double arrow

Сумерки Богов


Древний Космограф, дату рождения которого не знали даже Крэллы, приветствует Ангела Смерти у себя в Хранилище Знаний. Он встречает его возле каменного пирса, на который садятся прилетающие к Маяку звездолеты. Космограф, это высокое существо, облаченное в темно-синию мантию, расшитую золотом и с постоянно надетым капюшоном, под которым, в пустоте, горят искорки, подобные маленьким звездам. Он главный советник Последнего из Траг’гонов, и ему нет дела до мирских трудностей. Он копит знания о всех уголков Вселенной, бесчисленные этажи маяка завалены книгами, свитками, информационными кристаллами и квантовыми базами данных. Но в то же время, в Космографе скрыта некая сила, которую чувствует Селкер, и даже армии Забвения обошли маяк стороной.

— Мое почтение вам, Владыка Заката, Хранитель Душ… - начинает длинную приветственную речь Космограф, но Ангел Смерти, как обычно, останавливает его.

— И тебе мое почтение, Мудрейший. Насколько я помню, я просил тебя последить за моей гостьей…

— Я прошу прощения, Селкер, но я не Высший и даже не Старший. Я не могу препятствовать тем, кто подобен ей. Если она захотела покинуть мою обитель, то я не в силах помешать.

Селкер и сам это прекрасно знает. Он мысленно проклинает самодеятельность и необдуманность действий Сиры, но… ведь она спасла его и весь Дом Мертвых. Как он теперь может бросить ее в Забвении?

— Мне жаль, что все так произошло, - говорит Космограф. – Я знаю о случившемся, я чувствовал это.

— И теперь я не знаю, что мне делать. – признается Селкер. – Я не могу покинуть Дом Мертвых и рискнуть своей жизнью, ставя под угрозу всю Вселенную. И не могу бросить ее там…

— Ты хочешь, что бы я помог тебе с выбором? – Космограф ведет Ангела Смерти по бесконечной винтовой лестнице, на самый верх маяка, в свою каморку.

— Хотя бы советом. У Забвения должно быть уязвимое место, удар по которому заставит Азарга Куна прекратить вторжение. Или… мне нужен другой, кто станет Ангелом Смерти вместо меня. Тогда я смогу вылететь на Срединные Миры.

— Если ты полетишь спасать ее, то погибнешь, – отвечает Космограф.

— Знаю.

— Если останешься тут… - Космограф смотрит на Ангела Смерти своими глазами-звездочками, - то тоже погибнешь. Вопрос в том, какая смерть принесет нам больше пользы.




Внутри Селкера что-то обрывается, он чувствует, как по позвоночнику бежит противный холодок.

— Но…

— Это предопределено звездами, – обрывает его Космограф. – От их воли не убежишь. Но я расскажу тебе то, что должен рассказать. Потому как у Забвения есть уязвимое место. Это кристалл К’Сайна, огромный рубин, величиной с гору, который именуют Аэстером.

Космограф открывает дверь, и они входят в небольшой зал, заставленный различными оптическими приборами, заваленный звездными картами и книгами, написанными на языках, неизвестных даже Селкеру. Советник Ангела Смерти долго ищет нужный том, а помрачневший траг’гон опускается в мягкое кресло.

— Вот, я нашел. – сообщает Космограф.

— Рассказывай… хотя, какой в этом смысл, если я все равно обречен?

— Не знаю. Но ты задал мне вопрос и я отвечу тебе.

В незапамятные времена, когда даже Ур’Ксулт был не более чем новорожденной лярвой, слепо ползавшей в глубинах Забвения, в К’Лаан пришло неимоверно древнее и неописуемо могучее существо, которого траг’гоны назвали К’Рал-Назх. По некоторым данным, он выполз из той первородной бездны, которая именуется Нижними Пустотами, но так или иначе, он совершил примерно то, что в свое время сделал ты. Он связал воедино все энергии Забвения и заключил их в материальную оболочку, создав гигантский рубин. Тот, кто владел Аэстером, мог править Забвением и всеми близлежащими регионами Внешней Тьмы.



— А я слышал, что Аэстер создал Ур’Ксулт. – замечает Селкер.

— Не перебивай старших, – недовольно ворчит Космограф. – Неважно, что там говорят, важна сама суть.

Ур’Ксулт случайно обнаружил Аэстер после того, как К’Рал-Назх вернулся обратно в Нижние Пустоты. Он напитался энергиями, протекавшими через кристалл и из простого Омерзения мутировал в нечто большее… В разумную галактику, в недрах которой дремлет его истинный облик. Он жаждет получить все больше и больше силы, став зависимым от нее, и поэтому заставляет Забвение поглощать иные миры. Он постоянно создает планеты, выращивает на них жизнь и сам же пожирает их. Раздувшаяся, полуразумная оболочка Ур’Ксулта известна тебе под именем Черная Галактика, Нааргаль.

Ты победил под стенами Мор-Тегота, Селкер, но твоя победа бессмысленна. Пройдет, день, неделя, месяц, и Азарг Кун снова надвинется на Вселенную с еще большим войском. Что бы остановить его, ты должен уничтожить сам Аэстер, что покоится в недрах Нааргаля. Только так у этой Вселенной появится надежда.

— Но, ведь для того, что бы попасть в Нааргаль нужно попасть в Забвение. – совсем уже безнадежным голосом говорит Селкер.

— Да. – кивает Космограф. – Ты должен попасть туда. И именно поэтому, я сказал, что звезды приговорили тебя к смерти. Но если ты полетишь спасать свою… кхм… любимую, то ты будешь убит Азаргом Куном и тогда, переродившись, станешь Забытым Древним. Тебя уже не будет, зато появится очередной безумное и безглазое чудище, бесцельно бродящее в омутах Нааргаля.

Тебя должны не просто убить. Твою сущность из этого мира, должны предать Забвению. Только так, ты попадешь в миры Внешней Тьмы оставшись самим собой. И для этого, судьба неспроста подарила тебе шанс… в лице Скайриуса Карна.

— Я… я не хочу такого пути… - испуганно шепчет Селкер.

— Но иной возможности просто нет. Прости… И… послушай, даже если тебе будет очень больно, разве Йякан не стоит этого? Разве те, кого ты создал, не стоят того, что бы умереть за них… За всех нас. Я не тешу себя надеждой, относительно того, что ты сможешь уничтожить Аэстер. Может быть ты просто сойдешь с ума от его голоса… Но это действительно единственный шанс.

Селкер смотрит на Космографа и древнее существо видит в глазах траг’гона ужас, даже куда более сильный, нежели в час первой встречи с Азаргом Куном.

— Ты сам избрал такой путь. – говорит Космограф. – Ты стал творцом собственной Вселенной, собственных мифов и легенд, а значит, уже стал одиночкой, которого боятся и презирают те, у кого просто не хватает смелости и сил на подобный шаг. Ты стал покровителем этого мира, а значит даже те, кто тебя ненавидит, все равно неосознанно ищут твоей поддержки и будут просить у тебя защиты. Это путь любого бога, Селкер, ибо я сам когда-то давным-давно был таким. С этой тропы не свернуть. То, что случится вскоре, станет не только платой за то, что ты решил выделиться из серой и безликой массы, но и испытанием, которое должно показать, достоин ли ты, быть таким.

Селкер встает с кресла и подойдя к небольшому круглому окошку смотрит на далекие Срединные Миры и на черные, подсвеченные снизу багровым клубы дыма, поднимающиеся от полуразрушенного Дома Смерти.

— Нет, - наконец произносит он. – Я не гожусь на эту роль. Я тиран, которого проклинает половина разумной жизни во Вселенной. Я не умею любить и не знаю, что это такое… Какой из меня бог?

— Очень неплохой, кстати, – отвечает Космограф. – Ты встал на защиту Мироздания даже тогда, когда все остальные хотят использовать момент для твоего свержения или просто в ужасе пали ниц перед Султаном Забытых Древних. Ты оттянул на себя все без остатка воинство Забвения и тем самым отсрочил, хотя бы отсрочил, гибель тысяч планет. При этом, ты, ослабив себя, спас от гибели своих созданий. Ты считаешь, что после всего этого совсем никуда не годен?

— Не знаю… Ну вот, я заговорил как простые Смертные…

— Ничего страшного. Всегда есть кто-то мудрее, чем ты сам. По крайней мере, «не знаю» ответ, дающий начало мудрости. Ведь признаваясь, что чего-то не знаешь и не понимаешь, ты показываешь тайное желание узнать то, чего не знаешь.

Селкер стоит, нервно покусывая когти:

— Скоро это должно произойти?

— Мне этого не известно. Просто будь готов к своей Судьбе.

— А что станет со мной?

— Знаю, но не могу рассказать. Такое знание навредит тебе. Но когда это начнется, помни о тех, кого ты создал. О тех, кто любит тебя… да, есть ведь и такие, о тех, кто шел за тобой с самого начала.

— Неужели все будет настолько плохо?

— Да, Селкер.

Ангел Смерти тяжело вздыхает. Может все-таки лучше тихо покинуть Дом Смерти и лететь на поиски Сиры?

Ангел Смерти чувствует, как на его плечи ложатся холодные, старческие руки Космографа - может быть единственное, что есть в нем материального.

— Ты спасешь ее, разбив Аэстер. – говорит хозяин Маяка. – В любом ином случае, все твои действия обречены на неудачу. Только так можно остановить Ур’Ксулта. Все прочее – лишь отсрочка неизбежности.

— Что ж, спасибо хотя бы на этом. По крайней мере, я точно знаю, чего ждать. А почему Скайриус должен предать меня Забвению? Вдруг он просто убьет меня?

— Никогда. Как можно убить траг’гона? Нет, если он хочет изгнать тебя из этой Вселенной, то тут необходимо Забвение. И желательно, что бы один из Высших стал к этому моменту Ангелом Смерти.

— Но как? – Селкер вовсе перестает понимать Космографа.

— Передай кому-нибудь Жезл Мертвых и титул. Пусть они ничего не понимают в управлении стихиями, но это удержит в равновесии Энергии Вселенной, и Купол Крэллов не треснет после твоей смерти. Мор-Тегот сам уничтожит недостойного.

— Ты вконец запутал и запугал меня, – признается Селкер. – с меня хватит и обещания казни. Я не хочу этого.

— Успокойся! – повышает голос Космограф. – Я дал тебе совет и предупредил о будущем, что бы ты не сделал, случайно, неверных действий, ибо малейшая ошибка влечет Вселенную в бездну. Но утешать и готовить тебя я не собираюсь. Сам справишься. Даже если не брать Вселенную в расчет, тебе есть, ради кого пройти этот путь. Не так ли?

Селкер не отвечает. Он выходит из каморки Космографа и спускаясь по винтовой лестнице покидает Маяк…

Скайриус Карн читает донесения с фронтов и его улыбка держится на его лице. Он откладывает в сторону панель с квантовым информ-блоком и радостно говорит:

— Шакал сам попал в собственный капкан. И этот капкан держит его очень прочно.

Высшие, не успевшие оправится после гибели Аркониса, смотрят на него с недоверием и подозрением.

— Каким образом? – интересуется Мерканос. – Это как-то связано с Забвением?

— Да. Армия Азарга Куна нанесла удар по Дому Мертвых и, видимо, Селкер пустил в ход все свои силы. Мор-Тегот почти разрушен, силы Шакала рассеяны…

— А Забвение.

— Армия Внешней Тьмы… - Карн бросает взгляд на информ-блок и голос его сбивается. - …полностью уничтожена…

— Это хорошо. – поддерживает лидера Ассмблеи Таларнус. – Значит, мы можем ударить по Йилфу в полную силу, не опасаясь удара в спину.

— Глупец! – в разговор вмешивается Арксантус и голос его срывается на крик. – Тот, кого вы называете «шакалом» только что спас вас всех. И не только нас! Он перемолол у стен своей крепости все силы Забвения, дав нам надежду и отведя удар молота от Вселенной. Нельзя не видеть этого. Надо атаковать Азарга Куна и добить его, пока он не оправился от поражения и не собрал новое войско.

— Нельзя забывать того, что было сделано с Галактикой Векнара и Арконисом. – мрачно говорит Таларнус. – Арксантус, я доверяю тебе, но мое доверие к тебе все время падает.

— Верно, – соглашается Карн. – Сначала надо разделаться с более слабым противником, дабы обезопасить тылы. И поэтому, мы атакуем Мор-Тегот. Я поклялся, что уничтожу шакала и клятву эту сдержу.

— Еще бы, учитывая то, чем ты поклялся. – Арксантус не скрывает раздражения. Он выходит из зала Президиума Йосса не прощаясь и не оглядываясь.

— О нашем ударе, может стать известно Ангелу Смерти. – говорит Карн и все понимают, что он имеет ввиду.

Арксантус не успевает дойти до главной палубы звездолета, как несколько охранников-неорганоидов преграждают ему путь. Они наставляют на него длинные посохи с мерцающими наконечниками и окружают со всех сторон.

— Что это значит? – спрашивает Арксантус.

Полутемный коридор корабля озаряют несколько коротких вспышек, и слышен стук упавшего тела. Один из неорганоидов снимает с пояса странную конструкцию из кристаллов и органических сплавов. Он проводит ей над телом Арксантуса и когда кристалл в центре конструкции начинает мигать, докладывает:

— Лорд Скайриус, приказание исполнено. Н’кро предателя захвачено и мы готовы переработать его. В Дом Мертвых он не попадет.

Скайриус что-то говорит в ответ, но его почти не слышно. Охранники берут труп Арксантуса за ноги и волокут в сторону шлюзов…

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: