double arrow

Экономическое развитие


Раскол Германии породил образование на ее территории двух разнородных и несовместимых экономических систем. Вхождение восточных земель в состав единого государства произошло на условиях признания ими частной собственности, рыночных отношений, свободного ценообразования и конкуренции. Процесс перевода экономики бывшей ГДР, организованной на принципах командно-административной системы, в систему «социального рыночного хозяйства», получил название экономической трансформации или реконструкции. Ее невозможно рассматривать в отрыве от общехозяйственного развития ФРГ. Перестройка восточногерманской экономики началась в период благоприятной конъюнктуры и устойчивого состояния государственных финансов. Но в 1992 г. экономика Западной Германии стала постепенно входить в фазу спада, который зимой 1992-1993 гг. перешел в один из самых глубоких за послевоенную историю страны кризисов. Вследствие этого, перед экономикой ФРГ встали сложные и разнородные задачи: осуществить ее структурную перестройку, приспособиться к потребностям мирового рынка, меняющегося в процессе глобализации, найти пути выхода из кризиса и провести системную реконструкцию экономики на Востоке страны.




В начале процесса трансформации многие жители восточных земель находились в состоянии эйфории и способствовали ее проведению, полагая, что миллиардные инвестиции быстро оздоровят экономику бывшей ГДР и приведут к выравниванию основных социально-экономических показателей в обеих частях страны. Оптимистично оценивали перспективы экономической реконструкции и официальные лица. Так, эксперты фонда «Национальное единство» утверждали, что процесс трансформации закончится к 1994 г. и для его финансирования будет достаточно 115 млрд марок. Они полагали, что в скором будущем экономический рост и укрепление финансового положения позволят бывшим «народным» предприятиям перейти на самофинансирование. Предполагалось, что трансформация пойдет по пути «переваривания» экономической системы социализма рыночной экономикой Запада: полезное будет усваиваться, а неэффективное — отбрасываться. Не случайно в 1990 г. X. Коль обещал избирателям новых земель «цветущие ландшафты» в самое ближайшее время.

Но реальные процессы перевода централизованно управляемой экономики в экономику, действующую по законам рынка, оказались намного сложнее. У правительства ФРГ не было концепции структурной перестройки восточногерманской экономики и ее поэтапной интеграции в хозяйство всей страны. Поэтому процесс экономической трансформации пошел в основном по пути нерегулируемого «сращивания» плановой экономики бывшей ГДР с рыночной экономикой ФРГ при решающем влиянии западногерманского капитала.



Проведенная западными специалистами экспертиза показала, что технический потенциал и технологии большинства промышленных предприятий Восточной Германии значительно устарели и не могут обеспечить нужное качество продукции; производительность труда на них составляет 30-60 % от этого показателя в старых землях, а конкурентоспособной была признана продукция лишь 10% предприятий. Многие предприятия были квалифицированы как наносящие вред окружающей среде. Производственные процессы на Востоке страны дезорганизовало прекращение финансирования государством промышленных гигантов — комбинатов, занимавших приоритетное положение в тяжелом машиностроении, химическом производстве. На падение выпуска продукции повлияло также установление свободных рыночных цен, необходимость проводить природоохранительные мероприятия. Пагубные последствия для предприятий новых земель ФРГ обусловила утрата ими гарантированных, емких рынков восточноевропейских стран и СССР. В свою очередь, после отмены таможенных границ производители восточных земель ФРГ пострадали как от массового притока качественной продукции западных фирм, так и от потока еще более дешевой продукции, хлынувшей из стран Восточной Европы. В связи с ростом цен на энергоносители, сырье, транспортные расходы резко сократились инвестиции восточногерманских предприятий на развитие и модернизацию производства. В 1990-1991 гг. многие предприятия на Востоке ФРГ были закрыты либо пережили драматическое падение производства и прибегли к массовым увольнениям. В перерабатывающей промышленности число трудящихся к 1995 г. сократилось на две трети. Эти факторы ускорили переход к приватизации.



Приватизация в новых землях Германии была проведена в рекордно сжатые сроки по проектам, разработанным на Западе страны. Ведущее место среди них заняло Попечительское ведомство. Основную массу приватизируемого имущества составили 15 тыс. промышленных предприятий, а также недвижимость, земли и лесоводческие площади. В 1990-1991 гг. была проведена «малая приватизация». В руки частных владельцев, в основном жителей бывшей ГДР, перешли тысячи небольших магазинов, гостиниц, кафе, ресторанов, кинотеатров, аптек и пр. Одновременно шла распродажа (как правило, по заниженным ценам) 8 тыс. крупных государственных предприятий. В целом в течение четырех лет промышленность бывшей ГДР перешла в частные руки.

Материальная и социальная цена столь стремительной приватизации оказалась очень высокой. При ее подготовке стоимость выставленных на торги только производственных объединений оценивалась в 800-1000 млрд марок. После окончания работы Попечительского ведомства в 1994 г. оказалось, что вместо гигантских поступлений от продажи бывшей государственной собственности ГДР оно оставило лишь 67 млрд марок и пирамиду долгов в 256,4 млрд марок. По отчетам руководства ведомства прибыль ушла на выплату задолженностей восточногерманских предприятий, на финансовую помощь им, реструктуризацию, санацию окружающей среды. После безрезультатных попыток выяснить истинные причины дефицита бюджета этого ведомства, сумма его долгов была включена в так называемый «фонд погашения» и в конечном итоге выплачивалась налогоплательщиками всей Германии.

Оценка деятельности Попечительского ведомства до настоящего времени является одной их спорных страниц истории процесса реконструкции Восточной Германии. Многие склоняются к тому, что распродажи, проводимые ведомством и его многочисленными службами с лихорадочной торопливостью, создавали условия для финансовых злоупотреблений. В итоге приватизации большая часть бывшей «общенародной собственности» ГДР оказалась сосредоточенной в руках представителей крупного промышленного и банковского капитала из западных земель ФРГ, а также иностранных инвесторов. Шансы для более массового и справедливого участия в приватизации жителей новых земель ФРГ не были реализованы. В лучшем случае совладельцами предприятий мелкого и среднего типа становились руководители и представители менеджмента предприятий Восточной Германии.

В процессе приватизации гражданам новых земель ФРГ сразу пришлось столкнуться с давно забытым явлением — массовой безработицей. К середине 1990-х гг. число занятых в промышленности сократилось на одну треть. На протяжении всех 1990-х гг. доля лишь официально зарегистрированных безработных сохраняется на уровне 15-17 % от числа занятых. Эта доля могла быть еще выше, но в первой половине 1990-х гг. ежегодно около 1 млн человек вовлекались в программы занятости, повышения квалификации, переобучения.

Чтобы предотвратить возникновение массового недовольства, правительство X. Коля было вынуждено постоянно увеличивать расходы на решение социальных проблем жителей новых земель: в первой половине 1990-х гг. 57 % трудоспособного населения получали различного рода социальную помощь. Оплата труда на приватизированных предприятиях Востока Германии оказалась на 30-50 % ниже, чем у соответствующих специалистов на Западе страны. Эти факторы явились причинами оттока населения из новых земель ФРГ в старые: за 1991-2000 гг. число жителей на Востоке страны сократилось на 800 тыс. человек. Но шансы у переселенцев и на Западе ФРГ были невелики, так как после кризиса 1992-1993 гг. и там возникла массовая безработица. Предприниматели старых земель предпочитают местных специалистов из-за большего доверия к ним, соответствия их квалификации западным стандартам, а порой — из-за региональной солидарности. В целом реакция жителей новых земель ФРГ на приватизацию во многом оказалась сходной с реакцией россиян на «шокотерапию» начала 1990-х гг.

Кризисное состояние социально-экономической сферы новых земель потребовало от государства гигантских финансовых вливаний. За 1991-1997 гг. общая сумма трансфертов из федерального бюджета (85 % всех финансовых поступлений) и фондов ЕС составила 1,4 трлн марок, в среднем по 195 млрд в год. Около половины трансфертов направлялось на создание надрегиональной инфраструктуры, призванной облегчить потоки западногерманского капитала, товаров, услуг на Восток ФРГ. Но, несмотря на огромные суммы трансфертов, реконструкция в восточных землях не была завершена и через 10 лет после объединения. Правительство Шредера утвердило программу финансирования реформ на Востоке ФРГ до 2019 г. Это решение имеет и политическую подоплеку: лидеры страны стремятся убедить германскую и мировую общественность, что они способны эффективно решить проблему преодоления внутреннего раскола.

Германские эксперты, анализируя итоги, последствия и просчеты реконструкции экономики ГДР, отмечают, что был недооценен уровень ее деформации и степень «разнородности» с экономикой ФРГ, неподготовленность к конкуренции, к гибкой реакции на изменение конъюнктуры. Сказались также ее технологическая отсталость, слабая инновационная деятельность, низкий уровень дисциплины персонала. Поспешность в проведении приватизации во многом была связана и с настойчивым стремлением большей части общества бывшей ГДР как можно скорее включиться в финансовую систему ФРГ, в «социальное рыночное хозяйство».

Негативное воздействие на процесс реконструкции оказало одно из положений Договора об объединении, предписывающее приближать тарифные ставки в восточном регионе к уровню ставок в западном. В итоге, зарплата на Востоке ФРГ росла намного быстрее, чем производительность труда, что ослабило конкурентоспособность экономики новых земель. Даже в 2000-е гг. издержки на единицу продукции остаются здесь на треть выше, чем на Западе.

Тем не менее, несмотря на трудности и ошибочные решения, в процессе экономического выравнивания двух частей Германии были достигнуты значительные успехи. Интенсивное финансирование процесса трансформации принесло свои плоды: в середине 90-х гг. доля внутреннего валового продукта на душу населения в новых землях увеличилась с трети до половины от объема, вырабатываемого в западных землях. Средняя производительность труда на Востоке к 2000 г. достигла 60-70 % от западногерманского уровня. Сблизились структуры промышленности старых и новых земель. Доля новых изделий, находящихся на стадии выпуска или выхода на рынок, близка к их доле в старых землях.

На Востоке Германии возникла многоукладная экономика. Здесь утверждается мелкий и средний бизнес, способствуя повышению занятости, решению социальных задач. Динамично развиваются «мануфактуры» — народные промыслы и сфера услуг: страховое и банковское дело, юридическая практика, торговля, гостиничный и туристский сервис, фирмы по организации досуга. Импульс в развитии получили производства, пользующиеся региональным спросом, близкие к источникам сырья. До середины 1990-х гг. бум переживала строительная промышленность. Он был вызван созданием объектов инфраструктуры, природоохранительных сооружений, транспортных систем, спросом на жилье. В области обработки информации производство за десятилетие выросло почти в шесть раз. Этот сектор обеспечил высокое качество услуг, вполне сравнимое с западными стандартами.

Берлин, Дрезден, Лейпциг были модернизированы как хозяйственные и культурные центры. В 2003 г. Лейпциг одержал победу в конкурсе над Дюссельдорфом, Франкфуртом-на-Майне, Гамбургом, и был выдвинут национальным олимпийским комитетом ФРГ кандидатом на проведение летних Олимпийских игр 2012 г.

Особые успехи были достигнуты в модернизации инфраструктуры Восточной Германии. В новых землях возникла мощная телекоммуникационная структура. Число телефонных подключений за 1990-е гг. выросло с 2 до 7,5 млн. Местное телевидение функционирует на базе оптоволоконных линий, широкое распространение получило кабельное TV. Телекоммуникационная структура, созданная на Востоке по новейшим технологиям XXI в., обогнала по ряду показателей систему, действующую на Западе страны. В новых землях вся телефонная техника переведена на новые электронные системах, в старых — 75 %. На Востоке Германии была сформирована современная транспортная система. Здесь было отремонтировано 5,2 тыс. км. железнодорожных путей, 11 тыс. км. автострад. В первую очередь модернизируется 17 «проектов немецкого единства», призванных восстановить транспортные артерии, разорванные после раскола Германии.

В приоритетном положении после объединения страны оказалось старшее поколение новых земель, получившее намного более высокие, чем в ГДР, пенсии, и включенное в более качественную систему здравоохранения. После объединения значительно повысился потребительский стандарт жителей новых земель ФРГ, стал более разнообразным досуг восточногерманского населения. Молодое поколение новых земель обрело возможность получить образование, более соответствующее потребностям современного общества. Однако приобретение современных профессий требует от восточногерманской молодежи проявления конкурентоспособных качеств.

Несмотря на значительные достижения, в процессе интеграции новых земель ФРГ остается ряд проблем. Главной из них является обеспечение самоподдерживающегося роста, возможности решения макроэкономических задач собственными силами. Это позволит резко сократить финансовые трансферты из западной части ФРГ, повысить производительность труда, создать новые рабочие места.

По уровню экономического развития ФРГ входит в страны так называемой «большой семерки». По общему объему валового внутреннего продукта она занимает первое место в Западной Европе и четвертое в мире после США, Японии, Китая. На развитие экономики Германии все большее влияние оказывает быстро развивающийся в 1990-е гг. процесс глобализации. Он побуждает германских товаропроизводителей и правительство во все большей мере ориентироваться на мировые рынки, развитие новых технологий, стимулировать процесс концентрации производства и банков, создания транснациональных корпораций, наращивать импорт и экспорт капитала, перемещать рабочую силу. В целом современная экономическая стратегия ФРГ предусматривает более тесную интеграцию страны в мирохозяйственные связи.

Германия в 2004 г. вышла на первое место в мире, обогнав США по объему экспорта (731 млрд евро). Превышение экспорта над импортом составило 155 млрд евро. В 2004 г. важнейшими экспортными рынками вне Европы были США, Китай, Россия и Япония. Но главными внешнеторговыми партнерами Германии остаются страны ЕС (51,5 %), а из них — Франция, Нидерланды, Великобритания. В последнее десятилетие компании ФРГ успешно проникают на рынки стран Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, юга Африки, Восточной и Центральной Европы. Ключевые позиции в экспорте Германии занимает продукция химической, электротехнической промышленности, автомобилестроения, машиностроения, точной механика и оптики. Большую часть продукции мирового уровня качества в Германии производят такие крупные концерны, как «Байер» и «БАСФ» — в химии и фармацевтике, «Сименс» и «Бош» — в электротехнике и электронике. Лидерами в тяжелом машиностроении по-прежнему являются — «Крупп», «Тиссен», «Маннесманн», в автомобилестроении — «Даймлер» и «Фольксваген», в оптике и точной механики — «Цейсе». Мировую известность приобрел фармацевтический бизнес ФРГ, стоимость экспортируемой продукции которого в 2001 г. составила 19 млрд евро. В структуре экспорта ФРГ свыше 90 % занимает готовая продукция.

Конкурентоспособность германских товаров обусловлена их высоким качеством, широким ассортиментом, который включает изделия как изготовленные по международным стандартам, так и отмеченные уникальностью. Ввозит ФРГ подъемно-транспортные средства, автомобили, текстиль, одежду. Из-за отсутствия собственных источников энергоносителей она импортирует 98 % нефти, 80 % природного газа, цветной прокат, минеральное сырье.

К концу 1990-х гг. свои позиции на мировых рынках укрепили за счет международных слияний такие немецкие компании, как «Сименс», «Даймлер», «Байер», «Феба». Они вошли в число 500 гигантов мирового бизнеса. Так, в 1998 г. произошло слияние ведущей автомобилестроительной фирмы ФРГ «Даймлер» с американским автомобильным гигантом «Крайслер». Компания «Хёхст» исчезла в результате слияния с «Рон-Пуленк» (Франция), образовав транснациональную корпорацию «Авентис», которая занимает первое место в мире по производству продукции агрохимии и второе — фармацевтических товаров. В 1990-е гг. продолжался процесс концентрации финансового капитала, возглавляемый тремя супербанками: «Дойче банк», «Дрезднер банк» и «Коммерц банк». Эти банки контролируют почти три четверти всего акционерного капитала ФРГ.

Германия занимает третье место в мире по объему инвестиций за рубежом. В настоящее время более 70 % германских капиталовложений приходится на страны ЕС, 9 % — на США. В 2000 г. 28,4 % прямых инвестиций ФРГ были размещены в Великобритании, странах Бенилюкса, Франции, Италии, 38 % — в США. Иностранных инвесторов привлекает в ФРГ устойчивая финансово-валютная система, емкий внутренний рынок, наличие передовых технологий, развитая сеть коммуникаций и транспорта, высококачественный электроток, необходимый для современных производств, высококвалифицированная рабочая сила, правовая защита бизнеса. Иностранный капитал контролирует треть из 30 крупнейших компаний ФРГ, в том числе «Опель», «Юнилевер», «Дойче Шелл», «Ай-Би-Эм Дойчланд» и др.

В 1990-е гг. глобализация вызвала очередной этап структурной перестройки экономики ФРГ. В ходе его изменялось соотношение между отраслями и секторами экономики (сокращалась доля перерабатывающих и аграрных отраслей), шел поиск новых видов материалов и энергоресурсов, регионов размещения производств, внедрялись новые технологии. Часть материалоемких и экологически грязных производств ФРГ переместила в страны Азии и Восточной Европы. Быстрыми темпами увеличивалась доля сферы услуг. К 1997 г. доля занятых в ней выросла до 63 %.

Конкурентоспособность германских товаров на протяжении 1990-х гг. обеспечивалась благодаря ведущим позициям страны в области научных и технических исследований. По наукоемким производствам ФРГ обгоняет США и конкурирует за первое место в мире с Японией. Германия входит в первую пятерку стран мира по расходам на НИОКР. Она традиционно стремится к развитию своего научного потенциала, а не к покупке патентов. По регистрации патентов ФРГ занимает второе место в мире после США. Ее компании используют большее число патентов, чем все фирмы Западной Европы вместе взятые, и уступают по этому показателю лишь США и Японии.

В экономике ФРГ все более важную роль играют мелкие и средние предприятия (10-500 работников). Они производят 57% валового внутреннего продукта, создают 70 % рабочих мест. Правительство Г. Шредера оказывает им поддержку, обеспечивая законодательную базу для их деятельности, льготное кредитование, налогообложение, содействует кадровой, маркетинговой политике, размещает в них заказы. Предприятия этого типа лучше адаптируются к меняющейся конъюнктуре, лидируют в разработке и внедрении новых технологий, в выявлении новых рынков, чаще обращаются к производствам, связанным с риском. Они менее стабильны в условиях развивающейся глобализации, но более четверти мелких и средних предприятий проникли на рынки ЕС, Азии, Центральной и Восточной Европы.

В аграрном секторе ФРГ трудятся всего 3,2 % от числа занятых, но они в целом обеспечивают население страны высококачественной и сравнительно дешевой продукцией. Сельское хозяйство развивается по интенсивному пути, в нем применяются стимуляторы роста, химические и биологические удобрения, средства защиты растений, достижения генной инженерии. Ведущей отраслью в нем является животноводство.

«Новая ФРГ» увеличила инвестиции в экономику стран Восточной Европы. Наибольший поток капиталов идет в Венгрию, Чехию, Польшу. На экономические связи Германии с Россией негативное воздействие оказали распад СССР и затяжной кризис российской экономики, трансформационные процессы в бывшей ГДР, которая была крупнейшим торговым партнером СССР. Многие торговые и производственные связи оказались разорванными, и в результате в 1995 г. Россия уступила первое место среди восточноевропейских партнеров ФРГ Польше. Тем не менее в торговле с Россией с начала 1990-х гг. среди развитых стран Запада ФРГ занимает первое место. Ее доля во внешнеторговом обороте РФ составляет около 10 %. Более половины германского экспорта в Россию составляют машины, оборудование, транспортные средства. Германские поставки включают также готовые изделия, легковые автомобили, продовольственные товары. Из России ФРГ получает нефть, нефтепродукты, природный газ, цветные металлы, лесоматериалы, химические удобрения и полуфабрикаты (90 % импорта). Германия инвестировала около 20 млрд марок в сооружение системы газопроводов «Ямал-Европа». Она участвует в создании комплекса установок по производству металлизированных брикетов на Лебединском горно-обогатительном комбинате, прокатного стана на Оскольском электрометаллургическом комбинате, строительстве Северно-Западной ТЭЦ в Санкт-Петербурге и др. Германия и Россия сотрудничают в разработке высоких технологий в авиационно-космических, навигационных спутниковых системах, технологических разработках по экологической тематике.

Торгово-экономические связи Германии и России пережили спад в 1998-1999 гг. — отчасти из-за российского дефолта. Объем германских инвестиций в экономику РФ уменьшился, произошло заметное снижение активности в региональном сотрудничестве, создании совместных предприятий и производств, промышленной и научно-технической кооперации, реализации совместных крупномасштабных проектов (за исключением энергетики).

Положительный сдвиг во внешнеэкономических связях Германии и России произошел в 2000 г., в течение которого товарооборот между партнерами вырос на 60 %, а в 2001-2002 гг. он увеличился еще на 80 %. Стоимость товарооборота в 2001 г. составила 22 млрд долларов. Эксперты дают оптимистические прогнозы на будущее. По их данным, в ближайшие годы он может достичь 40 млрд дол. Благодаря соглашению, заключенному между Германией и Россией в июле 2000 г., были списаны долги РФ на 8 млрд марок и урегулированы ее долговые обязательства. На основании этого соглашения Россия получила кредит в 1 млрд марок для развития германского экспорта. В 2003 г. в России работало 350 совместных российско-германских предприятий и 800 фирм, действующих на базе только немецкого капитала.

Российский экспорт в Германию сдерживают недостаток изделий высоких технологий, негарантированное качество, несоответствие жестким стандартам экологической безопасности, действующим в ЕС. Наращиванию германских инвестиций противодействует несовершенство российского законодательства и банковской системы, сохранение «теневой» экономики, бюрократизация, распространенность коррупции. Особенно рискованными считаются условия деятельности в России для малого и среднего бизнеса ФРГ — ее наиболее динамичного комплекса. Российские инвестиции в Германию составляют около 1,3 млрд долларов. Это, в основном, вложения АО «Роснефть» и РАО «Газпром» в нефтеперерабатывающую и газовую промышленность ФРГ.

Экономическое развитие объединенной Германии в 1990-е гг. отличалось нестабильностью. Выходу ФРГ из кризиса 1992-1993 гг. способствовало проведение приватизации не только на Востоке страны, но и на Западе. В частные руки была передана часть государственной собственности в промышленном секторе, в области связи, транспорта, коммунального хозяйства. В 1996 г. была приватизирована крупнейшая германская телекоммуникационная компания «Дойче телеком».

Во второй половине 1990-х гг. выявилось, что на снижение темпов экономического роста ФРГ и конкурентоспособности германских товаров в процессе глобализации повлиял ряд факторов. Возникший к концу канцлерства X. Коля огромный дефицит государственного бюджета ограничил возможность правительства оказывать своевременную инвестиционную поддержку производителям. В годы его правления поднялся уровень налогового бремени на предпринимателей и работающих по найму. Налог на прибыль в 1998 г. достигал 45 %, подоходный — 53 %. На конкурентоспособности германских товаров и снижении объемов иностранных инвестиций сказывался самый высокий в мире уровень издержек на оплату труда. Так, в 1995 г. почасовая оплата в ФРГ составляла 45,5 марки в час, в США — 32,6 марки, в Великобритании — 27 марок.

Эксперты отмечают также негативное воздействие на экономический рост ФРГ таких субъективных факторов, как склонность производителей к перестраховке, стремление сохранить статус-кво, недостаточную способность к риску, утрату ими «предпринимательского духа». Необходима более эффективная адаптация системы высшего образования ФРГ к потребностям экономики. «Красно-зеленая» коалиция, вновь победившая на выборах в бундестаг в сентябре 2002 г., предложила проведение пенсионной, налоговой реформ, сокращение государственных расходов в области пенсионного обеспечения и здравоохранения, содержания государственного аппарата и др. Предполагалось, что все это сделает рынок труда более гибким, увеличит занятость.

1 января 2005 г. минимальная ставка подоходного налога (доходы от 7665 евро в год) снизились до 15 %, а максимальная (доходы от 52 152 евро) — до 42 %. Маленькие (по германским меркам) доходы — до 7664 евро в год — освобождены от налогов. Налог на прибыль предприятий еще в 2001 г. был снижен до 25 %.

Федеральное ведомство статистики в 2000 г. из каждых 100 занятых отнесло к рабочим 34,6, к служащим и чиновникам — 54,4, к самостоятельным лицам — 10,0 и к помогающим членам семей — 0,9. Таким образом, к началу XXI в. социальная структура ФРГ представляла собой классический вариант «общества 2/3».

В связи с огромными финансовыми затратами на реконструкцию новых земель ФРГ, на приспособление экономики к процессам глобализации и пр., в 1990-е гг. усложнились условия для сохранения и развития в Германии «социального государства». Кризис системы социального обеспечения в последние десятилетия усугубил дефицит рождаемости в сочетании с ростом средней продолжительности жизни (79,5 лет у женщин и 73 года у мужчин в 1998 г.). Это привело к «постарению» нации, в конце 1990-х гг. на 100 работающих приходилось 20 пенсионеров. Снижение доли трудоспособных в составе населения обусловило сокращение выплат в фонды социального страхования.

В современной Германии каким-либо видом страхования охвачено 90 % населения. В 1998 г. максимальный размер платежей составлял 20,3 % от общей суммы заработка, но он гарантировал почти бесплатное лечение, пенсию в 70 %, а пособие по безработице в 60-67 % среднего чистого заработка. Особую перегрузку система пенсионного обеспечения испытала после объединения страны, так как потребовались дополнительные средства на выдачу более высоких, чем в ГДР, пенсий и на медицинскую реабилитацию жителей новых земель, не плативших взносы в страховые фонды ФРГ. Самой острой социальной проблемой в единой Германии является массовая безработица. Если в начале 1990-х гг. в ФРГ насчитывалось 3 млн безработных, з 2003 г. — 4,7 млн, то в январе 2005 г. их количество превысило 5 млн человек. Большие расходы требуются на поддержание системы здравоохранения, которое отличается в Германии высоким качеством. В 1997 г. совокупная стоимость социальных услуг составила 34,4 % валового национального продукта. К 2000 г. дефицит государственного бюджета приобрел хронический характер и достиг 2200 млрд марок.

Во многом под воздействием процессов глобализации экономики в ФРГ развернулась дискуссия о том, следует ли и в дальнейшем сохранять «социальное государство». По мнению представителей союзов предпринимателей, министерства экономики, Федерального банка и многих политиков, социальная система страны нуждается в радикальной реформе. Некоторые предлагают американизировать уникальную систему социального страхования ФРГ. Реформаторы-неолибералы требует сократить долю государства и предпринимателей в ее финансировании и «повысить личную ответственность граждан».

Правительство ФРГ готово пойти по этому пути, но наталкивается на противодействие профсоюзов, оппозиционных партий, общественных организаций, которые выступают в защиту действующей системы. Они предостерегают, что ее демонтаж приведет к росту социальной напряженности и политической нестабильности. Указывается также, что именно обещание распространить социальную систему ФРГ на жителей ГДР повлияло на их стремление к объединению. От развитой системы социальной помощи не желает отказываться и большинство германских граждан. Поэтому приступить к кардинальной реформе «социального государства» правительство не решается, опасаясь утратить поддержку избирателей.

Правительства Х. Коля и Г. Шредера пытались разрешить кризис системы социального обеспечения половинчатыми мерами, постепенно подготавливая общество к проведению более радикальной реформы. Основные усилия направляются на преодоление массовой безработицы. В 1996 г. правительство, союзы предпринимателей и профсоюзы заключили «Союз во имя труда». Из его фондов финансируется подготовка специалистов для наукоемких отраслей, оказывается помощь в выходе на рынок труда молодежи, женщинам, инвалидам. Из него получают помощь начинающие предприниматели, инновационные производства. Резко сокращено финансирование большинства программ повышения квалификации, переобучения, предназначенных для жителей восточных земель. С 2001 г. официально разрешен труд с неполным рабочим днем, работа в воскресный день, надомный труд. В 1990-е гг. были узаконены «тарифные оговорки» — временные трудовые соглашения. Они разрешают в особых условиях отдельным предприятиям выходить за рамки коллективных договоров и принимать автономные решения. Так, вместо увольнений может сокращаться рабочая неделя и зарплата.

Важной социальной проблемой ФРГ остается дискриминация женщин, особенно восточногерманских, несмотря на декларированное Конституцией равноправие. Они получают меньшую (на 20-30 %) зарплату, чем мужчины. В новых землях доля безработных женщин в два раза выше, чем мужчин. Женщины с детьми откровенно рассматриваются предпринимателями как «фактор риска» и увольняются в первую очередь. Статистика свидетельствует, что женщины поднимаются по карьерной лестнице в 2-3 раза медленнее, чем мужчины, и их отставание нарастает на высших уровнях руководства государством, экономикой, наукой, СМИ. В семье многие женщины подвергаются насилию и унижениям. Женское движение ФРГ выступает за реальную эмансипацию женщин, за их право самостоятельно выбирать отвечающее их интересам сочетание семейных и трудовых отношений. Интересы женского населения в ФРГ представляет головной Совет женщин, объединяющий союзы с 11 млн членов. В 1990-е гг. они добились создания по стране 300 убежищ для женщин, где в случае ухода от мужа они могут вместе с детьми получить приют, защиту, правовую помощь.

В 1990-е гг. были приняты меры по стимулированию рождаемости. Семьи, имеющие детей, могут выбирать между детскими пособиями и налоговыми льготами. Пособия на детей составляли в 1990-е гг. 220-350 марок, но семьи с низкими доходами получали помощь в размере 600 марок ежемесячно до исполнения ребенку 2 лет. На время трехгодичного отпуска по уходу за ребенком действует запрет на увольнение.

Возраст выхода на пенсию установлен в 65 лет для мужчин и 62 года — для женщин. Средний размер пенсии в 2004 г. составлял около 48 % от средней зарплаты. Позволяется, получая часть пенсии, работать далее. Кабинетом Г. Шредера намечены контуры пенсионной реформы, рассчитанной до 2030 г. Государство поощряет создание фондов предприятий, из которых они выплачивают пенсии своим сотрудникам. В 2001 г. наряду с обязательными фондами были учреждены индивидуальные накопительные. Но к 2006 г. их доля составит всего 4 %. В будущем предполагается поэтапное сокращение доли пенсии из страхового фонда и увеличение из накопительного. Таким образом, в ФРГ постепенно ограничивается диапазон задач, которые решало «социальное государство». Устойчивость социальной системы предполагается обеспечить путем наиболее полного участия в ней самих граждан.







Сейчас читают про: