double arrow

Начинания Л.П.Берии


Борьба за власть после смерти вождя.

В марте 1953г. Сталин умер и в руководящих кругах развернулась борьба за власть. 5 марта 1953г. Бюро Президиума ЦК КПСС, утвержденное ранее как оперативное структурное звено Президиума и созданное по инициативе И.В. Сталина, внесло предложение ликвидировать само Бюро, как неуставное, и одновременно сократить число членов Президиума с 25 до 11 человек. Эти предложения были утверждены на совместном заседании Пленума ЦК, комиссии Совмина и Президиума Верховного Совета.

Новый президиум (по сути, прежнее Политбюро) состоял из всех членов самого бюро с добавлением В. М. Молотова и А. И. Микояна и 4-х кандидатов в члены; новый секретариат ЦК состоял из Г. Маленкова, Н. С. Хрущева, М. Суслова, А. Аристова, Н. Михайлова, а также вновь введенных Д. Игнатьева, П. Поспелова, П. Шигалина. В отставку были отправлены Л. И. Брежнев, П. Пономаренко, Н. Игнатов, Н. Пегов, О. Куусинен.

Г.М. Маленков был утвержден в должности председателя Совмина СССР,

Л.П. Берия – 1-го заместителя председателя Совмина и министра внутренних дел с включением в его состав Министерства госбезопасности, В. Молотов – 1-го заместителя председателя Совмина и министра иностранных дел, Н. Булганин – министра обороны, А. Микоян – министра внешней и внутренней торговли. Был сформирован Президиум Совета министров, в который не вошел Н.С. Хрущев, эму было предложено сосредоточиться на работе в ЦК КПСС.

Первый «раунд» был выигран группой Г.М. Маленкова и Л.П. Берии. Но менее чем через 10 дней, 14 марта 1953г., очередной Пленум ЦК избрал новый секретариат. На этот раз в члены секретариата не вошел Г. Маленков. Ему было предложено сосредоточится на работе Совета министров. Это был парирующий удар Н. Хрущева, который теперь, как единственный член Президиума, входящий в секретариат, фактически его и возглавил.

Вскоре по обвинению «в обмане партии и фабрикации дела врачей» из состава секретариата был исключен Д.С. Игнатьев, занимавший при жизни И.В. Сталина пост министра государственной безопасности СССР.

Все эти события не имели отношения ни к чему другому, кроме борьбы за власть, но отражали определенную нестабильность обстановки в целом. В этих условиях в области государственного управления начал выделяться Л.П. Берия, подчеркнуто демонстрирующий свою независимость и от Г. Маленкова, и от Н. Хрущева.

Государственный пост Сталина – Председатель Совета Министров СССР – получил Г.М. Маленков, фактически контролировавший карательные службы страны в последние годы жизни Сталина.

Его союзник в последние годы – Лаврентий Павлович Берия – получил пост первого заместителя Председателя Совмина и министра нового министерства под старым названием – Министерство государственной безопасности. Таким образом, ликвидировалось соперничество прежнего МВД и МГБ, Берия становился во главе огромного ведомства, располагавшего собственными воинскими формированиями, своими судьями и местами заключения, промышленными предприятиями, непосредственными возможностями вмешательства практически в любой вопрос внутренней и – через органы разведки – внешней политики страны.

Другим заместителем Председателя Совмина СССР стал Н.А. Булганин, получивший пост военного министра. Заместителями Председателя Совмина стали также В.М. Молотов, вернувший себе после смерти Сталина пост министра иностранных дел и Л.М. Каганович. Пост Председателя Верховного Совета СССР получил К.Е. Ворошилов, также находившийся в тени в последние годы жизни Сталина.[2]

Став министром внутренних дел Берия, начинает пересмотр политических процессов, которые велись в послевоенный период.

Наряду, с реабилитацией обвиненных по отдельным политическим процессам Берия предложил внести ряд изменений в существовавшую тогда судебную систему. Он выступил с инициативой проведения амнистии в стране. В записке, адресованной в Президиум ЦК КПСС 26 марта 1953г., он сообщал, что в стране в тюрьмах, колониях, исправительно-трудовых лагерях находилось 2526402 человека, в том числе тех, которых считали особо опасными, - 221435 человек.

27 марта 1953г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об амнистии», по которому на свободу вышло около миллиона человек, осужденных на срок до 5 лет. На свободу выходило более трети советских заключенных.[3]

Выдвинув Г.М. Маленкова на пост первого человека в государстве и став его первым заместителем Берия, принимается за замену наиболее прогнивших опор социалистического режима. Вместе с привлеченным для разработки соответствующих партийных решений Н.С. Хрущевым они понимали, что созданная Лениным и укрепленная и расширенная Сталиным социалистическая система исчерпала многие свои возможности и нуждается в срочном обновлении. Но отступаться от тоталитарного принципа они не собирались. Первое радикальное предложение Берии - об амнистии – они урезали таким образом, что в нем начисто отсутствовало даже упоминание о политических заключенных.

В «кремлевском руководстве» сказывались разобщенность, отчужденность, недоверие, подозрительность, культивировавшиеся в последние годы Сталиным и прочно укоренившиеся настолько, что их не могла пересилить, объединить общая боязнь, даже страх перед Берией. Никто не смел ему открыто возражать. Члены правительства отваживались с ним спорить только по мелочам, деталям или настаивать на том, чтобы отложить на какое-то время принятие окончательного решения. Так, например, удалось поступить с инициативой Берии - ослабить налоги с колхозного крестьянства и разработать систему мер по подъему сельского хозяйства за счет материального стимулирования. Но были одобрены и спущены на места директивы по исправлению национальной кадровой политики. Центральным газетам разрешено было опубликовать полный текст выступления американского президента Д. Эйзенхауэра с призывом к мирному урегулированию всех больших мировых проблем. Так же поступили с предложением британского премьер-министра У. Черчилля провести на высшем уровне конференцию ведущих держав мира. Согласились на восстановление дипломатических отношений с Югославией (как с капиталистической страной) и Израилем. Отказались от прежних требований к Турции о совместной обороне Черноморских проливов и от территориальных требований к ней со стороны Армении и Грузии. Были достигнуты договоренности о перемирии в Корейской войне и подписано соглашение о прекращении огня.

Позиции Берии были не такими прочными. У него не было поддержки в партийном аппарате страны. Он не был связан с собственно аппаратной деятельностью ЦК КПСС. В Совете Министров СССР у него был достаточно узкий сектор деятельности. Его позиции в новом Министерстве внутренних дел отнюдь не были неколебимыми. Это министерство было образовано из двух враждовавших между собой ведомств – Министерства государственной безопасности и Министерства внутренних дел. Поэтому новое министерство не могло быть единым монолитом на который Берия мог бы опереться.

Берия был сторонником проведения более активной национальной политики в СССР, связанной, в частности, с преимущественным замещением руководящих кадров республик уроженцами этих республик. Эта работа была спешно проведена в его МВД. Берия замахивался на святая святых аппарата – номенклатуру, имевшую свои законы, позволявшие назначать Л.И. Брежнева первым секретарем в Молдавию, а П.К. Пономаренко – в Казахстан.

Берия становился все более опасной фигурой для разных людей и по разным причинам. Его боялись и ненавидели. Для одних он был опасным ревизионистом, пытавшимся подвергнуть переоценке основы сталинской политики. Для военной верхушки Берия – опасный противник, ненавидимый генералитетом за репрессии конца 30-х – начала 50-х гг. С его именем связаны преследования высшего командного состава послевоенных лет, его «особисты» были постоянной угрозой для любого командира.

В этих условиях в области государственного управления Л. П. Берия, подчеркнуто демонстрировал свою независимость и от Г. Маленкова, и от Н. С. Хрущева. Л. П. Берия личным распоряжением прекратил, как необоснованные, «дело авиаторов», «Ленинградское дело», «дело врачей», объявил амнистию заключенным, которая коснулась 1,2 миллиона человек, то есть почти 50 % осужденных (одними из первых были возвращены к обычной гражданской жизни П. Жемчужина – супруга В. Молотова, обвиненная в антигосударственной деятельности, А. Каплер – кинорежиссер, виновный в том, что он небезуспешно ухаживал за дочерью И. В. Сталина Светланой), настоял на возвращении ранее репрессированного И. Надя на пост премьера правительства Венгерской республики, продвинул проект решения о выводе советских войск из Восточной Германии (то есть из ГДР).

17 июня 1953 года в ГДР начались спровоцированные (или инициированные?) предложениями Л. Берии массовые протестные выступления жителей ряда городов ГДР. Однако по личному приказу Л. П. Берии эти выступления были жестоко, с многочисленными жертвами подавлены Советской армией.

Сама по себе самостоятельность Л. П. Берии и растущее отторжение партаппаратом его курса обусловили переход Г. Маленкова в лагерь противников, а в дальнейшем и арест Л. П. Берии 26 июня 1953 года.

Аппарат МВД на местах являлся «параллельной властью», хорошо оплачиваемой, во все вмешивающейся и ни за что не отвечающей. Поэтому он был опасен и для партийных и государственных чиновников, и для государственных руководителей.

Для всех Берия был символом угрозы, превращения в «лагерную пыль» по его воле. Крушение Лаврентия Павловича Берии, его арест произошли на заседании Президиума ЦК КПСС 26 июня 1953г. в результате договоренности между Маленковым и Хрущевым. К ним присоединились министр Вооруженных Сил Булганин, маршал Жуков, ряд членов Президиума ЦК.

Арест Л. П. Берии – 1-го зампреда Совмина СССР, министра МВД, члена Президиума ЦК – тайно готовили Г. Маленков, Н. С. Хрущев, а также Н. Булганин и В. Молотов. Однако, зная, что охрана Кремля, как и других партийных и государственных учреждений общесоюзного уровня, подчинена Л. П. Берии, арест был поручен военным – маршалам и генералам, ненавидевшим министра МВД по определению. Арест Л. П. Берии, осуществленный в Кремле, непосредственно во время заседания Президиума ЦК, произвела группа высших военных из 11 человек, в том числе Г. К. Жуковым, К. Москаленко, Л. И. Брежневым. Не доверяя руководству тюрем, находящихся в ведении МВД, Г. Маленков и Н. С. Хрущев распорядились содержать арестованного Л. П. Берию на гауптвахте Московского военного гарнизона.

Со времени ареста Берии за Маленковым признается право быть первым и в партии, если он Председатель Совета Министров СССР, высшее должностное лицо в государстве. В его речи на Пленуме ЦК звучат основные обвинения в адрес Берии:

- стремление Берии проанализировать национальный состав руководящих кадров в союзных республиках и заменить их местными кадрами;

- нарушение Берией директивы ЦК от 4 декабря 1952г. «О положении в МГБ и о вредительстве в лечебном деле», содержавшей требование покончить с бесконтрольностью в деятельности МГБ и поставить работу в центре и на местах под систематический и постоянный контроль партии. Вопреки этому Берия осуществлял систематическую слежку за руководителями партии и правительства под видом охраны;

- вмешательство Берии в международную политику, его стремление нормализовать отношения с Югославией и отказ от планов строительства социализма в ГДР;

Маленков очень осторожно раскритиковал амнистию, проведенную Берией, он обвинил Берию в том, что тот несет ответственность за негативные оценки, данные Сталиным Молотову и Микояну, за то, что это мнение Сталин сформировал под влиянием Берии и его Министерства внутренних дел.

Хрущев обвинил Берию в создании «дутых дел» вроде «дела врачей». Подробно Хрущев остановился на попытках Берии провести разграничение между партийной и государственной властью, ограничить влияние партийных органов только кадровыми вопросами.

Третья точка зрения была отражена в выступлениях давних членов сталинского Политбюро – Л.М. Кагановича и А.А. Андреева. Их оценка Берии была редкой по ругательности - «антигосударственный преступник», «фашистский заговорщик», «шпион», «враг, хотевший восстановить власть для реставрации капитализма».

Тем самым линия критики культа личности, формально заявленная на июльском пленуме, не получила дальнейшего развития. Суд над Берией должен был убедить общественное мнение в том, что виновники массового террора выявлены и наказаны. Решительный поворот в политике партии не состоялся. Взвалив на Берию вину за преступления и провалы прошлого, его недавние соратники не собирались реабилитировать всех пострадавших от массового террора. Однако устранение «лубянского маршала» сыграло свою положительную роль в дальнейшей судьбе советской системы: с массовым террором было покончено. Атмосфера всеобщего страха, многие десятилетия сковывавшая страну, стала постепенно исчезать.

В декабре 1953г. на закрытом заседании Верховного Суда СССР были осуждены по знаменитой ст. 58 Уголовного кодекса РСФСР по обвинению в измене Родине, совершении террористических актов в антисоветской изменнической группе и приговорены к смертной казни Л.П. Берия, В.Н. Меркулов, В.Г. Деканозов, Б.В. Кобулов, С.А. Гоглидзе, П.Я. Мешик, Л.Е. Влодзимирский. [4]

Феномен Л.П. Берии в истории СССР еще нуждается в специальном исследовании. Он ответственен за преступления, совершенные властью в той же самой мере, как и его соратники – Маленков, Молотов, Ворошилов, Хрущев, Булганин, не говоря уже о Сталине. Моральные принципы Берии были не выше и не ниже, чем у его товарищей по партийному руководству.

Берия отличался от своих коллег другим. Он был наиболее информированным человеком в составе тогдашнего руководства, при этом его информация была разнообразна, точна и независима от других ведомств. Его информация как заместителя Председателя Совета Министров СССР касалась экономики страны, отдельных ее отраслей. В качестве руководителя разведки Берия был в курсе многих вопросов политики и международных отношений, реальных проблем, возникавших между СССР и другими странами. Он имел наиболее достоверную информацию о внутриполитической обстановке в стране, о настроениях людей, обо всех сколько-нибудь заметных выражениях протеста. Берия непосредственно отвечал за разработку ядерного оружия, а это связывало его с армией, с созданием новых видов вооружений и с теми изменениями, которые должны были произойти в Вооруженных Силах в связи с появлением ракетно-ядерного оружия.

А в начале сентября 1953 года состоялся Пленум ЦК КПСС, на котором по предложению Г. Маленкова и Н. Булганина Н. С. Хрущев был избран 1-м секретарем ЦК.

Нужно отметить, что после ареста Л. П. Берии и членов его ближайшего руководящего окружения не только были реформированы воинские части госбезопасности (кроме пограничных и региональных), но и во всех партийных, советских, хозяйственных и военных учреждениях старались освободиться от лиц, имеющих связи с органами госбезопасности; так, например, был отправлен в отставку заместитель начальника Генерального штаба Советской армии 50-летний генерал-полковник Штеменко.

3. Реформы Г.М. Маленкова.

В СССР рост национального дохода шел в основном за счет развития группы «А» - тяжелая индустрия. После смерти Сталина руководители страны и партии взяли курс на гармоничное развитие группы «Б» - строительство, сельскохозяйственное производство, на социально ориентированную экономику. В августе 1953г. на сессии Верховного Совета СССР была принята программа подъема производства товаров народного потребления.


Сейчас читают про: