double arrow

Правый экстремизм


В единой Германии сохранились активно действующие праворадикальные и неонацистские организации. В начале 1990-х гг. было зарегистрировано 76 таких организаций с 42 тыс. членов и 6 тыс. боевиков. В праворадикальном лагере самой известной остается Республиканская партия (РП), которая наиболее влиятельна в Баварии и Баден-Вюртемберге. Число ее приверженцев оценивается в 15 тыс. человек. Среди них преобладают мужчины до 30 лет с низким образовательным уровнем, выходцы из крестьян, рабочих, мелких предпринимателей и государственных служащих. Партия имеет сплоченное, идейно убежденное ядро, которое увлекает за собой аморфную массу сторонников. К правому радикализму обращаются люди, испытывающие острое недовольство существующей политической системой ФРГ, политикой правительства, неуверенность в будущем, проникнутые националистическими предрассудками.

Лидеры Республиканской партии официально отмежевались от кровавых преступлений нацистов, подчеркивают приверженность Основному закону ФРГ, уважение к правам человека, нацеленность на решение социальных и экологических задач. В то же время «сверхценностью» провозглашается «нация». В Аугсбургской программе (1993) республиканцы выступили в защиту «этнической целостности» немцев, против «европеизации», «американизации», «исламизации», «мультикультуры» и пр. Партия воспитывает ненависть к переселенцам, требует поставить заслон их массовому притоку в ФРГ. Республиканцы обвиняют иностранцев в росте преступности, безработицы, истощении социальной системы и призывают к их изгнанию. Во внешнеполитическом разделе программы РП ставится под сомнение граница по Одеру-Нейсе, вновь высказываются претензии на восстановление Германии в границах 1937 г. Партия хотя и признает необходимость интеграции Европы, но выступает против договора о создании Европейского союза 1992 г., утверждая, что он наносит ущерб национальному суверенитету. Республиканцы ратуют за отказ Германии от международных обязательств и участия в конфликтах за пределами страны.

Противоречивым является развитие неонацистской Национал-демократической партии Германии (НДП). В 1990-е гг. ее представительство в ландтагах резко сократилось, до 5,2 тыс. упала численность (1999). Но НДП сохранила свой костяк и пытается использовать недовольство населения безработицей, экономическими трудностями, кризисом социальной системы, притоком иностранцев в ФРГ. Неонацисты особо активную работу развернули в Восточной Германии, где сохраняется экономический кризис, высок уровень безработицы среди местного населения, нарастают экстремистские настроения. Особое внимание они уделяют безработным, утратившим свой статус, молодежи новых земель и переселенцам из стран СНГ, испытывающим трудности в адаптации к жизни в ФРГ




Опросы 2000 г. выявили у 58 % восточногерманского населения недовольство существующей в ФРГ демократией. Распространение праворадикальных и националистических настроений у части жителей восточных земель ФРГ связано также с крахом социализма, принципов коллективизма и их традиционных представлений о цивилизации Запада. Как и некоторые группы «поздних переселенцев», они нередко склонны к упрощенным толкованиям, предрассудкам в отношении иностранцев. Лидеры неонацистов формируют из переселенцев негерманского происхождения образ «нового врага», убеждают своих сторонников, что иностранцы, наряду с властью, повинны в большинстве проблем этнических немцев. Часть жителей новых земель разделяет суждение правых о том, что правительство сначала должно решить их проблемы, а не тратить средства на иностранцев. За 1990-е гг. численность неонацистов в Восточной Германии выросла в два раза. В 1990-1993 гг. было зарегистрировано около 3 тыс. случаев насилия с их стороны. И в последующие годы применение насилия держалось на стабильно высоком уровне. В 1990-2000 гг. в столкновениях с правыми экстремистами погибло 138 человек.



Праворадикальные объединения широко используют Интернет, Они создали единую информационную сеть, распространяют диски с пропагандистскими материалами, указаниями по изготовлению взрывных устройств и по подготовке провокаций. В ответ на карательные меры государства правые экстремисты производят слияния, создают новые организации, уходят на нелегальное положение. Формированию массового движения препятствуют внутренние междоусобицы, распри в руководстве.

В 1990-гг. в ФРГ создан ряд организаций, деятельность которых направлена против правого экстремизма: «Акция мужества», «Союз во имя демократии и толерантности» и др. В конце 1992 г. в демонстрациях против антисемитизма, насилия, вражды к иностранцам участвовало около 3 млн человек. Неприятие насильственных действий террористического характера возросло после событий 11 сентября 2001 г. в США. Правительство главным средством борьбы с правым экстремизмом считает решение социальных проблем, обеспечение стабильного экономического роста, знакомство с культурой других народов.


Проблема «преодоления прошлого»

Одной из важных и сложных проблем общественно-политического и духовного развития Берлинской республики является непрекращающаяся дискуссия о «двух германских диктатурах». При этом, как пишет в своей книге «Искупление» российский исследователь А. И. Борозняк, в «новой ФРГ» получила распространение новая версия концепции тоталитаризма, приверженцы которой склонны к уподоблению политического режима национал-социализма режиму, существовавшему в ГДР. Некоторыми историками ФРГ используется термин «вторая германская диктатура», а к «12 годам Третьего рейха» ими порой без особых доказательств прибавляются «40 лет диктатуры СЕПГ». Но в целом эта позиция не является доминирующей в современной исторической науке ФРГ и считается большинством ученых крайней, возможной лишь в общественно-политической полемике.

Однако тезис о режиме, созданном СЕПГ, как диктаторском и репрессивном получил довольно широкое распространение в общественном мнении. Этот подход наложил отпечаток и на правительственную политику. После объединения правительством X. Коля была поставлена задача проведения систематической уголовно-правовой работы в этом направлении. Ее возглавило Ведомство по расследованию преступлений, совершенных представителями руководства ГДР за период ее существования и в процессе объединения. Оно занялось расследованием деятельности ряда должностных лиц бывшей ГДР. Небольшая часть их была привлечена к суду — это пограничники, стрелявшие в перебежчиков из ГДР, и те, кто отдавал им приказы, а также члены политбюро СЕПГ и руководители госбезопасности. Следует отметить, что судебные процессы проводились на основе уголовного законодательства ГДР и международного права, официально признанного ее властями. Привлечь более широкий круг лиц к ответственности не позволило отсутствие соответствующего международного законодательства, сроки давности, невозможность во многих случаях выделить индивидуальную ответственность виновных из коллективной. В целом приговоры были сравнительно мягкими. Так, бывшие пограничники ГДР, стрелявшие в перебежчиков, приговаривались к наказанию лишь в случае «необоснованного применения» оружия. Многие судебные процессы против активных пособников режима, существовавшего в ГДР, имели целью не их наказание, а привлечение внимания общественности к их действиям. Они ограничились моральным осуждением деятельности подсудимых, противоречащей нормам правового государства.

Комиссия по выявлению имущественных ценностей СЕПГ и других политических организаций ГДР квалифицировала 95 % их собственности как «противоправно приобретенную», и она была конфискована. В 1991 г. бундестаг принял закон о документах службы безопасности (штази), которыми занялось специальное ведомство. Оно обеспечило возможность всем пострадавшим от штази ознакомиться со своими досье, чтобы установить, кто за ними следил и какую информацию поставлял. Отделы ведомства начали работу по реконструкции истории штази.

В 1992-1998 гг. в ФРГ работала специальная комиссия бундестага, в которой сотрудничали на паритетных началах представители всех фракций, ученые и независимые эксперты. В итоге было подготовлено 18 обширных томов разнообразной документации. Комиссия предоставила материалы о «формировании диктатуры СЕПГ», ее структуре и механизме исполнения полномочий. Эксперты комиссии дали свое заключение об ответственности правящего режима за процессы и события, происходившие в ГДР, о роли марксистской идеологии в ней, о мерах по «дисциплинированию» граждан представителями государства и общества, о характере деятельности сотрудников юстиции, полиции и церкви. Комиссия изучала формы выражения несогласия граждан, оппозиции и сопротивления в ГДР.

Другой целью комиссии было решение проблемы «преодоления последствий диктатуры СЕПГ в процессе германского единства». К 1999 г. комиссия предоставила 8 томов выводов и рекомендаций. Они должны были содействовать реконструкции юстиции, социально-экономической политики, формированию новых политических элит, реформе системы образования, науки и культуры в новых землях ФРГ. Большое внимание эта комиссия уделила фиксации различных форм воспоминаний «об обеих германских диктатурах и их жертвах». Материалы комиссий бундестага представляют огромный свод документов, которые требуют особого изучения, но следует отметить, что и в отчетах комиссий наблюдается тенденция к проведению излишне прямых параллелей между режимом НСДАП и режимом СЕПГ.

В ходе кампании «по преодолению последствий диктатуры СЕПГ» были уволены все сотрудники органов госбезопасности бывшей ГДР. В течение 1990-1993 гг. на новые земли была распространена судебно-правовая система западногерманского образца. Реформа сопровождалась массовыми увольнениями служащих юстиции: так, в Мекленбурге — Передней Померании должности сохранили 26,1 % судей и прокуроров, в Бранденбурге — 55,4 %.

В Берлине в отставку были отправлены все без исключения судьи и прокуроры. Увольнения обосновывались ссылкой на различия в правовых системах двух частей Германии и на приверженность работников юстиции бывшей ГДР марксистской идеологии. Одной из важных причин увольнений была выявленная причастность многих сотрудников штази и судебно-правовой системы бывшей ГДР к преследованиям инакомыслящих, к вынесению приговоров, влекущих наказания, длительное содержание представителей оппозиции, диссидентов в местах заключения.

По решению конференции работников юстиции были налажены партнерские отношения между соответствующими службами старых и новых земель. Так, преобразования судебной системы Саксонии курировали представители Баден-Вюртемберга, Саксонии-Анхальт — коллеги из Нижней Саксонии и т. д. Почти полностью были отстранены от своих должностей сотрудники госбезопасности и госаппарата, дипломатического корпуса, высшие офицеры Национальной армии ГДР.

Эта кампания затронула и систему образования. Все вузы новых земель в течение двух лет прошли переаттестацию, организованную Научным советом ФРГ. По его рекомендации часть вузов была признана несоответствующей требованиям времени и закрыта, некоторые преобразованы в университеты, а большинство — в вузы второго ранга. Реформа привела к резкому сокращению в новых землях числа гуманитарных факультетов, повсеместной смене преподавателей, так как большинство из них являлись членами СЕПГ и были «индоктринированы» марксизмом. Многие из них преждевременно были отправлены на пенсию, другие вынуждены были согласиться на работу не по квалификации, некоторые пополнили ряды безработных. Гуманитарная интеллигенция бывшей ГДР воспринимала эти меры как «запрет на профессию» и нарушение их гражданских прав. Представителей естественнонаучных дисциплин кампания по «преодолению прошлого» затронула в незначительной степени. В «новой ФРГ» нашла свое место часть молодых преподавателей и ученых из сферы общественных наук, включившихся в работу известных научных обществ, подобных Центру современных исследований в Потсдаме и Институту современной истории в Мюнхене.

Власти объединенной Германии продемонстрировали способность к корректировке своего курса в политике «преодоления последствий диктатуры СЕПГ». Массовые увольнения, сопровождавшие проведение реформы судебно-правовой системы в новых землях, противоречили содержащейся в объединительном Договоре рекомендации об использовании «щадящих людей» методов ее реализации. Поэтому многим восточногерманским специалистам было разрешено пройти индивидуальное собеседование в специальных комиссиях. Около половины из них получили разрешение на работу при условии переобучения.

Тем не менее болезненный поиск своего места в новой формирующейся общности вызвал у ряда групп восточных немцев сомнение в правильности избранного пути. Периодически публикуются статьи, в которых говорится, что немецкое единство — это «несостоявшееся чудо», что к восточным немцам западные сограждане относятся как к туземцам, что политическая элита ФРГ осуществила «аншлюс» или даже «колонизацию» ГДР, что в стране и через 14 лет после объединения сохранилось деление на «осей» и «весси».

Но, несмотря на сохранение «раскола в головах» людей, отмечается сближение населения старых и новых земель в уровне жизни, потреблении, формах проведения досуга. По результатам опросов общественного мнения большинство населения Востока приемлет так называемые «западные ценности»: конституцию ФРГ, установку на достижение консенсуса между всеми группами общества. Оно признает принцип воли большинства, свободные выборы, свободную конкуренцию, гласность политического процесса, отказ от насилия, приверженность социальному рыночному хозяйству, НАТО, Европейскому союзу.

В объединенной Германии не прекращалась работа и по преодолению последствий нацистского прошлого. Так, федеральное правительство ежегодно устанавливает квоту для въезда в страну лиц еврейского происхождения, не пострадавших непосредственно от нацистского режима, но желающих переселиться в ФРГ. Это своеобразное искупление вины за Холокост. Еврейские иммигранты пользуются не только всеми правами, предоставленными им законом о «поздних переселенцах», но и получают дополнительные льготы. Правительство ФРГ создало фонд в 10 млрд марок для компенсации ущерба, нанесенного здоровью так называемых «принудительных рабочих», которых нацисты в годы Второй мировой войны насильственно вывозили из оккупированных стран и использовали на предприятиях и в сельском хозяйстве Третьего рейха.

Продолжает действовать общественное движение памяти и примирения. Оно выступает против расизма, нацизма, нетерпимости, за создание мемориалов. С 1967 г. его участники проводят на русском кладбище в Штукенброке (Северный Рейн — Вестфалия) — месте погребения советских пленных и «остарбайтеров» — массовые антивоенные акции. Сотрудниками Института социальных исследований в Гамбурге в 1995 г. была подготовлена передвижная выставка «Война на уничтожение. Преступления вермахта в 1941-1944 гг.». Она была показана в десятках городов Германии. Движение способствовало выделению в новых землях 19 сооружений и памятных мест, связанных с историей национал-социализма, которые отнесены к разряду «памятников-предостережений». В сентябре 2001 г. в Берлине открылся Еврейский музей, спроектированный Даниэлем Либескиндом (род. 1946). Здание его выполнено в форме расколотой Звезды Давида. Он сознательно не представляет собой музей Холокоста, а показывает двухтысячелетнюю историю взаимодействия немцев и евреев.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: