double arrow

И соревнование двух систем

Командное хозяйство в системе мировой экономики

Развитие мировой экономики в ХХ в. происходило в условиях конкуренции различных формационных, цивилизационных и организационно-хозяйственных систем, типов и укладов. Значительное влияние на мировое экономическое и политическое развитие оказало возникновение и эволюция командно-административной экономики. Появление экономических систем командного типа (и, прежде всего – советской экономики) было одним из симптомов исторической предельности капиталистического способа производства. Составлявшие основу формирования и функционирования советской экономики принципы централизма и планомерности, так же, как и усиление государственного регулирования в хозяйственных системах рыночного типа, - выступали в качестве различных форм единого для мировой экономической цивилизации процесса роста обобществления производства. Не случайно в хозяйственной системе НЭПа проявились все ключевые особенности и закономерности смешанной экономики, получившие затем более полное развитие в других странах. В то же время, имевшие объективные корни тенденции социализации приняли, при переходе от НЭПа к командной экономике, черты формализма и внешне-надстроечной догматизации, хотя официально эта экономическая система именовалась социалистической.

Командная экономика обладает определёнными преимуществами, связанными с возможностями быстрой концентрации значительных ресурсов в рамках ограниченного интервала времени, направления этих ресурсов на решение ключевых задач экономического, политического и социального характера, особенно в чрезвычайных условиях. После II мировой войны, завершившейся победой Советского Союза, принципы хозяйствования, присущие советской экономике, получили распространение в ряде других стран Европы, Азии и Америки; о задачах построения социализма было объявлено также в некоторых африканских странах. Командное хозяйство стало мировой системой, произошёл раскол мира на капиталистический и социалистический блоки (с научной точки зрения эти термины не вполне точны). Во второй половине 80-х гг. на долю «социалистических» стран приходилась одна треть производства МВП, 40% промышленной продукции, 12% мировой торговли; в этих странах проживала треть населения мира. Была создана глобальная интеграционная группировка – Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ); на долю взаимной торговли приходилось 45-50% общего товарооборота стран-членов СЭВ, функционировала единая расчётная валюта – переводной рубль. При этом удельный вес СССР в производстве валового продукта и промышленной продукции СЭВ составлял примерно две трети. Советский Союз вышел на первое место в мире по некоторым объёмным показателям (выплавка стали, добыча нефти, производство минеральных удобрений, цемента, обуви и др.), были достигнуты также мировые приоритеты в ряде направлений фундаментальной науки и НТП (освоение космоса, производство ракетной и авиационной техники, многих видов вооружений).

В то же время, командное хозяйство развивалось в условиях нарастающих экономических и социальных противоречий и диспропорций. Гипертрофированное развитие тяжёлой промышленности и ВПК осуществлялось за счёт перераспределения средств из отраслей II подразделения и, особенно, сельского хозяйства. Командные стимулы развития науки оказались неэффективны в условиях НТР. Показатели уровня и качества жизни отставали от тех, которые демонстрировали страны с хозяйственными системами, основанными на принципах социального рыночного хозяйства. Искусственный характер ограничений частной собственности и товарно-денежных отношений, принудительное навязывание и воспроизводство этих ограничений надстроечными методами, преждевременность, в условиях аграрно-индустриальной технической базы, попыток системных посткапиталистических преобразований привели к возникновению особого социального феномена – антикапиталистического тоталитаризма и, более того, способствовали реставрации докапиталистических общественных отношений. Объективное противоречие заключалось в том, что мировая экономическая цивилизация в целом уже действительно подошла к рубежу посткапиталистической трансформации, но процесс преобразований формационного масштаба неизбежно порождает и ошибочные, неэффективные и преждевременные страновые и региональные варианты и направления. Одним из этих вариантов и стала социальная система советского типа с присущими ей попытками искусственно ускорить, «подогнать» надстроечными методами ход мировой истории.

Преждевременность ограничений частной собственности и рынка, ошибочность стратегии социально-экономических преобразований и чрезмерность взятых на себя задач глобального масштаба обусловили неэффективность советской экономики. В то же время, кризис псевдосоциализма отнюдь не означает автоматического краха процессов социализации вообще. Лозунги посткапиталистических и практика антикапиталистических преобразований в Советском Союзе способствовали тенденциям формационной модификации в ведущих странах мира. Усиление начал централизма и планомерности, развитие системы государственного регулирования хозяйства, формирование смешанной экономики, улучшение положения трудящихся классов, развитие механизмов социального обеспечения и социальных гарантий, усиление тенденций демократизации и гуманизации, формирование моделей «функционального социализма» – всё это процессы, испытывавшие существенное влияние советского опыта, а иногда и выступавшие как прямое заимствование или реакция на этот опыт. Таким образом, социалистические новации не только не уводили Россию в сторону от магистрального пути развития мировой цивилизации, но, напротив, определили её место на «острие» этого развития и, как это часто бывает с авангардными социумами, обусловили особую сложность и концентрацию негативных следствий авангардного развития, - в частности, в результате фокусировки, сосредоточения против цивилизационной «точки роста» глобальных контртенденций.

Вместе с тем, неудача социальных преобразований в Советском Союзе столь же мало свидетельствует о неэффективности социализма вообще, как гибель буржуазного уклада и реставрация феодализма в итальянских городах XVI века – о неэффективности капитализма в системе мировой экономики. О потенциале социалистической экономики в современных условиях можно судить не только по опыту западноевропейских стран «функционального социализма», но и по феномену «экономического чуда» в Китае. В то же время, опыт Китая демонстрирует особую важность правильной стратегии трансформации командного хозяйства в систему регулируемой социально-ориентированной рыночной экономики. Практика последних десятилетий показала, что проблема перехода от командного к планомерно-рыночному хозяйству в условиях глобальных постиндустриальных преобразований – это особая, новая для мировой экономики проблема. Возникло и особое направление мировой экономической мысли – теория современной переходной (транзитивной) экономики.

44. Особенности позднеиндустриальной экономики. Формирование «потребительского общества»

В 60–70–е гг. XX века в ведущих странах мира сформировался технологический базис, который можно определить как позднеиндустриальный. Промышленность оставалась основной отраслью народного хозяйства – на ее долю приходилось не менее трети производства валового продукта; кроме того, завершилась индустриализация других отраслей экономики, в том числе сельского хозяйства. В большинстве стран, получивших название «индустриально развитых» и официально входивших в «Организацию экономического сотрудничества и развития», наблюдалось широкое фронтальное развитие всех основных отраслей промышленностей и специализированных подотраслей, что, в частности, во Франции было определено как «индустриальный императив». Индустриальное производство составляло ядро сформировавшихся межотраслевых комплексов и, в частности, военно-промышленного (ВПК) и агропромышленного (АПК). В рамках самого индустриального сектора экономики происходило изменение соотношения между добывающими и обрабатывающими отраслями в пользу последних, при этом в условиях начавшейся НТР наиболее динамично развивались наукоемкие отрасли – аэрокосмическая, электронная, биохимическая, атомная. Ускоренное развитие наукоемких отраслей создало материальные предпосылки для последующего перехода в 80 – 90-е гг. от позднеиндустриального к постиндустриальному технологическому базису.

Для позднеиндустриальной экономики характерна повсеместная милитаризация хозяйства, использование достижений индустриального развития для постоянного нагнетания гонки вооружений, существования феномена военной экономики в условиях даже относительно мирного развития и отсутствия открытых военных действий. Традиционные циклические кризисы дополняются структурными глобальными кризисами – сырьевым, энергетическим, экологическим. В течение 70-х гг. мировые цены на нефть выросли примерно в 20 раз; многократно повысились цены на руды, металлы и зерно. Происходит осознание актуальности и глубины экологической проблемы: в 60-70-е гг. начинается осуществление комплекса природоохранных и природовосстанавливающих мер (очистка вод Великих озер, Рейна, Темзы, Дуная и т. д.). Технологическая глобализация позднеиндустриальной экономики привела к выравниванию уровней развития основных центров мирохозяйственной системы: производительность труда в Западной Европе и Японии, составлявшая в начале 60-х гг. 30 – 50% от уровня США, к концу 70-х гг. достигла 80 – 90% соответствующих показателей американской экономики.

Позднеиндустриальному технологическому бизнесу соответствует перемены в социально-экономической форме производства. Завершается вытеснение доиндустриальных укладов и форм занятости; до 80% экономически активного населения теперь приходится на лица наемного труда (в первой половине 50-х гг. их доля составляла 50-65%). В качестве основной организационно-экономической формы крупного высококонцентрированного капитала утверждаются финансово-промышленные группы; происходит интернационализация деятельности этих групп, укрепляются позиции транснациональных корпораций (ТНК). Межстрановая унификация позднеиндустриальных технологий составляет материальную основу региональной экономической интеграции. Рост производительности труда и объемов производства ведет к повышению среднего уровня жизни и совершенствованию качества жизни. На основе массового производства товаров потребительского назначения формируется насыщенный и перенасыщенный рынок потребительских товаров; ликвидируется нищета (как массовое явление) и другие острые противоречия классического капитализма. Значительная часть лиц наемного труда, в том числе и квалифицированные наемные рабочие, по уровню и образу жизни присоединяются к «среднему классу». Утверждаются стандарты «массового потребления»; в системе функций государства усиливается значение социального регулирования, развиваются механизмы социального обеспечения и социальных гарантов.

В сфере идеологии и политики нарастает осознание необходимости посткапиталических социальных преобразований. В 1968–69 гг. в западноевропейских странах происходят массовые выступления политических сил левой ориентации. Социал-демократические партии превращаются в ведущую политическую силу ряда западноевропейских стран, особенно скандинавских. В конце 60-х гг. социал-демократы побеждают на парламентских выборах в ФРГ; в начале 80-х блок левых партий (социалисты, коммунисты, левые радикалы) – на президентских и парламентских выборах во Франции.

РАЗДЕЛ III. СОВРЕМЕННЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ. ПЕРЕХОД К ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ

45. Научно-техническая революция и формирование предпосылок перехода к постиндустриальной экономике

Во второй половине ХХ в. в развитии производительных сил общества произошла кардинальная революция, по глубине, масштабам и возможным последствиям сопоставимая с такими качественными скачками в предшествующем развитии экономической цивилизации, как неолитическая революция (переход от присваивающего к производящему хозяйству) и машинный переворот. В ходе современной НТР претерпевают качественные изменения орудия труда и другие ключевые элементы средств производства, меняется энергетическая база хозяйственных процессов, трансформируются как ресурсы, так и результаты производственного процесса. В течение последних десятилетий в ведущих странах мира формируются предпосылки перехода от позднеиндустриального к постиндустриальному технологическому укладу, развитие которого ведет к возникновению системы современной постиндустриальной экономики. Сущностными признаками общества нового типа является создание экономики услуг - своеобразного "сервисного общества"; ведущая роль научного знания и его носителей; переход доминирующих социальных функций от производственных корпораций к научно-исследовательским учреждениям и от менеджеров к ученым; изменение механизма принятия решений под воздействием интеллектуальных технологий; переориентация экономики от приоритета количественного роста к улучшению качества жизни.

Роль основных элементов ресурсной базы производства перешла от традиционных объектов природной среды и механических орудий труда к информационным феноменам. Информация стала превращаться в главный элемент как предметов, так и средств труда. В системе средств труда ключевую роль приобрели компьютерные технологии на базе микроэлектроники, обусловившие возможности широкого развития автоматизации производства, а также изменений в формах потребления, быта и образа жизни в целом.

Принципиально новым для мировой экономической цивилизации явлением стал факт неуничтожаемости информационных ресурсов в процессе их потребления. Данный процесс, позволяющий использовать полезный эффект движения информации, сопровождается не только её сохранением и возможностью неограниченного последующего применения, но и, во многих случаях, - совершенствованием и аккумуляцией данного ресурса, становящегося, в то же время, основной формой богатства.

На базе информационных форм богатства становится возможным и более эффективное производство его прежних, традиционных форм – овеществляемых и представленных в услугах. Существенно важно, что достижение высокого уровня потребления и развитие обеспечивающих его отраслей достигается на базе ресурсосберегающих технологий. Так, с середины 70-х до середины 80-х годов валовой национальный продукт основных развитых стран вырос более чем на 30%, а потребление энергии – лишь на 5%; со второй же половины 80-х годов дальнейший значительный экономический рост в этих странах происходил в условиях абсолютного сокращения энергопотребления. В США с 1960 г. до середины 90-х гг. валовой продукт увеличился в 2,5 раза, при абсолютном сокращении использования чёрных металлов, - и т.д. Традиционные формы создания богатства становятся во всё большей степени производным, вторичным и зависимым фактором относительно информационных параметров экономики.

Характерное для индустриального этапа экономической цивилизации массовое производство однотипных товаров сменяется, на базе гибких автоматизированных производственных систем, созданием нишево-дифференцированных объектов потребления, вплоть до учёта индивидуальных потребительских предпочтений.

Особенностью информационных технологий является их быстрое развитие и обновление, что порождает высокий динамизм экономической системы в целом. Предпосылкой и фактором дальнейшего развития постиндустриальной информационной экономики является высокий уровень развития науки, превращение науки в непосредственную производительную силу, формирование «экономики знаний». Эти процессы приводят к качественной модификации не только предметов и средств труда, но и такого ключевого элемента производительных сил, как рабочая сила. Важнейшей формой капитала становится «человеческий капитал», а инвестиции в развитие потенциала личности – самой рентабельной формой инвестиций. Наиболее высокой конкурентоспособностью в системе мирового хозяйства характеризуются страны, уделяющие приоритетное внимание развитию информационного сектора экономики и потенциала личности.

Постиндустриальная экономика характеризуется глобализацией хозяйственных процессов. Научно-техническая, коммерческая, финансовая и иная информация распространяется в общепланетарных масштабах; глобальные информационные системы типа Интернет превращаются в ключевой фактор воспроизводственного процесса в его наиболее динамичных и перспективных сферах. Мирохозяйственная система приобретает черты целостного экономического организма; глобальные зависимости и закономерности оказывают решающее воздействие на функционирование народного хозяйства отдельных стран.

Общепланетарные масштабы современных производительных сил, в условиях ограниченности традиционных ресурсов и возрастающего техногенного давления на глобальную среду обитания человечества, резко обостряют проблему экологической безопасности производства и потребления. Перспективы развития информационной экономики зависят от усиления её природосберегающих и природовосстанавливающих атрибутов. Формирование «экологической экономики» требует утверждения новой производственной философии, основанной на принципе гармоничности экономического и экологического воспроизводства.

Глобально-экологические параметры производительных сил характеризуют их современный уровень, составляющий основу для последующего выхода за планетарные рамки, освоения космического пространства и развития космического хозяйства.


Сейчас читают про: