double arrow

Политическая жизнь


1994 г. получил в ФРГ название «года супервыборов», когда прошли выборы в Европарламент, президента Германии, выборы в бундестаг, в ландтаги 8 земель. К этому времени сложилась менее благоприятная ситуация для правящей коалиции. В новых землях нарастало недовольство экономическим кризисом, финансовой реформой, безработицей, многие избиратели бойкотировали выборы. К середине 1990-х гг. безработица выросла и в старых землях ФРГ. Поэтому на выборы в ландтаги Саксонии, Бранденбурга, Саксонии-Анхальт явилось лишь 55-58 % избирателей.

На выборах в бундестаг 16 октября 1994 г. правящие партии одержали победу над оппозицией с перевесом всего в 0,3 %. ХДС набрал 34,2 % голосов избирателей, ХСС — 7,3 %.

Правящая коалиция этой зыбкой победе во многом была обязана Колю, который сохранил репутацию «канцлера германского единства», сильного национального лидера, способного обеспечить внутреннее единство и экономическое процветание страны. Ее победе способствовало улучшение экономической конъюнктуры после кризиса 1992-1993 гг. и вывод последних подразделений российской армии в августе 1994 г.

Выборы в бундестаг 1994 г. выявили, что слабым звеном правящей коалиции является СвДП. Она набрала всего 6,9 % голосов и прошла в бундестаг лишь потому, что ее поддержали многие сторонники ХДС/ХСС как единственно возможного партнера по коалиции. Кризис СвДП свидетельствовал, что она утрачивает роль третьей политической силы, которая постепенно переходит к «зеленым», которые впервые опередили либералов, получив 7,3 % голосов.

СДПГ по традиции поставила в центр внимания проблемы борьбы против массовой безработицы, экономического роста без ущерба для экологии. Но партия переживала кризис и в очередной раз сменила лидера. Кандидат в канцлеры от СДПГ Рудольф Шарпинг не сумел убедить избирателей в способности партии справиться с актуальными проблемами страны. В предвыборной борьбе ХДС/ХСС использовали против социал-демократов факт формирования премьер-министром Нижней Саксонии Герхардом Шредером непривычной для германских избирателей коалиции СДПГ и «зеленых». Христианские демократы запугивали избирателей «опасными экспериментами» коалиции. Хотя СДПГ увеличила число избирателей на 2,9 % (всего 36,4 %), но христианские демократы опережали ее на 5,1 % голосов. Блок ХДС/ХСС — СвДП обеспечил себе 341 место в парламенте, а оппозиция — 331.

Радикальную программу выдвинула ПДС, выступившая с протестом против «системы наживы и господства капитала», против претензий ФРГ на статус «великой державы». Лидер ПДС Грегор Гизи (род. 1948) отмечал позитивные результаты объединения Германии, но в то же время акцентировал внимание на том, что вместо объединения двух равноправных германских государств и демократического обновления единого государства произошло присоединение ГДР к ФРГ с утратой многих социальных достижений восточногерманского общества. ПДС улучшила свои позиции, обеспечив при поддержке избирателей новых земель 30 мест в бундестаге. Радикальную предвыборную программу с пацифистскими установками выдвинула и партия «Союз 90/Зеленые», выступая за роспуск НАТО, сокращение бундесвера, усиление роли ООН и равноправие женщин.

Кандидат ХДС/ХСС Роман Херцог (род. 1934), занимавший пост главы Конституционного суда ФРГ, победил на президентских выборах.

Выборы 1994 г. отразили определенную устойчивость политической системы Германии. Предвыборная кампания выявила значительное совпадение предвыборных платформ ведущих политических партий — ХДС/ХСС, СДПГ, СвДП, «зеленых» и даже ПДС. В них ставились задачи укрепления правового демократического государства, реформы системы социального обеспечения, ускорения темпов экономического роста, повышения конкурентоспособности германской экономики, охраны окружающей среды. Выборы выявили различие между симпатиями избирателей, сложившимися в Западной и Восточной Германии. В старых землях по-прежнему преобладали ХДС/ ХСС, СДПГ, СвДП, «зеленые». В новых землях более популярными оказались ХДС/ХСС, СДПГ, ПДС. Стержнем политической системы ФРГ по-прежнему остаются ХДС/ХСС и СДПГ, которые собирают ка выборах любого уровня 70-80 % голосов избирателей. Выборы 1994 г. показали, что «зеленые» и в новых землях потеснили СвДП, но все-таки их позиции оставались там еще слабыми.

После поражения СДПГ на выборах в бундестаг 1994 г. в ней развернулась дискуссия о кандидатуре нового лидера и обновлении программных установок СДПГ. На съезде партии в 1995 г. премьер-министр Саарланда Оскар Лафонтен блестяще выступил в дебатах и добился избрания на пост председателя партии. Но он оказался слишком «левым» для большинства членов партийного аппарата и влиятельных региональных лидеров. Вскоре у него появился серьезный соперник — глава правительства Нижней Саксонии Герхард Шредер, известный в партии как центрист и прагматик. Опросы общественного мнения показали, что у него больше шансов противостоять Колю на выборах в бундестаг 1998 г., чем у Лафонтена. Шредер утвердился как кандидат в канцлеры от СДПГ после крупного успеха партии на выборах в ландтаг Нижней Саксонии в марте 1998 г. (47,9 % голосов избирателей).

К выборам в бундестаг в сентябре 1998 г. сложилась иная общественно-политическая ситуация, нежели 4 года назад. Основные конкуренты — ХДС/ХСС и СДПГ стремились найти новые пути решения актуальных проблем, стоящих перед ФРГ, и выработать модели обновления германского общества в XXI в. В предвыборной кампании блок ХДС/ХСС подчеркивал успехи, достигнутые в период его правления в 1982-1998 гг.: объединение Германии, стабильное развитие «социального рыночного хозяйства», высокое качество жизни граждан страны. Но Коль при выдвижении в очередной раз своей кандидатуры на пост канцлера не встретил безоговорочной поддержки в ХДС. Ряд влиятельных деятелей партии считал, что он слишком «засиделся» и исчерпал свои возможности. Коля упрекали в том, что он вкладывает слишком много средств в «непредсказуемую» Россию.

СДПГ перед выборами обещала увеличить финансирование науки и образования, развивать современные технологии с целью повышения конкурентоспособности германских товаров на мировом рынке, содействовать укреплению мелкого и среднего бизнеса и преодолению безработицы.

Итоги выборов в бундестаг в сентябре 1998 г. кардинально изменили расстановку общественно-политических сил ФРГ. После 16 лет пребывания в оппозиции победу одержали социал-демократы. За них проголосовало 40,9 % избирателей, что обеспечило СДПГ 298 мест в парламенте. Блок ХДС/ХСС поддержало всего 35,1 % избирателей, что привело к сокращению их фракции до 245 человек. Меньшее число избирателей оказало доверие и «зеленым» — 6,7 %. ПДС несколько улучшила свои позиции, набрав 5,1 % голосов избирателей.

Поражение правящей коалиции ни для кого не стало сенсацией. Христианские демократы на восемь лет продлили свое пребывание у власти за счет умелого подключения к процессу объединения страны и руководства им. Но длительная несменяемость власти, которая многими воспринималась сначала как признак стабильности, в итоге обернулась своей обратной стороной. В стране нарастало недовольство утратой политического динамизма, догматической приверженностью однажды выбранным принципам, а главное, неспособностью правящей коалиции вывести страну из экономических трудностей, предотвратить начавшийся спад уровня жизни.

X. Коль утратил политическую притягательность, способность сплачивать партию и завоевывать избирателей. Причины поражения ХДС/ХСС вытекали, прежде всего, из их экономической политики. С одной стороны, ХДС, провозгласивший себя «народной партией», вынужден был в какой-то мере учитывать потребности всего населения, лавировать в поисках курса, удовлетворяющего как работодателей, так и трудящихся. В период благоприятной конъюнктуры ему удавалось проводить сбалансированную политику. С другой стороны, изначальное происхождение и сущность побуждают его представлять интересы, прежде всего, имущих слоев общества. В условиях обострившейся конкуренции на мировых рынках в 1990-е гг. в политике христианских демократов определяющими оказались как раз интересы состоятельного меньшинства. В итоге блок утратил поддержку трудящейся части населения, а в конце 1990-х гг. от него отошли и широкие предпринимательские круги. С их точки зрения, ХДС/ХСС недостаточно решительно защищал их интересы, не сумел найти новой стратегии технологического прорыва в условиях глобализации. Ситуация осложнялась тем, что на Востоке страны не были решены поставленные задачи. Вместо «цветущих ландшафтов», обещанных Колем, восточные регионы страны оказались в глубоком социально-экономическом кризисе, и там наблюдалось явление «остальгии» — тоски по прошлым социальным достижениям ГДР. Вместо сплочения нации сохранилось отчуждение между двумя частями германского общества.

Уход Коля сопровождался большим скандалом. Нежелание отдать власть, свойственное многим государственным деятелям, обрекло его на участь политика, покидающего политическую сцену побежденным, утратившим поддержку даже в собственной партии. Осенью 1999 г. выявилось, что ХДС использовал анонимные средства, с которых не платил налоги, а Колю были предъявлены обвинения в коррупции и незаконном финансировании партии. Он был вынужден покинуть пост председателя ХДС и даже предстать перед следствием. Тем не менее «политический внук» Аденауэра вошел в историю ФРГ как канцлер германского единства. Он обладал способностью к выработке верной стратегии и тактики в различных ситуациях, умело организовывал предвыборные сражения, мужественно боролся с политическими конкурентами, имел большой авторитет среди своих иностранных коллег.

Г. Шредер, получив право формировать правительство, предпочел коалицию с «зелеными», с которыми имел опыт сотрудничества в Нижней Саксонии. «Зеленые» с начала 1990-х гг. нередко резко меняли свои позиции, к 1998 г. из партии ушли радикал-экологисты, что способствовало ее сдвигу к политическому центру. Лидер «зеленых», «реалист» Йошка Фишер, переболевший к этому времени «детскими болезнями» раннего бунтарского периода «зеленого движения», занял пост министра иностранных дел. Новое коалиционное правительство получило название «красно-зеленой коалиции».

Новый канцлер ФРГ Герхард Фритц Шредер родился в 1944 г. в рабочей семье. С 1966 по 1971 г. изучал право в Геттингене. В 1978 г. стал председателем организации «Молодые социалисты». В 1980-1986 гг. — депутат бундестага от СДПГ. С 1986 г. — член правления этой партии. В 1986-1990 гг. лидер фракции СДПГ в ландтаге Нижней Саксонии. С 1990 г. — премьер-министр этой земли.

Г. Шредер предпочел выступить не в роли политика определенной партийно-политической ориентации, а общенационального лидера. Канцлер выдвинул идею «новой середины», которая предполагает сплочение трудящихся и средних слоев на основе политико-культурных идей, олицетворяющих Берлинскую республику. Базовыми являются идеи демократии, толерантности, федерализма, европейской интеграции, отказа от агрессии и авторитаризма. В целом эта платформа отмечена склонностью к идеям неолиберализма. Новый подход обозначился и в решении актуальных проблем современного германского общества. В значительной степени он нашел реализацию в «Коалиционном соглашении», заключенном 20 октября 1998 г. между СДПГ и партией «Союз 90/Зеленые».

Правительственная программа оказалась достаточно сбалансированной и не вызвала критики ни у радикальных групп в самих партиях, ни в лагере оппозиции. В ней ставились задачи обеспечения устойчивого экономического роста, создания новых рабочих мест, решение социальных проблем, модернизации системы образования, охраны окружающей среды.

После прихода к власти СДПГ пережила кризис. В марте 1999 г. с поста председателя партии и министра финансов неожиданно ушел Лафонтен. Причиной отставки было его несогласие с канцлером в вопросах социальной политики. По мнению Лафонтена, СДПГ недостаточно последовательно защищает интересы лиц наемного труда, безработных, пенсионеров. Резкую критику Лафонтена вызвало участие ФРГ в военных действиях в Югославии в 1999 г. Он заявил, что ФРГ в этой ситуации не должна была следовать за США и игнорировать ООН, а также мириться с тем, что к решению Косовского конфликта сразу не была привлечена Россия. После ухода Лафонтена на пост председателя СДПГ был избран Шредер. Разрыв тандема Лафонтен — Шредер, олицетворяющего сотрудничество в партии «традиционалистов» и «обновленцев», ослабил ее положение на политической арене. СДПГ потеряла значительное число голосов на земельных и коммунальных выборах 1999-2000 гг., хотя 23 мая 1999 г. — в день 50-летнего юбилея ФРГ ее президентом был избран член СДПГ Йоханнес Рау.

Падение авторитета партии привело к сокращению ее численности. За 1990-е гг. число членов СДПГ снизилось почти на четверть — до 750 тыс., в основном за счет традиционных приверженцев — рабочих. СДПГ упрекают за недостаточно четко обозначенный политический «профиль» в сравнении с другими влиятельными партиями ФРГ, что затрудняет выбор рядовым избирателям, за склонность к идеям неолиберализма. На съезде социал-демократов в декабре 1999 г. ряд делегатов потребовал начать разработку новой программы партии и включить в нее «духовно-политические идеи, обладающие наступательной силой». Однако Шредер в официальных выступлениях дал понять, что в ближайшее время в партии невозможна дискуссия по программным вопросам.

Перед выборами в бундестаг 22 сентября 2002 г. была проведена реформа избирательных округов, в результате которой число депутатов сократилось до 603. Правящая коалиция, вопреки всем ожиданиям, с большим трудом сохранила власть. Одним из факторов ее победы явилось заявление правительства Г. Шредера об отказе ФРГ участвовать в готовящейся войне против Ирака. СДПГ и ХДС/ХСС набрали равное количество голосов — по 38,5 %. Но благодаря увеличению числа избирателей, проголосовавших за «зеленых» (8,6 %), правящая коалиция обеспечила 306 мест в бундестаге. Столь незначительное преимущество вынуждает ее стремиться к широкому консенсусу сил в бундестаге, добиваться одобрения своих решений и со стороны блока ХДС/ХСС.

СвДП получила всего 7,4 % голосов, так как не сумела преодолеть «кризис идентичности» и выдвинуть притягательные для избирателей идеи. СМИ высказали предположение, что германский либерализм вступил в финальную стадию кризиса, в котором он оказался в начальный период Берлинской республики. ПДС не смогла преодолеть 5-процентный барьер, и ныне в парламенте ее представляют две женщины, завоевавшие «прямые мандаты». Всего в бундестаге 15 созыва число женщин-депутаток составляет 196 (32,5 %). За СДПГ отдали свои голоса 41,5 % женщин, за ХДС/ХСС — 38,7. Стремясь закрепить благосклонность избирательниц на будущее, Г. Шредер с известной долей риска пошел на эксперимент: из 15 членов его кабинета 7 — женщины.

«Красно-зеленому» правительству предстоит завершить решение ряда сложных задач, поставленных еще в 1998 г. При этом у него из-за сильной оппозиции весьма ограничена свобода маневра. В 2003 г. была принята правительственная программа «Повестка 2010» — пакет из 30 реформ в сфере рынка, бюджета, труда, экономики и социального обеспечения. Кабинет Шредера намерен к 2006 г. добиться оздоровления государственного бюджета. Он продолжает начатую в 2001 г. налоговую реформу, в ходе которой максимальная ставка подоходного налога должна снизиться до 35 %. В случае ее реализации налоговое бремя на предпринимателей сократится, что повысит их инвестиционный потенциал. Содействие экономическому росту чрезвычайно важно, так как ныне он едва достигает 2 % в год.

Для продолжения процесса интеграции восточных земель правительство разработало Пакт солидарности-П, который предусматривает создание к 2019 г. на Востоке ФРГ инновационных регионов и новых конкурентоспособных предприятий. Пакт нацелен на вовлечение новых земель в межрегиональное и международное разделение труда.

Правительство Г. Шредера стремится к радикальной перестройке устаревшей системы трудоустройства. Его концепция предусматривает ограничение социальной помощи безработным, которые не желают занимать вакантные рабочие места, претендуя только на занятость, равноценную утраченной. Реформа содействует подготовке кадров для высокотехнологичных производств, лицам, начинающим собственное дело.

«Красно-зеленая» коалиция еще в 1998 г. взяла курс, сочетающий технический прогресс и экологическую модернизацию. Наряду с традиционными природоохранительными мероприятиями важное место в ней занимает программа поэтапного отказа от атомной энергетики. Реструктуризация энергоснабжения ФРГ предполагает развитие восполняемых видов электроэнергии, прежде всего энергии воды и ветра (доля которых ныне составляет около 2 %).

Международные исследования выявили значительное отставание Германии в сфере образования от других западных стран, поэтому коалиция в 2002 г. начала его реформу. Она включает задачу обеспечения германской экономики высококвалифицированными специалистами, создания условий, препятствующих их оттоку в США. Реформа предусматривает развитие фундаментальной науки, привлечение в высшую школу талантливой молодежи — юниор-профессоров. Вопреки общей тенденции на экономию, правительство гарантирует рост расходов на науку и образование до 2006 г. Оно наметило ежегодно выделять 1 млрд евро на создание 10 тыс. малоизвестных в ФРГ школ продленного дня с повышенным качеством преподавания и реализацию особых программ обучения для детей иммигрантов.

Несмотря на стремление «красно-зеленой» коалиции решить злободневные проблемы объединенной Германии, тревожным знаком для ее главной политической силы — СДПГ явились результаты выборов в Европарламент 13 июня 2004 г. На них социал-демократы потерпели сокрушительное поражение, уступив правоконсервативному блоку ХДС/ХСС более чем с двукратным разрывом (21 % против почти 45 % голосов). Это была реакция избирателей на неудачный маневр Шредера, покинувшего в полном противоречии с традициями парламентской республики пост председателя СДПГ. Они восприняли это как попытку канцлера отказаться от лидерства в партии, выдвинувшей его на пост главы правительства, и снять с себя ответственность за ее действия. Часть избирателей проголосовала против СДПГ из-за попыток правительства (хотя и осторожных) ослабить систему социальных льгот и гарантий, являющуюся гордостью послевоенной Германии.

Новым федеральным президентом Германии в мае 2004 г. был избран представитель от ХДС/ХСС Хорст Кёлер (род. 1943), до этого занимавший должность директора-распорядителя Международного валютного фонда.


Сейчас читают про: