double arrow

Вызов брошен


Узрите, Смертные и Бессмертные всю мощь Дома Мертвых… Падите на колени перед теми, кто не должен жить, но живет… Еще никогда Вселенная Смертных не видела такой силы, сосредоточенной в одном месте и никогда, возможно со времен Траг’гонов, эта сила не была готова обрушиться на Срединные Миры… И вместе с полчищами оживших мертвецов, идут армии собранные Отверженными Высшими, теми, кто в час Суда Богов принял сторону Ангела Смерти. Удар, нанесенный Селкером по ордам К’Лаана, вселил в их души надежду и заставил их выступить на стороне Дома Мертвых раньше, чем предполагал Лорд Векнар-Зарна…

Хищные, исполинские звездолеты Йякана, похожие на расправивших эфемерные крылья драконов, эскадра за эскадрой прыгают в подпространство и уносятся к серебрящимся вдали галактикам. Сверкающие энергощиты, натянутые поверх эластичной органической брони, затмевают свет множества звезд. Следом за штурмовыми группами движутся странные корабли Высших, примкнувших к Дому мертвых в час Суда Богов, поражающие воображение своим внешним видом и причудливым мерцанием множества огней. Их намного меньше чем йяканских звездолетов, но в них чувствуется скрытая мощь. Эти корабли создавались именно для войн в трехмерном пространстве, и они успешно могут соперничать с красивыми, но не совсем функциональными звездолетами Альтернативной Вселенной.

Селкер стоит на балконе тронного зала и глядит в небо, где не видно ни галактик, ни звезд. Одна рука Ангела Смерти частично парализована, хотя и может двигаться, вторая, уже почти исцеленная, двигается свободно – странно, но Ангел Смерти сам не ожидал, что сможет справиться с ранами, нанесенными ему Азаргом Куном. А над Мор-Теготом волна за волной проносятся флотилии. От горизонта до горизонта небо превратилось в движущуюся массу из тысяч звездных птиц, которые могут нести только смерть и разрушение. Ангел Смерти, столько всего знавший об оружии, смог, наконец, применить свои знания на практике… Селкер знает о том, кто будет противостоять этому войску. Он пока еще не до конца понял, почему Скайриус, древний Лорд галактики Векнар-Зарн, смог покинуть Забвение, но это и не так важно. Кто сможет остановить этот смертоносный поток, кому под силу оспорить власть Последнего из Траг’гонов?




Ничто уже не в силах остановить механизм войны, как нельзя вернуть уже пущенную стрелу. Но Ур’Ксулт снова шевелиться в своей безвременной бездне и Азарг Кун постепенно оправляется от полученного урона. Это заставляет Ангела Смерти торопиться, и спустя четыре дня после выступления армий Мор-Тегота, Селкер решается на переговоры с Советом Высших. Ему нужны гарантии того, что Высшие если и не будут помогать Дому Смерти в войне с Забвением, то не будут и мешать. Слишком велика ставка для Ангела Смерти и он не может позволить самому себе распылять силы на два фронта. Азарг Кун слишком быстро набирает новую мощь – намного быстрее, чем рассчитывал Селкер. И теперь, эмиссар Забвения будет не просто захватывать мир за миром, но ударит именно по Мор-Теготу.

И вот, Ангел Смерти является на Арконис. Впервые покидает он Мор-Тегот и спускается на Срединные Миры. Зал Ассамблеи наполнен представителями Старших Рас и Высшими, они спорят и обсуждают последние неутешительные новости, но когда малахитовые двери раскрываются и входит Селкер, в Ассамблее воцаряется пугающая тишина…

Селкер поднимается к ложе Совета Высших. Многочисленные огни бросают блики на облегающую его тело серебрянную узкую тунику, из странного, чуть мерцающего на свету материала, резко контрастирующего по цвету с черной гладкой шерстью и длинными прямыми волосами, спадающими на грудь. Одна рука Селкера безвольно висит вдоль тела, кристаллические когти второй сжимают Жезл Мертвых. Глашатай Ассамблеи Мерканос пытается встать со своего места, но незримая сила прижимает его к креслу. Ангел Смерти даже не смотрит в его сторону. Взгляд Селкера обращен на Лорда Векнар-Зарна Скайриуса.



— А ты изменился… - говорит Скайриус. – Повзрослел. Стал похож на своих предков, как их рисуют в древних книгах. И стал куда более жестоким… Ты действительно превратился в настоящего траг’гона…

— И ты изменился Лорд Векнар-Зарна. Особенно с момента нашей последней встречи. – едко замечает Селкер.

— С чего это ты вспомнил старые титулы, Эриел?

— Из-за твоего желания вернуть старые времена. Я пришел к вам с миром, ибо, если бы я хотел уничтожить вас, то сделал бы это не входя в этот зал.

— Хорошо. Я думаю, мы сможем выслушать тебя. – Скайриус оглядывает собравшихся Высших еще не оправившихся от потрясения. – Ведь ты и не можешь убить нас… По закону Равновесия.

— Я не могу убивать Смертных, – хищно улыбается Селкер. – А вы, живущие вечно, не подвластны Смерти, поэтому я имею полное право уничтожить вас всех до единого. Это еще одна причина, по которой вы должны меня выслушать. Я хочу немногого. Я хочу, что бы вы затихли на время и дали мне возможность разобраться с Забвением. Не думаю, что хоть кто-то из вас горит желанием мне помогать, но хоть не мешайте. Так или иначе, а кроме меня вам надеяться не на кого.

— Мы можем надеяться на себя. – говорит Таларнус. – Неужели ты думаешь, что мы просто безвольные куклы, дергающиеся на твоих ниточках?

— А что? Разве нет? – улыбка не исчезает с шакальей морды Ангела Смерти. – Вы даже сейчас действуете мне на руку, отвлекая внимание Азарга Куна своей возней. Он даже представить не может, что вы ударите по Мор-Теготу. Он уверен, что вы собираете силы против него. И поверьте, до Аркониса он доберется раньше, чем до Дома Мертвых.

— Попридержи свой язык, шакал. – мрачным голосом произносит Скайриус и свет темнеет в зале Ассамблеи. – Не ты и твоя ложь нужны нам, а наша помощь нужна тебе. И я сомневаюсь, что ты ее получишь.

— Значит, Карн, ты еще глупее, чем я думал. Ты позволишь себе воевать и против меня, и против К’Лаана, являясь при этом самой слабой стороной конфликта? Странно, как эти существа, могучие и мудрые, позволяют вести себя к смерти.

— А что у тебя с руками? – спрашивает Скайриус Карн. – Неужели в мире нашлось что-то такое, что смогло уцелеть после встречи с Наследником Траг’гонов?

— Скорее, это я смог выжить, встретившись с воплощением самого Ур’Ксулта. И нанести по нему ответный удар. – парирует Селкер. – Не это ли есть доказательство того, что я могу победить, ну или хотя бы того, что наши шансы почти равны. Если вы не будете мешать мне, то я, как и подобает хозяину Вселенной, приложу все силы к ее защите.

— Не Вселенную ты будешь защищать, шакал, а себя самого, – хмурит брови Скайриус. – В тебе нет благих побуждений, а только страх перед Забвением и Султаном Забытых Древних. Мы готовы к этой битве, а ты страшишься даже думать о ней. Может быть это ты, уступишь нам дорогу и позволишь нам вышвырнуть за пределы Вселенной силы Внешней Тьмы? Тем более, что однажды, мы уже делали это. В то время как Крэллы, твои дальние сородичи, просто бежали в иные пространства. Уходи в свой Йякан, там и оставайся. Это нам отступать некуда.

— Я не могу привести Забвение в свой мир… - начинает говорить Селкер и Ассамблея взрывается гневными криками.

— Так значит, Забвение пришло сюда за тобой?! – кричит Таларнус. – Если мы отдадим тебя Азаргу Куну, то он оставит нас в покое!

Селкер отступает к двери, он чувствует, как объединенная сила Высших начинает одолевать его защитные ауры. Он поднимает Жезл Мертвых, и алые молнии сбегают по его поверхности.

— Что, шакал, ты уже не такой храбрый как вначале? – Скайриус идет к нему и Высшие почтительно расступаются перед ним. – Теперь, когда все знают твой маленький секрет. ТЫ и только ТЫ нужен Забвению.

— Азарг Кун не остановится, даже заполучив меня. – оскаливается Селкер. – Это не какой-то эмиссар из Ак’Нар-Гуна… Это сам Ур’Ксулт, принявший человеческий облик! Как вы этого не можете понять!

— Ты говоришь, что мы слабы? Почему бы тебе самому не проверить это?

Селкер отступает к дверям, но они наглухо закрыты. С Жезла Мертвых срывается поток холодного сияния, цветные витражи на окнах со звоном рассыпаются, а там, где Свет Мертвых проходит через потоки солнечного света, в разные стороны ползут змеящиеся щупальца мрака, словно трескается сама Реальность. Луч бьет в лицо Скайриуса Карна, но Лорд Векнар-Зарна не останавливается и идет вперед. Сильнейшее оружие во Вселенной не смогло причинить ему никакого вреда. Селкер стреляет снова, и на этот раз разряд из Жезла Мертвых отражается от Карна и ударяет в самого Ангела Смерти. Ослепительная вспышка багрового пламени озаряет зал Ассамблеи, Высших оглушает пронзительный вой, на месте траг’гона на одно короткое мгновение вырастает огненный смерч, а потом он исчезает оставляя после себя лишь обугленные плиты и затихающий жалобный визг.

— Надеюсь теперь, в ваших сердцах нет более места сомнениям – говорит Карн, возвращаясь в президиум. – Шакал намного слабее, чем хочет казаться. Мы без труда возьмем приступом Иркастан, а оттуда нанесем удар по силам Забвения.

И Высшие согласно кивают головами, получив, наконец, подтверждение словам своего лидера.

Селкер появляется в тронном зале Мор-Тегота и обессилено падает на мраморный пол. От него поднимаются клубы дыма, пахнет паленой шерстью и горелой плотью. Металлические части одежды шакала раскалились докрасна, глубоко врезавшись в тело, волосы обгорели, а сквозь шерсть видна обугленная и почерневшая кожа. Чудовищным усилием воли он заставляет себя встать и, опираясь на Жезл, плетется к трону. У него не хватает сил даже на то, что бы приглушить боль от ожогов. Ангел Смерти пытается расстегнуть защелки на серебристой тунике и кое как скидывает с себя все еще раскаленные железки. Скайриус стал сильнее. Намного сильнее, чем мог когда-либо стать. Шакал подозревает, что возродившийся Лорд Векнар-Зарна тоже черпает свои силы из Забвения, может быть, он даже ставленник Азарга Куна, желающий столкнуть Высших и Дом Смерти. Если это так, то тут воплощение Ур’Ксулта преуспело. Здесь, в средоточии мощи Последнего из Траг’гонов, к Селкеру быстро возвращаются силы и он, спустя пять мучительных минут, возвращает себя в нормальный вид.

Все, хватит этим выскочкам испытывать его терпение. Сколько можно мнить себя богами? Ангел Смерти выходит из тронного зала и тени умерших в ужасе шарахаются от него, прячась в темных коридорах Дома Мертвых. Он поднимается на самую вершину Мор-Тегота, где в небольшом округлом зале находится центр управления Оком Мертвых. По мановению руки Селкера в воздухе появляются светящиеся нити. Он касается одной из них, и перед ним в воздухе возникает изображение Аркониса. Он видит планету и видит энергетический шар в ее небе – корабль Ассамблеи. Высшие бросили ему вызов, и Ангел Смерти этот вызов принял…

Что-то двигается в атмосфере Аркониса, и люди на улицах смотрят на странно изгибающиеся облака, принимающие вид когтистых пальцев, словно чудовищная длань нависает над планетой. На мгновение зависнув в воздухе, эти облака обрушиваются вниз. Едва они достигают поверхности, как планета вздрагивает от страшного по силе удара. Эфемерная клешня, протянувшаяся из Космоса, сжала планету, заставляя сместиться материки и выйти из берегов океаны. Арконис перестает вращаться вокруг свей оси и невиданный ураган проносится над обезображенной планетой, стирая в пыль города и оставляя от гор пологие холмы.

И в этот момент, в Доме Смерти Селкер держит в окованной кристаллическим панцирем руке голографическую проекцию Аркониса. Он с хищной усмешкой смотрит, как срывается с орбиты корабль Высших и падает прямо в воронку исполинского смерча, в который превратилась атмосфера планеты. Он не обращает внимания на миллионы гибнущих разумных существ – их тела проецируются в усыпальницах Мор-Тегота, в опустошенный мозг вкладывается новая программа и новоприбывшие мертвецы пополняют армию Ангела Смерти, выдвигающуюся к Срединным Мирам.

Из трещин в земле вырываются фонтаны магмы и ее потоки растекаются по опустошенной поверхности уже мертвого мира, превращаясь в жидкие расплавленные вихри под порывами урагана… Селкер с наслаждением закрывает глаза и до конца сжимает руку в кулак, разрывая ядро планеты и кроша ее на сотни летящих по орбите астероидов. Они разлетаются по системе, сталкиваясь, падая на другие планеты, превращая в огненные шары звездолеты собиравшихся возле Аркониса кораблей Старших Рас.

Таков был конец Аркониса и гибель Второй Ассамблеи Высших. Тем не менее, звездолет, на котором заседал Президиум Йосса не погиб, благодаря своим защитным полям. Он вырвался из разверзшейся в космосе преисподней и, чудом избегнув столкновений с обломками планеты, взял курс прочь от системы Аркониса.

Стоявший в его рубке Скайриус Карн не стыдился слез, оплакивая чудесный зеленый мир, уничтоженный в считанные минуты. Восемь миллиардов живых существ в одно мгновение сгинули в огненном круговороте и все, что мог сделать лидер Президиума Йосса, так это проклинать имя Шакала, зная, что Ангелу Смерти просто плевать на его проклятия…

А в холодном, черном облаке, среди деформированных планет, на которых уже пульсирует новая, непривычная и чудовищная жизнь, пробуждается Азарг Кун. Он полностью восстановил свои силы после сражения с Селкером и после его удара по Темному Порталу и теперь все его внимание приковано к Дому Мертвых. Подобно изогнутому серпу, рассекающему плоть Вселенной, армия Забвения разворачивается и меняет направление удара. Теперь она не растекается по инфицированным мирам, а стремится только к одной цели – к Иркастану. Вновь расправляет свои крылья иномировая тень и устремляется к Дому Мертвых. Азарг Кун жалеет, что не добил Селкера сразу, потому что теперь из-за этой оплошности и желания поиздеваться над казалось-бы слабым противником, траг’гон смог почти закрыть врата между Вселенными. Штурм Мор-Тегота стал решенным делом, но, прежде всего, Ур’Ксулт решил уничтожить Ангела Смерти, чего не сделал изначально…

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: