдата крепился флаг с символом полка или роты.

— Эро, не знаешь, кто это? – спросил я илкани. – Ты ведь встречал таких людей?

— Встречал, - кивнул Эро. – Они охотились за мной несколько дней назад. Не знаю почему. Я не знаю и кто вывел их на мой след. Но они с юга, а потому я опасаюсь их.

— Хочешь сказать, что они преследуют тебя как и та тварь?

— Возможно это просто совпадение.

Наемники вне всяких сомнений внушали большее опасение нежели пехота Делагарда. Они и вооружены лучше, и военное дело наверняка знают. Именно с их стороны к городу двигались шесть осадных башен и несколько катапульт. И именно они нанесут самый сильный удар. Впрочем и мы не лыком шиты.

Осадная армия остановилась в полумиле от стен. Из тылов, с криками, с бранью, поднесли сколоченные из бревен мантелеты, за которыми укрылись солдаты. Под их прикрытием враг совершал перегруппировку войск перед штурмом. За передовой линией разворачивался лагерь, ставились палатки и подъезжали обозы с продовольствием. Командование противника явно не надеялось взять Трайшерн сходу.

— Сегодня они на приступ не пойдут, - сказал Джаред. – Просто хотят нам бессонную ночь устроить. Сами отоспятся, а завтра с утра и полезут.

— Логично. На стенах не сомкнут глаз, а им в поле куда спокойнее. Мост взорван, вылазку мы не совершим, даже если захотим. Но боги, как же их много…

Количество солдат у Делагарда впечатляло. Его отряды заслонили собой весь горизонт. На деле, эта армия насчитывала не более двенадцати тысяч, но учитывая то, что нас набралось от силы тысячи четыре, шансы на победу у нее были. Куда больше чем у нас. И я видел далеко не все полки. Часть их скапливалась у северных ворот, а несколько подразделений уже хозяйничали в квартале бедноты, который не защищали ни ров, ни стены.

— Смотри-ка, наш шут пожаловал, - Джаред скорчил страшную рожу. – И не стыдно ведь. Нарядился, как на праздник.

Я сразу сообразил о ком он говорит. Герцог снизошел до нас, простых смертных. Толстяк прогуливался по стене как по родному дому в окружении нескольких пажей. От него пахло какими-то благовониями и жареным барашком. Вонтиус не опустился до облачения в доспехи, да скорее всего, они на него и не налезли. Зато напялил на себя дорогущий парчовый кафтан и такие же штаны. Проходя мимо, герцог опасливо покосился на Эро, усевшегося на зубце стены и с видом полного отвращения махнул в его сторону шелковым платком. Поддавшись уговорам внутреннего голоса, я в шутку отсалютовал герцогу, а Джаред и вовсе прошелся мимо как на параде. Выглядел он просто смешно. Но герцог шуток не понимал.

— Вы, гражданин офицер, за зверем бы своим последили, - посоветовал он мне. – Его надо на привязи держать и в наморднике.

Ой как Вонтиус ошибся, сказав это при илкани. Эро одним прыжком покрыл отделявшее его от герцога расстояние и оказался у него за спиной. Пажи бросились в разные стороны, оставив своего сюзерена один на один с Эро. Я не стал останавливать моего зверька. Илкани не говоря ни слова схватил герцога за ворот рубашки и легонько толкнув, спустил Вонтиуса с лестницы, поднимавшейся на наш барбикен. Произошло это на глазах у нескольких десятков легионеров. Я услышал тихие смешки.

— Стража, схватите его! – завопил герцог, поднимаясь с земли.

Пятеро городских стражей, оказавшихся поблизости, двинулись к Эро, но он недвусмысленно выпустил когти из пальцев и развернувшись к имперцам спиной, опять запрыгнул на зубец стены.

— Я оставляю за ним право защищаться, - сказал я стражникам. – И не вмешаюсь. К тому же, это существо находится под защитой Легиона. Нападение будет воспринято как вызов, брошенный нам. И еще, в имперских законах нет ни одного пункта, касающегося поведения нечеловеческих рас. Как следствие, арестовать его вы не можете. И вообще, под стенами стоит армия противника. Вам что, больше заняться нечем? – последнюю фразу я рявкнул натренированным командирским голосом.

Стража моментально исчезла из зоны видимости. Герцог тоже поспешил ретироваться. Он не хотел, что бы еще кто-либо выставил его дураком.

— Молодец Кан, здорово ты этого дурака отшил! – хохотнул Джаред. – Эро, беру все свои слова о тебе назад. Давно я такого не видел.

— Да, представление получилось на славу. Зато от Лейтенанта достанется, - мрачно произнес я. – Герцог наверняка к нему побежал.

Я знал, что Лейтенанта сейчас лучше не трогать. Вонтиус легко мог нарваться на еще более крупные неприятности.

До самой темноты мы следили за действиями врага. А он не торопился. Подготовка к штурму шла медленно но основательно. Солдаты Делагарда закончили развертку лагеря и расставили катапульты. Я видел, как к ним подвозят камни и распиленные деревья. Подобные снаряды я уже встречал. На самом деле, в каждый деревянный брус вбивались стальные штыри. Такой заряд не только эффективно работал против живой силы, но и мог причинить много вредя зданиям. Ведь дерево можно было и поджечь. За лагерем сооружались широкие деревянные мосты для форсирования рва. В конце концов, ночь скрыла от нас армию врага. На стене зажглись факелы и огни сигнальных башен. Равнина покрылась золотистой россыпью костров, в свете которых сновали темные фигуры солдат.

Это была первая ночь, когда рядом со мной находился Эро. Я сомневался, что илкани может напасть на спящих легионеров, но все же некие опасения у меня оставались. Спали мы прямо на земле, возле стены, подушкой нам служили тряпки и сено. Особых удобств не было, да и просыпался я от малейшего шороха. Впрочем мои опасения не подтверждались. Эро сидел на стене и, как мне показалось, ни разу не шелохнулся. В который раз позавидовав тем, кто умеет спокойно спать перед боем, я встал и поднялся к илкани.

Эро неотрывно смотрел на звезды и его глаза были влажными от слез. Он скучал по своему дому. Это было просто и очевидно. Может быть, такие приступы повторялись каждую ночь.

— Ну, что с тобой опять? – спросил я.

Илкани не повернулся в мою сторону. Он только тяжело вздохнул и еле слышно всхлипнул. В подобном состоянии, Эро был не опаснее младенца. Я даже не знал, что сказать ему. Возможно, помимо тоски по дому, его опять терзали воспоминания.

— Эро, прекрати. Ты ведешь себя словно ребенок.

Ха, Иохим, а кто тебе сказал, что он взрослый? Сколько илкани лет? Я не знал этого. Рассказывая о своем прошлом Эро признался, что мать погибла когда ему было двадцать. Допустим, Эро лет сто. Но ведь он не такой как мы. Он не умирает и не стареет. Может для илкани он еще совсем маленький? Да нет, иногда он говорит весьма по взрослому. Дети-то у всех одинаковы и Эро под эту планку не подходит.

— Может тебе чем-нибудь помочь? Ну не молчи… - я попробовал зайти с другой стороны.

Эро наконец посмотрел в мою сторону. Вся шерсть у него под глазами была мокрой.

— Убей меня, Иохим, – попросил он. – Забудь про все, что я тебе говорил и убей меня. Я сам не могу лишить себя жизни, а жить так устал. Возьми свой меч и отруби мне голову. По-другому меня нельзя убить. Разве что растереть в порошок.

— Совсем с ума сошел? Ну-ка, немедленно прекрати все это.

— Ты не понимаешь, Иохим, - голос Эро срывался. - Я устал быть один. Абсолютно один. Ни ты, ни Легион, не заменят мне общения с сородичами. Наконец, существуют и определенные природные инстинкты, от которых не убежишь. Но у меня нет ничего. Я проклял свое прошлое и предал его забвению. У меня нет настоящего, и подавно никогда не будет будущего. Я чужой для всех, отчасти даже сам для себя. Даже если я встречусь с соотечественниками, они изгонят меня, как только узнают кто я такой.

— Может быть я смогу тебя понять, но ты не хочешь выговориться. Нельзя держать все в себе Эро.

— Можно. Я боюсь, что потом станет еще тяжелее.

— Не станет.

— Нет, Иохим не проси меня. Возможно, я и хочу рассказать кому-нибудь свою историю, но не могу. Я не вынесу воспоминаний. Я боюсь даже смотреть на звезды, поскольку они заставляют память теребить прошлое. Но звезды так манят, что я не в силах отвести от них глаз. И так каждую ночь. Я знаю, что у меня один выход – смерть. А смерти я боюсь.

— Я прошу тебя, отделайся от своей тайны раз и навсегда. Ты не сможешь скрывать ее вечно. Она уже и так почти убила тебя.

Эро опять поднял на меня взгляд. В его глазах темнело нечто кошмарное, что-то не от этого мира. Мне стало не по себе от этого взгляда. Так смотрит на охотника смертельно раненый зверь, попавший в капкан.

— Ладно. Слушай Иохим Кан, но поклянись, что эту историю ты не расскажешь ни под пытками, ни на смертном одре. Никому. Пока я не решу, что люди должны знать правду.

— Я клянусь Эро…

— Тогда пусть будет по-твоему…

— …Далеко за нашими мирами лежит Внешняя Тьма. Забвение, именуемое на языке моих очень дальних предков К’Лааном. Там нет ничего похожего на это Мироздание, и существа, живущие там бесконечно чужды и бесконечно враждебны Вселенной Смертных. Во Внешней Тьме правят чудовищные сущности, названные Забытыми Древними. Их властелин – Султан Пустоты Ур’Ксулт. Еще до того, как эта земля и эти звезды родились, Ур’Ксулт проник в наш мир и начал войну против расы, от которой произошел и я. Властелин Внешних Реальностей не мог появиться здесь сам, поэтому через открытые Смертными чернокнижниками Врата Гсатха он проник в тело одного мага по имени Азарг Кун.

Эро умолк. Далеко на юге небо полыхнуло зарницами, а земля отозвалась приглушенным гулом. Природного в этом ничего не было. Словно некие силы откликнулись на слова илкани.

— Азарг Кун проиграл ту войну, в которой и зародилась это Мироздание. Три Ангела, правящие энергиями космоса сковали его своими чарами и заморозили в леднике Скрена, глубоко под скалой Аракта. Не пытайся вспомнить эти названия, ибо их не знает никто из живущих. Скажу только, что эта скала стоит в Земле Кнар, на одной из Семи Лун Аэрона - Анкорахте. Раньше там была великая Аскаранская Империя со столицей в городе Тог-Шогог. Но теперь там только мертвые льды. Я вообще сомневаюсь, что эта земля существует в нашем пространстве. Спустя почти пятьдесят тысяч лет, Азарг Кун набрал силы и потянулся к душам людей, ведь именно люди могли освободить его. Тогда и случилось Затмение Семи Лун, после которого Азарг Кун высвободился из ледяного плена.

Я вспомнил слова Марайна о какой-то силе, грозящей Аэрону всевозможными бедствиями. А маг даже представить не мог, что это такое. По сравнению с чудовищами, которые действовали в рассказе Эро, все некроманты и черные колдуны с их великими империями казались безобидными младенцами.

— В одну ночь, величайшая твердыня Анкорахта пала перед земным воплощением Ур’Ксулта и перестала быть Тог-Шогогом, став Вурдагором. Землю Кнар покрыл вечный лед, даже сам воздух ушел оттуда, осталась только бессменная ночь полная звезд. Азарг Кун оказался заперт в этой земле, ибо ему не хватало подпитки из Внешних Пространств. А открыть последние Врата К’Лаана, известные как Портал Сохтота, мог только тот, чья раса была создана одним из Трех Ангелов – Селкером.

Шесть тысяч лет Азарг Кун ждал своего часа. И дождался. Я не знаю, каким образом корабль, на борту которого была моя будущая мать рухнул на Анкорахт. Я не знаю, как об этом узнал Азарг Кун и почему его слуги оказались в том самом месте. Догадываюсь лишь, что это орудия Вурдагора сбили звездолет. Исход все равно был один. Моя мать – Киани, оказалась в плену. Азарг Кун хотел заставить ее открыть Портал Сохтота, но Киани не могла это сделать. Мы – илкани, не убиваем себе подобных, а открытие Третьих Врат означало смерть для очень многих. Когда Властелин Вурдагора понял, что ничего не добьется ни уговорами, ни пытками, он стал искать другую возможность. И если чистокровный илкани не мог открыть Врата, это должен был сделать полукровка, в котором смешается кровь Расы Богов и субстанция Внешних Пустот. В тот же день он спустился в карцер, где держали Киани и силой зачал ребенка. Спустя шесть месяцев у Киани родился сын. Она назвала его Эро, так звали ее маленького братика, погибшего при падении корабля.

Эро говорил даже не пытаясь сдержать слез. Я сидел в шоке от услышанного. А кошмар еще только начинался…

— Азарг Кун забрал меня сразу после рождения и воспитывал в своем духе. Он держал меня в клетке, подвешенной над бассейном с кипящим маслом. С утра до вечера, на моих глазах пытали и увечили десятки человек… женщин, стариков, даже новорожденных младенцев. Главный прислужник отца приучал меня к кодексу Забвения, но я не мог воспринять его. Я родился как илкани, а не как демон Ур’Ксулта, хотя его часть тоже давала о себе знать… Если я не хотел подчиниться кодексу, мою клетку опускали вниз, в бассейн. И так продолжалось двадцать лет. В этом возрасте илкани достигают зрелости, и я уже мог попытаться открыть Врата Сохтота. Но я собирался это делать ради кого угодно, но только не ради Азарга Куна.

В тот день он позволил мне увидеть мать. Киани привели из Склепов Скрена, где ее держали в течении всех двадцати лет. В один момент она рассказала мне все, чего я еще не знал: про Великую Войну, про Триумвират Ангелов, про Забвение. И тогда я совершил самую большую ошибку… впрочем, она все равно ничего не изменила бы. Я напал на Азарга Куна. Безрезультатно. Я даже не смог ранить его. Зато это вывело его из себя. Он пообещал мне, что Портал я открою, рано или поздно…

После воцарения Азарга Куна, под Арактой потекла река Сиграл, в которой обитали простейшие существа Забвения – медузы, белые плотоядные черви, полипы… На берег этой реки привели меня и Киани. Азарг Кун хотел только одного – открытия Врат. Я отказался. Тогда с моей матери живьем содрали кожу и бросили еще живую, в Сиграл. Я видел, как полипы и черви грызли ее, пока течение не унесло их под лед. Возможно, там, на дне, она до сих пор жива, так как Азарг Кун не давал ей даже потерять сознание. А потом он принялся за меня. Азарг Кун обрек меня на бесконечную пытку, отдав на растерзание и забавы своим слугам, и сказав, что если пытка остановится на большее время, нежели требуется для регенерации моих ран, то сами палачи, станут жертвами монстров Сиграла. Это длилось восемь тысяч ваших лет…

Я уже и сам был не рад тому, что разговорил Эро. Я ожидал какой угодно страшной истории, но все мои представления казались невинной детской сказкой по сравнению с услышанным. Здесь сплелись воедино все ночные кошмары и извращенная, нечеловеческая жестокость неведомого ужаса, порожденного иными пространствами.

— Азарг Кун сказал мне, что пытки прекратятся только тогда, когда я открою Врата Сохтота. Я не собирался делать этого ради Киани, а выносить издевательства тоже не мог. И тогда я решил бежать. Вместо отдыха и восстановления ран после очередной экзекуции, я перегрыз цепи. Когда мои палачи пришли за мной, я убил их, ибо в нашей Реальности облаченные в псевдо-плоть твари Ур’Ксулта уязвимы. Через окно я выбрался наружу и по отвесной стене спустился на улицы Вурдагора, а затем добрел до крепостной стены.

Крепостная стена Вурдагора, это отполированный до зеркального блеска черный алмаз. Высота этих стен превосходит высоту замка вашего герцога раз во много раз, их видно за несколько миль. Они перегораживают целую горную падь, а на площадках наверху стен могут разъехаться четыре повозки, наподобие ваших. Я не мог ждать, пока меня начнут искать, так как не хотел возвращаться в темницу. Спуститься по гладкой как стекло стене я и не пытался. Поэтому я прыгнул вниз, ведь умереть я все равно не мог. Меня не спасло никакое умение приземляться на четыре конечности. Оглушенный, теряющий сознание от боли, я кое-как дополз до ледяных пещер в ближайшей скале. Я не мог пошевелиться, поскольку при падении раздробил себе все кости в руках, ногах и переломал все ребра. О внутренних повреждениях я даже думать не хотел. В пещере я провел почти месяц.

Я не знаю, искали меня или нет. Знаю лишь, что не нашли. Отлежавшись я пошел на север через безжизненные и холодные равнины Кнара. Это путешествие заняло у меня восемь месяцев. Что бы не ослабнуть от голода я грыз самого себя и пил свою собственную кровь. Где-то посреди бескрайних льдов, я пересек невидимую черту, разделяющую наши миры, и оказался неподалеку от южного полюса вашей планеты. Добравшись до океана я пошел к небольшому порту, где жили подвластные Азаргу Куну люди, называвшие себя «Орденом Черного Порядка». Незамеченным я пробрался на корабль, отплывавший в Сабернанит – самый южный порт материка Олот-Катош. Оказавшись настолько далеко от Вурдагора я почувствовал себя в безопасности. Внутренний голос беспрестанно твердил мне о необходимости дальнейшего похода на север. В северных землях должно было произойти что-то важное. Я верил в это, но не знал, что это может быть.

Я попытался пойти на контакт с людьми, однако они, видимо, испугались меня, а когда я решил зайти в деревню, располагавшуюся к западу от Сабернанита, то забросали камнями. Так происходило всегда при встречах с людьми. Они либо убегали, либо пытались убить меня. Несколько раз им это почти удавалось. Наученный горьким опытом, я сам стал убивать людей, иногда вырезая целые деревни. Может быть жестоко, но я тогда не думал о жестокости.

А всего лет восемь назад, когда я добрался до джунглей Аралета, на меня впервые напало это существо. Возможно, его послал за мной отец, возможно оно просто шло по моим следам от самого Вурдагора. Сначала я скрывался от него, а потом попробовал напасть сам… То, что осталось от меня тогда, больше всего походило на обглоданный скелет. Оно не оставило на мне кожи и сорвало почти всю плоть с костей. Но не убило. Оно точно знало, когда следует остановиться. Ведь Азаргу Куну я нужен был живым. После этого случая я шел на север, нигде не задерживаясь подолгу. Пока не попал в Трайшерн…

Эро умолк. Мне показалось что в один момент в мире затихло все. Не храпел рядом Джаред, не суетились под стенами солдаты Делагарда, не бряцала сталь дозорных. Стало неимоверно тихо и холодно, словно совсем рядом с нами возвышалась древняя и страшная скала Аракта. Все наши войны показались мне суетней муравьев, над которыми уже нависла ступня человека. Леденящая душу история одинокого существа, потерявшего всякую надежду, застряла в душе и сердце острым стальным клином. Теперь я уже точно не мог винить Эро ни в чем.

— А почему Азарг Кун не захватил весь Аэрон? – спросил я.

— А зачем он ему нужен? У него планы намного более масштабные. Ваша планетка его не интересует, она даже недостойна его внимания. Пока его интересую только я. Ваше счастье, что он и его исчадья не способны покинуть Вурдагор. По крайней мере в большом количестве. Он посылает только людей из Кнара - «Черный Порядок». Да – да, тех самых южан, которых я убил в лесу, и тех что стоят сейчас под стенами Трайшерна. Им нужен не город. Противник герцога смог нанять их лишь потому, что они сами этого захотели. Ведь здесь скрываюсь я. Вы, Легион – просто досадное препятствие.

— Ну а тварь, которая преследует тебя?

— Она меня боится, хотя и слабее чем я ее. Ведь часть ее Властелина есть и во мне, а значит я могу причинить ей вред. Поэтому она только ослабляет меня.

Эро кое-как успокоился, но по-прежнему не мог отвести взгляда от звездных россыпей на небе. Я заметил, что илкани дрожит.

— Все же, лучше убей меня, - тихо сказал он.

— Только не после того, как ты мне все рассказал, - я посмотрел на лагерь южан, раскинувшийся у самого океанского берега. – Эти твари завтра не тебя, а черта пухлого получат. Я настою на том, чтобы ты остался с Легионом. Мы хоть как-то сможем обеспечить твою защиту. Но, давай уговор: твой рассказ должны услышать еще два человека – Лейтенант и Капитан.

Эро слабо кивнул.

— Ну вот и хорошо. Знай, что бы ни случилось, я на твоей стороне.

Ночь незаметно подошла к концу. На востоке, позади осадного войска поднималось солнце. На стене протрубили рога, на равнине тоже закопошились. Штурм начался.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: