double arrow

Кризис 1890 г


Кризис 1873 года

Кризис 1873 считается одним из крупнейших международных финансовых шоков в истории финансовой нестабильности. Симптомами нестабильности стали следующие события:

- кредитный бум в странах Латинской Америки по финансированию Англией и государствами континента строительства железных дорог;

- массовые спекуляции землями в Германии и Австрии, подогреваемые обязательством Франции выплатить золотое возмещение Пруссии после франко-прусской войны.

Спекулятивный бум в Германии и Австрии обвалился с крахом фондового рынка в Вене в мае 1873 г. Фондовые рынки Амстердама и Цюриха также испытали финансовые шоки.

В США банковский кризис начался в сентябре и встал в один ряд с потрясениями на фондовой бирже в Нью-Йорке. Этот случай имеет ряд важных особенностей, по сравнению с другими кризисами, предшествовавших этому.

Во-первых, биржевой кризис произошел до того, как показатель экономического развития достиг своей циклической вершины. Во-вторых, паника на бирже оказалась совершенно непредсказуемой, так как отсутствовало обычное предварительное повышение процентных ставок. Первоначальными признаками нестабильности стали финансовые трудности в железнодорожном секторе. 8 сентября 1873 г. Нью-йоркская компания, предоставлявшая крупные кредиты железным дорогам Миссури, Канзаса и Техаса, приостановила выплаты. Этот пример вскоре дополнился банкротством банка «Kenyon, Cox & Co», который должен был выплатить канадской южной железной дороге сумму в 1,5 млн. долларов, что в результате поставило последнюю в затруднительное положение. Однако ни один из описанных случаев не имел такого психологического значения как банкротство крупнейшего финансиста, президента железной дороги «Union Pacific» Джея Кука 18 сентября того же года. Под влиянием этого события биржи Соединенных штатов охватила паника, в результате чего цены на акции упали более чем на 7%, а день 18 сентября был назван «черным» четвергом. Мгновенно Четвертый Национальный банк и «Юнион Траст Компани» испытали набег вкладчиков и к 20 сентября оба этих учреждения объявили о своем банкротстве. В стране разразился крупномасштабный банковский кризис. В этот же день Нью-йоркская фондовая биржа приняла беспрецедентные меры и объявила о своем закрытии вплоть до 30 сентября. 20 сентября Клиринговая палата Нью-Йорка стала выпускать заемные сертификаты для своих банков-членов, а 24 сентября было принято решение приостановить расчеты в металлических монетах. На протяжении нескольких дней это решение реализовывалось по всей стране. Только к концу октября банки практически полностью восстановили обращение металлических денег. К ноябрю равновесие на биржах восстановилось, и страна встала на путь выхода из кризиса.






Кризис оказал серьезное влияние на страны Латинской Америки, а также экономику Европы через колебания мировых цен. Скачки от инфляции к дефляции в рассматриваемом периоде сократили экспорт, а соответственно, и налоговые доходы, т.к. налоги с торговли являлись основой налогообложения в Латинской Америке. Кроме того, удорожание обслуживания долга привело к новой волне дефолтов в этих странах.

Кульминацией кризиса стал кредитный бум, направившийся из Англии в Аргентину и Уругвай в результате финансирования строительства железных дорог и других объектов инфраструктуры. Большинство займов, подогреваемых денежной экспансией властей в аргентинские провинциальные банки, которые были финансово непрозрачными и неустойчивыми, в итоге оказались плохими. Приток иностранного капитала сопровождался надуванием спекулятивных пузырей в ценах на недвижимость. В конце 80-х годов пузыри лопнули, и цены на недвижимость упали более чем в два раза. В результате спекулятивной активности «Банко де ля Насион», который был одним из двух национальных банков Аргентины, не смог оплатить дивиденды, тем самым вызвав набег на всю банковскую систему страны.



Международный кризис разразился, когда Дом Бэрингов (крупнейший инвестиционный банк Лондона) 8 ноября 1890 г. объявил Банку Англии о своей неплатежеспособности. Банку Англии частично удалось предотвратить надвигавшуюся панику благодаря проведенной операции оп рекапитализации Бэрингов с помощью крупных финансовых институтов Лондона и временной отсрочки возвратов займов Банка Франции и Российского Центрального банка. Кризис все-таки распространился на Латинскую Америку, путем прекращения английского кредитования Аргентины, Бразилии и Уругвая.

Финансовый кризис имел серьезные последствия и для финансовых рынков США. 7 ноября, когда Банк Англии поднял свою дисконтную ставку с 5 до 6%, денежный рынок Нью-Йорка отреагировал незамедлительно. 10 ноября цены акции в Нью-Йорке резко упали, а одна из крупнейших компаний «Декер, Хоуэлл энд Ко», в которой участвовал Банк Северной Америки, объявила о своей несостоятельности. Реакцией Ассоциации Клиринговой Палаты стал выпуск своих сертификатов, однако эта операция не успела стать широко известной и банкротства продолжались. 11 ноября приостановила свою деятельность брокерская компания «Джей С. Валькот энд Ко» и Банк Северной Реки. Как только стало известно о выпуске сертификатов Клиринговой палаты, ситуация стабилизировалась. Но когда 15 ноября новости о банкротстве Бэрингов достигли США, акции на Нью-йоркской бирже вновь упали. Несмотря на мгновенно обанкротившиеся около тридцати брокерских фирм, общенациональной паники удалось избежать. В конце ноября стало известно, что Банк Англии и синдикат банкиров предоставили помощь в преодолении финансовой нестабильности на денежном рынке Лондона. Уолл-стрит сразу отреагировал, и цены акций стали расти. Банковская система США продолжала функционировать, и приостановки выплат металлических денег удалось избежать. Общая рецессия американской экономики продолжалась вплоть до мая 1891 г.

Кризис, связанный с банком Baring, вызвал большую финансовую напряженность, чем Нью-Йоркская паника, когда британские инвесторы продавали хорошие американские акции для поддержки плохих латиноамериканских ссуд. Существует мнение, что финансовый кризис в Нью-Йорке в октябре 1890г. ускорил последовавший в ноябре крах банка Baring, поскольку он стал причиной множества банкротств в Лондоне, что существенно ухудшило возможности банка Baring устоять в условиях острого финансового бедствия. Кризис банка Baring, вызванный проблемами в Аргентине, привел к значительному падению объемов британских кредитов во всем мире и ускорил или внес серьезный вклад в возникновение экономических кризисов в Южной Африке, Австралии и Соединенных Штатах, продолжавшихся до 1893г.

В это время в России (Российской Империи)

Перейдем теперь к рассмотрению финансово-экономической политики правительств Александра I и Николая I. В XIX в. Россия вступила с расстроенными финансами. Безудержная эмиссия привела к тому, что к концу правления Павла I курс ассигнаций упал до 50 копеек серебром за бумажный рубль.

Предпринятые правительством Александра I некоторые меры, в частности, снятие наиболее вопиющих запретов во внешней торговле, дали определенный эффект. Курс ассигнаций несколько вырос и составил в 1803-1804 годах 80 копеек за рубль. Однако положение оставалось неустойчивым. В обращении по-прежнему находилось на 300 с лишним млн. рублей бумажных денег и правительство не могло полностью отказаться от практики займов, эмиссий и других подобных мер. В 1803-1804 гг. соотношение реальных доходов страны, сумм, полученных в результате различных заемных и эмиссионных операций и расходов выражалось следующими цифрами:

Таблица №1

Год   Реальные доходы, тыс. руб.   Займы, эмиссии и др., тыс. руб.   Общие расходы гос-ва, тыс. руб.  
     
       

Как видно из приведенных данных эмиссия и различные займы составляли в год 9%. Ситуация еще больше обострилась после Тильзитского мира, по которому Россия была вынуждена присоединиться к континентальной блокаде. Доходы казны уменьшились, а расходы продолжали расти. Теперь это соотношение выражалось следующими цифрами:

Таблица № 2

Год   Реальные доходы, тыс. руб.   Займы, эмиссии и др., тыс. руб.   Общие расходы гос-ва, тыс. руб.  
         
       

Теперь ситуация была уже качественно другой, т.к. займы и эмиссия колебались от 20 до 109%.

Естественно, что это не могло не привести к серьезному финансовому кризису, которые Россия пережила в 1808 - 1810 гг., когда курс ассигнаций упал с 50 копеек за рубль в 1808 году до менее чем 20 копеек за рубль ассигнациями в 1810 году.Попытки выправить положение в эти годы связано с именем Сперанского, который предложил следующий проект финансово-налоговых реформ:

1) прекратить дальнейший выпуск ассигнаций;

2) ассигнации, выпущенные ранее, признать государственным долгом, с последующим выкупом и уничтожением;

3) сокращение государственных расходов;

4) введение нового налога, направленного специально на покрытие дефицита;

5) частичная продажа государственного имущества;

6) введение специального налога на один год - 50 копеек с "души" на помещичьи и удельные имения;

7) введение упорядоченной отчетности и гласности при ведении финансового хозяйства.

К сожалению большинство этих мер осталось на бумаге и не только из-за опалы их автора. Даже позже, при Канкрине, Татаринове и Бунге была реализована только часть этих предложений. Правда, предпринятые правительством "пожарные" меры позволили добиться того, что падение курса было приостановлено, однако добиться перелома в этом вопросе не удалось.

Война 1812-1814 гг. еще больше усугубила финансовое положение страны. Рубль по-прежнему стоил меньше, чем 20 копеек серебром. Сумма выпущенных ассигнаций к 1818 г. достигла астрономической цифры в 818 млн. рублей. Курс бумажных денег не просто постоянно колебался. Дело дошло до того, что в разных районах страны он заметно различался.

Попытка поправить положение была предпринята в 1816-1817 гг., когда на пост председателя департамента государственной экономики был назначен адмирал Мордвинов, который предложил ряд мер, аналогичных тем, что советовал провести Сперанский. По настоянию Мордвинова было впервые проведено уничтожение ассигнаций на сумму в 38 млн. рублей. Были также отменены винные откупа и восстановлена государственная монополия, а также предпринят еще ряд мер.

В таможенные тарифы были также введены изменения, направленные на расширение свободы торговли. Однако эти меры привели лишь к увеличению ввоза, тогда как вывоз рос незначительно. Это послужило основанием для недовольства отечественных промышленников, которые добились нового протекционистского таможенного устава в 1822 г., что способствовало оживлению отечественной промышленности.

Отсутствие каких-либо радикальных мер по стабилизации финансов привело их в полное расстройство к концу правления Александра I(1801-1825). Положение дел не спасли даже займы, к которым правительство прибегало. В 1820 г. были заключены займы в Лондоне и Амстердаме, которые дали 28,8 млн. рублей серебром. Через 2 года был заключен новый заем у Парижского дома Ротшильдов на сумму 32,9 млн. рублей. Позже к займам было вынуждено прибегать и правительство Николая I, в частности, в 1828 г., 1831 г., 1832 г., 1841 г., и в 1843 г. Однако даже эти меры не покрывали потребностей страны. Бюджет в эти годы часто оставался дефицитным.

В 1823 г. министром финансов назначили Канкрина, на которого возлагали определенные надежды в деле улучшения положения дел в экономике.

С именем этого человека связаны реформы в экономической области, но начнуться они уже в 30-40 гг., т.е. в период правления Николая I.

Благодаря такой политике "избирательного протекционизма" Канкрин сумел поднять доход от таможен за счет увеличения ставок на товары роскоши и предметы потребления для зажиточных слоев с 11 млн. рублей до 26 млн. рублей, т.е. в 2,5 раза.

Стремясь стабилизировать финансовое положение страны, Канкрин старался не делать новых займов, что, однако, далеко не всегда удавалось. Пытаясь повысить доходы казны, он в 1826 году возродил винные откупа, однако, несмотря на определенный рост доходов, полученных государством, общей эффект от этой меры был скорее отрицательным.

Центральным событием стала финансовая реформа Канкрина, которая была начата в 1839 году. Суть ее сводилась к следующим основным положениям:

1) Основной денежной единицей объявлялся серебряный рубль.

2) Была проведена девальвация ассигнаций, и их курс был установлен на уровне 3,5 рубля ассигнациями за один рубль серебром.

3) В оборот выпускались депозитки (не ниже 25 рублевого достоинства), которые выдавались всем, кто соглашался внести в государственное казначейство металлические деньги, слитки серебра, платины и золота. Последние как бы хранились государством и должны были выдаваться по первому требованию. Сами депозитки ходили по серебряному курсу. Эта операция дала казне поступление серебра и золота более чем на 12 млн. рублей.

4) Постепенно из оборота стали изымать ассигнации, выкупая их по курсу 3,5 к одному, и заменять их на кредитные билеты, которые имели обеспечение 1/6 размерного фонда звонкой монетой, и поэтому свободно обменивались на серебро.

К 1843 году правительство сумело полностью изъять ассигнации из обращения. За 170 млн. рублей было выкуплено ассигнаций на сумму 595 млн. рублей, а для поддержки курса кредитных билетов был создан необходимый фонд в 28 млн. рублей серебром. Все это позволило поддерживать курс бумажных денег на одном уровне, хотя финансы страны продолжали постоянно находиться в крайне напряженном положении.

В ходе Крымской войны и после нее правительство вынуждено было несколько раз прибегать к денежной эмиссии. В результате курс бумажных денег начал снижаться. За 1853-1856 гг. дефицит бюджета вырос с 57 до 307 млн. рублей. В 1858 году был прекращен размен кредитных билетов на серебро. К моменту реформы 1861 г. в обращении снова находилось бумажных денег почти на 1 млрд. рублей или в несколько раз больше, чем составляли доходы государственного бюджета.

По-прежнему неразвитой оставалась и кредитно-банковская система России, которая почти не изменилась со времен Екатерины II. Она оставалась в руках государства, в то время как частные коммерческие банки не получили своего развития.

В стране с 1782 года функционировали Заемный и Купеческий банки. Чуть позже был учрежден Медный банк, открытый банковской конторой вексельного производства и в 1817 году был учрежден Государственный Коммерческий банк для расширения коммерческого и промышленного кредита.

Таким образом, подводя итоги этого краткого анализа положения дел в экономике России в первой половине XIX века и политики тогдашних правительств в этой сфере, можно констатировать следующее.

Все меры, предпринимаемые правительствами Александра I и Николая I, направленные на поддержание и развитие хозяйства страны, хотя и помогали справиться с текущими, практическими проблемами, ликвидируя наиболее вопиющие проявления феодализма, сдерживавшие движение страны вперед, но не решали главных кардинальных вопросов - снятие всех феодальных препон для развития российской экономики, и, прежде всего, отмены крепостного права.

Поэтому, позволяя поддерживать относительную стабильность в экономике, они не могли обеспечить действительной длительной устойчивости в развитии народного хозяйства теми темпами, которые бы отвечали возможностям и потребностям страны. Россия по-прежнему продолжала отставать от наиболее передовых в экономическом отношении стран Запада, и разрыв этот все возрастал. Понадобилось поражение в Крымской войне, чтобы правительство Александра II осознало: "с реформами больше медлить нельзя".







Сейчас читают про: