double arrow

Последние годы Смуты


Земский собор 1613 года и избрание нового царя

Освободив столицу страны, "Совет всей земли" приступил к организации Земского собора. Этот институт власти возник еще в середине XVI в., и на протяжении последующих десятилетий Земские соборы не раз созывались царями для обсуждения наиболее важных вопросов внутренней и внешней политики. Избирались на Земских соборах и цари: в 1598 г. — Борис Годунов и в 1606 г. — Василий Шуйский (в последнем случае о Земском соборе можно говорить весьма и весьма условно). Однако в конце 1612 г. ситуация была иной. Нужно было избрать не просто нового монарха, а человека, чью кандидатуру поддержали бы все основные политические группировки, население большинства уездов. Без такой поддержки прекращение гражданской войны и наведение порядка в стране были бы немыслимы. А для этого необходим был созыв Земского собора с самым широким представительством.

Из Москвы от "Совета всей земли" по городам и уездам стали рассылаться грамоты с указаниями о выборах представителей от различных "чинов" и приезде выборных в столицу. В течение двух месяцев шла подготовительная работа, и, наконец, в январе 1613 г. избирательный Земский собор приступил к работе. Точное число участников собора неизвестно, но совершенно точно известно, что: Земский собор 1613 г. был самым многочисленным и представительным по сравнению со всеми предшествующими.

Кандидатов на царство было много: польский королевич Владислав (о призвании которого договорились еще русские тушинцы, а затем и Семибоярщина), шведский королевич Карл-Филипп (о его призвании вели переговоры Пожарский и другие лидеры Второго ополчения); часть казачества предложила "воренка" — малолетнего сына "тушинского вора" Лжедмитрия II и Марины Мнишек; были претенденты и из российских княжеских родов — Черкасский, Трубецкой, Голицын, Пожарский. Однако после месячных горячих споров участники Земского собора остановились на кандидатуре 16-летнего Михаила Федоровича Романова. Он устраивал многих. Одним импонировало то, что он из знатного и старинного боярского рода, который, хотя и по женской линии, но все же был связан с правившей до 1598 г. династией. (Первой женой Ивана Грозного была родная сестра деда Михаила Романова. От этого брака родился будущий царь Федор Иванович. Таким образом, Михаил Романов приходился двоюродным племянником последнему царю-Рюриковичу.) Других этот болезненный юноша ("скорбел ножками") устраивал тем, что, как писал один из участников событий, "молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден". Поддержали Романова духовенство и вчерашнее тушинское казачество, поскольку его отец при Лжедмитрии II был патриархом.

В феврале 1613 г. Михаил Федорович Романов был официально провозглашен царем Российского государства. Но до конца Смуты было еще не близко.

В феврале 1613 г. была достигнута, пожалуй, самая главная цель обоих ополчений, без достижения которой закончить гражданскую войну и отбить натиск неприятеля было бы невозможно. На престол был возведен царь, которого поддержали представители большей части российского общества. Сама процедура избрания монарха на представительном Земском соборе была в глазах русских людей самой законной из всех возможных. Законным воспринималось и "правительство", которое немедленно сформировалось вокруг молодого царя по преимуществу из его многочисленных родственников. (Впоследствии один из авторов XVII в. напишет: "Михаил хотя и самодержцем писался, однако без боярского совету не мог делать ничего".) Однако и этой законной, опиравшейся на поддержку широких слоев населения страны, власти понадобилось почти шесть лет, чтобы окончательно вывести страну из состояния Смуты.

Сначала основные силы были брошены против бывшего тушинца и лидера Первого ополчения Ивана Заруцкого, который со своими казаками, Мариной Мнишек и "воренком" обосновался в южнорусских уездах. Под Воронежем правительственные войска нанесли ему поражение, и атаман бежал сначала в Астрахань, затем на Яик, где и был, наконец, схвачен.

После того, как порядок был наведен на юге, правительству пришлось проделать то же самое на севере страны, где бесчинствовали многочисленные казачьи шайки и отряды польско-литовских солдат, подчинявшихся только своим командирам. Такие отряды появлялись и в центральных уездах России, и им тоже надо было давать отпор.

Одновременно с наведением порядка внутри страны нужно было организовывать оборону от правительственных войск Речи Посполитой и Швеции, захвативших часть территории России.

Первой была закончена война со Швецией. В 1617 г. был заключен Столбовский мир, по условиям которого шведы возвращали захваченный ими Новгород, но целый ряд городов и крепостей на северо-западе России отходили к Швеции. Теряла Россия и те участки побережья Балтийского моря, которые отвоевала у Швеции в конце XVI в. Вновь, как после Ливонской войны, страна лишилась выхода к морю. Пройдет еще целое столетие, прежде чем Россия вновь выйдет на берега Балтики.

В том же 1617 г. большое польское войско под командованием королевича Владислава двинулось на Москву. Королевич шел отвоевывать себе то, что ему принадлежало по договорам 1610 г. — российский престол. Осенью 1618 г. поляки подошли к Москве. Но русские войска во главе с Пожарским отбросили их. В результате в декабре 1618 г. в деревне Деулино, около Троице-Сергиева монастыря, было заключено на четырнадцать с половиной лет Деулинское перемирие. Условия его были тяжелы для России: Смоленская, Черниговская и Новгород-Северская земли отходили к Речи Посполитой, а Владислав не отказывался от претензий на трон российских царей.

Деулинское перемирие — последнее значительное событие Смутного времени. Смута закончилась, и в истории России начиналась новая глава.

§ 7. Царствование Михаила Федоровича (1613-1645 гг.)

32-летнее царствование первого представителя новой династии было самым спокойным периодом в истории России XVII в. Экономика, государство, общество приходили в себя после Смутного времени, восстанавливали силы. Это было время, когда после гражданской войны и войны с внешним врагом "земля", как говорили в ту эпоху, "поустраивалась". Да и человек, оказавшийся волею Земского собора 1613 г. на российском престоле, как нельзя лучше подходил к "особенностям момента". "Дал де бог царя смирна. Нынешнего де государя и не слышно", — так отзывались о Михаиле современники. И действительно, царь мало занимался государственными делами; реальное управление находилось в руках его ближайшего окружения, которое и являлось, по сути, правительством страны.

Первое время главным человеком при молодом царе, а следовательно, и в России, была его мать — инокиня Марфа. Происходила она из рода Салтыковых, поэтому и правительство составилось в основном из членов этого клана. Особенно большое влияние имел Борис Салтыков. Немаловажную роль играл и освободитель страны князь Дмитрий Михайлович Пожарский.

Спустя семь лет расстановка сил изменилась. Дело в том, что одним из условий Деулинского перемирия 1618 г. был обмен пленными. В числе первых россиян, вернувшихся на родину, был отец царя патриарх Филарет. Это была крупная политическая фигура. В конце 90-х гг. XVI в. образованнейшего боярина Федора Никитича Романова знала вся Москва. Опасаясь его популярности, Борис Годунов наложил опалу на весь клан Романовых, а Федора Никитича и его жену Ксению Ивановну велел насильно постричь в монахи. Так боярин Федор Никитич превратился в инока Филарета, а его жена — в инокиню Марфу. При Лжедмитрии I Филарет стал митрополитом, а в тушинском лагере — патриархом.

Когда Филарет вернулся из плена, он был немедленно еще раз избран патриархом, на этот раз вполне законным. Но родитель молодого царя стал не только главой русской православной церкви; он стал соправителем своего сына с титулом "великий государь". Теперь важнейшие внутренние дела докладывались обоим государям, иностранные послы представлялись им обоим, и даже друг друга в бумагах отец и сын называли великими государями. Это была не пустая формальность, не просто почетный титул Филарета. В руках патриарха сосредоточилось реальное управление страной. На деле именно он, пожалуй, и был настоящим царем. Тем более что Филарет был весьма властолюбив. Как писал современник, "нравом был опальчив и мнителен, а такой владетельный, что и сам царь его боялся".

С появлением Филарета произошли серьезные изменения в царском окружении. Произошла, говоря современным языком, смена правительства. Это было тем более своевременно, что Салтыковы злоупотребляли своим положением, вызывая недовольство со стороны не только рядового дворянства, но и титулованной знати. Теперь на одних были наложены опалы, кое-кто отправился в ссылку, а к кормилу власти стали выдвигаться новые люди. С конца 20-х гг. в большую "силу" вошел князь Иван Борисович Черкасский. Он одновременно управлял приказами Большой Казны, Стрелецким, Иноземским, а одно время и Поместным. Аптекарским приказом руководил еще один влиятельный человек той эпохи — Ф. И. Шереметев. Видную роль в новом окружении царя играл и его родной дядя — брат патриарха Иван Никитич Романов.

Пока продолжалась Смута, пока российский трон еще "покачивался" под новым молодым царем, пока в правительстве не было лидера, выдвинувшегося не только по родственной близости к монарху, но и по деловым и волевым качествам, возрожденная монархия должна была искать максимально широкой поддержки общества. Неудивительно поэтому, что в 1613—1622 гг. Земские соборы заседали почти непрерывно. Но с возвращением властного Филарета ситуация меняется и здесь. В 1619—1622 гг. Земские соборы еще созываются, на них решаются весьма важные вопросы, а затем на протяжении целого десятилетия этот сословно-представительный орган власти не собирался ни разу. Правительство во главе с Филаретом управляло Россией самостоятельно, не советуясь с сословиями. (Именно в 1625 г. была изготовлена новая государственная печать; на ней появилось слово "самодержец", а две головы орла были увенчаны коронами.) Вновь Земские соборы стали созываться довольно регулярно начиная с конца 1632 г. (Филарет умер в 1633 г.) и были посвящены в основном вопросам внешней политики.

§ 8.Царствование Алексея Михайловича (1645—1676 гг.)

В отличие от спокойного царствования Михаила Федоровича время правления его сына было переполнено политическими коллизиями и потрясениями. Алексей Михайлович взошел на престол в том же возрасте, что и его отец, — 16 лет. И точно так же, как это было с Михаилом Федоровичем, реальное управление страной оказалось в руках окружения молодого царя — нового правительства.

Самой видной фигурой в нем был боярин Борис Иванович Морозов. Морозов стал "дядькой" (воспитателем) будущего царя, когда тому было всего 5 лет, и с тех пор постоянно находился при нем. Для осиротевшего юноши (царица-мать умерла вскоре после Михаила Федоровича) он был самым близким человеком. В начале 1648 г. Морозов еще более возвысился, став царским свойственником. В январе этого года Алексей Михайлович женился на дочери не блиставшего родовитостью небогатого дворянина Марии Ильиничне Милославской. Спустя 10 дней на ее родной сестре женился 50-летний Морозов.

Кроме Морозова видную роль в новом правительстве играл думный дьяк Назар Чистой. После женитьбы царя в его ближайшее окружение, естественно, вошли родственники царицы — Милославские. Главой клана был царский тесть Илья Данилович Милославский. Возвысились и два его свойственника — глава Земского приказа Леонтий Плещеев и начальник Пушкарского приказа Петр Траханиотов.

Люди, составлявшие правительство молодого Алексея Михайловича, вели себя примерно так же, как и их предшественники при молодом Михаиле Федоровиче: использовали, как мы бы сказали сейчас, свое служебное положение: притесняли всех, кто находился ниже их, брали взятки и т.д. Злоупотребления в верхних эшелонах власти, занимавшейся больше личным обогащением, чем управлением страной, давали "хороший" пример властям на местах. Там тоже процветали произвол и лихоимство.

Это, естественно, вызывало недовольство многих. Но всеобщим недовольство стало тогда, когда правительство провело финансовую реформу. Было решено пополнять казну не столько прямыми налогами, сколько косвенными. И был введен налог на самый покупаемый продукт — соль. Резкое удорожание соли, сразу ударившее по карману абсолютного большинства населения страны, было последней каплей. В 1648 г. по России прокатывается волна городских восстаний.

Первым по времени и наиболее драматичным по событиям было восстание в Москве, вошедшее в историю как "соляной бунт". Восставшие убили дьяка Чистого, которого народ считал "автором" соляного налога; власти были вынуждены выдать Плещеева, которого тут же убили; по требованию народа отрубили голову Траханиотову. Царского "дядьку" удалось уберечь, тайно выслав из Москвы. На этом и закончилась политическая карьера Б. И. Морозова. Хотя позже он вернется в столицу, в политику путь ему будет навсегда закрыт.

Итак, в июне 1648 г. в результате московского восстания перестало существовать правительство Морозова. Кризис власти побудил царя и его новое окружение обратиться за поддержкой к обществу. Но такая поддержка была возможна лишь в том случае, если государство пойдет на удовлетворение хотя бы части запросов и требований основных социальных групп. А таких требований накопилось к концу 40-х гг. немало. Дворяне хотели введения бессрочного сыска беглых крестьян. Посадские люди требовали справедливого налогообложения в городах. И все требовали справедливого суда, надежной защиты от злоупотреблений и притеснений со стороны "сильных" людей.

Для обсуждения этих требований и принятия соответствующих решений новое правительство созывает Земский собор, на котором был принят новый свод законов — знаменитое Соборное Уложение 1649 г. В статьях Уложения были учтены основные требования сословий.

В начале 50-х гг. XVII в. на политическом небосклоне России появляется новая фигура — патриарх Никон. Это был человек удивительной судьбы, неординарный и талантливый. Сын мордовского крестьянина Никита Минов постригся в монахи (под именем Никона), а затем сделал головокружительную духовную карьеру, став в 1652 г. патриархом. Благодаря своему уму и энергии Никон резко выделялся как среди других церковных иерархов, так и среди светского окружения Алексея Михайловича. Вскоре он стал не только ближайшим личным ("собинным") другом царя, но и фактическим соправителем. Подобно тому, как Филарет был великим государем наравне с Михаилом Федоровичем, Никон стал вторым великим государем при Алексее Михайловиче. Более того, он взял курс на возвышение церковной власти над властью светской.

С именем Никона связано и такое явление, как раскол. Став патриархом, он провел еще невиданное в России мероприятие — церковную реформу. Суть ее состояла в следующем. За те века, которые прошли со времени введения христианства на Руси, накопилось множество различий и разночтений в богослужебных книгах и церковных обрядах как внутри русской православной церкви, так и в сравнении с византийским, греческим православием. Чтобы сделать богослужения и тексты церковных книг единообразными, унифицированными, Никон решил обратиться к первоисточнику русского православия — "греческому благочестию".

Для современного человека споры о том, сколькими, например, пальцами надлежит креститься, могут показаться смешными и, во всяком случае, непринципиальными. Но в XVII в. православие было единственной идеологией русского общества, а церковные обряды были одной из важнейших составляющих жизни каждого русского человека. Поэтому ломка традиций дедов и прадедов в этой области воспринималась крайне болезненно: рушился привычный, веками устоявшийся мир. Хотя высшие церковные иерархи и сам царь поддержали реформу, среди священнослужителей, монахов и среди мирян всех сословий немало было людей, не желавших даже под страхом мучительной смерти принимать, как им казалось, новую веру. Так в России начался раскол.

В свою очередь, церковные власти и государство также серьезно относились к религиозным вопросам, и неприятие церковной реформы, принадлежность к расколу рассматривались как тягчайшее идеологическое и государственное преступление. На головы старообрядцев (раскольников) обрушилась вся мощь репрессивного аппарата, и они бежали на Север и в Сибирь, горели на кострах, сжигались сами, но оставались верными старому православию, не шли ни на какие соглашения с "никонианами".

Вскоре после проведения церковной реформы положение Никона пошатнулось. Времена, когда церковная власть могла соперничать со светской, давно прошли. В России завершался процесс складывания самодержавия, и в этой политической системе второму "великому государю" места не было. Да и в личном плане высокомерный и властный Никон все меньше нравился Алексею Михайловичу. Тем более что на престоле был уже не внимающий своим советникам юноша, а самостоятельный правитель огромной державы, вникающий во все основные государственные дела и принимающий ответственные решения. Между бывшими близкими друзьями — царем и патриархом — произошел разрыв.

Никон демонстративно отрекся от патриаршества и ушел в один из подмосковных монастырей, ожидая, что царь не выдержит и позовет обратно своего "собинного друга". Но его не позвали. Тогда Никон сам вернулся на патриаршество, однако его уже не хотели видеть главой церкви. После многолетней борьбы за патриарший престол между Никоном и властями был специально созван церковный собор, на котором он был, наконец, официально низложен и простым монахом отправлен в далекий северный монастырь. Это случилось в 1666 г., а на следующий год на Дону начались события, которым было суждено затем потрясти всю Россию.

В мае 1667 г. началось движение донских казаков под предводительством Степана Разина. На Дону к этому времен скопилось большое число беглых крестьян, холопов, посадских и мелких служилых людей, которые, оказавшись там, автоматически превращались в казаков. Но в сравнении с потомственными, это были люди "второго сорта", беднейшая часть казачества. Повысить свой статус, разбогатеть они могли только за счет военной добычи, за которой донские казаки регулярно совершали походы против крымских и ногайских татар и азовских турок. Поэтому многие из этих "голутвенных казаков" откликнулись на призыв Разина отправиться в поход "за зипунами" (зипун — верхняя одежда), т.е. за военной добычей.

Отряд Разина перешел с Дона на Волгу, спустился в Каспийское море и принялся грабить владения иранского шаха. Спустя два года, осенью 1669 г., разинцы с богатой добычей вернулись на Дон. Уже во время этого похода разинцы вели себя вызывающе и враждебно по отношению к воеводам и другим представителям властей. Более того, ими был совершен целый ряд антигосударственных акций: отпуск на волю из тюрем заключенных, вооруженный захват Яицкого городка и др.

На следующий год после удачного похода Разин, авторитет которого вырос чрезвычайно, объявил о новом походе. Но теперь не на юг, а "в Русь", на Москву, и не столько за военной добычей, сколько против "бояр". Маршрутом движения вновь была выбрана Волга.

Весной 1670 г. огромный отряд Разина перешел на Волгу. Началась крестьянская война (1670—1671 гг.). Разинцы сначала двинулись вниз по реке, один за другим захватывая города и устанавливая там свою власть. Затем, взяв Астрахань и обезопасив тем самым свои тылы, пошли вверх по Волге к центру страны.

Во время действий на Волге Разин рассылал по уездам своих атаманов во главе небольших вооруженных отрядов, целью которых было поднимать на восстание крестьян. Благодаря этой тактике, крестьянская война быстро охватывала все новые и новые территории.

В октябре 1670 г. основная разинская армия была разгромлена под Симбирском. Сам атаман был ранен и бежал на Дон; ушли с ним и многие казаки. Но, несмотря на поражение казацкой армии, крестьянская война продолжала набирать силу и достигла своего апогея в конце 1670 — начале 1671 г., когда Разин был давно на Дону.

Весной 1671 г. в событиях наступает перелом. Правительственные войска начинают планомерно подавлять мятежи и восстания, двигаясь с севера на юг. На Дону домовитые казаки арестовывают Разина и привозят в Москву, где он был казнен. И хотя сопротивление отдельных отрядов повстанцев еще продолжалось, они был обречены. В ноябре 1671 г. пал последний оплот разинцев — Астрахань. Крестьянская война закончилась.


Сейчас читают про: