double arrow

Дальневосточная деревня


Дальневосточный крестьянин в преддверии «великого перелома». В годы гражданской войны и иностранной интервенции сельское хозяйство Дальнего Востока было основательно подорвано разорением и грабежами. Истощились поля, эксплуатируемые без правильного севооборота и удобрений, снизилась урожайность всех культур, сократились посевные площади. Имевшаяся у крестьян техника нуждалась в замене.

Новая экономическая политика, введенная в 1921 г., принеся облегчение крестьянам центральных районов страны, вызвала некоторую долю недовольства в дальневосточной деревне. Проблема заключалась в том, что в центре замена продразверстки продналогом выглядела прогрессивным явлением. На Дальнем Востоке, где не прибегали к продразверстке, система налогообложения в соответствии с НЭПом оказалась довольно высокой и повлекла справедливые нарекания крестьян. Сельское хозяйство достаточно долго выходило из кризиса.

После выхода сельскохозяйственной отрасли на уровень 1917 г. и слома новой экономической политики предстояло решить задачу социалистического переустройства дальневосточной деревни. В масштабах государства к концу 20-х годов был взят курс на коллективизацию, для чего были определены ряд задач для реализации курса. По крайней мере, Постановлением ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» были определены сроки коллективизации, основная форма кооперации – сельскохозяйственная артель и политика по отношению к кулачеству – ликвидация его как класса на основе сплошной коллективизации. Вместе с тем, реальную политику в деревне определяла конкретная ситуация, главной особенностью которой на рубеже 20-30-х гг. был кризис хлебозаготовок. Резкое снижение товарного хлеба представляло угрозу планам индустриализации: с одной стороны – как дефицит продовольствия для промышленных городов, а с другой – как средство поступления валюты за счет экспорта хлеба. Перевод сельского хозяйства на путь крупного обобществленного производства стал рассматриваться как единственное средство решения хлебной проблемы в возможно короткие сроки. Учитывая это, бюро Далькрайкома ВКП(б) 11 января приняло постановление о работе крайколхозсоюза и ближайших задачах колхозного строительства.

Дальневосточная деревня подошла к коллективизации с заметными отличительными особенностями по сравнению с европейской частью страны. Во-первых, она отличалась сравнительно высоким процентом зажиточных хозяйств. Для объяснения этого феномена достаточно вспомнить льготные условия переселения крестьян на Дальний Восток. Во-вторых, за время освоения территории сформировалась прослойка крестьян, использовавших наемный труд в хозяйстве, что свидетельствовало о переходе аграрного сектора на капиталистический путь развития. В-третьих, часть крестьян незримыми нитями были связаны с белогвардейцами, находящимися в сопредельных странах. И, наконец, казачество, приверженное к вольнице. Социальная база для предстоящей коллективизации, таким образом, существенно отличалась. В европейской части СССР ставка был сделана на беднейшее крестьянство, составлявшее большинство, на Дальнем Востоке предстояло коренным образом изменить психологию средних и зажиточных крестьян. К тому же, несмотря на то, что упомянутым выше постановлением Дальний Восток был отнесен к третьей группе незерновых районов и срок завершения коллективизации отодвигался к весне 1933 г., местные власти предпочли ускорить этот процесс.

Тернистый путь к коллективному труду. Уже с конца 20-х годов на Дальнем Востоке стали создаваться первые колхозы. Напомним, что этот термин возник в процессе коллективизации как синоним одной из форм кооперации – сельскохозяйственной артели. В ней обобществлялись орудия труда, непосредственный труд крестьян, но оставлялась возможность владения приусадебным участком и подсобным хозяйством. Отметим, что основными владельцами сельскохозяйственного инвентаря и машин в регионе были зажиточные крестьяне. Так, доля состоятельных крестьян в различных районах края колебалась от 9 до 12%, а с учетом среднего крестьянства – до 40 и даже 50%. В силу этих обстоятельств недовольство и даже сопротивление со стороны крестьян было неизбежным.

Центральная и местная власти, следуя идеологии «наступления социализма по всему фронту» и стремясь радикальным способом решить хлебную проблему, развернули повсеместную борьбу за социализацию деревни. По итогам января 1930 г. на Дальнем Востоке в колхозы вошли 20,8 тыс. крестьянских хозяйств, а в феврале их количество увеличилось до 90,8 тыс. Соответственным было увеличение числа колхозов. Если в январе 1930 г. их насчитывалось 936, то в марте – более полутора тысяч. Во Владивостокском округе, например, коллективизацией были охвачены 45% хозяйств. Буквально по итогам января 1930 г. были объявлены зонами сплошной коллективизации Михайловский, Гродековский, Черниговский районы в Приморье, организованы первые 17 колхозов на Нижнем Амуре. В 1930-31гг. в районах Приморья и Хабаровского Приамурья началось создание машинно-тракторных станций (МТС): Астраханская – в Приморье, Аргунская, Новотроицкая, Матвеевская – в Хабаровском Приамурье. В них сосредоточивалась сельскохозяйственная техника, поставляемая государством для укрепления материально-технической базы создаваемых коллективных хозяйств.

С 1929 г. с целью ускорения коллективизации центральные власти приступили к переселению на Дальний Восток демобилизованных красноармейцев с семьями. Из их числа стали создаваться красноармейские колхозы, явившиеся опорой местных партийно-советских органов в проведении коллективизации. В 1932 г. на Дальнем Востоке действовало 42 таких колхоза.

Вполне естественно, что основные принципы коллективизации – добровольность, постепенность, наглядность, личная заинтересованность крестьян – просто пренебрегались. Диктат, нажим, угроза стали основными методами коллективизации. За всем этим крылось, помимо других причин, стремление местной власти различного уровня выслужиться перед вышестоящей инстанцией, не «ударить в грязь лицом» в решении важной государственной задачи. Дело доходило до объявления ударных «месячников» по коллективизации и соревнования между сельскими районами по количеству обобществленных хозяйств. В ответ крестьяне сопротивлялись. Предвидя такой поворот событий, правящая партия в постановлении от 5 января 1930 г. определила ряд мер по борьбе с кулачеством, а также задачи, порядок и характер раскулачивания. Они-то и легли в основу жестокого противостояния между государственной машиной и крестьянством в 30-е годы.

Кампания по ликвидации кулачества началась в феврале 1930 г. и сопровождалась быстрыми решениями сельских советов и судов о конфискации имущества, лишении избирательных прав или выселении. В отношении организаторов заговоров против советской власти, террористических актов предусматривалось тюремное заключение. В ходе компании допускались грубейшие нарушения и по отношению к тем крестьянам, которые изъявляли желание идти в колхозы, зачастую обобществляя домашний скот, птицу, а то и домашнюю утварь при образовании, например, коммун.

Самым страшным нарушением было включение в разряд кулацких хозяйств семей середняков и бедняков, пытавшихся отстоять свою хозяйственную автономию. Только за февраль 1930 г. на Дальнем Востоке было зарегистрировано двенадцать антиколхозных выступлений, в ходе которых крестьяне даже прибегали к оружию. Такие примеры имели место в Шкотовском, Черниговском и др. районах, где крестьяне уходили в лес, создавая вооруженные отряды. Наиболее активное сопротивление оказывали крестьяне Амурского округа. В ответ усиливались репрессивные меры. Только в 1930 г. было раскулачено и выселено из Амурского округа 1175 семей, из Владивостокского – 2114 семей.

Крестьяне Дальнего Востока сильно пострадали в период проведения паспортизации края (конец 1933 – начало 1934 гг.). В пограничных районах региона, где проживала значительная часть качества и старожильческого зажиточного населения, в большинстве своем отрицательно относившихся к советской власти, была проведена чистка. Выявленные «неблагонадежные» крестьяне по решению административных органов подвергались выселению. В выдаче паспортов им было отказано. К примеру, из Гродековского района было выселено 16% населения, из приграничного села Сальское Иманского района – треть жителей.

Самоуправство и разгул репрессий, растущее недовольство крестьян и возможность его перерастания в крестьянскую войну заставили Сталина и его сторонников принять смягчающие меры. После его известной статьи «Головокружение от успехов» (март 1930 г.), в которой вина за перегибы была возложена на местные партийные и советские органы, накал борьбы несколько ослабился, начался отток крестьян из колхозов, а их число стало катастрофически падать. Если в апреле 1930 г. насчитывалось 45% кооперированных хозяйств, то в апреле их осталось 26%. В Гродековском районе 46% хозяйств, из ранее коллективизированных, распались. В Михайловском районе при рассмотрении жалоб незаконно раскулаченных крестьян были удовлетворены 365 из 437. Заметно уменьшилась численность сельского населения. Деревня на некоторое время замерла, присматриваясь к новой политике, но ненадолго.

Усугубление международного положения и ускорение темпов индустриализации торопили. Перед дальневосточной деревней стояли архиответственные проблемы: выполнение планов государственных поставок и решение такой задачи как обеспечение продовольствием растущего промышленного населения края, сокращая дорогостоящий завоз его из других регионов страны. С осени 1930 г. началось новое наступление на крестьян, но с учетом некоторых элементов стимулирования. Дальневосточной деревне оказывалась помощь техникой, льготами, кадрами специалистов. С 1925 года началось организованное переселение крестьян из центральных областей. В 1933 г. по решению партии и правительства дальневосточные колхозы освобождались от обязательных хлебопоставок на 10 лет, единоличники – на 5 лет. Ассигнования на развитие сельского хозяйства ДВК в годы первых пятилеток составили 343,5 млн руб. Эти меры создавали более благоприятные условия для наращивания экономического потенциала в аграрном секторе Дальнего Востока.

Помимо экономических стимулов, значительное место уделялось внедрению административно-командных методов управления сельским хозяйством. С этой задачей были призваны справиться политотделы МТС (1934 г.). По направлению ЦК ВКП(б) возглавить их в край приехали 300 коммунистов – В. Моргулис, И. Шашков, А. Зубков и др. Примечательно, что в политотделах вводилась должность заместителя начальника по ОГПУ (орган по охране государственной безопасности в 1923-1924 гг.). Дальнейший ход коллективизации, приобретал, таким образом, по-прежнему насильственные, репрессивные черты.

Итоги коллективизации на Дальнем Востоке. К концу первой пятилетки на Дальнем Востоке было коллективизировано 60% хозяйств, объединенных в 1681 колхоз. Завершение преобразований в сельском хозяйстве края приходится на вторую пятилетку, в результате чего на Дальнем Востоке коллективизацией было охвачено почти 91% крестьян, 95,5% посевных площадей, работало 104 МТС. Задача перевода единоличного крестьянского хозяйства на рельсы коллективного земледелия считалась завершенной. За видимым успехом скрывались трудности процесса и трагизм содеянного.

Начало жесткому противостоянию между властью и крестьянством приходится на период с 1929 по 1935 гг. За это время органами ОГПУ было расстреляно 6 тыс. дальневосточных крестьян и казаков, оказавших сопротивление коллективизации. Фигура крестьянина, как потенциального противника советской власти, оказалась в центре внимания и в период репрессий 1937-1939 гг. Только в Приморье в 1938 г. были отстранены от руководства почти половина директоров МТС, председателей колхозов, большая часть которых оказались в тюрьмах и лагерях. С августа 1937 г. по ноябрь 1938 г в Приморье было осуждено и расстреляно около 9 тыс. чел., в основном, крестьян.

Подводя итоги, следует отметить, что к концу 30-х годов в сельском хозяйстве Дальнего Востока утвердилась новая система аграрных отношений – колхозно-совхозная, основанная на коллективной собственности. Постепенно картина последствий коллективизации (спад сельскохозяйственного производства, снижение урожайности, сокращение поголовья скота и др.) стала меняться. К началу 40-х годов положение сельского хозяйства дальневосточного региона стабилизировалось, что выразилось в увеличении посевных площадей, изменении в лучшую сторону технической базы, повышении урожайности. Даже доходы дальневосточных колхозников были выше, чем в других регионах. Главным достижением можно считать наметившуюся тенденцию к сокращению завоза в край продуктов из других областей страны.

В неравном противостоянии между властью и крестьянством сила была за государством, да и в русском крестьянстве не изжита была психология зависимости. Часть из них увидели в коллективных хозяйствах выход из бедности, другая часть покорилась, а по отношению к третьим были применены репрессии.

Проверкой на прочность и жизненность новых форм земледелия была Великая Отечественная война.

1.4. Дальний Восток в условиях «революции сверху»

Образование, культура. После окончания гражданской войны население Дальнего Востока испытывало огромные затруднения социального, материального, морального характера. Разорение крестьян, безработица среди промышленных рабочих, трагизм положения интеллигенции, оказавшейся перед мучительным выбором: с властью или против – все это не вселяло оптимизма. Начальные шаги советской власти, направленные на восстановление хозяйства, возрождение городов и поселков, поддержание относительной свободы крестьян нэповскими принципами постепенно вселяли надежду на стабилизацию и дальнейшее улучшение жизни.

Важная проблема, с которой советская власть начала свою культурную и социальную политику, была ликвидация неграмотности. По переписи 1923 г. на долю неграмотных приходилось почти две трети населения Дальнего Востока, т.е. из тысячи дальневосточников 625 были неграмотны. Среди коренных народов грамотные составляли 2%. Дальневосточный отдел народного образования и Далькрайсовпроф заключили соглашение о совместной работе по ликбезу. Создается общество «Долой неграмотность». Особое внимание уделялось борьбе с малограмотностью взрослого населения. К концу 30-х годов среди рабочих, рыбаков Дальнего Востока грамотность поднялась до 90%, среди коренных жителей – до 60%. Уже в 1924 г. в Приморье функционировали 603 школы, а также были открыты школы для детей корейцев, поляков, татар, гольдов.

С осени 1925 г. в ДВК, как и по всей стране, стало вводиться всеобщее начальное образование, а борьба с неграмотностью продолжалась и в 30-е годы. Преодолевая огромные трудности в виде нехватки школьных помещений и учителей, краевые органы образования стремились вовлечь в процесс обучения всех детей школьного возраста. Для преодоления дефицита учительских кадров в 1923-1924 гг. были открыты педагогические техникумы в Чите, Хабаровске, Никольск-Уссурийском, Благовещенске. Отдельно велась подготовка учителей для школ коренного населения в Дальневосточном техникуме народов Севера, который был открыт в 1929 г. при Хабаровском педагогическом техникуме. В июне 1930 г. Далькрайисполком принял постановление «О введении обязательного обучения в ДВК». Всеобщее обязательное начальное образование на Дальнем Востоке было осуществлено к 1931 г.

В связи с введением всеобуча росло количество педагогических учебных заведений. Педагогические институты появляются во Владивостоке, Благовещенске, Хабаровске. Немаловажную роль в просвещении населения играли избы-читальни, библиотеки. В 1937 г. на Дальнем Востоке действовало 974 избы-читальни. Не меньшее значение придавалось властью развитию науки, средств массовой информации и печати.

Общественно-политическая ситуация.Идея социализма всталинской интерпретации вела к необходимости в кратчайшие сроки и любой ценой ликвидировать отсталость страны. Это порождало ужесточение политического режима и усиление идеологической обработки населения. Наряду с обстановкой «чрезвычайщины» внедряется идея поиска «вредителей» в деле социалистического строительства.

В полной мере эта ситуация проявилась в дальневосточных условиях. В 1933 г. на Дальнем Востоке были вскрыты филиалы мифической «Трудовой крестьянской партии». По этому делу было привлечено около 250 человек.

После убийства 1 декабря 1934 г. С. Кирова репрессивные меры усилились. С 1937 г. наибольший карательный удар пришелся на руководящий состав партии, специалистов народного хозяйства и в целом на интеллигентскую среду. Репрессивная машина прошлась по Дальнему Востоку очень жестоко. Тысячи старых партийцев были уничтожены. Близость границы и некоторые другие факторы заставили центр «очистить» Дальневосточный край с особой тщательностью. В. Путна (представитель ОКДВА в Далькрайкоме), Л. Лаврентьев (секретарь Далькрайкома), Г. Киреев (командующий Тихоокеанским флотом), П. Федин (первый секретарь Уссурийского обкома ВКП(б) и сотни других руководителей были репрессированы

Опасаясь, что проживавшие в пограничных районах Дальневосточного края корейцы и китайцы могут быть вовлечены в диверсионно-шпионскую деятельность на стороне Японии, было решено депортировать корейцев в Среднюю Азию и Алтайский край, а китайцев – в Маньчжоу-Го. С августа по декабрь 1937 г. было насильственно вывезено более 135 тыс. корейцев и около 20 тыс. китайцев. К середине 1938 г. полоса в 13 миль (от Посьета до Ханки) была очищена от иностранных жителей.

Выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР в г. Хабаровске в июне 1938 г. рассмотрела дело об участии в антисоветской шпионско-диверсионной организации троцкистов и правых. Репрессиям подверглись Г.М. Крутов – председатель Дальневосточного крайисполкома, С.И. Западный – заместитель начальника Управления НКВД по Дальневосточному краю, Е.В. Лебедев – заместитель председателя Дальневосточного крайисполкома, И.В. Слинкин – первый секретарь Хабаровского обкома и горкома ВКП(б), делегат ХVII съезда ВКП(б), А.В. Швер – редактор газеты «Тихоокеанская звезда», М.Я. Чернин – прокурор дальневосточного края и др. Через два дня приговоры были приведены в исполнение.

Размах репрессий требовал расширения мест заключения. Дальлаг, действовавший в 1930-1939гг., имел 21 отделение, в каждом из которых находилось по 40-50 тыс. заключенных, в основном – политических. Через пересыльный лагерь города Владивостока прошли сотни тысяч репрессированных: деятели науки, культуры, видные военачальники. Среди них С.П. Королев – позднее основоположник практической космонавтики, конструктор первых ракетно-космических систем, писатели Юрий Домбровский, Бруно Ясенский, Варлам Шаламов, поэт Владимир Нарбут, актер Георгий Жженов и многие другие. В декабре 1938 г. в пересыльном лагере Владивостока умер от истощения поэт Осип Мандельштам. В 50-90-е годы большинство репрессированных в то время были реабилитированы.

Таким образом, на долю дальневосточного общества в период социалистического строительства выпали тяжелые жизненные испытания. Стремление к лучшей жизни требовало максимальной отдачи сил для освоения сурового края, совершенствования профессионального и культурного уровня, выживания в трудных условиях. Наградой за это была мечта о будущей благополучной жизни в городах и поселках, построенных своим собственными руками. Край и общество постепенно приобретали цивилизованный облик. Параллельно этому процессу набирала силу «чрезвычайщина», искалечившая судьбы многих дальневосточников.

1.5. «На границе тучи ходят хмуро…»

Обострение взаимоотношений с Китаем. Громадье замыслов советской власти по социалистическому переустройству всех сфер жизни общества наталкивалось на ряд трудностей как внутреннего, так и внешнего порядка. Выйдя из состояния послевоенной разрухи, Советское государство постоянно испытывало враждебность со стороны капиталистических держав. В конце 20-х – 30-е гг. военная напряженность между государствами усилилась. Зоной противоречий и конфликтов в это время оказался Дальний Восток.

Очень остро стояла проблема взаимоотношений с Китаем. Китайское руководство занимало враждебную по отношению к СССР позицию, несмотря на договоры и соглашения, подписанные с нашей страной ранее. Совместная Китайско-Восточная железная дорога эксплуатировалась на основе договора, подписанного в 1924 г. в Пекине. Однако китайские военные с завидной постоянностью провоцировали вооруженные инциденты на дальневосточных рубежах. С 1925 по 1928 гг. китайской стороной было предпринято более 2 тысяч действий, направленных против СССР. Одним из самых серьезных было нападение 10 июля 1929 г. на управление КВЖД в г. Харбине и по всей линии железной дороги от ст. Маньчжурия (Забайкалье) до ст. Пограничная (Приморье). К тому же у границ Забайкалья и Приморья была сосредоточена 300-тысячная китайская армия. В августе 1929 г. китайские регулярные военные части с белогвардейцами, укрывавшимся в Китае, перешли советско-китайскую границу в районе с. Полтавка. Советским военнослужащим удалось отстоять границу. Нежелание китайской стороны мирным путем урегулировать конфликты привело к разрыву дипломатических отношений между СССР и Китаем 16 августа 1929 г.

Военная опасность вынудила советское правительство создать на Дальнем Востоке Особую Дальневосточную армию (ОДВА) и включить в нее также Амурскую речную военную флотилию. Командующим ОДВА был назначен В.К. Блюхер.Повторные обращения советской стороны с целью урегулирования отношений мирными путями не нашли отклика. Советская сторона в октябре-ноябре 1929 г. приступила к проведению военных операций по разгрому вражеских группировок. Вооруженные столкновения продолжались до декабря 1929 г., в ходе которых противник потерпел поражение и советские войска вошли в Маньчжурию. Только после этого было подписано в г. Хабаровске 22 декабря 1929 г. соглашение между СССР и Китаем, в соответствии с которым на КВЖД восстанавливалось прежнее положение. За успешное выполнение операции постановлением ЦИК СССР от 1 января 1930 г. ОДВА была награждена орденом Красного Знамени и стала называться Особой Краснознаменной Дальневосточной армией.

Испытание на прочность: японская военная экспансия. Все события в дальневосточном регионе внимательно отслеживались еще одним соседом – Японией. События на КВЖД подтолкнули ее к захвату Маньчжурии в 1932 г. и созданию там марионеточного государства Моньчжоу-Го. Эту территорию Япония рассматривала как плацдарм для нападения на СССР, разместив там квантунскую армию. В японских правящих кругах не скрывали своих стратегических целей. Военный министр Японии Араки утверждал, что рано или поздно война между Японией и СССР неизбежна, и к этой войне нужно готовиться. Ближайшими целями Японии являлись: создание военно-промышленного плацдарма в отторгнутой от Китая Маньчжурии, расширение агрессии в Китае с целью завоевания его наиболее развитых районов. В японской печати стали появляться статьи с откровенными призывами к «маршу до Урала».

Что же было предпринято в этих условиях с советской стороны?

Прежде всего, имели место попытки к урегулированию конфликта. В апреле 1936 г. Японии было предложено решить спорные вопросы мирным путем, но, как оказалось, безрезультатно. Наоборот, в Японии усиливаются антисоветские настроения, вытаскивается на обсуждение вопрос о «спорных территориях» на границе Маньчжоу-Го и Приморья. После того как милитаристская Япония вторглась в северный и центральный Китай, советской стороне оставалось позаботиться о безопасности государства. В августе 1937 г. Советское правительство подписало с Китаем договор о ненападении, что позволяло совместными усилиями противостоять японской агрессии. 1 июля 1938 г. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия была преобразована в Дальневосточный фронт. Командующим был назначен В. Блюхер. 1-й Отдельной армией командовал Г.М. Штерн, 2-й Отдельной – И.С. Конев. Строились укрепрайоны, шоссейные дороги, базы по ремонту боевой техники.

В июле 1938 г. японским военными был развязан конфликт у озера Хасан. Накануне событий японская дипломатия потребовала вывода советских пограничников с высот у озера Хасан. Предъявленные японскому представителю документы Хунчунского соглашения (1886 г.) России с Китаем и карта, свидетельствующие о том, что озеро Хасан и прилегающие к нему высоты находятся на советской территории, не возымели должного действия. Япония пошла на применение силы.

4 раза японцы атаковали высоты Безымянную и Заозерную. Борьба шла за каждый метр земли и каждый окоп. 2 августа советские части начали наступление на сопку Безымянную, однако попытки выбить японцев с захваченной территории успеха не имели. 6 августа был отдан приказ о переходе в общее наступление. 9 августа советская территория была очищена от захватчиков, а японское правительство приняло 10 августа предложение СССР о перемирии. 26 участникам боев было присвоено звание Героев Советского Союза, многие были удостоены орденов и медалей. По итогам военных операций командование Красной Армии сделало выводы о стратегии, тактике и состоянии вооруженных сил Японии и своих собственных. В качестве упущений было указано на недостаточную подготовку советских войск и несогласованность действий командования, что не могло не сказаться на ходе военных действий. Уже 22 октября 1938 г. В.К. Блюхер был арестован как «японский шпион», а 9 ноября он был расстрелян. Такова была суровая реальность сталинского режима.

Урок, полученный у озера Хасан, не остановил амбициозных претензий со стороны Японии. Новым объектом ее притязаний стала Монгольская Народная республика. Японские милитаристы планировали присоединить к Маньчжурии часть территории Монголии в районе реки Халхин-Гол. 11 мая 1939 г. около 300 японских солдат и офицеров перешли в этом районе границу Китая и Монголии и углубились на ее территорию. Планы со стороны Японии были далеко идущими. В случае успеха они намеревались пересечь в районе озера Байкал Транссибирскую магистраль и, таким образом, отсечь Дальний Восток от центральных районов СССР. Советское правительство, руководствуясь договором о дружбе и взаимопомощи между СССР и Монголией, отдало распоряжение о переброске в район конфликта крупных военных соединений. После мощной авиационной и артиллерийской подготовки 20 августа советские войска перешли в наступление. Несмотря на численное превосходство японских войск, советские воины под командованием Г.К. Жукова не только перешли в наступление, но и буквально за три дня уничтожили японскую группировку. 31 августа территория Монголии была полностью освобождена. 15 сентября 1939 г. в Москве было подписано соглашение между СССР, МНР и Японией о ликвидации конфликта.

Победы над Японией в этих конфликтах продемонстрировали боеспособность вооруженных сил СССР и блокировали намерения фашистских реакционных сил о втягивании СССР в войну на Дальнем Востоке. Поражение японской военщины на реке Халхин-Гол – одна из причин, побудивших Германию к подписанию советско-германского пакта о ненападении 23 августа 1939 г.

13 апреля 1941 г. был заключен советско-японский договор о нейтралитете, в принципе не изменивший агрессивной сущности Японии на Дальнем Востоке. Положение на дальневосточных рубежах оставалось напряженным. Переброска на территорию советского Дальнего Востока тайных агентов с оружием и взрывчаткой, постоянные нарушения границ требовали соответствующих мероприятий со стороны властей.

20 марта 1939 г. Дальневосточный пограничный округ был разделен на два – Хабаровский и Приморский. Ускоренными темпами велось перевооружение сухопутных, авиационных, флотских частей. Военные моряки получали новые корабли, различные виды вооружения, а с 1933 г. в их распоряжении появились подводные лодки. Учитывая возросшую мощь военно-морских сил Дальнего Востока, в 1935 г. было принято решение об их переименовании в Тихоокеанский флот. К середине 1941 г. Дальневосточный фронт превратился в одно из крупных оперативных соединений Красной Армии. Командующим был назначен генерал армии И.Р. Апанасенко, Тихоокеанским флотом командовал вице-адмирал И.С. Юмашев.

Большое внимание уделялось военной подготовке населения в условиях военной опасности. Во Владивостоке и в Хабаровске были построены снайперская школа, планерные станции, парашютные вышки, военно-морские пункты. Они стали местами сосредоточения работы по военно-патриотическому воспитанию населения. Подготовка молодежи к воинской службе была одной из важнейших задач комсомольских организаций. По их инициативе был введен единый комплекс подготовки «Готов к труду и обороне».

На Дальнем Востоке строились железные и шоссейные дороги, мосты, заводы оборонного значения. В апреле 1941 г. Государственная комиссия приняла в эксплуатацию первую очередь авиационного завода в г. Арсеньеве (тогда поселке Семеновке), выпускавшего учебно-тренировочные самолеты УТ-2. В годы Великой Отечественной войны они пригодились для доставки в партизанские отряды оружия и медикаментов, вывоза оттуда раненых и многих других возможностей их использования.

Таким образом, советский Дальний Восток в межвоенный период (от начала гражданской до Великой Отечественной войны) оказался в чрезвычайно сложных условиях. Предстояло экономическими, социальными и политическими результатами доказывать, что дальневосточный край – исконно российская земля. Огромные средства, вложенные в промышленное развитие края, пионерное освоение Сахалина, Камчатки, Чукотки, Колымы коренным образом изменили его облик, придав ему индустриальную направленность. Несмотря на первоначальные замыслы по комплексному развитию региона, в конечном итоге «зеленая улица» была предоставлена отраслям оборонного и экспортного назначения. Такая ориентация приводила в дальнейшем к превращению восточных районов в сырьевой придаток с хроническим отставанием социальной инфраструктуры.

Серьезной проблемой в решении дальневосточных задач был дефицит кадров всех уровней. Решая ее всеми доступными средствами (создание сети учебных заведений, вербовка, мобилизация коммунистов и комсомольцев из центральных областей страны), правящая партия широко использовала принудительный труд.

Термин «межвоенный период» не означал, что Дальний Восток пребывал в мирных, стабильных условиях. Неудовлетворенность амбиций сопредельных стран в отношении дальневосточных территорий порождала агрессивность и конфликты на границах. Общая напряженность в мире в 30-е годы и реальная опасность на дальневосточных рубежах вынуждали к ускорению создания военно-промышленной базы. Факты достойного отпора советских войск в инцидентах с Китаем и Японией свидетельствуют об успехах в решении этой задачи. В 30-е годы Дальний Восток становился военно-стратегическим оплотом страны на Тихом океане, что дало отдачу в годы Великой Отечественной войны.

Лекция 2. Дальний Восток в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.)


Сейчас читают про: