double arrow

ФИЛОСОФИЯ. Экзаменационные вопросы 16 страница


- Синяя Звезда, - робко начал он, склоняя голову.

- Сегодня ночью состоится Совет. Ты уже решила, кто пойдет на него?

- Совет? - с отвращением переспросила предводительница. - Сам решай, кого тебе брать! Я не собираюсь туда идти! - Облачко черной золы, влетев через открытый проем, заставило ее замолчать, захлебнувшись мучительным кашлем.

Огнегрив испуганно смотрел на ее слабое тело, содрогающееся в тяжелых судорогах. Неужели это его предводительница?! Но ведь она сама когда-то впервые рассказала ему о Звездном племени и о том, как души воинов следят за жизнью леса! Разве она может так легко отринуть веру, которая определяла всю ее прошлую жизнь?!

- Ты... ты не обязана чтить Звездное племя, - пролепетал он, наконец. - Приди на Совет, чтобы представить свое племя. Всем сейчас так нужна твоя сила и стойкость!

Синяя Звезда подняла голову и задумчиво посмотрела на него.

- Когда-то мои котята тоже нуждались во мне, но я отдала их в другое племя! - прошептала она. - Зачем? Затем, что Звездное племя внушило мне, будто у меня иное предназначение! Какое же? Едва не стать жертвой предателя?! Смотреть, как погибает мое племя?! Звездное племя ошиблось. Я никакая не предводительница!

У Огнегрива кровь застыла в жилах. "Уж не хочет ли она сказать, что я должен возглавить Грозовое племя?!" - ужаснулся он.

Он понял, что разговаривать больше не о чем, и повернулся к выходу. Долгохвоста на часах уже сменила Песчаная Буря. Огнегрив с надеждой посмотрел на рыжую кошечку, но она, как видно, еще не простила ему давешней грубости, поскольку уткнулась в свои лапки и не сказала ни слова, когда он проходил мимо.

Смущенный и расстроенный, он поплелся на поляну и увидел возвращающийся в лагерь патруль Бурана. Он махнул хвостом, подзывая белоснежного воина, и тот послушно побрел к своему глашатаю, тогда как остальные патрульные разбрелись по лагерю в поисках пищи и уютного местечка, где можно передохнуть.

- Синяя Звезда не в силах идти на Совет, - сообщил Огнегрив Бурану. Старший воин кивнул, словно эта новость нисколько не удивила его.

- А ведь было время, когда ничто не могло удержать ее от участия в Совете! - негромко вздохнул он.

- Но мы обязаны отправиться туда! - сказал Огнегрив. - Нужно предупредить всех насчет Когтя. Банда разбойников угрожает всем лесным племенам!

- Полагаю, мы можем сказать, что Синяя Звезда заболела, - протянул Буран, помахивая хвостом. - Но это опасное признание, Огнегрив. Если соседи узнают о болезни нашей предводительницы, они могут воспользоваться нашей слабостью...

- Но если мы вообще не придем, будет еще хуже, - возразил Огнегрив. - Все племена уже знают о пожаре. Значит, мы должны выглядеть как можно сильнее и увереннее.

- Племя Ветра по-прежнему настроено враждебно, - кивнул Буран.

- Возможно, их несколько отрезвил тот случай, когда мы с Песчаной Бурей и Белышом разбили их на собственной территории, - усмехнулся Огнегрив. - Но меня беспокоит Речное племя. Буран вопросительно посмотрел на него.

- Ты не забыл, что они предоставили нам убежище после пожара?

- Я помню, - кивнул Огнегрив. - Но не могу отделаться от ощущения, что Оцелотка вскоре попробует заставить нас вернуть долг.

- Что можно у нас взять?

- Нагретые Камни, например, - ответил Огнегрив. - Речное племя никогда не скрывало своих претензий на эти земли, а сейчас нам как никогда важно сохранить за собой каждый клочок земли. Нам и так почти негде охотиться!

- Зато племя Теней ослаблено болезнью, - пробормотал Буран. - По крайней мере, с этой стороны можно не опасаться нападения!

- Да, - кивнул Огнегрив. Ему было неловко извлекать выгоду из чужих страданий. - Возможно, нам поможет и новость о предательстве Когтя, - добавил он и, поймав непонимающий взгляд Бурана, пояснил: - Если мне удастся убедить их, что банда Когтя угрожает всем племенам, возможно, наши соседи направят свои усилия на укрепление собственных границ и на время оставят нас в покое!

- Это было бы прекрасно! - медленно кивнул Буран. - Ты прав, Огнегрив. Мы должны отправиться на Совет, даже если Синяя Звезда не сможет отправиться с нами. - Их взгляды встретились, и Огнегрив понял, что Буран подумал о том же, о чем и он. Синяя Звезда могла бы пойти, если бы захотела, но решила не ходить.

На закате солнца коты потянулись к жалкой куче еды, которую удалось собрать за день. Огнегрив вытащил крошечную землеройку, оттащил ее в заросли крапивы и с жадностью проглотил. Вот уже несколько дней племя жило впроголодь. Дичь возвращалась, но возвращалась медленно, и Огнегрив строго следил за тем, чтобы охотники сдерживали свои аппетиты. Надо подождать, пока лес снова наполнится зверьем, только после этого можно позволить себе наесться досыта.

Дождавшись, пока коты покончат со своим скудным ужином, Огнегрив вышел на середину поляны и под любопытными взглядами племени вскочил на Высокую Скалу. Сегодня никого не нужно было звать - все сгрудились внизу, любопытные кошачьи глаза вспыхивали в густеющих вечерних сумерках.

- Синяя Звезда не пойдет на сегодняшний Совет! Вопль ужаса прокатился по рядам собравшихся, и Огнегрив увидел, как Буран тут же вклинился в толпу и принялся негромко успокаивать испуганных котов. Интересно, что думает племя о состоянии Синей Звезды? Во время пребывания в Речном племени коты объединились, чтобы защитить свою предводительницу от пытливых взоров чужаков, но здесь, в собственном лагере, душевная слабость Синей Звезды угнетала и пугала их.

Полосатый сын Когтя сидел у порога детской и таращил любопытные круглые глазенки на Высокую Скалу. На какой-то миг этот немигающий желтый взгляд заворожил Огнегрива, и из глубины его сознания вновь всплыл ужасный образ Когтя.

- Выходит, Грозовое племя тоже не будет участвовать в Совете? - громко спросил Частокол, протискиваясь к самой Скале. - Без предводителя племя - не племя!

Огнегрив вздрогнул. Показалось ему, или в глазах Частокола и впрямь промелькнул зловещий огонек?

- Грозовое племя сегодня ночью отправится на Совет, - громко объявил он, обращаясь к собравшимся. - Надо дать понять остальным племенам, что мы по-прежнему сильны, несмотря на пожар. - Коты одобрительно закивали. Оруженосцы вскочили и нетерпеливо переглянулись. Они были слишком молоды, чтобы понять всю серьезность положения, а страстное желание пойти на Совет не позволяло им заметить волнение более опытных воинов.

- Ради Синей Звезды и ради собственного племени нам ни в коем случае нельзя показать своей слабости! - продолжал Огнегрив. - Ведь мы - Грозовое племя! - громко крикнул он, и сам удивился внезапной уверенности, вырвавшейся из глубины его сердца. Заражаясь его порывом, племя у подножия скалы распрямило спины, быстро облизало покрытые копотью бока и расправило почерневшие усы.

- Я возьму с собой Частокола, Кисточку, Песчаную Бурю, Бурана, Уголька и Белыша!

- Не многовато ли? - скривился Частокол. - Кто же останется защищать лагерь?

- Я понимаю, что иду на риск, оставляя лагерь почти без охраны, - кивнул Огнегрив, - но мы должны выглядеть как можно сильнее! "Кроме того, я не хочу спускать с тебя глаз!" - мысленно добавил он.

- Но Коготь прекрасно знает, что сегодня состоится Совет, - вмешался Долгохвост. - Что если он воспользуется ситуацией и нападет на лагерь?

- Если мы проявим слабость на Совете, мы подтолкнем остальные племена к нападению! - возразил Огнегрив.

- Верно! - кивнула Кисточка. - Мы не должны опускать голову!

- И так уже в Речном племени все знают о нашей беде, - поддержала ее Синеглазка. - Пусть увидят, что мы по-прежнему сильны!

- Значит, вы согласны? - спросил Огнегрив. - Долгохвост, Дым, Белоснежка, Чернобурка и Бурый остаются охранять лагерь. Доверяем вам старейшин и королев и обещаем вернуться как можно скорее!

Племя зашумело, все глаза обратились к глашатаю, и, наконец, он с облегчением увидел, как коты согласно закивали.

- Вот и отлично! - сказал он и спрыгнул с Высокой Скалы.

Названные им воины и оруженосцы уже столпились у выхода из лагеря, нетерпеливо помахивая хвостами. Среди них отчетливо белела знакомая спина Белыша. "Это будет его первый Совет!" - невольно подумал Огнегрив. Он мечтал об этом часе с того самого дня, когда впервые принес малыша в лагерь. Он до сих пор помнил свой первый Совет, когда окруженный могущественными воинами своего племени, он мчался со склона холма к Четырем Деревьям. С невольным разочарованием Огнегрив обвел глазами грязных и голодных котов, в сопровождении которых Белышу суждено отправиться на свой первый Совет... И тем не менее он чувствовал, что несчастья не сломили боевой дух его соплеменников. Глаза Кисточки ярко сверкали в сумерках, Песчаная Буря нетерпеливо перетаптывалась с лапы на лапу, и Огнегрив, не медля больше ни секунды, бросился к ним.

- Долгохвост! - крикнул он, ненадолго останавливаясь возле воина. - Ты остаешься за старшего. Береги и охраняй свое племя!

- Можешь на меня положиться! - склонил голову Долгохвост.

Огнегрив кивнул ему, но тут же поймал насмешливый взгляд Частокола, глядящего на них от выхода из лагеря. На миг ему показалось, что полосатый воин заглянул ему в душу и увидел за внешним спокойствием тщательно скрываемый страх и неуверенность. Подойдя к выходу, он поймал настойчивый взгляд Песчаной Бури. "Синяя Звезда выбрала тебя своим глашатаем. Она надеялась, что ты будешь знать, что делать!" Ее давешние слова, когда-то ранившие его, как укус гадюки, сейчас неожиданно придали сил. Огнегрив сурово посмотрел на Частокола и повел свой отряд из лагеря.

Коты в молчании шли по лесу, обгоревшие деревья вздымались в небо, словно скрюченные черные когти. Лапы Огнегрива вязли в скользком пепле, но в воздухе уже чувствовался запах надежды - это сквозь грязь и копоть пробивались первые зеленые ростки.

Огнегрив обернулся. Белыш держался молодцом, а Песчаная Буря слегка вырвалась вперед и вскоре поравнялась с Огнегривом.

- Ты отлично говорил с Высокой Скалы! - пропыхтела она.

- Спасибо, - кивнул Огнегрив. Взбираясь по каменистому склону, он слегка опередил ее, и Песчаная Буря догнала его только на самой вершине.

- Мне... мне стыдно, что я так говорила о Синей Звезде, - тихо извинилась Песчаная Буря. - Я была очень напугана! Но теперь... Лагерь просто преобразился! И это несмотря на то, что...

- Несмотря на мое руководство? - уныло спросил Огнегрив.

- Несмотря на ужасные разрушения! - закончила Песчаная Буря, и у Огнегрива дрогнули кончики ушей. - Синяя Звезда должна тобой гордиться! - продолжала кошка, и он болезненно сморщился. Ему была приятна похвала Песчаной Бури, но он сильно сомневался, что Синяя Звезда замечает его старания.

- Спасибо, - пробормотал он. Когда они очутились на другой стороне холма, он повернул голову и тихо прошептал: - Я так скучал по тебе, Песчаная Буря...

Закончить ему помешал топот приближающихся лап. Сзади раздался громкий голос Частокола:

- Что ты собираешься сказать остальным племенам?

Огнегрив хотел ответить, но вдруг заметил прямо перед собой поваленное дерево. Он подпрыгнул, но зацепился лапой за обгорелую ветку и неуклюже свалился на землю. Остальные коты инстинктивно замедлили шаг, ожидая, пока он поднимется. Превозмогая острую боль в передней лапе, Огнегрив вскочил и побежал вперед.

- Ты в порядке? - спросил Частокол, когда Огнегрив поравнялся с ним. Глаза полосатого воина странно поблескивали в темноте.

- Все отлично! - коротко буркнул Огнегрив, стараясь не хромать.

Лапа продолжала ныть до самого холма, обрывавшегося к Четырем Деревьям. Огнегрив встал, восстанавливая дыхание, и попытался собраться с мыслями. Огонь пощадил лежащую внизу долину. Четыре дуба, целые и невредимые, по-прежнему вздымали могучие ветви к звездному небу.

Огнегрив обвел глазами сгрудившихся вокруг него котов. Они смотрели вниз, взволнованно топорща усы и помахивая хвостами. Они доверяли ему занять место Синей Звезды на предстоящем Совете, они верили, что он сумеет убедить лесные племена в том, перенесенная трагедия ничуть не ослабила Грозовых воинов. Огнегрив взмахнул хвостом, точно так же, как это делала прежде Синяя Звезда, и бросился вниз.

В воздухе висел густой запах племени Ветра и Речного племени. Огнегрив невольно затрепетал. Всего через несколько мгновений он заберется на Скалу и обратится к собравшимся... Но где же племя Теней? Неужели болезнь так истощила их, что они не смогли прийти на Совет? Он с жалостью подумал о Перышке, и тут же вспомнил ужас, застывший в глазах молодого воина, когда перед смертью тот увидел Когтя, стоящего на краю Гремящей Тропы. У него даже лапы зачесались от желания поскорее взобраться на скалу и предупредить котов о грозящей опасности. - Огнегрив! - бросился к нему Одноус, и Огнегрив несколько удивился его дружелюбному виду. Племя Ветра в последнее время не слишком-то баловало Грозовых котов своим дружелюбием! Он невольно вспомнил Чернохвата, с воем несущегося в заросли вереска.

***

Но Одноус, по всей видимости, не забыл, как Огнегрив помогал его племени возвращаться домой из изгнания. Во время этого путешествия воины очень сдружились и до сих пор дорожили былой верностью.

- Привет, Одноус! - кивнул Огнегрив. - Смотри, как бы Чернохват не увидел, что ты со мной болтаешь. Перемирие перемирием, но в последний раз мы с ним расстались не слишком по-дружески.

- Чернохват видит особую честь в защите наших границ, - ответил Одноус, смущенно переминаясь с лапы на лапу. Очевидно, он уже знал о двух нападениях на Грозовых котов.

- Пусть так, - кивнул Огнегрив. - Но это не давало ему права преграждать Синей Звезде путь к Высоким Валунам. Он до сих пор жалел о том, что Синяя Звезда не смогла поделиться своими снами со Звездным племенем. Все могло бы быть иначе, если бы Звездные предки подали знак, что не отвернулись от Грозового племени и его предводительницы!

- Звездный Луч не обрадовался, когда ему доложили о том происшествии... Пусть вы дали приют Хвостолому, это все равно не оправдывает таких поступков, - виновато залепетал Одноус.

- Хвостолом мертв! - перебил его Огнегрив и тут же пожалел о своей грубости, увидев, как грустно поникли уши Одноуса. - Прости меня, Одноус, - гораздо теплее сказал он. - Я очень рад тебя видеть.

Как ты?

- Отлично! - несколько оживился Одноус. - Я очень расстроился, когда узнал о пожаре. Я-то знаю, как тяжело бежать из собственного дома! - прибавил он, сочувственно глядя на Огнегрива.

- Мы уже вернулись в свой лагерь и, как могли, восстановили его! Что касается леса, то пройдет совсем немного времени, и он снова зазеленеет! - воскликнул Огнегрив, стараясь, чтобы голос его звучал как можно увереннее и беззаботнее.

- Это здорово! - обрадовался Одноус. - Знаешь, мы уже почти забыли, что когда-то покидали свой лагерь! Этот сезон Зеленых Листьев принес нам множество котят, а Росинкин малыш уже стал оруженосцем.

Он здесь, это его первый Совет! - Огнегрив вспомнил маленький мокрый комочек, который он помогал тащить под проливным дождем с земли Двуногих до территории племени Ветра. Проследив за взглядом Одноуса, он увидел у края поляны маленького бурого котенка. Он был некрупный, как все его соплеменники, но под короткой толстой шерсткой уже виднелись хорошо развитые мышцы.

Внезапно Одноус низко склонил голову. Огнегрив обернулся и увидел приближающегося Звездного Луча. Увидев Огнегрива, предводитель племени Ветра подозрительно прищурился:

- В последнее время ты слишком часто попадался нам на глаза, Огнегрив, - холодно произнес он. - То, что ты когда-то привел нас домой, еще не дает тебе права беспрепятственно бродить по нашей территории.

- Предупреждение принято, - спокойно ответил Огнегрив, не подавая виду, что не простил оскорбления, нанесенного Синей Звезде. Согласно закону во время проведения Совета действовало священное перемирие, кроме того, он разговаривал с воином, которого привык уважать за время путешествия через территорию Двуногих. - Однако я обязан прежде всего думать об интересах собственного племени.

Глаза Звездного Луча вспыхнули, потом он едва заметно кивнул.

- Это слова настоящего воина. Я путешествовал вместе с тобой, поэтому не удивился, когда узнал, что Синяя Звезда выбрала тебя глашатаем. - Предводитель обвел глазами поляну и добавил: - Многие полагают, что такая огромная ответственность не по плечу юному воину. Должен сказать, что я не разделяю их мнения. Огнегрив совсем растерялся. Он не ожидал столь высокой похвалы от предводителя племени Ветра. Радостно заурчав, он с благодарностью поклонился.

- Но где же Синяя Звезда? - спросил Звездный Луч. - Я не вижу ее среди ваших воинов, - голос его звучал спокойно, но в глазах вспыхнуло жадное любопытство.

- Она еще слишком слаба для столь длительного путешествия, - невозмутимо ответил Огнегрив.

- Она пострадала во время пожара?

- Ничего серьезного. Она скоро поправится, - ответил Огнегрив, всем сердцем надеясь, чтобы слова его оказались чистой правдой. Он заметил, как помрачнел взгляд Одноуса, и посмотрел на противоположный холм. На поляну спускались трое котов из племени Теней. С удивлением и облегчением Огнегрив узнал одного из двух воинов, идущих рядом с серо-белым целителем. Это был Белогрудый! Судя по всему, искусство Пепелюшки помогло ему полностью излечиться от смертельного недуга.

Остальные коты быстро расступились, пропуская троицу к скале. Очевидно, весть о болезни племени Теней уже успела распространиться по всему лесу.

- Можете не бояться, - пропыхтел Насморк, словно прочитав их мысли. - Племя Теней избавилось от болезни! Меня послали вперед, чтобы я попросил вас не начинать Совет без нас. Предводитель племени Теней вот-вот подойдет.

- Что же так задержало Черную Звезду? - спросил Звездный Луч.

- Черная Звезда мертв! - резко ответил Насморк. Изумление и страх пробежали по толпе котов, как ветерок по вершинам деревьев. Огнегрив изумленно попятился. Неужели предводитель племени Теней действительно умер?! Но ведь он совсем недавно получил дар девяти жизней! Что за ужасная хворь! Теперь понятно, почему Перышко и Белогрудый так боялись возвращаться домой!

- Значит, вместо него придет Головня? - спросил Звездный Луч, имея в виду глашатая племени Теней.

- Головня умер одним из первых, - потупившись, ответил Насморк.

- Но кто же тогда стал вашим предводителем? - спросил Метеор, выходя из тени под скалой.

Насморк пристально посмотрел на предводителя Речных котов.

- Скоро сами узнаете, - пообещал он. - Он вот-вот появится.

- Прошу меня извинить, - негромко сказал Огнегрив Звездному Лучу и Одноусу. - Я должен кое-что обсудить с Насморком.

Но подойти к целителю оказалось не так-то просто. Пришлось пробиваться сквозь плотную толпу воинов и оруженосцев, во что бы то ни стало желающих узнать имя нового предводителя племени Теней. "Интересно, как Насморк отреагирует на смерть Щербатой?" - подумал Огнегрив. За свою жизнь целитель видел столько смертей, что, возможно, известие еще об одной кончине оставит его равнодушным. И тем не менее Огнегрив чувствовал, что нехорошо подниматься на скалу, не поговорив с глазу на глаз с Насморком. В конце концов, Щербатая когда-то была его наставницей и учила его целительству, как потом учила Пепелюшку. Когда-то они были очень близки - по крайней мере, до тех пор, пока жестокий Хвостолом не изгнал Щербатую из родного племени.

Огнегрив взмахнул хвостом, подавая знак старому целителю. Видимо, Насморк и сам был рад вырваться из плотного кольца любопытных, потому что охотно последовал за Огнегривом в спокойное местечко под одним из дубов.

- В чем дело? - спросил он.

- Щербатая умерла, - тихо ответил Огнегрив, и сердце его снова заныло от боли. Глаза целителя затуманились. Серо-белый кот грустно склонил голову, а Огнегрив добавил:

- Она умерла, пытаясь спасти из огня свою соплеменницу. Звездное племя по достоинству оценит ее храбрость!

Насморк, не отвечая, горестно раскачивал головой из стороны в сторону. У Огнегрива горло перехватило от жалости, но он не мог позволить себе поддаться чувствам. Ласково коснувшись носом головы целителя, он поспешно отошел.

Коты уже начали беспокойно кружить по поляне, громко мяукая от нетерпения.

- Мы не может больше ждать! - послышался голос одного из Речных котов. - Скоро луна зайдет!

- Если их предводитель решил где-то задержаться, это его трудности! - поддержала его Кисточка. Огнегрив прекрасно понимал, почему она хочет поскорее покончить с Советом и вернуться в лагерь. До тех пор, пока Коготь будет спокойно разгуливать по лесу, ни одно племя не может чувствовать себя в безопасности.

В тот же миг на поляне промелькнула чья-то белая спина, и Звездный Луч легко вскочил на Скалу. Видимо, он решил начать Совет, не дожидаясь предводителя племени Теней, кем бы тот ни был. Метеор присоединился к нему. Огнегрив бросился вперед, полный решимости впервые возглавить свое племя и рассказать собравшимся об угрозе, притаившейся в лесу.

- Удачи! - услышал он нежный шепот Песчаной Бури. Обернувшись, Огнегрив ласково коснулся подбородком ее теплой щеки и понял, что их размолвка навсегда осталась в прошлом. Затем он начал прокладывать себе дорогу к скале.

Его остановил громкий вопль, донесшийся со склона холма.

- Он уже здесь!

Огнегрив резко обернулся и увидел, как стоящий рядом Частокол изо всех сил вытягивает шею, ища глазами кого-то, кого Огнегрив пока не мог разглядеть за головами котов, поднявшихся на задние лапы в отчаянном желании поскорее увидеть нового предводителя племени Теней. Возникла давка, и Огнегрив едва не взвыл от боли, когда Частокол выскочил вперед и тяжестью всего своего тела наступил ему на вывихнутую лапу. Он выругался сквозь зубы и вдруг увидел, как уши Частокола изумленно дрогнули. Полосатый воин уставился на скалу, глаза выкатились из орбит. "Что могло его так взволновать?" - подумал Огнегрив, поворачивая голову к скале.

Серебристый лунный свет озарял широкие плечи и лобастую голову огромного кота, который только что вспрыгнул на скалу и занял свое место возле Звездного Луча и Метеора. Рядом с этим исполином оба предводителя вдруг стали казаться маленькими и слабыми. Ледяная дрожь пробежала по спине Огнегрива, когда он понял, кто стал новым предводителем племени Теней.

На Скале сидел Коготь.

(направ.бакалавриата «история»)


Сейчас читают про: