double arrow

Кризис европоцентризма


Европоцентризм – культурфилософская и мировоззренческая установка, согласно которой Европа с присущим ей духовным укладом является центром мировой культуры и цивилизации. И казалось, для этого взгляда есть все основания. В Древней Греции родилась наука, философия, профессиональное искусство. Все это создавало представление о превосходстве Европы перед другими народами.

Первыми в Европе противопоставили себя Востоку древние греки. Понятие «Восток» они применяли к Персии и другим землям, находящимся восточнее греческого мира. Но уже в Древней Греции это понятие было не просто географическим, в него вкладывался более широкий смысл. Разграничение Запада и Востока стало формой обозначения эллина и варвара, «цивилизованности» и «дикости».

Понятно, что такое деление имело отчетливо выраженную ценностную окраску: варварское начало решительно отвергалось во имя эллинского. Подобный взгляд со временем оформился в одну из традиций, унаследованных социальной практикой и духовной жизнью послеантичной Европы. Ведь Греция явилась отправной точкой развития европейской культуры Нового Времени.




Античные философы ощущали единство человеческого рода. Однако масштабы вселенского самочувствия были еще незначительными. Другие народы, «варвары» не воспринимались как равные грекам. Собственно к человеческому роду относились не все племена. «Пайдейя», т.е. образованность, мыслилась как родовой признак человечества, в лоно которого могли войти все народы.

По утверждению итальянского философа Романо Гвардини, если спросить человека периода Средневековья, что такое Европа, то он укажет на пространство, где обитает человек. Это «прежний круг земель», возрожденный духом Христовым и объединенный союзом скипетра и церкви. За пределами этого пространства лежит чуждый и враждебный мир – гунны, сарацины. Однако Европа – это не только географический комплекс, не только конгломерат народов, но живая энтелехия, живой духовный облик. Он, по мнению Р.Гвардини, раскрывается в истории, с которой до настоящего времени не может сравниться никакая другая история (см.: Гвардини Р. Спаситель в мифе, откровении и политике. Теолого-политические раздумья \\ Философские науки, 1992, № 2, с. 154).

Крестовые походы и путешествия, которые привели к великим географическим открытиям, захват новооткрытых земель и жестокие колониальные войны – все это в конечном итоге воплощенные в реальных исторических деяниях проявления европоцентристской точки зрения. Согласно ей, Европа, Запад с их историческим укладом, политикой, религией, культурой, искусством представляют собой единственную и безоговорочную ценность.

В эпоху Средневековья, когда экономические, политические и культурные связи Европы с остальным миром резко ослабли, а важнейшим фактором духовной и политической жизни стало христианство, Восток в сознании европейца закономерно отодвинулся на задний план как нечто отдаленное и сугубо экзотическое. Однако возвеличивание Запада прослеживается в европейском сознании на протяжении столетий.



Мысль о разъединенности людей в европейской философии поддерживалась концепцией избранности Запада. Предполагалось, что другие народы относятся к человечеству условно, поскольку еще не достигли необходимого культурного и цивилизационного уровня. Разумеется, они идут дорогой прогресса. Однако при этом народы многих стран проживают вчерашний и позавчерашний день Европы. Идущие по социально-политической лестнице народы далеко не всегда оценивались с позиции человеческой соборности, общности. Это было не человечество, а скорее народы разных ойкумен.

Гегель отводил Древнему Ирану роль первого восприятия духовного начала как огня и светоносной сущности, Индии – рассеяние этого духовного начала на многообразие внеположенных ему растительных и животных форм, Египту – самопорождение духа, но пока еще в опредмеченной, почти инстинктивной форме.

Для Гегеля дух народа – это конкретная индивидуальность, пребывающая в согласии с природой, но не в причинной зависимости от нее. История есть постепенное освобождение духа от природной стихии. И, тем не менее, в предельных случаях природа в силах блокировать всякое движение истории и прогресс духа, оглупить человека чрезмерными трудностями жизни, приковать к себе.



Такой подход к оценке общественного развития в дальнейшем стал вырождаться в апологетическую (хвалебную) по своей сути «прогрессистскую» концепцию с характерным для нее представлением о науке (а затем и о технике, информатике) как об оптимальном средстве разрешения любых человеческих проблем и достижения гармонии на путях устроения рационально спроектированного миропорядка. Предполагалось, что западная культура некогда вобрала в себя все ценное, что мог дать Восток. Более того, сложилась гипотеза о том, что кочевые индоевропейские народы на заре истории вторглись из Центральной Азии в Китай, в Индию и на Запад. Встреча разных культур породила будто бы европейскую цивилизацию, обогащенную контактом различных религий.

В ХХ в. в европейском сознании вызревал кризис европоцентризма. Европейский просвещенный мир пытался понять, правомерно ли рассматривать европейскую идею как всемирную. А. Шопенгауэр отказывался видеть в мировой истории нечто планомерно-цельное, предостерегал от попытки «органически сконструировать» ее (см. Шопенгауэр А. Об истории \\ Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. Т. 2, М., 1900, с. 455).







Сейчас читают про: