double arrow

Управление сельским хозяйством.. Первые годы правления «коллективного руководства»

Первые годы правления «коллективного руководства».


Снятие Хрущева произошло для граждан страны неожиданно, но протестов не вызвало. Социальная база Хрущева и его политики оказалась чрезвычайно суженной. Его снял партаппарат, так как деятельность Хрущева оказалась неэффективной с точки зрения номенклатуры. Он не гарантировал стабильность этого социального строя. Партаппарат - верхушка айсберга, так как номенклатурный принцип назначения спаял партийных, хозяйственных и военных руководителей. Постоянные реорганизации Хрущева затрагивали жизненные интересы этого слоя. Поэтому основными лозунгами Брежнева стали коллективное руководство, стабильность, устойчивость. Призыв к борьбе с «волюнтаризмом» Хрущева означал прежде всего ликвидацию хрущевских реформ в области партийно-государственного управления. Спустя месяц после отставки Хрущева, в ноябре 1964 г. состоялся Пленум ЦК КПСС. На Пленуме с докладом «Об объединении промышленных и сельских областных, краевых партийных организаций и советских органов» выступил Подгорный. Он признал необходимым вернуться к принципу построения партийных организаций по территориально-производственному признаку

Восстанавливалась в полном объеме вертикаль партийного руководства - ЦК, обком, райком. Каждый из этих уровней обладал всей полнотой партийной власти (с немалыми государственными полномочиями) на своей территории — в республике, крае или области, в районе. Следом за перестройкой партийных органов была проведена реорганизация, восстановление прежних советских, комсомольских и профсоюзных учреждений. Одновременно с усилением роли «партийной вертикали» восстанавливался контроль партии над экономикой. Становилось ясно, что время совнархозов с их широкими полномочиями стремительно уходит. В сентябре 1965 г. на Пленуме ЦК КПСС было объявлено о прекращении их деятельности и восстановлении отраслевых министерств. Это означало восстановление роли столичной бюрократии в системе государственного управления. Партийный аппарат по всей стране и столичная бюрократия стали теми социальными группами, которые непосредственно выигрывали от устранения Хрущева и контрреформ «коллективного руководства» во главе с Брежневым.

В процессе восстановления прошлых институтов власти и ликвидации хрущевских нововведений с неизбежностью возникал вопрос об отношении к Комитету партийно-государственного контроля. Опыт свержения Хрущева, успешно осуществленный при участии комитета, мог оказаться слишком соблазнительным для будущих борцов за руководящие посты в партии, а деятельность этого партийно-государственного монстра представляла опасность для партийного аппарата всех уровней. Неслучайно поэтому Брежнев в декабре 1965 г. преобразовал его в Комитет народного контроля, лишив одновременно этот орган прежних властных полномочий.

Выступив с докладом на мартовском (1965) Пленуме ЦК КПСС, Брежнев предложил снизить план закупки зерна на 1965 г. и установить этот план как неизменный до 1970 г. Стабильный план должен был облегчить условия хозяйствования, избавить сельское хозяйство от постоянных в недавнем прошлом шараханий. Одновременно предполагалось значительно поднять закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию. Так, на скот цены увеличились от 10 до 100%. Вводилось экономическое стимулирование роста сельскохозяйственного производства: за поставленный сверх плана хлеб устанавливались надбавки до 50%.

Предполагался значительный рост инвестиций в сельское хозяйство. На 8—10-ю пятилетку (1965-1970) в сельское хозяйство и связанные с ним отрасли хозяйства планировалось вложить 71 млрд. руб. капиталовложений, в том числе на производственные объекты, сельхозтехнику, развитие энергетической системы для села, мелиорацию. Был взят курс на создание крупных специализированных хозяйств — мелочно-товарных, свино- и птицеводческих, зерновых.

Были сняты наиболее одиозные ограничения для развития личных подсобных хозяйств колхозников, рабочих и служащих. Более того, в официальной пропаганде в середине 60-х гг. доказывалась их экономическая целесообразность. Однако воспользоваться продукцией, производимой в личных подсобных хозяйствах для решения общегосударственных задач, как это удалось Маленкову в середине 50-х гг., через десять лет оказалось нереально. Благим пожеланиям властей уже не верили. Желающих воспользоваться льготами, предоставленными личным хозяйствам, было очень мало.


^ 3. Попытка проведения экономической реформы в промышленности.

В годы 8-й пятилетки (1965-1970) предпринимались попытки экономического реформирования управления промышленностью. На сентябрьском (1965) Пленуме ЦК КПСС с докладом «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленных предприятий» выступил Председатель Совета Министров СССР, член Политбюро А.Н. Косыгин. В докладе содержались призывы к пересмотру системы управления, отказу от совнархозов и восстановлению отраслевого принципа управления. Косыгин уточнял: не восстановление досовнархозовской системы министерств, а сочетание централизации руководства с расширением оперативно-хозяйственной самостоятельности предприятий. Главным показателем для промышленных предприятий должен был стать объем выпускаемой продукции. В докладе употреблялись такие понятия, как рынок, прибыль, эффективность капитальных вложений.

Советская экономическая реформа, хотя и предусматривала значительное расширение сферы «низового» планирования, (на уровне предприятий и хозяйственных объединений), ни в коей мере не означала отказа от централизованного планирования задачей которого оставалось установление основных направлений, пропорций и темпов экономического развития. 2-3 октября 1965 г. были приняты законы об изменении органов управления. Были созданы 11 общесоюзных министерств СССР, 17 союзно-республиканских. 10 июля 1967 г. Совмин СССР утвердил постановление «Общие положения о министерствах СССР». К концу 1975 г. насчитывалось 35 промышленных министерств.

Сентябрьский Пленум 1965 г. стал началом экономической реформы. С первого квартала 1966 г. на новую систему были переведены 43 предприятия; со второго - еще 200, в том числе 180 - союзного и союзно-республиканского подчинения и 20 — республиканского. Переводились прежде всего те предприятия, где был более высокий уровень рентабельности, поэтому реформа начиналась в легкой и пищевой промышленности. Однако проведение реформы вскоре столкнулось с противоречиями между экономическими закономерностями и политическими установками. Уже с первых шагов реформы стали очевидны несообразности с ценообразованием: неоправданно низкие цены на уголь, железную и марганцевую руды, производство серной кислоты, на металл, что приводило к убыточности таких отраслей, как угольная промышленность, молочная, рыбная и др. В то же время в ряде отраслей, связанных преимущественно с военно-промышленным комплексом, действовал неоправданно высокий уровень рентабельности. Приборостроение, в частности, давало прибыль 50%. В группе тяжелой и добывающей промышленности прибыльными были нефтяная, газовая, ряд отраслей машиностроения. В связи с этим предлагалось ввести новые цены, которые должны сделать рентабельными отрасли промышленности. Однако эти предложения противоречили партийной установке неизменности цен, за которой скрывалось партийное понимание важности отраслей. Поэтому отрасли, связанные с ВПК, пользовались приоритетом.

Косыгинская экономическая реформа 1965 г. дала заметный толчок буксовавшему народному хозяйству. Только за восьмое пятилетие объем промышленного производства вырос в полтора раза, производительность труда — на одну треть. Темпы роста товаров народного потребления наконец-то сравнялись с темпами роста средств производства, которым всегда отдавалось предпочтение. Эти реформы дали руководителям предприятий большую свободу решений и позволяли экспериментировать с ценовой системой, предназначенной для того, чтобы платить за вовлеченные в производство ресурсы. Потребительским товарам, производство которых в 1966-1970 гг. впервые стало расти быстрее, чем производство средств производства, также уделялось больше внимания. В сельском хозяйстве началось стимулирование, которое привело в 1966—1971 гг. к значительному увеличению производства. Однако столкнувшись с логикой плановой экономики, реформы остановились. Предприятия, которые повысили свою производительность, используя вновь обретенную свободу, обнаружили, что они получили повышенные плановые задания на следующий год.

Первое десятилетие брежневского периода (1964-1975) принесло с собой умеренный экономический рост (в среднем более 4% в год) вместе с политической стабильностью и постоянным улучшением условий жизни населения. Противоречивый характер политического развития проявился в том, что в КПСС были восстановлены прежние, воспринимавшиеся как сталинские, названия партийных органов. Президиум ЦК был переименован в Политбюро, а Первого секретаря ЦК КПСС стали называть Генеральным секретарем.

Ликвидация совнархозов и восстановление министерств, централизованного управления временно создали положительный эффект для развития промышленности. Некоторое время действовали региональные связи, доставшиеся в наследство от совнархозов, но они были обеспечены централизованными инвестициями, отраслевой наукой и технической политикой. 8-я пятилетка (1965-1970) стала одной из самых успешных для экономики страны. Все более значительно влияло на экономическое положение страны стремительное расширение добычи нефти и газа в Западной Сибири. Экономическая реформа предполагала расширение материальных стимулов производства, повышение заинтересованности самих работников в количественных и качественных результатов труда.

На некоторое время удалось ослабить зависимость страны от закупок продовольствия за границей. После тяжелых 1962—1965 гг. СССР резко сократил закупки хлеба за рубежом. Так, практически не производились закупки хлеба в 1966 г., во много раз ниже средних были закупки хлеба в 1967 г.

Однако одновременно действовали и другие факторы. «Полевение» общественно-политической ситуации в Европе и мире во второй половине 60-х гг. породило критику советского социализма «слева». Идеи реформирования социализма получили практическое воплощение в политическом брожении в Польше, в реформах, начавшихся в Чехословакии. «Социалистический лагерь» и его местные коммунистические элиты были вынуждены определиться в своем отношении к реформам, справедливо разглядев за ними угрозу утраты власти. Вторжение войск Варшавского договора во главе с Советской армией в Чехословакию стало рубежом политической истории не только для народов Центральной Европы, но и для СССР. Экономическая реформа здесь была свернута.

Кавказская война[1][2][3] (1817—1864) — асимметричные военные действия Русской императорской армии, связанные с завоеванием горных районов Северного Кавказа.

В начале XIX века были присоединены к России Картли-Кахетинское царство (1801—1810 гг.), а также некоторыеЗакавказские ханства (1805—1813 гг.). Однако между вновь приобретенными землями и Россией лежали земли присягнувших на верность России, но де-факто независимых горских народов. Наведение порядка, установление мира и законности на этих землях стало важной целью российской политики. Горцы северных склонов Главного Кавказского хребта оказали ожесточённое сопротивление усиливающемуся влиянию имперской власти.

После усмирения Большой Кабарды (1825 г.) главными противниками российских войск выступили адыги Черноморского побережья и Прикубанья, Карачай на Центральном Кавказе, а на востоке — горцы, объединившиеся в военно-теократическое исламское государство -Имамат Дагестана и Чечни, которое возглавил Шамиль. На этом этапе Кавказская война переплелась с войной России против Персии. Военные действия против горцев велись значительными силами и были очень ожесточенными.

С середины 1830-х гг. конфликт обострился в связи с возникновением в Чечне и Дагестане религиозно-политического движения под флагом газавата, которое получило моральную и военную поддержку Османской империи, а во времяКрымской войны — и Великобритании. Сопротивление горцев Чечни и Дагестана было сломлено лишь в 1859 году, они сдались. Война же с адыгскими племенами Западного Кавказа продолжалась до 1864 г. и закончилась выселением части адыгов в Османскую империю, либо на равнинные земли Прикубанья.


Сейчас читают про: