double arrow

СЕРГЕЙ ЗУБАТОВ


ГЕОРГИЙ ГАПОН ПОСЛЕ ДЕМОНСТРАЦИИ 9 ЯНВАРЯ

После расстрела шествия 9 января Г. Гапон и П. Рутенберг, чудом остав­шиеся в живых, покинули место, где войска стреляли в демонстрантов. В од­ном из дворов Гапон снял свою длин­ную рясу и накинул пальто, подарен­ное каким-то рабочим. Чтобы изменить внешность отца Георгия, Рутенберг предложил тут же постричься и вытащил заранее припасённые ножницы. Потом Гапон изумлённо говорил: «Ка­кой хитрец этот Рутенберг — ножни­цы захватил с собой!».

Прямо на глазах у стоявших вокруг рабочих Рутенберг совершил «постри­жение» — обрезал священнику боро­ду и укоротил волосы. «Как на великом постриге, при великом таинстве, — вспоминал П. Рутенберг, — стояли ок­ружавшие нас рабочие, пережившие весь ужас только что происшедшего, и, получая в протянутые ко мне руки клочки гапоновских волос, с обнажён­ными головами, с благоговением, как на молитве, повторяли: „Свято"». Во­лосы эти остались у рабочих как свое­образные реликвии.

(1864—1917)

МОЛОДЫЕ ГОДЫ

Виднейший руководитель российской полиции Сергей Василь­евич Зубатов родился в Москве в 1864 г. Обучаясь в гимназии, он увлёкся народническими идеями и вступил в кружок революци­онной молодёжи. В 1882 г. Сергея исключили из гимназии, как он тогда говорил, «за неблагонадёжность». После этого молодой человек так и не смог продолжить своё образование.




Товарищи по кружку собирались на его квартире, обмени­вались книгами, обсуждали прочитанное. Сергей пользовался среди них немалым авторитетом. Друзья отзывались о нём как о человеке обаятельном, умном и бескорыстном. Революционер К. Терешкович вспоминал Зубатова-гимназиста: «Впечатление он сразу произвёл на меня очень хорошее. У него было интеллигент­ное, умное и энергичное лицо с высоким лбом и гладкими, от­кинутыми назад каштановыми волосами».

Однако вскоре в молодом народнике, по его собственному признанию, созрело глубокое разочарование в революции. А 13 июня 1886 г. его вызвал к себе начальник Московского охран­ного отделения подполковник Николай Бердяев. В беседе с ним С. Зубатов неожиданно для себя узнал, что друзья тайно исполь­зовали его квартиру для своих подпольных дел.

Теперь к идейному разочарованию присоединилось и не­годование на товарищей, «подставивших» его полиции. С. Зубатов вспоминал: «Я дал себе клятву бороться всеми силами с этой вредной категорией людей, отвечая на их конспирацию контр­конспирацией, зуб за зуб, вышибая клин клином». И он согласил-

С. Зубатов.

ся стать тайным сотрудником полиции. Благодаря сообщениям С. Зубатова полиция арестовала нескольких его бывших едино­мышленников. В 1887 г. революционерам стало ясно, что их прежний товарищ тайно работает на полицию. После этого С. Зубатов продолжил свою службу уже открыто чиновником Москов­ского охранного отделения.



ПОЛИЦЕЙСКИЙ ЧИНОВНИК

Сергей Зубатов выделялся среди своих коллег хорошим знани­ем революционеров и поистине выдающимися способностями. Он невероятно быстро продвигался по службе и в 1889 г. уже стал помощником самого Н. Бердяева. Генерал Александр Герасимов вспоминал о С. Зубатове: «По внешности он напоминал собой русского интеллигента, да, собственно, такой белой вороной на­всегда и остался в жандармской среде, хотя внутренне он, как редко кто, сроднился с её деятельностью. Благодаря своим неза­урядным дарованиям и любви к делу Зубатов скоро выдвинулся в ряд первых и наиболее влиятельных охранных деятелей».

Благодаря Сергею Зубатову политический сыск в России стал отвечать требованиям времени. Например, он создал в ох­ранном отделении огромную картотеку подозреваемых. В неё попадало имя любого, кто хоть однажды привлёк к себе даже мимолётное внимание полиции. Историк В. Жилинский писал: «Всякую справку на любое лицо можно было получить в несколь­ко минут. На карточках можно найти имена всех общественных деятелей, высокопоставленных особ, почти всякого интеллигент­ного человека, который хоть раз в жизни задумывался над поли­тикой». Общее число карточек достигало миллиона...

В 1896 г. С. Зубатов пересел в кресло Н. Бердяева, возглавив Московское охранное отделение. Жандармский генерал Василий Новицкий отмечал: «Зубатов настолько обошёл Бердяева... сделал­ся начальником Московского отделения с таким треском, что убил совершенно всю службу Бердяева».



«ОТЕЦ ПОЛИЦЕЙСКОГО СОЦИАЛИЗМА»

Сергей Зубатов считал, что путём одного только подавления справиться с революцией нельзя. Так можно заглушить движе­ние интеллигенции. Но иначе обстоит дело с движением рабо­чих. Если пытаться подавить его запретами и арестами, это вы­зовет ещё большее сопротивление и придаст революции непре­одолимую силу. Значит, надо позволить рабочим легально защи­щать свои экономические права.

В апреле 1898 г. Сергей Васильевич открыто изложил эти мысли в докладной записке московским властям. Он подчёрки­вал, что «сил одной интеллигенции для борьбы с правительст­вом недостаточно даже в том случае, если они вооружаются взрывчатыми веществами». Интеллигенция может стать грозной силой, только если за ней пойдут другие сословия. «Пока рево-







Сейчас читают про: