double arrow

На закате Вселенной


Базальтовое крошево, дымящиеся руины, нагромождения завалов, изрытые словно кратерами от метеоритов стены, непроглядные облака дыма и пепла, вот что такое Дом Мертвых сейчас. Словно муравьи суетятся мертвецы, растаскивая обломки и освобождая коридоры от полусоженных тел воинов К’Лаана. Из останков врагов уже сложены несколько гигантских курганов, по которым ползают некрофаги.

Селкер бродит по частично обвалившимся залам, не обращая внимания на снующих по Мор-Теготу ремонтных киборгов. Он полностью отрешен от происходящего, потому что чувствует, как приближается флот Высших. Что теперь? Сражаться или сдаться без боя? Нет, быстрая капитуляция, это слишком легко для Скайриуса Карна. Или нет?

— Лорд Селкер, системы дальнего слежения обнаружили флот Высших Рас. – откуда то из-за поворота возникает Анганадон. – Они будут тут через три или четыре стандартных дня.

— Я знаю. Просто чувствую приближение Скайриуса Карна.

— Карна? Но он же…

— Уже нет. Он вернулся назад, скорее всего в тот момент, когда открылись врата в Забвение. Это что-то меняет?

Анганадон замялся, но наконец махнул чешуйчатой лапой:




— Ничего не меняет. Просто надо готовится к новому штурму. А у нас сил почти не осталось. Повреждены почти все корабли, разрушения Дома Смерти вы сами можете оценить…

— Не надо готовится ни к какому штурму. Его не будет. Они летят сюда за мной и я подарю им себя.

Анганадон склоняет голову, в его желтых змеиных глазах беспокойство и полное непонимание.

— Вы не можете этого сделать. Я помню то время, до Суда Богов и я прекрасно знаю, какую участь они хотят уготовить вам.

— Я должен кое-что объяснить, Анганадон. Если у тебя сейчас есть время, давай пройдем туда, где нас никто не услышит.

Неуверенно и опасливо Анганадон следует за Ангелом Смерти. Он впервые видит своего повелителя таким. В Селкере нет былой жесткости, словно он знает что-то такое, что сломило его и теперь он покорен судьбе. Будь это кто-то другой, Анганадону не было бы до этого дела. Но сейчас печать обреченности висит на траг’гоне, а раз уж ему что-то сулит беду, то как это обернется для тех, кто будет рядом?

Селкер приводит Анганадона в потаенный сад в самом сердце Дома Смерти и отгораживает оранжерею антиреальным куполом. Теперь их видят и слышат лишь трава, вода и парящие в высоте воздушные скаты. Анганадон удивленно и восхищенно озирается вокруг, даже не предполагая того, что он первое существо из трехмерной Вселенной, кому довелось увидеть пусть даже малую частичку Йякана.

— Никогда не видел ничего подобного. – пораженный открывшимся видом говорит Анганадон.

— И не увидишь. Этот парк, частица Йякана, Альтернативной Вселенной, которую я создал. – рассказывает Селкер. – Увы, признаюсь тебе, что ценой гибели многих планет вашего мира. Мне нужна была та энергия, что пронизывает все ваше Мироздание для того, что бы создать свое собственное. Поэтому началась Война за Возвышение, поэтому Забвение пришло сюда.



— Зачем вы мне все это рассказываете?

— Что бы ты знал, кто я такой и что сделал не так на своем пути.

— Но опять же, зачем? Я последовал за вами, потому что верил в то, что вы сможете защитить нас от Забвения. Оно пришло и вы смогли это сделать.

— Не только я защитил нас всех от Забвения. – Селкер садится на лежащий на берегу пруда камень и приглашает Анганадона сесть рядом. – Ты ведь тоже был там. Если Вселенная объединиться ради разгрома Ур’Ксулта, то тогда Внешняя Тьма отступит. Но не навсегда. И поэтому есть еще кое-что.

— Понимаю. Но сейчас над нами, а прежде всего над вами, мой лорд, нависла новая угроза, мятежники приближаются. И мне нужен ваш совет.

— Как думаешь, трон Мор-Тегота может занять кто-то еще, кроме меня? – Селкер решает начать издалека.

— Это невозможно.

— Нет, теоретически.

— Наверное, да.

— Значит слушай меня внимательно. – даже тут, в сокровенном уголке Иркастана, Селкер переходит на шепот. – Не я один могу быть Ангелом Смерти. Но и не всякий способен контролировать Крепость Крэллов. Но, у нас есть время и я научу тебя кое-каким фокусам.



— Меня? – пораженно переспрашивает Анганадон

— А кого еще? Мумию на трон посадить?

— При всем уважении к вам, мой лорд, это…

— …единственная возможность отразить удар мятежных Высших. Меня сковывают множество ограничений, я почти не могу пользоваться врожденными силами, находясь в Мор-Теготе. Но если я передам трон другому… Это не вызовет нарушения Равновесия, но и частично освободит меня.

— Вы хотите, что бы я стал Ангелом Смерти?

— Честно говоря, да. И ты объявишь Скайриусу о перевороте в Доме Мертвых. Надеюсь, его злость на меня затуманит ему разум, и он клюнет на этот очевидный бред. Затем, твоя задача просто доставить меня к ним на флагманский звездолет. Если злоба Скайриусу мозги не затуманит, то на их корабль я попаду сам и против их желания.

— Вы сильно рискуете.

— Знаю. Я рискую даже сильнее, чем ты думаешь.

— А если они захватят вас? Вы понимаете, что это смерть и, возможно, Забвение? Что в этом случае делать нам?

— Ни в коем случае не пытайтесь мне помочь. Анганадон, я не могу сказать тебе всего того, что знаю – просто боюсь, что Высшие могут влезть в твои мысли. Если все обернется круто, постарайся вызвать у них доверие, хотя бы на время… И последи за Домом Мертвых. Если меня не станет, Купол Крэллов не падет из-за дисбаланса сил, потому что ты будешь на троне Мор-Тегота.

Как бы между делом Селкер роняет Жезл Мертвых и Анганадон подхватывает его. Высший протягивает символ власти траг’гону, но тот мягко отстраняет его.

— Нет. Он теперь твой. Ты не насильно взял Жезл Смерти, а по собственной воле.

— Лорд Селкер, может, все же расскажете мне все? – говорит Анганадон. – Я доверяю вам, но если я буду знать все, то смогу действовать более уверенно. По крайней мере, скажите хотя бы, ради чего вы все это затеваете. Вы же не собираетесь драться со Скайриусом.

— Хватит называть меня «лорд». – просит Селкер. – Да, ты прав. Я не собираюсь с ним драться. Все, прошу, хватит об этом. Я знаю, как остановить Забвение, может быть даже навсегда…

— Хорошо. – Анганадон ощущает в руке непривычную тяжесть Жезла Мертвых и на него наплывает новое, невиданное ранее чувство упоенности первородной силой, что таится в оружии траг’гонов. Ему кажется, что именно на нем сходятся потоки всех вселенских энергий. Перед внутренним взором развертывается картина всего Мироздания, пронизанная нитями реликтовых излучений и круговоротами гиперпространственных провалов. Он может проникнуть в мысли каждого живого существа, разумного и неразумного, может остановить вращение планет и погасить солнца…

— Вы не боитесь, что потом я просто не верну вам трон Мор-Тегота? – спрашивает Анганадон и Селкер в ответ грустно улыбается.

— Потом? Когда я вернусь? Не знаю. Давай, не будем забегать настолько вперед. Я не знаю, что будет и через три дня.

Теплый и влажный воздух родного мира, пропитанный райскими ароматами, успокаивает Селкера, гоня прочь угнездившийся в душе страх. В последние дни траг’гон вообще почти не покидает этого парка. Сама природа дает ему силы и хоть какую-то уверенность.

— Может быть вы мне расскажете о самом Доме Мертвых? – просит Анганадон, замечая, что Селкер словно засыпает под журчание воды и пение светящихся птиц.

— Конечно. – кивает траг’гон. – Прости, я просто задумался. Слишком много всего происходит сейчас и понять всю эту круговерть сложно даже мне.

Без особого желания он встает с влажного камня и, шагая по мягкому и пушистому мху, ведет Анганадона в тронный зал. Теперь уже не как помощника и правую руку Властелина Мертвых, а как почти вступившего в свои права Ангела Смерти.

На объемных голографических визорах флагманского корабля Ассамблеи Высших уже виден парящий в космосе Йилф. Скайриус вспоминает, как посещал это место во времена строительства Мор-Тегота и потому сейчас может оценить колоссальные разрушения, нанесенные воинством Забвения. Странно, но сканеры не показывают наличия поблизости скопления вражеского флота и Карн немного взволнован. Где вся та армия, о которой ему докладывали? Хотя, вполне возможно, что потери защитников Дома Смерти были просто преуменьшены.

В зале, где находится Карн тускнеет свет и глава Ассамблеи Высших видит тень, отделяющуюся от стены и приближающуюся к нему. Это невысокий человек в черных просторных одеждах, от него веет холодом и лампы гаснут когда он проходит рядом с ними. Десятки черных теней, словно в муках корчатся на стенах и полу. Скайриус Карн смотрит на незваного гостя и понимает, что видит свою смерть…







Сейчас читают про: