double arrow

Танец с тенями


Селкер появляется в тронном зале, как только там собираются верные ему Высшие и генералы армии Мор-Тегота. Сейчас их немного, большинство готовятся встретить флот Старших Рас, а те, кто остался, будут помогать координировать действия войска мертвых.

На обзорном визоре уже не видно ни звезд, ни галактик, только черная, клубящаяся масса, смыкающаяся над Домом Смерти. Она состоит из тысяч движущихся созданий, полупрозрачных, вытянутых и гибких словно черви и вовсе бесформенных, лишь с намеками на постоянные очертания. Где-то посреди этого живого облака летит и звездный флот Внешней Сферы, который необходимо уничтожить в первую очередь.

— Необходимо держать армии Забвения на расстоянии, - рекомендует Анганадон, тот, кто первым поддержал Селкера в час Суда Богов. – Иначе они превратят бой в полнейший хаос. У них нет ни боевых порядков, ни какого либо построения.

— Оборонные системы Иркастана я беру на себя. – говорит Ангел Смерти. – Кроме меня никто в них не разберется. Анганадон, постарайся со своим космическим флотом выманить звездолеты К’Лаана вперед, если они начнут орбитальную бомбардировку, то могут вывести из строя Око Мертвых, а без него мы обречены.




Анганадон кивает рогатой головой и покидает зал.

— Основные силы группы сдерживания полностью готовы, Повелитель – докладывает человек, некогда бывший великим генералом Варната Танелом Фареном. – Мы встретим их, если они прорвутся в вашу Цитадель.

— Хорошо, - соглашается Селкер.

В тронный зал вбегают несколько десятков мертвецов, они тащат за собой стационарную оборонную установку и размещают ее на балконе зала. По коридорам снуют солдаты Дома Мертвых, закованные в броню из анти-лучевой керамики и вооруженные самыми совершенными видами оружия среди Срединных Миров. Селкер не зря дал Танелу Фарену возможность командовать армией мертвых в Доме Смерти – у этого человека есть личные счеты с Забвением и он будет держать оборону до последнего солдата.

— Расчетное время подхода сил Забвения на расстояние превентивного удара двадцать стандартных минут. – сообщают по внутренней связи.

— Все второстепенные защитные и наступательные системы активированы и готовы, Повелитель. – слышит Селкер голос кого-то из мертвецов.

Высшие рассаживаются по возникшим прямо из воздуха креслам и напротив них появляются сверкающие нити систем управления различными участками эшелонированной обороны Дома Смерти. Селкер занимает свое место на троне, и трон преображается. Спинка отъезжает назад, из подлокотников выскакивают то показывающиеся в воздухе, то пропадающие кристаллы, перед глазами Ангела Смерти прорисовывается запутанная, словно нервная система, сеть силовых полей, карта энергетических узлов и рефлекторных центров орудий траг’гонов. В подсознании заранее проецируется весь сектор Космоса, который будет затронут начинающейся битвой.



— Десять минут. – снова оживает внутренняя связь.

Селкер закрывает глаза и расслабляет все мышцы тела. Сейчас от него потребуются все его знания и вся его сила. Он позволяет разумной энергетической субстанции, скрывающейся внутри его тела из плоти и крови проникнуть в пронизывающие Иркастан токи энергий и подключится к каждому орудию и к каждому генератору защитных щитов. В этот момент он сам становится Домом Смерти.

Сколько прошло времени – не ведомо. Подобно грозовым облакам нависла над Мор-Теготом армия Внешних Сфер. Лишь на мгновение нависла, а потом неудержимым черным потоком хлынула вниз…

Навстречу сплошной огненной стеной рванулись сгустки звездной энергии и плазмы, выплевываемые сфинксами в виде волков со змеиными головами. Н’Рагги, две исполинских химеры на базальтовых изваяниях развернулись в сторону атакующих исчадий К’Лаана и между их вытянутых рук натянулась едва заметная сеть. Она срывается и оставляя за собой покрывшуюся рябью реальность врезается в легионы Забвения, прожигая в массе демонических существ дыру размером с небольшой город. Но пустота мгновенно заполняется новыми тварями, которые не останавливаясь ни на мгновение продолжают свое неумолимое движение вперед.



Они достигают следующего рубежа обороны, и космос вспыхивает огнем тысяч ядерных взрывов и сотнями небольших сверхновых звезд. Над левым флангом армий Дальних Сфер возникает черная дыра, втягивающая в себя как небольших существ, так и гигантских Омерзений. Мгновение спустя, оживают орудия Мор-Тегота, которые сейчас стоят на каждой колоннаде и на каждой террасе. Между Домом Смерти и штурмовыми силами Забвения вырастает непреодолимая преграда из чистого звездного огня, на равнины Каир-Ворга и скалы Варн-Герира сыпется пепельный дождь из сгоревшей псевдо-плоти. Отдельные создания К’Лаана все-таки прорываются сквозь заградительный огонь и их встречают занявшие свои позиции воины Танела Фарена - расстреливают из лучеметов и плазменных конверторов, рвут на части искривителями пространства.

Око Мертвых медленно разворачивается к надвигающейся орде и как в день Суда Богов над Йилфом вспыхивает новое солнце. Там, куда падают его лучи не остается ничего живого, псевдо-плоть воинов Забвения рассеивается в Реальности, меж-реальности и в сотнях сопредельных пространств…

…Долго ли это продолжается? Селкер не может ответить на этот вопрос. Кажется, что целую вечность. В ушах стоит грохот, вой, треск, шипение разрывающих воздух лучей, гудение энергетических батарей, визг и вопли гибнущих порождений Забвения. На карте боя появляются тысячи сверкающих точек – это Анганадон выводит из гиперпространства объединенный флот армии мертвых и Высших рас. Клин серебристых йяканских звездолетов и массивных кораблей трехмерного мира, окруженный плазменным облаком и огрызающийся росчерками лазерных лучей, врезается в правый фланг войска Азарга Куна, слишком ушедший вперед и, тесня его, прижимает к безостановочно бьющим батареям Мор-Тегота.

Видимо Эмиссар Забвения осознает, что взять Цитадель Крэллов армией простых созданий не сможет, и по всему фронту открываются невидимые порталы, откуда во вспышках фиолетового пламени появляется флот Внешних Сфер. Черные, громоздкие конструкции, похожие на освещенных сиреневыми и голубыми огоньками актиний, медуз и морских ежей, окруженные небольшими кораблями поддержки проходят сквозь поспешно освобождающие им путь сонмы Омерзений.

— Всем орудиям, перенести огонь на звездолеты Забвения. – приказывает Селкер, но видимо все и без его указаний поняли, что надо делать.

Зеленоватая сеть, пущенная Н’Раггами прошибает один из кораблей насквозь и охваченная синим пламенем громада падет в предгорья Варн-Герира, разметав в пыль несколько небольших храмов и зиккуратов. Нарастающий низкий гул заглушает все прочие звуки, с вытянутых вперед щупалец черных кораблей срываются пучки бледного света. Некоторые из них вспыхивая пропадают, встретившись с защитными щитами Мор-Тегота, но еще больше пробивает их и врезается в базальт Черной Пирамиды. Дом Мертвых содрогается от основания до вершины, в воздух взлетают обломки строений, обрушиваются балюстрады, давя суетящихся возле орудий мертвецов, рассыпаются оплавленные башни и балконы. Еще один залп, и почти все верхние этажи разрушены. Тем не менее, защитный огонь не ослабевает, да и эскадра Анганадона полностью концентрируется на кораблях Внешней Тьмы. Один за другим, звездолеты К’Лаана превращаются в ослепительные плазменные сгустки, но все новые и новые появляются из невидимых простому глазу ворот.

Сира входит в тронный зал Дома Смерти и на короткое мгновение останавливается, ослепленная и оглушенная. Она никогда прежде не видела космической битвы и теперь с ужасом смотрит на панораму штурма.

Естественно, Космограф, бывший тут кем-то вроде неимоверно древнего библиотекаря и хранителя знаний, с коим иногда советовался сам Селкер, не смог удержать ее. Что-то давит ей на сердце, словно она чувствует незримую, призрачную угрозу, подползающую к тому, кто сейчас сидит на троне, превратившимся в центр управления всей системой обороны Иркастана. Превратившись в звездный свет, она преодолевает весь путь от Маяка до Мор-Тегота в доли секунды, возникнув прямо перед дверями главного зала. Тронный зал озарен сполохами пламени и в этих отблесках она видит, как вода на бездонном бассейне перед троном пузыриться и вздувшись, приобретает очертания человеческой фигуры. Некто, скорее Нечто, облаченное в просторные черные одеяния, идет к трону, доставая на ходу длинный полупрозрачный меч. Селкер не видит его, да и не может видеть. Он лишь телесно находится здесь, но сам траг’гон в этот момент – это нервный центр всего Дома Мертвых.

Бесшумно, как могут только кошки, Сира подбегает к незнакомому ей Высшему, так же как и Селкер слившемуся с каким-то звеном защитных порядков и вытаскивает у него из ножен длинный кристаллический клинок. Может быть, Селкер и уничтожил ее мир в прошлом, но сейчас она понимает, что должна помочь ему. Потому что материализовавшаяся в тронном зале фигура, от которой веет холодом, куда более сильным, нежели космический, может сотворить зло куда более худшее. И если Селкер все-таки что-то дал Вселенной Смертных взамен, а сейчас он был единственным, кто сдерживал натиск сил Внешней Тьмы, то тот, кто кутался в черные лохмотья, не нес в себе ничего, кроме чистого разрушения.

Черная фигура останавливается возле трона и черной молнией вниз обрушивается меч. Но еще раньше из волн светящегося тумана появляется Сира, отбивая казалось бы смертельный удар. Пришелец отступает на шаг назад и поднимает голову, глядя на того, кто посмел встать у него на пути. Страх мгновенно сковывает все тело Сиры, во рту пересыхает, а рука выпускает из пальцев рукоять меча. Тонкие, бескровные губы человека расплываются в улыбке, еще больше уродующей бледное лицо, покрытое ледяной коркой и рассеченное безобразным шрамом.

— Прочь с дороги, – хриплым и сдавленным шепотом говорит он. – Не вставай на пути у Забвения.

Похолодев от ужаса Сира все равно не сдвигается с места. Она понимает, что ничего не сможет сделать с самим воплощением Ур’Ксулта, но и не может, не должна, пропустить его к Селкеру.

Азарг Кун хватает ее за плечо и отбрасывает в строну. Сира падает, ударяясь головой об одну из колонн, кровь быстро пропитывает золотистую шерстку. Впервые в жизни она чувствует боль, странное и страшное ощущение, но еще сильнее, ее ужас перед тем, что может случиться, если занесшее меч чудовище достигнет своей цели. Она прыгает вперед и отталкивает Азарга Куна когда тот наносит удар. Клинок рассекает воздух и лишь легко царапает плечо траг’гона.

Этого достаточно для того, что бы Селкер пришел в себя. И едва это происходит, как поток уничтожительного огня, обрушивающийся на низвергающиеся с небес полчища Забвения становится намного слабее, а Око Мертвых затухает. Траг’гон видит, как прямо над ним темным мороком встает Азарг Кун, рядом с ним на мраморных плитах лежит Сира и по темному полу растекается еще более темная кровь.

Темный лорд атакует молниеносно, но прыгнувший Селкеру в ладонь Жезл отбивает меч. Опершись руками в подлокотники трона, Ангел Смерти бьет ногами в грудь Азарга Куна, тот кубарем катится по ступеням к бассейну но вскакивает, вытягивая вперед обе руки и с его пальцев слетают черные, окутанные фиолетовой аурой молнии. Селкер отскакивает в сторону, трон позади него раскалывается на куски, оставляя лишь натянутые в воздухе энергетические нити панелей управления. Почти сразу же, Мор-Тегот содрогается от нового залпа, огромный светящийся сгусток ударяет рядом с залом, снося половину стены, сшибая базальтовыми обломками колонны и статуи. Поток раскаленного воздуха сметает с балкона орудие вместе с обслугой и лишь чудом Селкер успевает увернуться от пронесшихся над ним кусков разорванной взрывом дезинтеграторной установки. Один из кусков останавливается в воздухе и развернувшись бьет шакала в грудь, отбрасывая к дальнему парапету и летит дальше, размазывая по стене нескольких Высших. Скользя по мрамору, Селкер изворачивается, стараясь не попасть под падающую колонну, одновременно стреляя прямо с пола. Луч Жезла срезает голову и несколько щупалец появившейся в проломе твари и перекидывается на Азарга Куна. Перед Темным Лордом появляется черный щит, свитый из корчащихся словно в муке теней, он хватает Сиру и отступает к пролому во внешней стене.

— Если тебе она так нужна, ты сам придешь за ней ко мне, в Забвение! – его крик заглушен надрывным воем систем безопасности. – Но не задерживайся, я не буду с ней очень ласков… Прощай, полукровка. Наша следующая встреча будет последней!

Селкер опасается стрелять, Темный Лорд закрывается Сирой как живым щитом и сейчас Ангел Смерти видит, что она хоть и ранена, но отнюдь не мертва. Вместе с ней Азарг Кун делает несколько шагов назад и растворяется в воздухе.

…Окружившие Мор-Тегот звездолеты Внешних Сфер бьют по Черной Пирамиде в упор из основных орудий, половина Дома Смерти окутана густыми клубами дыма, другая половина, полуразрушенная и охваченная пламенем уже занята армией Забвения. К счастью, мертвым не ведом страх и они сражаются до последнего, а порождения К’Лаана не могут применить на них свои способности, ведь души или разума у мертвых нет. Только поэтому, многие ярусы Дома Мертвых еще не пали.

Селкер снова берет на себя управление уцелевшими орудийными башнями, и мощный залп превращает ближайшие корабли К’Лаана в раскаленные газовые шары. Активируются внутренние системы защиты и расставленные в коридорах изваяния поражают снующих по переходам Мор-Тегота солдат Азарга Куна огненными шарами и потоками плазмы. Селкеру немного удается отбросить армии Забвения, но натиск не ослабевает ни на мгновение.

И тогда Ангел Смерти посылает призыв о помощи тому флоту, что должен был ударить по армии Старших Рас. Не проходит и получаса, как небо становится серебристым от бессчетного множества йяканских звездолетов. Не успевая появится из гиперпространства, они обрушивают на флот Забвения настоящий огненный ливень, неуклюжие корабли Внешних Сфер не успевают развернуть орудия и десятками падают вниз, оставляя за собой дымные шлейфы. Нависавшие ранее плотным облаком над Домом Мертвых армады Азарга Куна теперь сильно поредели, его армия уже не кажется настолько впечатляющей и с появлением основного флота Селкера становится понятно, что Иркастан выстоял. Арьергард сил вторжения начинает подаваться назад, сначала неуверенно и робко, но потом, когда звенья йяканских кораблей, зависают над ним, полосуя лучами орудий уже отступающего противника, отход превращается в бегство. Спасаются лишь те, кто успел вовремя покинуть место боя, вся остальная армия Забвения зажата меду свежими, еще только вступившими в сражение отрядами Дома Смерти и его орудиями. Азарг Кун, видимо бросает их на произвол судьбы, ему не до этих ищущих спасения рабов – у него есть пленница, за которой, как рассчитывает Темный Лорд, Селкер придет даже в сам Нааргаль. Судьба армии его теперь вовсе не волнует. Его небольшой звездолет – черный, напоминающий расправившую рога с натянутыми между ними энергополями, раковину моллюска, исчезает в пространственных воротах улетая в ту часть Вселенной Смертных, что уже занята воинством Внешней Тьмы.

Селкер отключается от оборонной системы и оглядывая тронный зал прикидывает масштабы разрушений в самом Доме Мертвых. Из семнадцати Высших, что вместе с ним контролировали рефлекторные центры Иркастана, выжило только двое, жизненную силу остальных выпил сам Дом Мертвых, в момент перегрузки систем, когда Ангел Смерти вынужден был вступить в бой с Азаргом Куном. Через кое-как работающую систему скрытой связи, доступную только ему, он слышит голос Анганадона:

— Общие потери составляют около семидесяти процентов от личного состава и единиц техники. Мой лорд, если она пойдут на второй штурм, нам не выстоять.

— Они не пойдут на штурм, - Селкер вспоминает слова Азарга Куна и уверен, что нового штурма не будет. Темный Лорд теперь не будет понапрасну губить свои войска, он просто дождется Селкера, который явится за той, что дважды спасла ему жизнь. Ангел Смерти знает это, точно так же как и то, что иного выхода у него нет.







Сейчас читают про: