double arrow

Миллениум (альт-финал)


Оставляя в небе искрящийся след, над хрустальными стенами Иркастана проносились серебристые йяканские звездолеты, с расправленными крыльями из звездной энергии. Золотистый туман оседал вниз, расплываясь и вдруг взрываясь огненным фейерверком. С площадок на вершинах алмазных, утопавших в зелени лесов, зиккуратов срывались разноцветные залпы салютов. Иркастан просыпался под мелодии синхрофонов и гигантских звуковых релаксаторов.

Селкер открыл глаза, глядя на пробирающиеся по его постели лучики света. Потянувшись и зевнув, он включил фонтан, находящийся в соседней комнате, и нехотя перебрался с кровати в небольшой искусственный водоем в центре комнаты, под теплые струи зеленоватой воды. Дождавшись, пока вся его шерстка пропитается водой, он когтями расчесал свои длинные черные волосы и хвост. Из-под душа вылезать хотелось еще меньше чем из-под одеяла. Что там так шумят снаружи? Шакал встряхнулся, подняв целый фонтан брызг.

Ах да… Тысячелетие. Тысячу лет назад родилась Вселенная, Иркастан… в какой-то мере, заново родился и он сам.

Подняв голову и закрыв глаза, он расправил промокшие волосы, ничуть не заботясь о том, что струйки сладковатой воды попадают ему в нос и рот. Наконец решив, что покидать бассейн он вообще не хочет, шакал плюхнулся в него целиком, усевшись на выложенное мрамором дно и облокотившись на влажные камни, поросшие водными растениями. Вокруг него колыхались листики розовых и желтых полупрозрачных цветов, а солнце, просвечивавшие сквозь выложенную изумрудами крышу, отражалось в волнах.

Сегодня в Йякане, Доме Хаоса и в Нил-Макоре праздник. Но масштабней всего он развернется здесь – в Иркастане. Фейерверки, салюты, накрытые в парках и скверах, по берегам озер и у подножия Дома Мертвых столы – это только начало. К вечеру все перерастет в праздничный ужин, концерты и голографические представления… Все бы ничего, да вот ему тоже неплохо было бы там появиться. Нет… не сейчас… Это же надо вылезать из теплой ванны, вытираться, расчесываться – а последнее Селкер ненавидел больше всего.

Перебравшись через выложенный камнями бортик, Селкер протянул руку к прыгнувшему прямо в ладонь кристаллическому гребешку с поддувом и усевшись напротив зеркала принялся возвращать себя в более-менее благопристойный вид.

Позади хлопнула дверь из темного дерева, украшенная золотистыми орнаментами. Селкер резко развернулся, инстинктивно обматывая себя полотенцем. Гребешок, расчесывавший шерсть без участия шакала со стуком упал на пол.

У входа стоял Ксунартус.

— Ну что, Ваше Нагломордие на праздник не собирается?

Селкер обожал когда его так называли, если только не на публике…

— Ксунартус, Ур’Ксулт тебя задери, ты не мог постучаться? Если бы ты вошел чуть раньше…

— Ох, ушастый, я бы не увидел ничего такого, что бы я уже не лицезрел тогда, когда ты влез в мой дом в Забвении, причем в весьма откровенном виде, когда у тебя из всей одежды были только серебряные колечки на хвосте… ах, да, вроде бы и их даже не было…

— Не я влез, а ты меня втащил… - напомнил Селкер

— Да. Спасая твою филейную часть от больших неприятностей. И если бы я этого не сделал…

— Хорошо, хорошо.. сдаюсь. Я знаю историю. Ну что тебе надобно?

— Я тут пишу один трактат…

— И ради этого ты вваливаешься ко мне с утра пораньше, в праздничный день, да еще и когда я, простите, в ванной?

— А другой возможности не будет – все эти работы в Маяке отнимают очень много сил и времени

— Слушай… ранее утро… праздник… Ну вот умеешь ты настроение портить, а? - Селкер нехотя нагнулся, поднимая гребешок. - Давай потом… Мне к официальной части еще себя надо в порядок привести…

— То есть расчесаться и нацепить вместо одежды пару проволочек для виду?

— Отстань…

— Ну ладно, подчиняюсь грубой силе - улыбнулся Ксунартус и, щелкнув пальцами, исчез.

На том месте, где он стоял, осталась большая плетенная корзина. Селкер подошел поближе и оглядев ее со всех сторон, откинул серебристую ткань закрывавшую содержимое.

Записка, прикрепленная к серебристой ткани, гласила: «Его Нагломордию, в день Тысячелетия, от недостойного служителя истины. » Подозревая каверзу, Селкер заглянул внутрь и тявкнув от неожиданности выронил корзину. Из глубины корзины на него смотрело маленькое черное создание, подозрительно напоминавшее Ур’Ксулта. Что-то промяукав, создание выбралось на простор комнаты и деловито шевеля щупальцами потопало в дальний угол комнаты, где лежали пакеты с печеньем.

Развернув сложенную записку дальше, Селкер с обалдевшим видом читал дальше:

«Вид: Уркош обыкновенный. Водится на планете Фар’Нак. Всеядное. Кормить два раза в день, мыть теплой водой. Безобиден. Любит печенье. Селки, специально для тебя достал. Не волнуйся - в неволе не размножается… Будешь с ним ласков - быстро к тебе привыкнет» Шакал, оглянувшись через плечо, подозрительно глянул на жевавшего простыню уркоша. Там, где у демона Забвения должна была быть непропорционально громадная голова, у этого существа находилась округлая звериная мордочка с маленькими, прижатыми к голове ушками. Поняв, что сделал что-то не то, зверек пискнул и, бросив простыню, забрался под кровать.

— Только пылесборника не хватало… - простонал Селкер. - Что я теперь с ним делать буду?

Он скинул с себя полотенце, поманил гребешок пальцем и тот, подлетев к Ангелу Смерти, снова принялся расчесывать ему мокрую шерсть. Пока он этим занимался, Селкер достал из изумрудного шкафчика сапфировый карандаш со светящимся кончиком. Им шакал нарисовал несколько узоров у себя под глазами, на плечах и груди. Серебристо-голубой светящийся порошок впитался в шерсть, заставив ее мерцать бледным светом. Селкер прервал процедуру лишь на тот момент, когда причесывание превратилось в довольно интимный процесс.

— Поосторожнее там, больно же… - прикрикнул он на гребешок, понимая, что действия это не возымеет никакого.

Сзади что-то грохнуло, краем глаза шакал увидел, как уркош карабкается на стол, постепенно стягивая на себя скатерть. Осторожно приподняв зверька гравитационной волной, Селкер перенес его на кровать.

— Сиди лучше там, в подушках… - проворчал Ангел Смерти, - …подарочек…

В комнату забежала Сира, уже разодевшаяся в золотистый наряд из тонких цепочек, на которых крепились разукрашенные узором полоски фиолетовой ткани. Причесываться, в отличии от Селкера она и не думала, а потому ее темно-красные волосы растрепавшись спадали на плечи и почти до талии. Собственно, кроме цепочек и тканевых полосок, на ней ничего больше не было - минимизация была вполне в стиле трагонидов.

— Ой, какая прелесть! - радостно воскликнула она, увидев зверька. - Селки, доброе утро…

— А, ну да…

— Лапочка… а ты его уже кормил?

— Между прочим…

— …вредина… он же небось голодный…

Сира уселась на кровать рядом с уркошем и принялась гладить его по мордочке, второй рукой держа печенье, которое зверек с удовольствием слопал.

— Ну вот и хорошо… А то Селки злой, он тебя и не покормит…

— Ну знаешь… мало того, что меня уже тут вроде как и нет, так еще и…

Проходя мимо шакала, она игриво, но довольно сильно шлепнула его:

— Надо же… уже к зверьку приревновал…

— Ау!… нет, ну это уже все рамки переходит… - Селкер фыркнув, потер ладонью ушибленное место. - Ладно… этот вопрос мы еще обсудим…

Он защелкнул у себя на шее серебристый ошейник, набросил наплечные пластины, и серебристой пряжкой скрепил обхвативший талию корсет из горного хрусталя. От ошейника, через грудь к хрустальной пластине на плече и обхватывающему талию корсету он протянул три тонких цепочки, набросил на бедра две эластичных полоски из металлизированной ткани, скрепляющиеся кольцом у основания хвоста и хрустальной «лапкой» между ног и затянул ремешки, посредством которых крепились алмазные щитки на ногах. Вот теперь можно и выходить в свет…

— Селки, ты уже собрался? - В приоткрытую дверь вошла Алайя.

Черная пантера в темно синих одеждах и с алмазным обручем на голове, яркой лентой обхватывавшим черные волосы с белыми прядями, держала в руках небольшую коробку.

— Почти… Мам, я это буду делать намного дольше, если вы все будете меня отвлекать…

— Не ёрничай. Вот, я тебе приготовила кое-чего… В детстве ты больше всего любил именно это…

Селкер заглянул в коробку и в нос ударил сладковатый запах, от которого кругом пошла голова… Он осторожно взял коробку и поставил ее в шкаф, покосившись на уркоша.

— Пирожки… - проурчал шакал. - Спасибо… На церемонию пойдешь?

— Селки, ну зачем мне все эти почести и праздники, если я даже не знаю, толком, что произошло и к чему они… Мне хватает того, что ты опять со мной рядом…

Она обняла его, поцеловав в кончик носа.

— Иди…

Держа за руку Сиру, он вышел на ступени Мор-Тегота и воздух вокруг них взорвался тысячами орудийных залпов. Чуть сзади, важно подбоченясь, шествовал Ксунартус.

— Что я говорил, а? У тебя еще не будет отбоя от тысяч розовопузых котофеек. - улыбнулся Высший.

— Кого? - Сира убийственно посмотрела на Селкера.

— Не обращай внимания, мало ли что ляпнет этот ста… знаток древностей…

— Ладно, не обращай внимания… Я же ничего не говорила, когда ты целую ночь проторчал с Шедо.

— Знаешь, процесс тантрического слияния это немного не то, что процесс слияния телесного. Это…

— …когда потом во всем Иркастане света нет… Это надо же, обесточить механизмы траг’гонов…

Снизу к ним поднялся Шедо.

— С праздником, Селк, Сирочка, мое почтение… Я немного опоздал…

— Ничего страшного… Как раз к столу.

Они спустились вниз, в засаженную раскидистыми деревьями с листьями цвета морской волны рощу, где тропинки были выложены хрусталем и хризолитом. Встречавшие их трагониды либо здоровались, либо просто поднимали руки в знак приветствия - кто-то валялся на траве возле прудов, кто-то сидел на скамеечках вдоль аллей, потягивая сок и болтая обо всяком.

— Знаешь, Селк, давно хотел задать тебе вопрос - Ксунартус пристроился рядом с шакалом, уже раздобыв где-то мороженое. - Как думаешь, а что было бы, победи Скайриус Карн?

— Не знаю. Не задумывался над этим. Мне-то, думаю, точно лучше не стало бы… Да и трагонидам тоже. Тебе-то зачем?

— Ну как сказать. Фантазии на тему, «о, Изначальные, а что было бы если…?»

— История не терпит сослагательного наклонения, - пожал плечами Селкер. - Я подозреваю, что не стоит ее в этом переубеждать.

В воздухе перед ними что-то вспыхнуло, с громким хлопком взметнулось облако дыма, и на дорогу вывалился низенький и толстый человечек, который в ширину был явно больше себя же в высоту. Прищурившись от яркого солнца, он взглянул на стоящих прямо возле него ангелов Жизни и Смерти и глаза у него выскочили на лоб. Селкер недоуменно воззрился на странного пришельца, а Шедо уже недвусмысленно оскалился.

— Ети-и-ить твою! - промямлил коротышка.

Человечек задергал ручонками, включая какой-то странный прибор, надетый на голову.

— Иохим, не работает ни хрена твой хроно… этот… транспортер… Да елки зеленые, верни меня назад!!!

— Что за дрянь? - спросил Шедо, когда последовала новая вспышка и коротышка исчез.

— Опять это нагломордие распустило своих духов… - рассмеялась Сира, легонько толкнув Селкера локтем.

Шакал в ответ лишь пожал плечами. Действительно - распустил…

В небе, кувыркаясь и играя друг с другом летали драконоподобные серебристые корабли нового поколения – полностью беспилотные, со встроенной нервной системой и мозгом. Они не нуждались в команде пилотов и управлялись дистанционно.

— Все таки реакция у тебя слабовата… - констатировал Зор, сидя на парапете верхнего этажа Иркастана.

— Да прям… Просто кристаллы немного мутные – не срабатывают на движения… - ответил Шейри, играя пальцами над ребристой поверхностью небольшого кристалла.

Повинуясь его командам, один из звездолетов прошел на бреющем полете над озером и обдав всех, кто собрался поблизости, брызгами холодной воды, резко извернулся и почти вертикально взлетел вверх. Вынужденный душ понравился далеко не каждому, а потому капли воды, замерев в воздухе, свернулись небольшой воронкой и переместившись на центр озера расплескались над водой. По крайней мере, тем, кто купался, было намного проще их воспринять.

С полудня, праздник переместился в долину, между отрогами Варн-Герира, над которыми возвышались отстроенные заново Н’Рагги – правда, на этот раз из радужных кристаллов. От подножия оснований, к самому верху изваяний протянулись тугие ленты гигантских лиан и вьюнов. Под неустанную музыку синхрофонов и мелодии релаксаторов, воздействовавших непосредственно на нервную систему, обитатели Йилфа приступили к праздничному обеду.

— Вон, пойдем туда, под дерево. – предложил Шедо. – Там тихо, никто не обратит на нас внимание, не полезет с информ-кристаллами просить росписей – на память…

— Разумно, – кивнул Селкер. - Только попросите убрать грибы со стола… Я их в Забвении объелся, хватит с меня…

— Да, Селк, давай отойдем.

— Конечно. – Селкер прихватил со стола два бокала с зеленоватой газированной водой и последовал за Ангелом Жизни.

Чуть поодаль, у поросших зеленоватым мхом гигантских камней, где среди них бегут небольшие ручейки, срывающиеся в бездонную пропасть, есть укромное место, скрытое зарослями тропических деревьев. Шедо уселся на кромку обрыва, дальше которого нет ничего. Это самый край Йилфа – дальше, за полупрозрачной атмосферой раскинулся Космос.

— Ну что, как будем поступать с теми, кто скоро придет в этот мир? Эволюционарный проектор почти завершил работу. Кстати интересно, как ты перекачал в него необходимую энергию – он должен был убить тебя…

— Не знаю – пожал плечами шакал.

— Так вот. Скоро – ну через сто – двести тысяч лет, но планетах, находящихся под воздействием наших систем появится разумная жизнь… Со временем они вырастут, поумнеют… станут Высшими, ведь из-за реинкарнационной модели, Высшим сможет стать каждый……

— И что?

— Совет Стратегического Планирования в Йякане так и не решил, что с ними делать. То ли давать развиваться свободно, то ли действовать твоими методами…

— А ты сам-то что думаешь, Эз?

— Твой метод… ну знаешь, пробовали уже – что-то не получилось…

— Альтернатива?

— Пусть растут. Первым разумным расам стоит внушить, что мы были тут с начала времен – мы ведь и вправду единственный Союз Рас переживший Обнуление… Ну, конечно, мы немного направим их развитие в нужное русло… ой, Селк, семечек хочешь?

— Давай…

Селкер уселся на краю Летающего Острова рядом с Шедо, потихоньку грызя семечки из больших земляных фруктов и выкидывая шелуху в космическое пространство.

— Нам выгоднее, что бы они не знали об истинной причине образования новой Вселенной. – продолжил Шедо. – Сейчас в отделе стратегического планирования разрабатывается несколько теорий, которые мы и введем в оборот. Пусть думают, что Вселенная образовалась из сингулярности, из «белой дыры», да хоть что ее создал дядя в облаках… Со временем, создадим Консультативный Совет Высших Рас, которые будут связываться с Младшими через Старших и делать с ними то-же, что мы сейчас делаем с будущими Высшими. То есть направлять по нужному пути, а взамен собирать информацию. Абсолютная свобода идеологий, вероисповеданий, свобода выбора… но лишь слегка откорректированная в нашу пользу наследственная память и немного искусственное начало развития… Это проще, чем держать всех в узде и то, что мы начинаем с нуля, дает нашему Монокосму больше шансов на успех.

— Хочешь от меня одобрения? – спросил Селкер.

— Да.

— Я не вижу причин отказать.

— Еще один проект в этой области… - рассказать?

— Давай.

— Если мы искусственно выведем целое сообщество рас, нашего анатомического типа – то есть две руки, две ноги и голова, а это проще, чем играть с ДНК не пойми кого, то это существенно облегчит нашу задачу по объединению рас в Монокосм. В условиях относительной случайности возникновения жизнеформ, расы одинакового типа будут стремиться наладить контакт друг с другом.

— Эз, вы долго это разрабатывали?

— Нет… на самом деле за полдником позавчера…

— Ну, я не собираюсь влезать в эти проекты. Если тебе охота возится с эволюцией – пожалуйста. Я один раз уже налетел…

— Ну понятно, в общем, ты согласен?

— Согласен. Пошли обратно, а то нас там потеряют. Шейл-то где?

— Здесь. Но ему не до нас с какими-то там праздниками… Знаешь, у него тут намечается некое событие в личной жизни…

— Все, понял. Вопросов больше нет.

Вернувшись к столу, они застали там не только Сиру и Ксунартуса, но и Шеки.

— Опять у вас там ваше… как вы это называете… было? – прищурившись, спросила Сира.

Шедо, улыбнувшись, отрицательно покачал головой.

— Нет, ничего не было… и с чего ты вообще взяла такую чушь?…

— Селки, ведь притащишься ко мне ночью… узнаешь много интересного.

Виновато разведя руками и хихикнув Селкер сел за стол:

— Каждый думает обо всем в меру своей испорченности.

— Теперь точно просто так не отделаешься…

Наверное, рассказывать о празднике в Иркастане, дело неблагодарное. Что можно рассказать о празднике в том месте, где для коренных жителей этот праздник мало чем отличается от повседневной жизни.

Конечно, был пир, и Селкер, как обычно, выступил на нем с небольшой речью, сводившейся к тому, что он, естественно, не хочет повторения случившегося и приложит к этому все усилия. Потом пришел Шедо и очень долго говорил что-то о долговременной концепции развития расы в условиях постоянного процветания. Это могло продолжаться бесконечно, если бы Ангела Жизни не спихнул с подиума Ксунартус.

— Жители Йякана… - объявил он, косясь на Селкера и недовольно нахмурившегося Шедо. - Те, кто сражался с наступающим Забвением и победил его… Не обращайте на этих двоих внимания - они даже сейчас не могут без политики, а просто примите мои поздравления.

Когда солнце стало крениться к горизонту, окрашивая небо в розоватые тона, Иркастан осветился сотнями подвижных прожекторов, повсюду заиграла музыка и небеса еще ярче озарили огни салютов. Огненные разрывы расцветали то тут, то там, порой принимая самые причудливые и невероятные формы.

Селкер сидел свесив ноги с края Летающего Острова и смотрел на проплывающие в пустоте звезды и далекие серебристые галактики. Тихий шорох привлек его внимание и оглянувшись, он увидел стоявшего в зарослях Шеки. Сын Шедо сделал вперед осторожный шажок, чуть склонив голову набок и не сводя глаз с Селкера.

— Я не отвлек?

— Нет конечно, Шеки. Садись, поболтаем… Что ты хочешь?

— Селкер… я, я не знаю, как об этом просить… но… ты можешь возродить ее.

— Ванри? - Селкер тяжело вздохнул, и праздничное настроение сразу куда-то улетучилось. - Шеки… мне так жаль, но… я не всесилен. Если бы я оказался там сразу, то мог бы что-то сделать… Но не сейчас.

— Ясно… - Шеки развернулся и хотел уйти, но Селкер удержал его.

— Послушай, я понимаю, что ты чувствуешь… но не стоит зацикливаться на этом. Шеки, я тоже думал, что все потерял… был такой день… Но я просто заставил себя идти дальше.

— Селк… тебя можно так называть?... мне просто нужен совет. Все оставшееся для меня пустота… Я обещал, что не дам попасть в Забвение… но не смог.

— Шеки, со временем все раны пройдут. Может для этого понадобиться и не сто, а тысячи лет, но душа сотрет их. Скажи, у тебя есть увлечения?

— Да.

— Тогда попробуй заняться вплотную ими. Отвлекись… Даже если ты больше не захочешь ни с кем встречаться, храня ей верность, невозможно же лишать себя всего.

— Селк. Мое увлечение это космос, звезды… Ты готов отпустить меня за пределы Йякана? В новорожденную Вселенную? Туда где есть реальные опасности?

— Я? - Селкер замялся. - Не знаю. Я не хочу подвергать твою жизнь угрозе со стороны этого мира… А Шедо?

— Он против. Поэтому я и пришел к тебе.

— Хочешь, что бы я повлиял на него?

— Я был бы рад… Говорят, ты с ним в отличных отношениях.

— Но я тут могу его понять. Он боится за тебя. Волнуется. Один раз он чуть не потерял тебя и не хочет потерять снова.

— Значит, совета не можете дать ни он, ни ты…

— Совет - можем… но заставить тебя поступать по-нашему, не можем, да и не хотим. В этом вся разница…

Шеки вздохнул и, развернувшись, скрылся в зарослях.

Он все-таки рано или поздно найдет себе ту, которая заменит его вечную душевную боль. Селкер чувствовал это. Одновременно с этим, понимая, насколько он бессилен изменить такую простую и такую близкую судьбу, решая при этом судьбы Вселенной…

На обрыве он просидел до ночи, глядя, как темнеет небо, кроме которого перед ним ничего и не было, и все заметнее становятся спирали молодых галактик.

Селкер приоткрыл позолоченную дверь и войдя внутрь замер. Сира стояла у окна, в тонком сером платье под которым собственно из одежды ничего не было. В несколько грациозных шажков она подплыла к шакалу :

— Ага… Я же говорила, что ты придешь… У-у-у, готова поспорить, ты еще не знаешь, что такое стимуляция внешних точек…

— Э-э… на самом деле… - немного ошарашено попытался отговориться Селкер, но Сира ухватив его за руку, легко подтолкнула к кровати.

— Я была простой Высшей и жила среди Младших рас и знаю об этом побольше твоего - хихикнула она.

— Погоди, если честно…

— Потом все расскажешь… хорошо? - она прижалась к нему, ласково, одним пальчиком проводя от ямочки между ключицами до талии, где ее коготок наткнулся на серебристую накидку.

Она дернула посильнее, и накидка слетела к ногам Селкера.

— Теперь расслабься и получай удовольствие, ушастенький - улыбнулась она, хитро прищурившись.

Она толкнула его на кровать и по-кошачьи выгнувшись, подползла ближе, откинув в сторону одеяло и на ходу щелкнув пальцами.

Свет погас, и в комнате воцарилась полная темнота…

— Слушай, а это хорошая идея? А-ай, больно все-таки…

— Не дергайся, если не хочешь случайно лишиться парочки частей тела.

— Слушай… ой… это в конце-концов не кистевой эспандер… и… ай… когти… когти убери…

— Не дергайся, говорю же… расслабляемся и медитируем… А то и там, и там травмы будут…

— Ну хорошо… постараюсь…

Прошло еще несколько минут, преде чем прогуливавшийся по площадке на самом верху Маяка Ксунартус не заметил, что происходит нечто странное. Над Домом Мертвых блеснула яркая вспышка и на мгновение во всем Иркастане погасли многочисленные огни…

— Мда-а… Надо к нему с этим во время боевых действий приставать, чтобы флот врага отрубал… - улыбнулся сам себе Ксунартус. - Эх, да что я говорю, старый дурак…

Над Йилфом вставала бледная луна и ее серебристые лучи пролезли в окно округлой комнаты, с террасой, выходившей в сад. Сира, вороша шерстку на шее Селкера нежно потерлась носом о его щеку.

— Надеюсь, ты не сердишься на меня за то, что я сделала это настолько неожиданно? - муркнула она.

— Немного, - признался он. - хотя…

Она обняла его и их губы соприкоснулись.

— Прости тогда… но если вдруг захочешь повторить…

— Да разве в этом смысл? - спросил он, гладя ее по распущенным волосам. - Главное, что мы сейчас рядом. Здесь, под этой луной, среди теплых садов и озер… И все плохое отныне в прошлом…

Они обнялись, переплетя друг с другом свои хвосты, хотя у Сиры, с ее гибким хвостом, это вышло куда лучше, чем у Селкера. Он прикрыл глаза, урча от удовольствия, когда ее пальцы стали расчесывать его под ушами, постепенно опуская пальцы вдоль позвоночника, к хвосту… И до этого никому не было дела, кроме любопытной луны, серебристыми лучиками освещавшей два слившихся воедино обнаженных тела…

…но Семь Лун, неуклонно шли по своим орбитам вокруг планеты, которой еще только будет дано название Аэрон, и проплывали над скалой, которую только спустя сотни тысяч лет назовут Арактой. И тому Злу, что было похоронено под ней – мертвому и спящему, еще суждено было пробудиться… Однако, к счастью, это уже совсем другая история…

(С) Селкер Ари 2001-2008 гг.


Сейчас читают про: