double arrow

Уголовное право при Петре I


Петр I делил все преступления на государственные и «партикулярные» (частные), обосновав в специальном указе повышенную опасность первых, вредящих всему государству, и меньшую вторых, затрагивающих интересы группы лиц или одного лица. Государственные преступления наказывались особо жестоко, чаще всего смертной казнью, и потому в 1722 г. Петр I предписал, чтобы за них гражданские лица отвечали наравне с военными. Таким образом, сфера действия норм Воинского артикула была шире, ввиду того что они применялись не только к военнослужащим, но и к гражданскому населению. Это практиковалось и в ответственности за иные преступления.

Все преступления данного времени условно можно разделить на три группы:

· посягательства на основы феодального строя (включая религиозные преступления);

· воинские преступления;

· общеуголовные преступления.

Каждую из этих групп преступлений, в свою очередь, можно разделить на определенные виды, получившие закрепление в указанных выше памятниках права.

Воинский артикул структурно делится на 24 главы и 209 статей (артикулов), включает много толкований, поясняющих артикулы, расширяющих их действие, либо смягчающих наказания.




В Соборном уложении 1649 г. под преступлением понималось ослушание воли царя. В Воинском артикуле под преступлением понимается не только формальный акт нарушения государевой воли, но и любой акт, причиняющий вред государству, посягающий на «государственный интерес». По законодательству Петра I преступным считается не только то, что запрещено законами, но все то, что вредно для государства, это видно из Указа от 24 декабря 1714 г., которым в российское законодательство впервые был введен термин «преступление».

Преступлениями признавались и самоубийства, и дуэли, поскольку они нарушали государственные интересы в сфере службы, а также неуплата налогов.

Серьезными нарушителями «интересов государственных» считались лица, уклонявшиеся от службы. Тяжким преступлением было взяточничество. Большое внимание уделялось преступлениям против службы, особенно военной.

До Петра I в законодательстве почти не различалась ответственность в зависимости от виновности, в основном придерживались позиций объективного вменения. В петровском законодательстве уделено большое внимание институту вины. Умышленные преступления наказывались строже, чем неосторожные. Жены и дети несли ответственность вместе с мужьями и вместо них. Отягчающим обстоятельством было пьянство. Точный возраст уголовной ответственности не был установлен, но за кражу наказание умалялось, «ежели вор будет младенец».

В «Кратком изображении процессов или судебных тяжб» говорится, что «младенец или которые 15 лет не имеют», относятся к числу негодных свидетелей и не могут быть приняты во внимание в суде. Законодательство Петра I значительно ограничивает по сравнению с Соборным уложением право необходимой обороны и телесной неприкосновенности (арт. 156). Только в виде исключения разрешалось убить ночного вора, ворвавшегося в дом (толкование к арт. 185). Превышение необходимой обороны влекло взыскание (штраф) или тюремное заключение «по рассуждению судейскому». Наказуем был и голый умысел.



Институт соучастия предусматривал: зачинщиков (исполнителей), подстрекателей, пособников, а также недоносителей и попустителей.

Основными видами преступлений являлись:

· против веры и церкви (глава 1); богохульство наказывалось прожжением языка и отсечением головы;

· государственные преступления — деяния против его величества (арт. 18—20), которые влекли четвертование;

· переписка с неприятелем, бунт или всякое возмущение; наказывались также смертной казнью (арт. 133—137);

· преступления против жизни — убийство и самоубийство (арт. 154-164);

· преступление против чести — клевета словесная и письменная (пасквиль) (арт. 149—151);

· преступления имущественные, среди которых выделяется квалифицированная кража, т.е. церковная (арт. 186), во время наводнения, пожара, из военных хранилищ, у своего господина (арт. 189-192).

Целью наказания в это время все более становится устрашение. Смертная казнь предусмотрена в 122 случаях. Смертная казнь делилась следующим образом:



· простая — повешение, отсечение головы, расстрел (аркебузирование); последний рассматривался как почетный вид;

· квалифицированная — четвертование, колесование, сожжение, залитие горла расплавленным металлом, повешение за ребро.

Новым наказанием стала ссылка на каторжные работы; вечная и временная (на три года или десять лет). Вместе с преступниками наказывались и члены их семей. Назначалась и пожизненная ссылка — приговоренный к ней лишатся политических, семейно-брачных и имущественных прав.

Многочисленными были телесные наказания. Широко применялись конфискация имущества, штраф и вычет из жалования.

Имелись и позорящие наказания: удар по щеке, осуществляемый палачом, прибитие имени на виселице, раздевание женщины донага. Серьезным наказанием было шельмование — лишение чести и прав, что ставило человека вне закона.

Уменьшали вину такие обстоятельства: совершение кражи малолетним или голодным (толкование к арт. 195), добровольное возвращение из бегов солдата (арт. 96), совершение преступления из легкомыслия (арт. 6).

26-27. О преступлении в Древнерусском государстве мы можем узнать из Русской Правды. Именно этот документ регулировал уголовное право и уголовный процес.

Под преступлением понималась «обида».

Обида – это причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц.

Признаки преступления (обиды):

1.Общественная опасность.

Преступными признаются лишь те деяния, которые причиняют вред интересам личности, общества и государства или создают угрозу причинения такого вреда. В Русской Правде это, прежде всего вред, причиненный личным имущественным и личным неимущественным правам.

2.Противоправность деяния.

Русская Правда различает преступления, совершенные посредством действия и преступления бездействия.

3.Виновность.

Понятия виновности уже существовало, но не было соответсттвующе оформлено.

4.Наказуемость.

За совершенное преступление, указанное в Руской правде, каждый человек отвечал в соответствии с той статьей, которую он нарушил.

Состав преступления:

1.Объект

Объектов выступали личность и имущество.

Виды преступления.

· Убийсво

7. Если <кто> свершит убийство без причины. <Если кто> свершил убийство без всякой ссоры, то люди за убийцу не платят, но пусть выдадут его самого с женою и детьми на изгнание и на разграбление.

· Нанесение телесных повреждений

27. Если посечет руку, и отпадет рука или усохнет, или нога, или глаз или нос повредит, то полувиры 20 гривен, а пострадавшему за увечье 10 гривен.

· Преступление против чести и достоинства

24.Если же, вынув меч, не ударит, то гривна кун.

· Кража или порча имущества

41. Если кто крадет скот в хлеве или клеть, то если один <крал>, то платить ему 3 гривны и 30 кун; если же их много <крало>, то всем платить по 3 гривны и по 30 кун.[1]

2.Оъективная сторона.

Причинно-следственная связь между противоправным действием и наступившим противоправным результатом должна была присутствовать.

Например: 43. Если крадет на гумне или зерно в яме, то сколько их крало, всем по 3 гривны и по 30 кун. Для обвинения нужно будет доказать что они в это время, место и таким способом совкершили это преступление. А именно кржу гумне или зерна из ямы.

3.Субъект

-О возрастном цензе для субъектов преступле­ния закон ничего не говорил.

-Субъектами преступления оли быть все, кроме холопов, так как правовое положение последних определялось как собственность господ. Хозяин холопа мог безнаказанно убить его или покалечить.

-Соучастники несли одинаковую ответственность

4.Субъективная сторона

Разграничения мотивов преступления и понятия виновности еще не было оформлено, Не было различия между умыслом и неосторожностью,но оно все же,начало подразумеваться.

Например:

Ст.3. Об убийстве. Если кто убьет княжего мужа в разбое, а убийцу не ищут, то виру в 80 гривен платить верви, где лежит убитый, если же простой свободный человек, то 40 гривен. В этом случае подразумевается умышленное преступление, которое считалось особотяжким.

Ст.6. Но если <кто> убил открыто, во время ссоры или на пиру, то теперь ему так платить вместе с вервью, поскольку и он вкладывается в виру. В этом случае подразуме­вается неумышленное преступление ,так как алкогольное опьянение было смягчающим обстоятельством.

Наказание.

Наказание — это мера принуждения, применяемая в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления.

Цели наказания:

· Ограждение общества от преступников

· Устрашение преступников и всех граждан тяжестью и жесто­костью наказании за со­вершаемые преступления

· Извлечение материальных выгод из имущества и личных сил пре­ступника

Виды наказания:

1.Месть. Назначалась за убийство и кражу.

2.Потоки и разграбления. Назначались за убийство в разбое, поджог и конокрадство.

3.Вира

Штраф, который назначался только за убийство.

4.Продажа - это штраф, взымвшийся в пользу князя.

5.Урок - определенное вознаграждение, которое получали потерпевшие

6.Головничество - денежное взыскание в пользу семьи убитого.

28-30.Судебный процесс. По Русской Правде он носил состязательный характер. Главная роль принадлежит сторонам процесса. Они назывались истцами. По заявлению истца, как правило, начиналось судебное разбирательство.

В Русской Правде не содержится точных и исчерпывающих указаний, каким образом ответчик или обвиняемый призывался в суд. Однако анализ ряда статей Пространной Правды и Краткой Правды позволяет сделать вывод о том, что судебные органы играли важную роль в возбуждении дела. В частности, дело об убийстве могло начаться по инициативе судебных органов, а не только по жалобе родственников. Кроме того, поскольку доходы от суда были достаточно существенными, государственные органы (суды) и должностные лица, связанные с процессом (вирники, мечники, метельщики), были заинтересованы в розыске лиц, совершивших преступления и осуждении их.

Между сторонами происходила тяжба, спор. Роль суда практически сводилась к тому, что как своеобразный арбитр он оценивал доказательства, представленные сторонами и выносил решение (приговор) в устной форме.

Основными видами доказательств были:

· свидетельские показания;

· ордалии («суды божьи»);

· присяга;

· жребий.

Свидетели были двух видов: послухи (свидетели доброй славы, дававшие характеристику лицу) и видоки (свидетели-очевидцы).

Ордалии — испытание водой и железом. Русская Правда содержит нормы об испытании водой и железом, но не говорит о способах. Историческая практика свидетельствует о том, что при испытании железом в руку брался кусок раскаленного металла. Если через определенное время рука заживала, лицо считаюсь невиновным, если не заживала — виновным. При испытании водой испытуемый связывался веревкой и опускался в водоем. Если он шел ко дну, считался невиновным, и его вынимали из воды. Если не шел ко дну, считался виновным.

Другой вид ордалии — судебный поединок — не упоминается в Русской Правде, о нем сообщают арабские историки. Победивший в поединке выигрывал дело.

Жребий как доказательство использовался для того, чтобы определить, кто должен приносить присягу. С принятие христианства давалась словесная клятва, сопровождавшаяся целованием креста.

В Русской Правде нет указаний на возможности обжалования решений суда. Но это не значит, что князья не принимали жалоб на действия посадников и волостелей. Рассматривая жалобы, князь вынужден был пересматривать дело заново, по существу.

Своеобразными процессуальными формами в Древнерусском государстве былигонение следа и свод. Гонением был поиск преступника по следам. Если следы приводили на большую дорогу, гонение следа прекращалось. Если следы убийцы приводят в общину, то община должна либо разыскивать преступника и выдать его суду, либо платить дикую виру. Свод заключался в особом способе отыскания пропавшей вещи. В случае пропажи вещи пострадавший объявлял об этом публично, делал заклич. Если после этого находилось лицо, у которого была пропавшая вещь, то он ссылался на то, что купил ее, начинался свод, т.е. поиск лица, похитившего или недобросовестно присвоившего вещь.

34-36. Вещное право

Начнем их характеристику с права собственности (вещного права). Русская Правда и другие источники не знают единого общего термина для обозначения этого права. Причина, очевидно, заключается в том, что содержание этого права было тогда различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственности. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет о праве собственности людей на движимое имущество, движимые вещи, носившие общее название «имения» (того, что можно взять, «имати»). Для обозначения принадлежности вещи использовались термины: мой, твой, его и т.д. В качестве объекта «имения» фигурируют одежда, оружие, кони, другой скот, орудия труда, торговые товары и пр. Право частной собственности на них было полным и неограниченным. Собственник мог ими владеть (фактически обладать ими), пользоваться(извлекать доходы) и распоряжаться (определять юридическую судьбу вещей) до их уничтожения, вступать в договоры, связанные с вещами, требовать защиты своих прав на вещи и др. То есть можно говорить, что собственность на Руси – весьма древний институт, считавшийся во времена Русской Правды объектом полного господства собственника.

Можно предполагать, что субъектами права собственности в указанное время были все свободные люди (без холопов, ибо последние относились к разряду имущества). Собственник имел право на возврат своего имущества из чужого незаконного владения на основе строго установленной в Русской Правде процедуры (о ней чуть позже). За причиненный имуществу ущерб назначался штраф. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и т.д. Причем можно утверждать, что охрана частной собственности усиливается от Краткой Правды к Пространной: если в первой величина штрафа зависела только от вида и количества украденного скота, то в последней (ст. 41–42) она определяется и местом совершения преступления (украден ли скот из закрытого помещения или с поля).

Гораздо сложнее обстоит дело с собственностью недвижимой и, в первую очередь, с земельной собственностью. В Русской Правде ей посвящено всего несколько статей (ст. 70–72 Пр. Пр., ст. 34 Кр. Пр.), в которых устанавливается штраф в 12 гривен за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи. О том, кому принадлежит земля (князю, феодалу или крестьянину), закон молчит. Большой размер штрафа вызвал предположение ряда исследователей о феодальном владении, скорее всего, княжеском. Но есть и другое мнение, что это могла быть межа любого конкретного индивидуального хозяйства или общих владений деревни, а значительный размер штрафа – лишь показатель уважения законодателем прав землевладельца.

Тем не менее, Русская Правда в первой своей редакции не знает недвижимости как предмета сделок между живыми или на случай смерти, из-за земли ещё не возникало споров. Отношение к ней поначалу, как считал М.Ф. Владимирский-Буданов, было не юридическое, а фактическое. Землю занимали для скотоводства или земледелия, пользовались ею, пока она не истощалась, и переходили на другом участок. Первый же, по восстановление производительных сил, становился достоянием другого лица. Существует также предположение, что поскольку каждое отдельное лицо было членом общины (или рода), именно община выступала в качестве юридического лица, в том числе и в праве владения землей. И лишь со временем, в результате войн, выделения богатых общинников, дружинников и торговцев, появления капиталов, личное начало одолевает общинное и появляется индивидуальная собственность на землю.

Это мнение не является, однако, единственным. Ряд учёных, напротив, полагает, что укрепление общинных порядков последовало за индивидуализацией хозяйства и явилось результатом фискальной политики Московского государства.

Как бы то ни было, можно смело утверждать, что в XII в. земельная собственность существовала в виде княжеского домена (ряд сел принадлежали княгине Ольге уже в X в.), боярских и монастырских вотчин, общинной и семейно-индивидуальной собственности. Очевидно, уже тогда существовали и внутрифеодальные договоры о земле и нормы, регулировавшие землевладельческие отношения. Но о том, как они выглядели, можно судить только по более поздним источникам.

Самым древним способом приобретения права собственности на землю была заимка – завладение свободной землей, без строгого определения границ (а «куды соха, топор и коса ходили») владения. Главным же основанием существования права собственности на землю стали давность владения и труд(мы увидим это далее в нормах Псковской судной грамоты,). Позднее к заимке прибавляются другие способы: прямой захват общинной земли, княжеские раздачи земель дружинникам, тиунам и церкви, и, наконец, купля.







Сейчас читают про: