double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 13 страница


Несколько котов уже поднялись и теперь лениво грели спины на краю поляны. Они подняли головы, увидели глашатая и, удивленно переглядываясь, взволнованно замахали хвостами. Буран поднялся и первым подошел к Огнегриву. - Мы боялись, с тобой что-то случилось! - сказал он. Огнегрив виновато свесил голову.

- Мне жаль, что я заставил вас волноваться, - сказал он так громко, чтобы его услышали на краю поляны. Потом понизил голос и доверительно шепнул: - Меня разыскал Горелый и сообщил, что нашел Белыша.

В это время из папоротников вынырнули Песчаная Буря с Белышом, и все коты, не веря своим глазам, уставились на белого оруженосца.

Песчаная Буря подошла к Огнегриву и почтительно склонила голову перед Бураном. Белыш уселся возле нее, крепко обвив хвостом лапки, и скромно потупил взор.

Буран внимательно посмотрела на оруженосца.

- Мы думали, ты ушел жить к Двуногим, - задумчиво протянул он.

- Вот именно! - раздался над поляной ленивый голос Частокола, лежащего у входа в свою пещеру. - Мы думали, ты решил вернуться к беззаботной кискиной жизни! - Поднявшись на ноги, он приблизился к Бурану. Коты притихли и с любопытством уставились на Белыша, ожидая, что тот ответит. У Огнегрива от беспокойства начало покалывать подушечки на лапах.




- Двуногие украли меня! - отчетливо произнес Белыш, гордо вскидывая голову.

Удивленный шепот прокатился по толпе котов. Внезапно на поляну выскочил Уголек и радостно ткнулся носом в нос белого котика.

- Я всегда говорил им, что ты не мог добровольно уйти из племени! - мяукнул он.

- Я шипел, плевался и отбивался, как мог, но Двуногие все равно утащили меня! - кивнул Белыш.

- Как это на них похоже! - раздался от детской скрипучий голос Горностайки. Огнегрив изумленно вытаращил глаза. Неужели своей полуправдой Белыш сумеет разжалобить племя?!

- Счастье, что Горелый нашел меня прежде, чем эти изверги навсегда заперли меня в своем доме! - продолжал оруженосец с нарочитым отчаянием в голосе. - Горелый пошел за помощью к Огнегриву. Если бы не Огнегрив и Песчаная Буря, я бы до сих пор торчал под замком вместе с собакой!

- С собакой? - раздался из-под поваленного дуба испуганный вопль Лоскута.

- Что он сказал? Он сказал, с собакой? - переспросила лежащая рядом с ним Кривуля.

- Да, с собакой! - повторил Белыш. - Она жила в доме Двуногих вместе со мной! Глаза стариков испуганно округлились.

- Она нападала на тебя?! - возмущенно взмахнул хвостом Уголек.

- Вообще-то нет, - признался Белыш. - Но ужасно лаяла.

- Потом расскажешь товарищам обо всех своих приключениях, - перебил его Огнегрив. - Сейчас тебе надо как следует отдохнуть.

- Но я еще ни слова не сказал о встрече с патрулем племени Ветра! - заупрямился Белыш.

- Патруль племени Ветра? - Частокол поднял голову и перевел свой холодный взгляд с оруженосца на Огнегрива. - Теперь я понимаю, откуда у тебя эта царапина на носу! Полагаю, они снова выпроводили вас?



Песчаная Буря с негодованием посмотрела на него.

- Это мы прогнали их! - рявкнула она. - И Белыш сражался, как настоящий воин!

- Это правда? - удивленно повернулся к оруженосцу Буран.

- Он сначала справился с оруженосцем, а потом помог Песчаной Буре обратить в бегство Чернохвата! - ответил Огнегрив.

- Какой молодец! - восхитилась Кисточка, ласково кивая Белышу, и тот с достоинством поклонился ей.

- Что-то я не понял, - вмешался Частокол. - Мы что, собираемся взять его обратно?!

- Ну что ж, - медленно начал Буран. - Последнее слово, разумеется, остается за Синей Звездой, но не забывайте, что Грозовому племени сейчас как никогда нужны воины. Я думаю, мы совершим непростительную глупость, если прогоним Белыша!

Огнегрив с облегчением вздохнул. Слова белоснежного воина полностью совпадали с его мыслями!

- Кто знает, не убежит ли он снова при первой опасности?! Разве можно доверять домашней киске?! - презрительно фыркнул Частокол.

- Я не киска! - прошипел Белыш. - И я никуда не убегал! Меня украли! У Огнегрива зашевелилась шерсть на спине.

- Частокол верно говорит, - с трудом признал он. Он понимал, что Частокол не единственный, кто сомневается в преданности Белыша. Белыш держался уверенно, и это делало ему честь, но для того, чтобы снова заслужить доверие племени, красивых слов мало. - Я пойду поговорю с Синей Звездой, - объявил он. - Буран прав. Решение может принять только предводительница.



- Огнегрив? - подняла голову Синяя Звезда, когда глашатай протиснулся сквозь лишайник. По-прежнему всклокоченная и растрепанная, она лежала в своем гнезде и с беспокойством смотрела на вошедшего. Огнегрив невольно подумал, что предводительница вряд ли вставала со своего места с тех пор, как они виделись в последний раз.

- Белыш вернулся, - громко сказал он. В последнее время он никогда не знал, как предводительница отреагирует на ту или иную новость. В любом случае лучше выложить все сразу: - Он был на земле Двуногих, в долине под горами.

- И сумел оттуда добраться домой? - удивилась Синяя Звезда.

- Горелый увидел его и пришел в лес, чтобы рассказать мне, - покачал головой Огнегрив.

- Горелый? - озадаченно повела ушками предводительница.

- Да, бывший оруженосец Когтя, - осторожно напомнил Огнегрив.

- Я прекрасно знаю, кто такой Горелый! - разозлилась Синяя Звезда. - Я спрашиваю, что он делал на территории Грозового племени?

- Он пришел рассказать мне, что видел Белыша, - повторил Огнегрив, чувствуя, что закипает.

- Белыш... - повторила Синяя Звезда, слегка склоняя голову к плечу. - Значит, он вернулся? Почему он решил сделать это?

- Он хочет вновь стать частью племени. Двуногие забрали его насильно, он не хотел покидать лес!

- Выходит, Звездное племя привело его обратно...

- С помощью Горелого, - поправил Огнегрив. Синяя Звезда долго сидела, уставившись в песчаный пол пещеры.

- Я полагала, Звездное племя желает, чтобы он нашел свое место за пределами Грозового племени, - задумчиво протянула она. - Но я ошибалась, - она резко повернулась к Огнегриву. - Горелый помог тебе?

- Да. Он привел нас к тому месту, где Двуногие держали Белыша. И еще он спас нас от собак.

- Что сказал Горелый, когда ты рассказал ему о предательстве Когтя? - внезапно спросила Синяя Звезда. Огнегрив так растерялся, что не сразу нашелся с ответом.

- Ну, он... Он был потрясен, это понятно...

- А ведь когда-то он пытался предостеречь нас против него, помнишь? - с тоской спросила Синяя Звезда. - Теперь и я вспомнила... Почему я тогда не послушала его?! Огнегрив заметался, не зная, как успокоить ее.

- Но в ту пору Горелый был всего лишь оруженосцем! Все племя восхищалось Когтем. Он умело скрывал свои преступления!

- Я ошиблась и в Когте, и в Горелом, - тяжело вздохнула Синяя Звезда. - Я обязана извиниться перед Горелым, - она подняла тяжелый взгляд на Огнегрива. - Как ты думаешь, могу я снова пригласить его в племя?

- Он не захочет возвращаться, - покачал головой Огнегрив. - Мы оставили его на территории Двуногих, там, где живет Ячмень, - пояснил он. - Он прижился там и теперь счастлив. Ты была права, когда сказала мне, что, покинув племя, он найдет свою судьбу.

- Но ошиблась же я в Белыше! - разозлилась Синяя Звезда. Огнегрив понял, что разговор принимает нежелательный оборот и грозит нарушить тот хрупкий покой, который Синяя Звезда обрела под воздействием терпеливого Бурана.

- Я думаю, Белыш рожден для жизни в племени, - твердо сказал он, стараясь заглушить свои сомнения. - Но только ты можешь решить, стоит ли брать его обратно в племя.

- С какой стати мы должны его прогонять?!

- Частокол полагает, что Белыш рано или поздно вернется туда, где родился, - пробормотал Огнегрив.

- А ты сам что думаешь?

Огнегрив набрал в грудь побольше воздуха и ответил:

- Я думаю, что время, проведенное у Двуногих, помогло ему понять свою судьбу. Сердце его осталось в лесу, как и мое. Он воспрянул духом, увидев, как прояснился взгляд Синей Звезды.

- Отлично. Я объявлю племени, что Белыш может остаться с нами, - решила она.

- Спасибо, Синяя Звезда. Огнегрив понимал, что должен испытывать гораздо большую радость оттого, что Белыша снова приняли в племя, но счастье его было омрачено тревогой. Белыш показал себя храбрецом, сражаясь с патрулем племени Ветра, и был заметно рад своему возвращению, но надолго ли хватит его задора? Что если вскоре ему наскучат тренировки? Или надоест самостоятельно добывать себе пропитание?

- И еще я хочу объявить всем, что если Горелый когда-нибудь вновь появится на нашей земле, каждый Грозовой кот обязан оказывать ему почести, которыми мы удостаиваем соплеменников! - продолжала Синяя Звезда.

Огнегрив с благодарностью склонил голову. Горелый никогда не пользовался особой любовью племени, поскольку был слишком запуган своим грозным наставником, но в целом у Грозовых котов не было никаких причин относиться к нему с предубеждением.

- Когда ты объявишь свое решение? - спросил он, думая о том, что всему племени будет приятно вновь увидеть свою предводительницу на Высокой Скале.

- Пошли ко мне Частокола, - распорядилась Синяя Звезда. - Я поговорю с ним, а он передаст мое решение остальным. Огнегрив разочарованно понурил голову. Почему Синяя Звезда не хочет сама обратиться к своему племени? На какой-то миг ему вдруг показалось, что ею движет дальновидный расчет и она хочет произвести впечатление на племя, передав свою волю через кота, который больше других противился возвращению Белыша. Но по выражению лица Синей Звезды трудно было сказать, руководствуется она мудростью или страхом. Когда он сбивчиво попрощался и поплелся к выходу, Синяя Звезда лишь равнодушно посмотрела ему в след. Усталый и голодный, он подошел к куче свежей еды и был приятно поражен ее размерами, тем более что солнце еще не достигло своего зенита. "Охотники неплохо потрудились", -довольно подумал Огнегрив. Он вытащил белку и почувствовал, что она уже начала попахивать, полежав немного под палящими лучами солнца. Что-то гроза слишком долго собирается! Хоть бы разразилась поскорее!

По пути к зарослям крапивы Огнегрив сделал крюк и подошел к пещере оруженосцев. Белыш в одиночестве сидел у входа, жадно поедая воробья. Подняв голову, он увидел Огнегрива и торопливо проглотил очередной кусок.

- Пойдем тренироваться? - спросил он. При одной мысли о тренировках у Огнегрива заныли натруженные лапы. Бросив белку, он сказал:

- Не сегодня, Белыш. Мне нужно отдохнуть. - Белыш разочарованно опустил глаза. Его готовность вернуться к прежней жизни приятно удивила Огнегрива.

- Кстати, - сказал он. - Ты рассказал нам забавную сказку. Все поверили, что ты пережил настоящее приключение, - Белыш смущенно потупился, но Огнегрив продолжал: - Я не стану разубеждать племя в том, что ты был "украден" Двуногими...

- Но это же правда! - промямлил Белыш. Огнегрив сурово нахмурился.

- Мы с тобой прекрасно знаем, что это не вся правда! И запомни, если я хоть раз увижу, что ты опять заглядываешь за забор к Двуногим, я немедленно выгоню тебя из племени, понял?

- Да, Огнегрив, - прошептал Белыш. - Я все понял.

После еды Огнегрив свернулся на своей подстилке и провалился в глубокий сон. Ему снился лес. Огромные стволы нависали над ним, выступая из тумана, а вершины их скрывались в облаках. Огнегрив крикнул, но голос его утонул в мрачной тишине. Ужас сдавил ему грудь, он лихорадочно огляделся, ища глазами знакомые места, но ничего не увидел сквозь туман. Казалось, деревья обступили его, смыкаясь все теснее, он то и дело цеплялся шерстью за их черные стволы. Огнегрив принюхался, и шерсть его поднялась дыбом, - ему был знаком этот едкий запах, но он не знал его имени.

В тот же миг он почувствовал прикосновение чьей-то мягкой шерсти. Мучительно-знакомый запах окружил его, освежая испуганную душу, как освежает глоток воды в летний зной. Пестролистая!

- Где мы? - прошептал Огнегрив, но Пестролистая не ответила. Огнегрив повернулся к ней, но не смог разглядеть сквозь туман. Перед ним мелькнули два испуганных желтых глаза, и тут тишину прорезали громкие вопли Двуногих.

Из тумана выскочили двое юных Двуногих, лица их были перекошены ужасом. Огнегрив почувствовал, что Пестролистая куда-то исчезает, и, обернувшись, увидел, как она скрывается в тумане. Он остался совсем один! Еле живой от ужаса, он замер, а Двуногие неслись прямо на него, и лапы их тяжело грохотали по лесному дерну.

Он проснулся, словно от толчка. Распахнув глаза, испуганно огляделся. Что-то было не так. Только что увиденный кошмар проник в реальность - в воздухе стоял едкий запах и какой-то необычный, удушливый туман сочился сквозь ветви. Вдалеке, за деревьями, тускло разливался странный оранжевый свет. Неужели уже рассветает?

Дышать стало еще труднее, и Огнегрив с ужасом понял, что этот запах ему знаком. Огонь! Шерсть его поднялась дыбом. Ужасающий треск прокатился по лагерю, а свет за деревьями разгорался все ярче и ярче.

- Пожар! Просыпайтесь! - заорал Огнегрив. Белоснежка выскочила из пещеры, в ее расширенных глазах стоял ужас.

- Нужно немедленно покинуть лагерь! - распорядился Огнегрив. - Скажите Синей Звезде, что лес охвачен огнем. Он со всех лап бросился к пещере старейшин и крикнул сквозь ветки поваленного дуба:

- Огонь! Выходите! Не дожидаясь ответа, он понесся к оруженосцам. Котята уже сонно выползали из своих гнезд.

- Уходим из лагеря! Все к реке! - заорал Огнегрив, мельком заметив растерянное выражение на заспанной мордочке Белыша. - Бегите к реке! - повторил он. Белоснежка уже вела Синюю Звезду через темную поляну. На лице Синей Звезды застыло выражение бессильного ужаса, и Белоснежке приходилось то и дело подталкивать предводительницу носом.

- Сюда! - крикнул Огнегрив, взмахивая хвостом, а потом подбежал и помог Белоснежке подвести Синюю Звезду к выходу из лагеря. Со всех сторон сюда неслись ощетинившиеся от страха коты, оглашая лагерь воплями ужаса. Вокруг ревел и стонал лес, и в этом шуме ясно слышалось отвратительное завывание и отчаянный лай собак, с шумом несущихся сквозь чащу. Дым уже застилал всю поляну, а за ним все ярче и ярче разгорался нестерпимый свет - это огонь спускался со склона холма на лагерь.

Огнегрив невольно выругался - Синяя Звезда еле тащилась, будто лапы у нее стали каменные. Неужели она не понимает, какой опасности подвергает себя?! Огнегрив еще раз подтолкнул предводительницу, потом обернулся к Белоснежке и торопливо приказал ей пойти проверить детскую. Как только Белоснежка убежала, он что было силы толкнул Синюю Звезду, так что старая предводительница почти бегом влетела в папоротниковый туннель. Только оказавшись за пределами лагеря, Синяя Звезда очнулась от оцепенения и присоединилась к котам, в панике мечущимся во все стороны по холму.

- Бегите к реке! - громко приказал Огнегрив. - Приглядывайте друг за другом! Не теряйте из виду своих товарищей по пещерам! Посреди всеобщего шума и паники он чувствовал какое-то жуткое спокойствие, словно душа его превратилась в озеро, до краев наполненное ледяной водой.

Повернувшись, он бросился в лагерь, чтобы вытащить Синеглазкиных котят и помочь их матери. Она шла, таща за шкирку самого маленького котенка, глаза ее были полны ужаса, и крошечный сверток, раскачиваясь, то и дело стукался о материнские лапы.

- Где Златошейка? - крикнул Огнегрив. Синеглазка молча кивнула носом на вершину холма. Огнегрив кивнул, радуясь, что хотя бы одна королева с детьми успела оказаться в безопасности. Он окликнул Долгохвоста, который уже успел добежать до середины холма, и пока тот возвращался, взял одного из Синеглазкиных малышей и передал его подбежавшей и запыхавшейся Кисточке. Подхватив третьего котенка, он сунул его подоспевшему Долгохвосту.

- Не отходи от Синеглазки! - приказал он, зная, что королева побежит только тогда, когда будет уверена, что ее детям ничто не угрожает.

Задержавшись у подножия склона, Огнегрив посмотрел на карабкающихся вверх котов. Клубы дыма застилали небо, скрыв Звездный Пояс. Видит ли Звездное племя, что творится на земле? Переведя взгляд чуть ниже, он разглядел в толпе бегущих котов серую спину Синей Звезды.

Он начал подниматься по склону, то и дело поглядывая вниз, откуда приближалось пламя. Жадные языки огня уже лизали сухой папоротник, подбираясь к самому лагерю. Огнегрив вскарабкался на гребень.

- Стойте! - громко окликнул он несущихся котов. Все остановились и дружно повернулись к нему. Глаза щипало, сквозь клубы густого дыма он едва различал силуэты товарищей. - Все на месте? Никого не забыли? - спросил он, обводя глазами испуганные лица.

- Я не вижу Кривулю и Лоскута! - раздался в тишине испуганный голосок Белыша. Коты зашевелились, переглядываясь, потом Безух растерянно сообщил:

- Их нет!

- Наверное, они остались в лагере! - вскрикнула Синеглазка.

- Где мой сыночек?! - заголосила Златошейка, перекрикивая рев пламени. - Когда я поднималась на холм, он бежал за мной, я помню!

У Огнегрива голова пошла кругом. Выходит, недостает сразу троих!

- Я разыщу их, - решил он. - Здесь оставаться очень опасно. Буран и Частокол, я поручаю вам довести племя до реки!

- Но ты же не сможешь вернуться! - испугано воскликнула Песчаная Буря, протискиваясь сквозь толпу, чтобы оказаться рядом с Огнегривом. В ее зеленых глазах застыло отчаяние.

- Другого пути нет, - ответил Огнегрив, стараясь не смотреть на бушующее внизу пламя. Сердце у него окаменело от страха.

- Тогда я пойду с тобой! - решила Песчаная Буря.

- Нет! - сурово сказал Буран. - У нас и без того слишком мало воинов. Ты нужна здесь, чтобы помочь довести племя до реки! - Огнегрив утвердительно кивнул.

- Тогда я пойду! Огнегрив со страхом посмотрел на ковыляющую к нему Пепелюшку.

- Я ведь не воин, - просто сказала она. - Какой от меня прок! Даже если нас атакует вражеский патруль, я все равно не смогу сражаться.

- Не смей! - прохрипел Огнегрив. Он не мог позволить ей рисковать жизнью! И тут из толпы выступила всклокоченная Щербатая.

- Я хоть и старуха, но держусь на лапах покрепче, чем ты, - проворчала она, обращаясь к своей ученице. - Племени пригодится твое искусство, Пепелюшка. Я пойду с Огнегривом, а ты останешься со своим племенем. Пепелюшка открыла было рот, но Огнегрив не позволил ей возразить.

- У нас нет времени на споры! - отрезал он. - Пойдем, Щербатая. Остальные - марш к реке! И, прежде чем Пепелюшка успела что-то сказать, он повернулся и начал спускаться со склона вниз, навстречу клубящемуся дыму и нестерпимому жару.

Он ужасно боялся, но, спустившись к подножию холма, заставил себя ускорить шаг. Сзади слышалось прерывающееся дыхание Щербатой. Из-за едкого дыма каждый глоток воздуха давался с огромным трудом, даже молодые легкие Огнегрива болезненно сжимались при каждом вдохе.

Огнегрив' не знал, цел лагерь или в нем уже царствует пламя, но решительно направился к папоротниковому ходу. Яркие языки огня плясали под стеной, жадно уничтожая заботливо переплетенные стебли, однако пожар еще не добрался до поляны. Ясно слышался треск пожираемого огнем поваленного дуба. В лагере было так жарко, что сомнений не оставалось - огонь вот-вот проникнет сюда.

Сквозь дым Огнегрив заметил Кривулю, неподвижно скорчившуюся под веткой старого дуба. Лоскут лежал рядом с ней, вцепившись зубами в загривок старухи. Видимо, он пытался перетащить ее в безопасное место, но упал без чувств.

Огнегрив замер, пронзенный ужасом, но Щербатая быстро подбежала к старикам и поволокла Кривулю к выходу из лагеря.

- Не стой, как колода! - рявкнула она сквозь забившуюся в рот шерсть. - Помоги вытащить их от сюда!

Огнегрив ухватил Лоскута за загривок и поволок через задымленную поляну в туннель. Протаскивая старика сквозь папоротники, он изо всех сил сдерживал кашель. Острые стебли безжалостно цеплялись за свалявшуюся шерсть старого кота. Добравшись до подножия холма, Огнегрив начал снова карабкаться наверх. Внезапно Лоскут зашевелился, по телу его пробежала судорога, и старика несколько раз мучительно вырвало. Не останавливаясь, Огнегрив полз вверх по каменистому склону, шея у него онемела от тяжести неподвижного тела.

Добравшись, наконец, до гребня холма, он отпустил свою ношу. Несчастный старик, тяжело дыша, беспомощно вытянулся на гладких камнях. Огнегрив огляделся, ища глазами Щербатую. Старая целительница только-только показалась из папоротникого туннеля, бока ее тяжело вздымались, было видно, что из-за дыма она едва дышит. Деревья, когда-то укрывавшие лагерь от посторонних глаз, были уже охвачены пламенем. Задрав голову, старая целительница отчаянно посмотрела на Огнегрива, в ее рыжих глазах застыл ужас. Огнегрив подобрался, напружинил задние лапы, готовый прыгнуть на помощь старухе, но испуганное мяуканье, доносящееся откуда-то сверху, заставило его обернуться.

Вглядевшись в клубящийся дым, он увидел сына Когтя. Малыш сидел на ветке маленького деревца, растущего на склоне холма. Кора дерева уже тлела, и, когда котенок закричал еще раз, дерево внезапно вспыхнуло!

Не раздумывая, Огнегрив прыгнул. Вцепившись когтями в кору выше пылающего у подножия ствола, он подтянулся и пополз к котенку. Огонь несся за ним по пятам, жадно облизывая только что оставленные участки, но Огнегрив, срываясь, упрямо полз вверх, торопясь добраться до несчастного малыша. Зажмурившись от ужаса, котенок вцепился в свою ветку и широко разевал рот в беззвучном крике. Огнегрив схватил его за шиворот и едва не свалился вниз, поскольку котенок тут же отпустил когти и камнем рухнул с ветки. Стиснув челюсти, Огнегрив с трудом удержался на шершавом суку. Спуститься по стволу было уже невозможно, пламя поднималось слишком быстро. Единственным выходом было отползти по ветке как можно дальше, а потом спрыгнуть на землю. Огнегрив еще сильнее стиснул челюсти и, не обращая внимания на вопли котенка, пополз.

Ветка гнулась и раскачивалась под весом двоих котов, но Огнегрив упрямо заставлял себя двигаться вперед. Сделав последнее усилие, он напрягся, готовясь к прыжку. Позади него бушевало пламя. Огонь опалял бока, ноздри наполнил отвратительный запах паленой шерсти. Ветка снова прогнулась, послышался зловещий хруст. "Звездное племя, спаси и сохрани!" - мысленно взмолился Огнегрив. Зажмурившись, он оттолкнулся задними лапами и прыгнул.

За его спиной раздался громкий треск. Затем последовал тяжелый удар о землю, от которого он едва не лишился чувств. Кое-как поднявшись, Огнегрив обернулся - и похолодел от ужаса. Огонь не только охватил ствол, он прорвался наружу, и дерево угрожающе накренилось над склоном холма. В следующий миг оно, словно живое, вздрогнуло и обрушилось вниз, загородив пылающими ветвями вход в лагерь.

Щербатая оказалась отрезана от холма.

- Щербатая! - бросив котенка, заорал Огнегрив.

Он вслушивался до боли в ушах, но не слышал ничего, кроме жуткого рева и треска пламени.

Сын Когтя с трудом поднялся на лапки и, пятясь от невыносимого жара, прижался к ногам Огнегрива. Дрожа от страха и отчаяния, почти не замечая боли в обожженных боках, Огнегрив подхватил котенка и понесся на гребень холма, к тому месту, где он оставил Лоскута. Старый кот не шевелился. Судя по тому, как слабо вздымалась и опускалась его грудь, старик был не в состоянии самостоятельно добраться до реки. Огнегрив опустил котенка на землю.

- Иди за мной! - велел он, смыкая усталые челюсти на загривке Лоскута. Бросив последний взгляд на пылающий склон, Огнегрив потащил старика в чащу. Котенок плелся за ним, онемев от страха, и только бессмысленно таращил огромные глазенки. Огнегрив прекрасно понимал, что малыш может не выдержать тяжелого пути, но не мог бросить беспомощного старика умирать в одиночестве. Не разбирая дороги, он слепо брел по лесу, следуя по запаху, оставленному только что ушедшим племенем. Он почти ничего не видел вокруг. Перед глазами все еще стоял холм, такой, каким он увидел его из горящего лагеря - огромный, ужасный, охваченный огнем и подернутый дымом.

Его дом охвачен огнем.

Шербатая и Кривуля пропали без следа. Только возле Нагретых Камней он нагнал своих. Остановившись, он бережно положил Лоскута на камень. Сын Когтя побежал к матери. Та подхватила его за шиворот, гневно встряхнула, а потом, отпустив, принялась торопливо вылизывать пропахшую дымом шерсть - сначала сердито и резко, а потом все нежнее и ласковее. Не прекращая своего занятия, королева посмотрела на Огнегрива, и в глазах ее он увидел благодарность, которую она не могла высказать словами.

Он смутился и отвернулся. Только теперь ему пришло в голову, что Щербатая погибла из-за того, что он остался спасать сына Когтя. Огнегрив яростно помотал головой. Сейчас не время думать об этом! Сейчас он должен спасать свое племя.

Он обвел глазами притихших от ужаса котов, рассевшихся на камнях. Неужели они думают, что тут им ничто не угрожает?! Нужно идти дальше, к реке! Огнегрив прищурился, ища среди рассыпавшихся по равнине котов Песчаную Бурю, но ее нигде не было видно. Он хотел отправиться на поиски, но не смог заставить себя сдвинуться с места.

Внезапно лежащий возле него Лоскут зашевелился и приподнял голову. Разинув рот, он стал хрипло ловить воздух, но зашелся в приступе мучительного кашля. Пепелюшка, оставив котов, торопливо подбежала к старику и принялась с силой нажимать лапами ему на грудь, пытаясь прочистить легкие.

Кашель резко прекратился. Лоскут вытянулся и как-то странно затих, его тяжелое дыхание разом оборвалось. Пепелюшка тоскливо подняла глаза.

- Он умер, - прошептала она. Испуганный вздох пронесся над камнями. Не веря своим ушам, Огнегрив уставился на Пепелюшку. Неужели он так долго тащил старика только для того, чтобы тот умер, да еще на том самом месте, откуда Серебрянка однажды отправилась на встречу со Звездным племенем?! Огнегрив в страхе посмотрел на Пепелюшку. Он знал, что она подумала о том же самом. Глаза кошечки потемнели от горя, усы беспомощно дрожали. Она наклонилась и ласково лизнула старика в закрытые глаза. Огнегрив испугался, что она не выдержит новой боли, и хотел что-то сказать, но в это время к телу приблизились старейшины, чтобы отдать последний долг старому другу. Маленькая целительница отошла в сторону и посмотрела на Огнегрива.

- Я потеряла еще одного кота, - упавшим голосом прошептала она, будто не могла поверить в то, что произошло. - Но мое горе не поможет племени...

- Ты стала говорить, как Щербатая, - ласково сказал ей Огнегрив.

- Щербатая! - вздрогнула Пепелюшка и словно очнулась. - Где она?!

Огнегриву показалось, будто обломок горящего дерева пронзил ему сердце. Превозмогая себя, он медленно покачал головой.

- Я не знаю, - выдавил он. - Я потерял ее в дыму, когда она спасала Кривулю. Я хотел вернуться за ней, но котенок... - голос его сорвался, он беспомощно взглянул на Пепелюшку и увидел в ее глазах невыносимую боль. Что теперь будет с племенем?! Неужели Звездные предки решили обречь их всех на смерть?!

Сын Когтя громко закашлялся. Пепелюшка тут же вскочила и встряхнула головой, словно вынырнула из ледяной проруби. Огнегрив молча смотрел, как она подбегает к котенку и принимается отчаянно вылизывать ему грудку, стараясь облегчить дыхание. Вскоре кашель стих, перейдя в хрипы, но Пепелюшка не останавливалась, и дыхание котенка постепенно начало облегчаться.

Огнегрив сел и стал прислушиваться к лесным звукам. В деревьях шелестел легкий ветерок, прилетевший со стороны лагеря. Огнегрив приоткрыл рот, чтобы отличить свежий запах дыма от вони своей опаленной шерсти. Неужели пожар все еще бушует? Внезапно он понял, что принюхиваться вовсе не обязательно, достаточно посмотреть на верхушки деревьев и увидеть небо, густо подернутое дымом. Свежий ветер гнал пламя прямо к Нагретым Камням. Огнегрив прижал уши и ясно услышал за тихим шелестом листьев приближающийся рев пламени.

- Пожар идет прямо сюда! - хрипло закричал он. В горле першило от дыма, поэтому голос его прозвучал грубо и резко. - Нужно идти к реке! Мы будем в безопасности только тогда, когда перейдем на другой берег. Там огонь нас не настигнет! Коты вскинули головы, тускло блестя глазами в темноте. Зарево приближающегося пожара уже начало просачиваться сквозь стволы деревьев. Клубы дыма побежали по земле к Нагретым Камням, гул пожара усилился, подхваченный нарастающим ветром. Первым опомнился Бурый. Вскочив, он принялся нетерпеливо переминаться с лапы на лапу. Остальные коты беспокойно завозились в камнях и тоже начали подниматься. Огнегрив облегченно вздохнул, когда, наконец, увидел среди них Песчаную Бурю. Кошка испуганно распушила свой золотистый хвост и прижимала уши к затылку. Коты гурьбой понеслись вниз со скалы, и только Синяя Звезда осталась сидеть на невысоком уступе, запрокинул голову к звездам. "Неужели она взывает к Звездному племени?" - недоверчиво подумал Огнегрив.

- Надо идти, пока огонь не настиг нас, - решительно сказал он. - Сюда! - и взмахнул хвостом, указывая дорогу.

Коты вереницей спустились с камней и устремились по дороге, ведущей к реке. За деревьями уже показались огненные зарницы. Насмерть перепуганный кролик выскочил из-под лап Огнегрива и понесся вниз по уступу скалы. Казалось, он даже не заметил котов. Пролетев мимо них, зверек юркнул под глыбу, инстинктивно ища убежища в ее каменной толще, уверенный в том, что скала защитит его от огня. Но Огнегрив знал, что пламя вот-вот охватит эту часть леса, и не мог обречь на ужасную смерть еще кого-то из соплеменников.







Сейчас читают про: