double arrow

Основные итоги Смутного времени


Уставший от войны с поляками и шведами, от Смуты, народ России хотел порядка. Для возрождения государства нужна была сильная центральная власть, которая в то время отождествлялась с царем. В январе 1613 г. в Москве собрался Земский собор, самый представительный в истории средневековой Руси. На нем присутствовали и бояре, и высшее духовенство, и дворяне, и посад, впервые были представлены казаки и черносошные крестьяне. Правовые идеи, усвоенные в годы Смуты, способствовали осознанию сословиями своих прав в государстве.

Вокруг кандидатуры будущего царя разгорелась острая борьба. После продолжительных споров русским царем был избран Михаил Романов (1613—1645), племянник последнего царя Федора Ивановича. Возможно, для объединения страны, восстановления общественного согласия такой выход был не самым плохим. Вдобавок Михаил приходился сыном влиятельному церковному иерарху Филарету. А надо заметить, что на исходе Смутного времени церковь воспринималась как основная национальная сплачивающая сила, ее авторитет поднялся очень высоко.

Смута впервые реально поставила русский народ перед возможностью выбора. Альтернативы тому пути, по которому шла Россия, намечались уже во времена Бориса Годунова, существовали в период правления Лжедмитрия I и в ходе работы Земского собора 1613 г. Но они не были реализованы. Среди причин, помешавших иному пути развития страны, ее большей «европеизации», выделим наиболее важные.




Во-первых, социальные группы общества не поднялись до уровня, на котором человек начинает осознавать свою социальную ответственность. Представители всех сословий рассматривали Смутное время как удобный случай «половить рыбку в мутной воде», а привилегии — как удобное место у кормушки, а не знак долга, ответственности перед обществом. Во-вторых, сказались стереотипы сознания. Холопы побоялись остаться без хозяина, предпочли прежнее «безумное молчание всего мира», ярмо новой авторитарной власти. В-третьих, неудачными оказались альтернативы, построенные на попытках усвоения достижений Европы, ее цивилизации, поскольку они недостаточно учитывали или не учитывали вовсе особенности России, свойства русского национального характера. Например, обнаружилось, что при ослаблении сдерживающей узды государственной власти в народе резко снижаются моральные ограничители. Все достижимое становится дозволенным.

Но те же национальные особенности и спасли страну от гибели. Чувство патриотизма, отвага, готовность к самопожертвованию, присущие русскому народу, помогли России выстоять в тяжелой борьбе с интервентами. Сознание национального единства, осознание себя как части всей державы способствовали сохранению территориального единства страны, российской государственности, хотя и в консервативном обличье.



Смута привела к новому способу управления страной. Идея вотчинного управления государством на основе произвола и свободно толкуемого обычая уже не могла возродиться. Россия встала на путь формирования сословно-представительной монархии. К управлению страной активно привлекались Боярская дума и Земские соборы в широком составе.

Смута выявила роль народа в государстве. Ключевский писал, что «из потрясения, пережитого в Смутное время, люди Московского государства вынесли обильный запас новых политических понятий... Это печальная выгода тревожных времен: они отнимают у людей спокойствие и довольство, а взамен этого дают опыт и идеи... В Смуту идея государства, отделяясь от мыслей о государе, стала сливаться с понятием о народе». Действительно, страх народных масс перед Иваном IV сменился в Смуту насмешливым отношением к власть имущим: Федор Иоаннович считался юродивым, Годунов — худородным татарином, Отрепьев — расстригой, Василий Шуйский — трусом и клятвопреступником. Но за державу народ был готов стоять до конца, что подтверждается беспримерной, почти двухлетней обороной Смоленска, защитой Троице-Сергиевой лавры и проч.



Смута преподнесла монархии серьезный урок: если не заботиться о сохранении сильной центральной власти, то можно потерять все. Распад Киевской Руси, явная угроза распада Руси Московской были ярким тому подтверждением.

Во времена Смуты появляется понятие «вся земля», включающее в себя бояр, дворян, служилый люд, казаков, посадское население и часть крестьян. Под монархию начинает подводиться теоретическая база. Положение о том, что «вся земля» выдвинула царя, стало обоснованием надклассовой сущности самодержавия, т.е. только самодержец, представитель всех социальных слоев (а не «холопов», как при Иване IV), мог править, творить равный и справедливый суд.

Впервые политически дееспособным становится население посада и крестьяне, не входившие ранее в число избирателей. Город, не и игравший на Руси, в отличие от Запада, самостоятельной роли, теперь был представлен свободным посадом, выражавшим еще не осознанные требования нового времени.

Наконец, Смута показала, что в период общего кризиса избежать тяжелых потерь и потрясений, обрести прочный социальный мир можно только путем сотрудничества всех слоев общества.

Прямым следствием смуты стало расстройство местничества, ослабившее старое аристократическое боярство и усилившее позиции служилого дворянства. Последствием Смуты была и экономическая разруха в стране, обнищание народа. Она ухудшила международное положение государства. В 1617 г. заключается Столбовский мир, по которому Швеция возвращает России новгородские земли, но удерживает побережье Финского залива с городами Ям, Копорье, Ивангород. В 1618 г. подписывается Деулинское перемирие с Речью Поспилитой, согласно которому Россия лишилась Смоленска и Чернигово-Северских земель. Вместе с тем страна восстановила политическую независимость и основное территориальное единство. К середине XVII в. разруха и разорение Смутного времени были в основном преодолены. Отношения с Западом начинают составлять основу всей политической, экономической, идеологической и военной истории России. Эти отношения выражали две противоположные, но взаимосвязанные тенденции: первая представляла Запад «в образе врага», вторая характеризовала его как «пример для подражания». Ряд современных ученых приходят к выводу, что, хотя Россия с начала XVII в. и испытывала влияние Запада, он для нее оставался все-таки главным антагонистом.







Сейчас читают про: