double arrow

Внешняя политика в 1933-1936 гг


Когда нацисты пришли к власти, многим поначалу казалось, что внешняя политика Германии мало изменится. Важнейшие посты во внешнеполитическом и военном министерствах занимали консерваторы. Министерство иностранных дел возглавил дипломат старой школы Константин фон Нейрат (1873-1956). Нацисты полностью взяли на вооружение планы консерваторов относительно восстановления армии и пересмотра Версальского договора. Они заимствовали идею аншлюса Австрии, а также создание, на случай блокады, автаркического хозяйства. Все это укладывалось в колею старой империалистической политики Германии.

Поначалу нацисты делали мало заявлений о своем внешнеполитическом курсе. На первых порах, по возможности, Гитлер стремился избегать международных конфликтов. Перед внешнеполитическими органами была поставлена задача прикрывать начавшееся вооружение Германии. Первые внешнеполитические шаги гитлеровского правительства успокоили зарубежье: 5 мая 1933 г. был пролонгирован Берлинский договор с Советским Союзом от 1926 г.; с удовлетворением была воспринята гитлеровская «речь о мире» от 17 мая и другие действия. Наконец, благожелательно было воспринято заключение конкордата с Ватиканом 20 июля 1933 г., особенно правительствами Италии и Испании.

Первым симптомом изменения политики Германии стал уход немецкой делегации с Женевской конференции по разоружению. Этот шаг выглядел оправданным, так как Франция и Англия отвергли требование Германии уравнять ее по вооружениям. На самом деле он отвечал логике тайно вынашиваемых Гитлером планов вооружения. Под предлогом нарушения равноправия Германия заявила 14 октября 1933 г. о своем выходе из Лиги Наций. Позиция нацистского правительства была поддержана «народным плебисцитом» 12 ноября 1933 г. Этот факт укрепил авторитет правительства и его стремление действовать более решительно.

С 1934 г. во внешней политике Германии явно прослеживается стремление к отказу от международной кооперации и к заключению двусторонних соглашений с соседями на Востоке и Юге Европы (главным образом в области внешней торговли и валютной политики). Это развязывало руки в международных делах, помогало изолировать соседей друг от друга и применить прессинг к каждому из них индивидуально.

Ярким примером такой «билатеральной» тактики стало заключение в январе 1934 г. на 10 лет пакта о ненападении с Польшей. Это соглашение ни в коем случае не означало отказа Берлина от будущей ревизии восточных границ, оно нужно было немецкой стороне для ослабления позиций СССР, а также Франции, как союзника Польши.

Старые кадры во внешнеполитическом ведомстве были не прочь поддержать нацистов и в их стремлении присоединить Австрию. Но 25 июля 1934 г., когда австрийские нацисты убили канцлера Э. Дольфуса, эта попытка окончилась неудачей. Спустя полгода эта неудача немецкой дипломатии была компенсирована присоединением Саарской области, находившейся под управлением Лиги Наций. Проведенный там в январе 1935 г. в соответствии с Версальскими договоренностями плебисцит о дальнейшей судьбе области показал, что 91 % жителей готовы войти в состав Третьего рейха. Это был первый внешнеполитический успех Гитлера.

Присоединение Саара было использовано Германией для дальнейшего разрушения Версальской системы. В марте 1935 г. в стране была введена всеобщая воинская повинность. Численность «оборонительной» армии мирного времени — вермахта достигла полумиллиона солдат. Армия получила 1500 самолетов и сильный военно-морской флот. Это был основательный подрыв Версальских ограничений.

Однако в этот раз западные державы дали Гитлеру понять, что они не потерпят столь вызывающего пересмотра статей Версальского договора. На международной конференции 1935 г. в итальянском городе Стреза правительства Франции и Англии, при поддержке Муссолини, договорились о совместном противодействии Германии в случае «возможных в будущем односторонних действий и нарушении договоренностей». И хотя в результате было принято лишь коммюнике общего характера, создавалось впечатление, что Третий рейх был изолирован в международном плане, что ему поставлены ограничения в его ревизионистских устремлениях.

Нельзя сказать, что европейские державы в целом ничего не делали для отпора нацистской Германии. Чтобы укрепить свое международное положение и улучшить диалог с западными странами, 18 сентября 1934 г. Советский Союз вступает в Лигу Наций. 2 мая 1935 г. подписывается советско-французское соглашение о военно-политическом сотрудничестве на 5 лет; 16 мая — советско-чехословацкий договор о взаимопомощи. Эти договоры имели целью сдержать наступательную политику Германии.

Но западным странам не удалось создать реального единого фронта противодействия Германии. Причиной этого являлись различные внешнеполитические интересы «Фронта Стрезы». Так, в Англии уже было решено не препятствовать ревизионистским устремлениям Гитлера, если они не будут затрагивать ее интересы. Англию все же беспокоило начавшееся быстрое строительство вооруженных сил Германии. Она была заинтересована в ограничении немецких морских вооружений и пошла на переговоры с Гитлером. Их результатом явилось подписание в июне 1935 г. англо-германского договора по флоту, который предусматривал, что германский военно-морской флот не будет превышать по тоннажу 35 % от английского флота (45 % — вместе с подводными кораблями). Это соглашение вселило в Гитлера надежду на союз с Англией.

Между тем международная напряженность нарастала, продолжался распад Версальско-Вашингтонской системы. Италия в октябре 1935 г. захватила Абиссинию, для того чтобы заложить основы своей «Средиземноморской империи». Нацисты поддержали действия Италии и помогли итальянской экспансии военными материалами и сырьем. Этим Германия хотела ослабить свою изоляцию и перетянуть Муссолини на свою сторону.

Действия Германии остались без внимания западных стран. Нацисты использовали это обстоятельство для следующего шага в нарушении международного порядка — они решили ввести войска в демилитаризованную Рейнскую зону. Считалось, что она делает Германию в случае возможной войны с Францией, уязвимой с военной точки зрения. Гитлер «решил» эту проблему не путем дипломатических переговоров, а прямым вводом туда 7 марта 1936 г. 30 тыс. немецких солдат. Итальянский диктатор выступил на стороне Германии. Франция и Англия не рискнули на военные действия. Авантюра Гитлера удалась.

Гражданская война 1936-1939 гг. в Испании стала вторым, после Абиссинии, вооруженным конфликтом, который теоретически мог помешать планам нацистской дипломатии по ревизии послевоенного мира. Поэтому, а также ввиду раздуваемой угрозы «проникновения большевизма» в Западную и Восточную Европу, Гитлер решил поддержать испанского генерала Франко, выступившего против правительства «Народного фронта».

В Испанию было направлено немецкое войсковое соединение, численностью более 6 тыс. человек, с 96 самолетами, 32 танками и артиллерией, получившее название «Легион Кондор». Спустя год, в апреле 1937 г., самолеты легиона стерли с лица земли басков город Гернику. Нацистам представилась хорошая возможность испытать новые типы оружия, в особенности штурмовую авиацию.

В ходе международных событий 1935-1936 гг. стал быстро оформляться союз Германии и Италии. Муссолини поддержал соглашение между Германией и Австрией от 11 июля 1936 г. о включении в правительство этой республики австрийских нацистов. Новое правительство обещало вести внешнеполитическую линию, считаясь с интересами Германии. Таким образом, была подготовлена почва для аншлюса Австрии.

Растущее взаимопонимание между Германией и Италией проявилось в заключении ими военно-политического соглашения от 25 октября 1936 г. («ось Берлин-Рим»), Государства договорились о разграничения сфер влияния и экспансии: Германия поддерживала Италию в Средиземноморском пространстве, оттягивая тем самым на себя внимание англичан и французов; Германия же могла более свободно действовать в зоне своих первостепенных интересов — в Центральной и Восточной Европе. Агрессивные планы Берлина и Рима получили полную поддержку и в Токио. Поэтому месяц спустя, 25 ноября 1936 г., в Берлине был подписан так называемый «Антикоминтерновский пакт» между Германией и Японией, официальной целью которого провозглашалось сотрудничество в борьбе против деятельности Коммунистического Интернационала.

В целом Германии удалось к середине 1930-х гг. преодолеть внешнеполитическую слабость, расширить пространство для маневров на международной арене и к весне 1938 г. создать предпосылки для продвижения в Центральную Европу.

Этому способствовала позиция западных держав, проводимая ими политика невмешательства. Италия договорилась с нацистами относительно Австрии и своих интересов. Англия была «умиротворена» признанием ее первенства как колониальной державы. Франция во внешней политике была младшим партнером Англии и двигалась в ее фарватере. США проводили политику изоляционизма. С Парижем и Лондоном Вашингтон объединял глубоко укоренившийся антикоммунизм и стремление использовать Германию как «укрепленный вал против мирового большевизма».

Нацистская политика выигрывала еще и потому, что в тот период все западные страны находились под влиянием мировой экономической депрессии и были погружены в собственные экономические, политические и социальные проблемы.

Советский Союз выказывал готовность к участию в формировании системы коллективной безопасности против немецкой экспансии. Но западные страны отвергли его предложение. На это их подтолкнули нежелание сотрудничества с большевизмом и надежда на то, что экспансия Германии развернется в восточном направлении — именно против него.

Средние и малые государства Центральной, Восточной и Южной Европы больше не были уверены, что их безопасность будет и дальше опираться на твердую поддержку со стороны западных стран. С 1936 г. во все возрастающей мере они стали тяготеть к Берлину, как к новому центру европейской силы. Это было тем более понятно, что сотрудничество с Германией сулило им экономические выгоды: немецкий рынок активно потреблял ресурсы и продовольствие этих стран в обмен на кредиты и помощь в индустриализации.


Сейчас читают про: