double arrow

Сердце тьмы

Это странно и невероятно, но если идти вглубь Дома Мертвых, то, преодолев тысячи залов и шахт, можно найти огромный парк, с растущими в нем необычными деревьями, собирающими в свои окутанные мерцающим туманом кроны отблески любого света, светоносными цветами в рост человека, водоемами с зеленоватой водой, настолько прозрачной и чистой, что даже в самых глубоких озерцах видно дно, поросшее водорослями, на стеблях которых зажигаются лиловые и желтые огоньки. Воздух пропитан чарующим ароматом невообразимых тонов и оттенков, вокруг соцветий поистине райских цветов деловито жужжат насекомые, и в траве снуют небольшие зверьки, похожие на мышей, но с длинными хвостами и короткими передними лапками. Этот парк – частица Альтернативной Вселенной, Йякана, где обитают все создания Ангела Смерти. Впрочем, в этом месте Селкер не любит вспоминать о своем титуле. Здесь нет связи с трехмерной Вселенной, животные, обитающие в зарослях многоцветных кустарников, не принадлежат ей и растения, дающие тут всходы, невозможно найти ни на одном ином мире Смертных. В недрах самого мрачного места во Вселенной находится уголок самого прекрасного мира, какой только возможно представить в мечтах. Здесь щебечут птицы с белоснежным оперением, которые при полете оставляют за собой россыпи изумрудной пыльцы, летящей с перьев. Здесь растут исполинские деревья, в стволах которых вырублены переходы и комнаты, где живут небольшие разумные ящеры, чешуя которых фосфоресцирует в темноте голубым и зеленым цветом. Они перепрыгивают с ветки на ветку, снуют по натянутым между деревьями лесенкам. Высоко, под сферическим куполом зала, по которому ходят искусственное Солнце и искусственная Луна, парят странные создания похожие на глубоководных скатов, но с оперенными хвостами и четырьмя широкими крыльями, у краев которых перемигиваются фиолетовые огоньки светоносных желез. По заводям тихих прудов и небольших озер ходят полупрозрачные существа на восьми длинных и тонких ногах, перекликающиеся друг с другом высокими гудящими переливчатыми звуками.

Селкер медленно идет по мелководью, теплая вода доходит ему до колен. Под ногами мягкий песок, в котором торчат перламутровые раковины. Чуть поодаль поднимается увитое лианами и поросшее водяным мхом органическое сооружение, похожее на пористую губку или коралл, высотой почти в сто футов. Из многочисленных пор этой губки сочится вода, срываясь с высоты тонкими струйками. Таких, искусственно выращенных существ, очищающих и производящих воду очень много и тут и в Йякане. Селкер ложится на толстый и мясистый лист водяного растения, который может выдержать даже его вес и смотрит вверх, на кружащихся под искусственным небом воздушных скатов.

Ради всего этого он уничтожил сотни миров… С самого рождения траг’гон лелеял мечту о собственном, невероятно прекрасном мире, но откуда он мог взять силы создать его? Эти мечты помогли ему пройти сквозь ад измерения гулов, где на нем пробовали магические пытки и испытывали новые виды оружия. Они вели его к месту Лорда-Протектора Ассамблеи Высших. Они направляли его руку, когда он связал воедино все потоки Первичных и Вторичных Энергий трехмерного мира. Ему пришлось уничтожить тысячи миров, что бы поглотить их силу, направить ее в новое русло и создать Йякан… Сначала он создал ирфов, и эти шакалоподобные воины уничтожили всю расу гулов, а квинтэссенция их боли стала основой для сотворения Ангелов Триумвирата – Шедо и Шейла. Уже как Триумвират, они смогли начать строительство Мор-Тегота, выбрав для этой цели место, в котором стоял Иркастан крэллов, по сути, бывший колоссальным насосом, выкачивавшим энергию из всех, соприкасавшихся с ним Мирозданий. Этой энергии хватило но то, что бы создать собственное пространство, окруженную незримым Куполом Вселенную. Не бесконечную, но почти равную по размерам Срединным Мирам. А потом, Ассамблея Высших стала препятствовать исполнению уже такой близкой к реализации мечты. И Селкер уничтожил ее. Война за Возвышение и создание Трех Домов позволила ему вытягивать звездную энергию из этого мира постоянно, даже сейчас этот процесс продолжался. И управляя ей, он зажег в Йякане звезды, создал планеты. Шейл, перекачав в Альтернативную Вселенную потоки энергий Хаоса, помог сотворить галактики и галактические скопления, пусть менее упорядоченно, но зато намного быстрее. А Шедо снабдил Йякан специально разработанными в Доме Жизни формами жизни, вроде тех, что обитали в этом удивительном парке. Все, что делал до этого момента Селкер, было продиктовано лишь желанием создать свой мир. Он населил его своими расами, созданными на основе его собственного ДНК и ДНК Ангела Жизни. Он оберегал его от малейшей угрозы извне и сделал все, для того, что бы Йякан стал сном всех снов… И при этом, он почти уничтожил эту Вселенную… Превратил в пепел и в рассеянные скопления атомов тысячи не менее прекрасных планет. А какое он имел на это право? Он исполнил свою мечту, но ценой разрушения грез миллиардов живых существ.

Зачем? Просто, потому что мог это сделать. А сделав это, он оказался заперт в Доме Мертвых, став Ангелом Смерти и сам закрыл себе путь в свой самый сокровенный сон. Такой сладостный и желаемый, но теперь, когда он стал реальностью, абсолютно недостижимый. Пройдя по своему разрушительному пути, он воплотил свою мечту в явь, но она не досталась ему. Его мир жил где-то в ином пространстве, а сам Творец остался таким же одиноким и запертым среди базальтовых катакомб Дуата. Ничего не изменилось… только вот Вселенная Смертных была почти уничтожена им, да еще из-за всех этих игр с Энергиями в нее проникло Забвение… А ведь может быть, ему хватило бы и такого вот парка где-нибудь на Алкорисе?

Селкер срывает с ветки небольшой цветок, и бросает его в воду. Проходит всего пара мгновений, и цветок пускает в воду змеевидные корни, сворачивается, несколько извивающихся стеблей прямо на глазах вырастают из сердцевины цветка и на них набухают оранжевые ягоды. Они сладкие и немного терпкие на вкус.

Неудивительно, что все в этом мире так хотят его смерти. И скорее всего, на этот раз ему не избежать ее. Он может отразить атаку Забвения или Высших, но не всех сразу. Попади он в руки Забвения, смерть эта будет быстрой и вечной. Высшие еще хуже… Они все равно отдадут его Ур’Ксулту, но перед этим будут убивать очень долго… Селкер расслабился, постаравшись отогнать от себя подобные мысли. Но всегда, когда он появлялся тут, чувство вины не давало ему покоя. Каждая травинка в этом парке напоминала ему о том, что все здесь построено на чужих жизнях и крови.

Сейчас он отдохнет тут, снова наденет бесстрастную маску Ангела Смерти и вернется в Мор-Тегот, который надо готовить к осаде. Снова команды и игра в тирана, потому что в противном случае ему просто не удержать под контролем всю эту орду. Раньше ему помогали иллафты, но сейчас, когда все его создания ушли в почти полностью созданный Йякан, придется все делать самому.

Есть еще Сира и она тоже должна быть в Йякане. Но почему-то она всеми силами пытается остаться с ним. Неужели не понимает, что в этом случае погибнет сама? Или… или действительно она настолько привязалась к нему, хотя в общей сложности они и были то вместе от силы часа три? Что она для него? Там, на Алкорисе, она была неожиданным подарком и любопытной игрушкой, открывшей для него целую гамму новых ощущений и чувств. Потом он не мог понять ее действий, ему было жаль ее, но ненависти к ней он не испытывал никогда. Потом он воскресил ее, потому что ему стало невыносимо одиноко и более всего на свете он хотел поговорить с живым существом. В конце концов, она не заняла место среди мертвых, готовящихся оборонять Мор-Тегот и отражать атаку Высших. Она красивая, умная, но она боится Ангела Смерти и не верит ему, хотя и кажется, что – Селкеру тяжело произнести, даже мысленно, это слово – она любит его. За что? Он сделал все для того, что бы такого не могло быть. Но понимая это, не мог не ответить ей тем же, хотя и не знал, как это сделать. Он думал отправить ее в Альтернативную Вселенную, но Сира почему-то решила, что ему просто охота избавится от нее, хотя, по ту сторону портала ее встретили бы очень радушно. Но главное, там было бы куда безопаснее. А вчера Селкер сам уничтожил врата в Йякан, отрезав от параллельного мира и себя, и ее.

Азарг Кун… Странно, что во время последней встречи он оказался настолько слабым. Может быть, еще не оправился после удара по Черному Порталу, а может быть и Селкер, сам не заметив того, стал сильнее, уже зная слабые стороны врага. Удар разрядом Тьмы был спонтанно родившимся решением, когда траг’гон вспомнил о мраке, рождавшемся от соприкосновения огня Жезла с солнечными лучами в зале Ассамблеи. Если Ур’Ксулт пожирает свет, то может быть, он подавится Тьмой? И впервые Селкер ловит себя на мысли, что он почти не чувствовал страха перед Забвением и его Властителем. Если он смог победить Азарга Куна один раз, то значит, он не запрограммирован на поражение в схватке с Внешней Тьмой как его сородичи. Это давало ему маленькую, едва заметную надежду. Надежду на то, что в час штурма Дома Смерти, судьба будет благосклонна к нему.

Он попытался сосредоточиться на чем-то более приятном и светлом, но сумрак всецело завладел его мыслями, да и как можно было его отогнать в этом бесконечном одиночестве, на которое он обрек себя? Оставалось только вот так вот лежать в тепле искусственного солнца и ждать. Ждать, когда наступит время последней схватки, до которой оставались считанные дни, а может быть и часы. Авангард сил Забвения был уже виден невооруженным глазом – постоянно меняющий свои очертания черный сгусток на фоне серебристых спиралей галактик Срединных Миров.


Сейчас читают про: