double arrow

Обязательственное право


9.

Княжеский престол по традиции должен был занимать старший член княжеского рода. Князь не мог единолично и по своей воле назначать наследника престола. Поскольку верховная власть принадлежала не отдельному лицу или семье, а княжескому роду в целом, признак физического старшинства в претензиях на престол играл определяющий характер. По освобождения киевского престола его занимал старший из князей. Такой порядок престолонаследия называется очередным или династическим. Постепенно новым способом решения споров становится вотчинный, наследственный принцип. Земля и власть, ранее принадлежавшие отцу, переходили к сыну.

Князь управлял при помощи дружины, делившейся на старшую («бояре», «мужи») и младшую («гриди», «отроки», «детские»). Старшая дружина фактически являлась княжеским советом. Совместно с ней князь принимал решения о походах, сборе дани, строительстве крепостей и др. Дружина содержалась князем на его средства: за счет добычи от завоевательных походов, отчислений от дани и судебных сборов. В недрах дружинной организации, еще до образования Древнерусского государства, сложилась т.н. десятичная, или численная система управления, распространившаяся впоследствии на города и общины: население делилось на десятки, сотни, тысячи во главе соответственно с десятскими, сотскими, тысяцкими.

Из дружинников формировалась княжеская администрация, важнейшая роль в которой принадлежала представителям князя на местах: посадникам (наместникам) - в городах и волостелям - сельской местности. Жалованье за службу они не получали и содержались за счет сборов с населения - т.н. корма. Такая система называлась кормлениями, а должностные лица -кормленщиками.

Отдельные функции или руководство отраслями княжеского дворцового хозяйства осуществляли старосты и тиуны, назначавшиеся из дворовых слуг князя. Учет собираемой дани осуществляли данщики, торговую пошлину - мыть - взимали мытники, денежный штраф за убийство - виру - вирники, пошлину за продажу лошадей - пятно - пятенщики.

Несмотря на некоторый рост княжеской администрации, государственный аппарат Древнерусского государства оставался примитивным. Государственные и дворцовые функции еще не обособились друг от друга и выполнялись одними и теми же лицами.




Фактически Древнерусское государство представляло собой федерацию земель под сюзеренитетом киевского князя. В 70-х гг. XI в. появляется новая форма государственного управления съезды князей («снема»). На этих феодальных форумах, собиравшихся по инициативе киевских князей, решались вопросы разделения земель, вассалитета, улаживались межкняжеские противоречия и конфликты.

Развитие феодальных отношений способствовало усилению позиций местных феодалов - князей и бояр. Они обязаны были служить великому князю, но являлись полными хозяевами в своих вотчинах, обладали правом иммунитета, т.е. осуществляли в своих владениях некоторые государственные функции.

В условиях усиливающейся феодальной раздробленности постепенно складывались два центра власти княжеский дворец и боярская вотчина. Десятичная система управления заменялась дворцово-вотчинной. при которой власть разделялась между крупными земельными собственниками - князем и боярами, а выполнение важнейших государственных функций поручалось их представителям, являвшимся одновременно и должностными лицами, и управляющими вотчинным хозяйством.

В раннефеодальной монархии важную государственную функцию выполняло народное собрание вече (от «вещать» - говорить). Народное вече соответствует франц. слову «парламент», т.е. то место где говорит народ о государственных делах. В компетенцию веча первоначально входили все вопросы государственного правления, законодательство, суд. Постепенно этот круг сузился, и у веча остались только функции контроля за управлением, выборы и смещение представителей администрации, вопросы войны и мира и т.д. Иногда вече избирало князей, заключало с ними договор («ряд»).



Местное управление осуществлялось доверенными людьми князя, его сыновьями и опиралось на военные гарнизоны, руководимые тысяцкими, сотниками и десятскими. Текущее управление осуществляли городовые и местные общины, сотни и верви, а также княжеская администрация.

Правосудие осуществлялось князем или его представителями на основе обычного права и норм Русской Правды.

Т.О. Княжеское управление из Киева строилось на численной, а затем - дворцово-вотчинной системе, охватывая все регионы племенных территорий, которые Киев облагал данью.

Аппарат власти формировался из княжеских дружинников и родоплеменной аристократии. К моменту распада Древнерусского государства насчитывалось три формы правления: Княжеская, Боярская и Вече.

Социальная дифференциация закреплялась принимавшимися властью законами, основным источником государственного законодательства была Русская Правда.

Удельный период в истории Руси принято делить на два этапа: домонгольский и монгольский.

Во второй половине XII в. на Руси завершился процесс образования системы отдельных княжеств. Наступил период феодальной раздробленности, который охватил XII XV вв.

Экономические предпосылки раздробленности: сложившаяся система натурального хозяйства; отсутствие товарного обмена.

Социально-политические предпосылки: боярство, превратившись из военной элиты (дружинников, княжьих мужей) в землевладельцев, стремилось к политической самостоятельности; шел процесс «оседания дружины на землю», в финансовой области он сопровождался превращением дани в феодальную ренту. Условно эти формы можно разделить следующим образом: дань взималась князем на том основании, что он являлся верховным правителем и защитником всей территории, на которую распространялась его власть, рента взималась собственником земли с тех, кто проживал на этой земле и пользовался ею.

Внешнеполитические факторы: вторжение татаро-монголов; исчезновение древнего торгового пути «из варяг в греки».

В первой половине ХШ в. русские княжества после разгрома монголами попали в положение данников Золотой Орды. Княжества сохранили свою государственность, Церковь и администрацию, но вынуждены были уплачивать подати, сбор которых поручался одном}" из князей. Это поручение закреплялось выдачей ханского «ярлыка». Получение этого символа давало право на титул великого князя и политическую и военную поддержку со стороны Сарая (столицы Орды). Русские князья были обязаны поставлять в Монголию и Орду дань и рекрутов для ханского войска. Хан Золотой Орды был вассалом великого хана, столица которого в середине XIII в. была перенесена из Монголии в Китай. Сбор налогов и мобилизация русских в монгольское войско осуществлялись по приказам великого хана, скрепленным подписью хана Золотой Орды.

Дани и поборы, подсчет населения, карательные и полицейские функции на территории русских княжеств осуществляли баскаки.

В конце XIII в. изменилась система налогообложения, осуществляемая монголами. Русская церковь была освобождена от уплаты налогов и призыва в монгольскую армию подвластных ей людей. Великому Новгороду были гарантированы автономия и право на свободную торговлю. Русским князьям было предоставлено право самостоятельно собирать налоги.

За действиями вассальных хану русских князей следили ханские уполномоченные. Принцип «разделяй и властвуй» проявился в создании на территории покоренной Руси сразу 4-х великих княжеств -во Владимире, Твери, Рязани и Нижнем Новгороде. Каждый из великих князей сам собирал дань для хана на территории своего княжества. В отличие от Китая и Персии на большей части Руси монголы оставили у власти в качестве своих вассалов местных русских князей. Только в южных регионах (Киев, Переяславль, Подолия) монголы ввели свое прямое правление. Хан обладал высшей властью на всей территории русских земель, решая все юридические и финансовые вопросы. Все русские князья были подсудны высшему суду Золотой Орды, споры между русскими и монголами решались в монгольских судах. Споры русских между собой рассматривали русские князья.

Трижды (с 1245 по 1274 гг.) монголы проводили перепись населения. Число мобилизованных русских зависело от размеров населенной территории, была установлена десятичная система. Русь делилась на «десятки», «сотни», «тысячи» и «тьмы». В монгольскую армию брали одного рекрута из 10 мужчин, проживающих на данной территории. Реальная численность административно-территориальной «сотни» составляла 2000, а «тьмы» - 200 000 мужчин. При сборе налогов каждый район становился единицей измерения. Вся восточная и западная Русь была разделена на 43 «тьмы», причем в это исчисление включались только сельские районы, города облагались в особом порядке. В сельских районах дань исчислялась в форме поземельного налога на каждую с/х единицу («плуг», «соха»). Купцы в городах платили налог с капитала или с оборота.

В основном князья периода монгольского владычества всю свою управленческую энергию сосредоточивали на внутренней административной и судебной деятельности. Княжеский двор становился центром государства. Главой органа управления его имениями становился наиболее влиятельный придворный. Слуги князя - мелкие дворяне - были как социальная группа главной опорой власти. Придворные чины приобретали значимость чинов государственных. Именно в период феодальной раздробленности на Руси получила развитие дворцово-вотчинная система управления.

Ослабление власти монгольских ханов на Руси делало русских князей автономными правителями. Вместе с тем князья были готовы уже в собственных целях использовать ту административную и военную машину, которую создали монголы. Уже не встречая сопротивления ни со стороны вечевой демократии, ни со стороны боярской аристократии, князья старались усилить свою личную и наследственную власть, превратив все сословия в «служилые», а власть в самодержавную.

Т.О. господство монголов способствовало изменению принципов правления - усиливались централизация, жестокость уголовного права, менялась система налогообложения. Одновременно с этим землевладельческая элита все более привязывалась к своим вотчинам. Формировалась также поместная система землевладения. В законодательстве усиливается государственный интерес. Однако регионом, где формируются предпосылки для последующего объединения русских земель становится северо-восток (Владимиро-Суздальское, позже Московское княжество).

10-11. Свободное население Древней Руси
Все свободное население Руси называлось людьми, отсюда пошел термин "полюдье". Значительная часть населения была лично свободна, но платила дань в пользу государства. Сельское население называлось смердами. Смерды могли жить как в свободных сельских общинах, так и в вотчинах феодалов и князей, являясь при этом лично зависимыми.

Класс феодалов формировался из младших отпрысков княжеского рода, из княжеской дружины путем "оседания дружины на землю" (например, получения части свободных земель в качестве платы за выполнение государственных функций обороны и суда, получение земли в управление с правом сбора дани в свою пользу и другим способом), также из богатых свободных общинников или из старой родоплеменной знати.

"Русская правда" дает нам широкий перечень лиц княжеской администрации, выполнявшей государственные функции управления и сбора налогов - дани, торговых и судейских пошлин:

княжий тиун (правитель-наместник князя в городе, занимавшийся делами текущего управления и творивший суд от имени князя);

мытник (человек, собиравший торговые пошлины);

вирник (человек, собиравший "виру" - деньги, выплачиваемые преступником за совершение преступления в пользу князя);

емец (собирал "продажи" - плату в пользу князя, вносимую преступником за кражу), а также функции управления личным хозяйством князя:

ключник;

княжий тиун огнищный, или огнищанин (от слова "огнище" - дом, управитель личным хозяйством князя);

княжий конюх, конюший, повар, сельский слуга и другие лица в хозяйстве князя1.
1.1 Князь и его дружина
XI - XII вв. князья властвовали во имя интересов знати. Но вместе с тем они правили и во имя народа. Князь - правитель Киевской Руси - во многом еще играл общественно-полезную роль. Так, он должен был "блюсти" землю, где княжил, т. е. оборонять ее от внешних врагов, осуществлять суд, дипломатические связи с зарубежными странами, регулировать общественные отношения. Первоначально в постоянные отряды («дворы князей») входили дворовые слуги, как свободные, так и зависимые («холопы»). Позже служба князю стала основываться на его договоре со своим слугой (боярином) и стала постоянной. Само слово «боярин» берет свое происхождение от слова «боляр», или «боец». Ополчение по решению народного собрания составляли свободные люди - крестьяне и горожане. Ополчение строилось по «десятичному принципу». Воины хорошо знали друг друга, помогали друг другу в бою. Сложились основные признаки государства: аппарат управления с великим князем во главе; свод законов «Русская Правда» (первая половина XI в.); границы русского государства признавались в договорах с большинством соседей; власть государства признавали 5-7 млн. жителей Древней Руси X-XI вв. Князь и княжеская дружина, наряду с городским вече, олицетворяли собой важнейшие государственные институты Киевской Руси.

Как уже отмечалось, князь и княжеская дружина, наряду с городским вечем олицетворяли собой важнейшие государственные институты Киевской Руси. От того, на чем базировались и как складывались их отношения во многом зависела как стабильность и эффективность самого государства, так и возможные пути дальнейшего развития русских земель. Несмотря на всю “очевидность” этих отношений остановимся на них более подробно.

Прежде всего нас будут интересовать вопросы, связанные со статусом самой дружины, ее численным и качественным составом, структурой и механизмами взаимного влияния князя и дружины.

Как пишет И.Я. Фроянов, слово дружина является общеславянским. Оно образовано от слова «друг», первоначальное значение которого - спутник, товарищ на войне. В русской исторической науке под дружиной принято понимать отряд воинов. Бесспорно, что княжеские дружины имели иерархическое строение. Как правило, ее делят на «старшую», «младшую» и «среднюю» - группу «мужей», которую нельзя отнести ни к первой, ни ко второй1.

С конца XII в. можно проследить, как «младшая» дружина постепенно поглощается княжеским двором. В источниках появляется термин «дворяне». Со временем княжеская дружина начала разрушаться, прикрепляться к земле, теряя свою способность воевать, т.к. большая часть воинов для сохранения традиций должна быть освобождена от управления и службы при княжеском дворе. Как замечает А.А. Горский, дружина «набирается и строится не по родовому принципу, а по принципу личной верности; дружина находится вне общинной структуры; она оторвана от нее социально (дружинники не являются членами отдельных общин) и территориально (в силу обособленного проживания дружинников)». Древнерусская дружина была своеобразной военной общиной, которой руководил князь - первый среди равных. На Руси формирование корпорации профессиональных воинов базировалось не на условном землевладении, а на личных связях князя-вождя и его воинов. В их основе лежала система дарений, одной из форм которой могут считаться пиры князя и дружины1.

Несмотря на значительный общественный вес, князь в Киевской Руси, все же не стал подлинным государем. Дело в том, что, приезжая в ту или иную волость, князь должен был заключать "ряд" - договор - с народным собранием - вечем. А это значит, что он превращался в известном смысле в общинную власть, призванную блюсти интересы местного общества.

Переходный период от родового строя к феодальному выразился и в сохранении значительной роли народного собрания - веча. Оно ведало вопросами войны и мира, распоряжалось княжеским столом, финансовыми и земельными ресурсами волости, санкционировало денежные сборы, входило в обсуждение законодательства, смещало очередную администрацию.

С помощью веча, бывшего верховным органом власти городов-государств на Руси второй половины XI - начала XIII века, народ влиял на ход политической жизни в желательном для себя направлении. Это важное значение народа в управлении государством объясняется военной организацией Киевской Руси - рядовое население было вооружено. Вооруженный народ был организован по десятичной системе (сотни, тысячи), зарождение которой относится к эпохе родоплеменного строя. Именно народные ополчения ("вои" древних источников) решали исход сражений. Влияние княжеской дружины было существенным, но не определяющим. Дружина представляла собой отборное ядро княжьих воинов - телохранителей, постоянных спутников и советников князя. Но подчинялось ополчение не князю и его "мужам", а вечу. Таким образом, полновластье рядового населения Руси на вече опиралось на военную мощь народа. Понятно, что вооруженный общинник - плохой объект для эксплуатации. Следовательно, участие в военных действиях боеспособного населения препятствовало его угнетению и процессу классообразования.

Верхушку свободных людей составляли князь и его дружина (княжи мужи). Из них князь выбирал воевод и других должностных лиц. Сначала правовой статус «княжих мужей» отличался от земской верхушки — родовитой, знатной, местного происхождения.

Социально княжеское окружение состояло из различных элементов. Некоторые из ее членов занимали высокое положение даже до присоединения к ней; другие находились внизу по рождению, а некоторые были даже рабами князя. Для этих служба в дружине не только открывала путь к доходному месту, но также давала возможность вскарабкаться до самого верха социальной лестницы1.

Свита состояла из двух групп, которые могут быть названы старшей и младшей дружиной соответственно. Среди высших приближенных в одиннадцатом веке упоминаются судебный пристав (огнищанин), занимающийся конюшней (конюший), дворецкий (тиун) и адъютант (подъездной). Все они первоначально были просто служащими князя в деле управления двором и имениями, но позднее также использовались в государственной администрации. Термин огнищанин произведен от огнище, очаг. Итак, огнищанин член княжеского "очага", т.е. хозяйства. Термин тиун - скандинавского происхождения; в старошведском тиун означает "слуга" В России он означал сначала дворецкого, но позднее начал в основном использоваться в значении "судья". Следует кстати упомянуть, что аналогичный процесс трансформации слуг князя в государственных чиновников имел место в Англии, Франции и Германии в раннее средневековье.

Младшие вассалы были коллективно обозначены как гридь, термин скандинавского происхождения, изначальным значением которого было "жилище", "дом". Отсюда древнерусское слово гридница, "дом" или "большое помещение". Сначала они являлись пажами князя и младшими служилыми людьми в доме, а также слугами дружинных офицеров. Член гриди иногда называется в источниках отроком, детским или пасынком, что видимо указывает на то, что их воспринимали как членов княжеской семьи, как оно и обстояло на самом деле. В Суздале в конце двенадцатого века появился новый термин для обозначения младших вассалов - дворянин, дословно "придворный", от "двор" в смысле княжеский (а также просто "двор"). В имперской России восемнадцатого и девятнадцатого столетий термин дворянин приобрел значение "человек благородного происхождения".

С 1072 года старшие члены дружины князя были защищены двойным штрафом. За оскорбление достоинства старшего вассала обидчик должен был платить князю штраф в четыре раза больший, нежели за ранение смерда. Квалифицированная защита за оскорбление вассалов князя существовала также и в немецком законодательстве этого периода.

Не весь русский высший класс служил в дружине. В Новгороде, где власть князя и длительность его пребывания на этом посту были ограничены условиями контракта, его вассалам открыто чинились препятствия для постоянного поселения на Новгородской земле. Итак, в дополнение к служилой аристократии в Киевской Руси существовала аристократия по праву. Ее члены называются по-разному в источниках раннего периода; например, "выдающиеся люди" (мужи нарочитые) или лучшие люди, также во многих случаях "городские старейшины" (старейшины градские). Некоторые из них были потомками племенной аристократии, другие, в особенности в Новгороде, стали выдающимися вследствие своего богатства, в большинстве случаев полученного от зарубежной торговли.

Вместе с тем княжеско-дружинные отношения явились продолжением социальных отношений периода военной демократии. Древнерусская дружина была своеобразной военной общиной, которой руководил князь - первый среди равных. От общины пошли отношения равенства, находившие внешнее выражение в дружинных пирах, напоминавших крестьянские “братчины”, уравнительный, судя по всему порядок раздела военной добычи (позднее трансформировавшийся в дань) - основного источника существования дружины.

Итак, князь в своих действиях постоянно ориентировался на дружину, и если не выполнял ее требования, то во всяком случае вынужден был считаться с ее мнением. Причем, так происходило даже в тех случаях, когда требования или решения дружины явно нарушали традицию или установленную норму.

Ясно, что в основе отношений, связывавших князя и дружинников, лежала передача последними некоторых материальных ценностей. Причем ценности эти были не важны сами по себе. Их невозможно истолковать как собственно обогащение воинов. Получаемые богатства, судя по всему, не несли экономической сущности. Создается впечатление, что дружинников больше волновал сам акт передачи, нежели обогащение как таковое.

Кстати, обращает на себя внимание то, что жалобы дружинников князю действительно были сосредоточены на каких-то внешних признаках богатства (например, на ложках, которыми им приходилось есть). В то же время, в отличие, скажем, от западноевропейского рыцарства, речь никогда не заходила о земельных пожалованиях. Естественно, напрашивается вывод о неразвитости феодальных отношений в Киевской Руси. Однако проблема состоит не только (а может быть, и не столько) в том, что такие отношения действительно не были развиты, но и в том, почему они не развивались1.

Одним из возможных ответов может быть несколько своеобразное представление о собственности на землю, сложившееся в Древней Руси. Как известно, феодальные отношения базируются, во-первых, на корпоративном землевладении и во-вторых, на раздаче земельных участков воинам на условиях их службы владельцу земли. Между тем, на Руси земля сама по себе не обладала ценностью.

Имущественное расслоение дружины привело к формированию в XII в. нового социального слоя - боярства. Оно “выросло” из дружины и, видимо, частично слилось с наиболее зажиточной частью городского населения.

Итак, отношения князя и дружины строились на личных связях, закреплявшихся развитой системой “даров” в различных формах. При этом князь выступал как “первый среди равных”. Он зависел от своих дружинников не меньше, чем они от него. Все собственно государственные вопросы (об устройстве “земли”, о войне и мире, о принимаемых законах) князь решал не самостоятельно, а с дружиной, прислушиваясь к мнению своих воинов.
1.2 Роль боярства на Руси
В конце концов княжеская и местная аристократии стали известны как боярство. Хотя некоторые из местных бояр должны были быть потомками торговцев, а княжеские бояре изначально создали свое богатство от содержания и наград, полученных от князя, и от своей доли в военной добыче, с течением времени все бояре стали землевладельцами, а сила и социальный престиж боярства как класса опирались на обширные земельные владения.

Можно добавить, что к началу тринадцатого века, вследствие расширения дома Рюрика, увеличилось количество князей, и владения каждого князя - за исключением правящих в больших городах - уменьшились до таких размеров, что меньшие князья этого периода более не отличались социально от бояр. Итак, князья к этому времени могут рассматриваться социально и экономически лишь как верхний слой класса бояр.

В действительности некоторые из крупных бояр наслаждались большим богатством и престижем в большей степени, нежели меньшие князья, и этот факт особенно очевиден, если мы увидим, что каждый из наиболее богатых бояр имел собственную свиту и некоторые старались подражать князьям, заводя собственные дворы. Уже в десятом веке полководец Игоря Свенельд имел собственных вассалов (отроки), а боярские вассалы упоминаются в источниках одиннадцатого и двенадцатого столетий многократно. Жизнь боярского тиуна (дворецкого или судьи) была защищена законом наряду с княжеским тиуном.

При всем выдающемся политическом и социальном положении боярства, оно не представляло в киевский период какой-либо особый слой с правовой точки зрения. Прежде всего, это не была исключительная группа, поскольку простолюдин мог войти в нее по каналу службы в свите князя. Во-вторых, она не имела каких-либо правовых привилегий как класс. В-третьих, в то время как бояре вместе с князьями являлись владельцами больших земельных угодий в силу своей исключительности, они не были единственными землевладельцами в этот период на Руси, поскольку земля могла продаваться и покупаться без запретов, и человек любой социальной группы мог ее приобрести. Более того, для боярина этого периода было обычным делом не порывать связи с городом. Каждый из крупных бояр княжеской свиты имел свой двор в городе, в котором правил князь. Все новгородские бояре не только были жителями Новгорода, но также принимали участие в собраниях городского органа управления.

Бояре, занимавшие административные должности, получали жалованье и кормы. Бояре из родоплеменной знати, как и зависимое от него население, за свою вассальную службу получали иммунитет — освобождение от платежа дани и от подсудности княжеского суда. У многих бояр была своя дружина. Их дружинники оседали на земле и превращались в вассалов второй очереди — подвассалов, которые обязаны боярину военной службой1.

Огнищане - люди, принадлежащие высшему, ближайшему к князю слою дружинников старших, то есть немолодых, опытных воинов.

Итак, древнерусская знать происходила из родоплеменной знати, военной верхушки, из приближенных слуг князя, ведавших управлением княжеским хозяйством. Экономическое положение знати, как уже подчеркивалось, определялось предоставлением ей иммунитетов, то есть передачей в ее распоряжение определенной территории с правом осуществления на ней суда или сбора податей без права князя вмешиваться в эти дела. Постепенно, к XI—XII вв., иммунитеты, не связанные первоначально с землевладением, превращаются в собственность их владельцев (вотчины).

Вотчина стала основной ячейкой феодального хозяйства Древнерусского государства. Она состояла из княжеской или боярской усадьбы и зависимых от нее общин-вервей. Вотчинное хозяйство передавалось по наследству и имело натуральный характер. В вотчине работали как крестьяне, так и ремесленники1.

Различными отраслями хозяйства ведали специальные управляющие — тиуны и ключники. Во главе вотчинной администрации стоял огнищанин.

На всю древнерусскую знать распространялись правовые привилегии, о чем свидетельствуют статьи 19, 22 Краткой редакции Русской Правды и статьи 3, 12 Пространной редакции Русской Правды. Кроме того, если речь шла о боярах и дружинниках, то, вероятно, за посягательства на них применялась смертная казнь.[8,с.143]

Правовой статус знати характеризовался неприкосновенностью личности, жилища, имущества, участием в политической жизни общества: участие в вече, международных переговорах, принятии законов, суде и т. д.

1.3 Правовое положение духовенства
Другим господствующим классом в Древнерусском государстве было духовенство. Духовенство — это социальная, особым образом организованная группа служителей религиозного культа, рассматриваемых церковью в качестве посредников между богом и людьми. Правовое положение духовенства как привилегированной социальной группы сформировалось с принятием христианства, которое стало важным средством укрепления феодальных отношений.

Для определения прав русской церкви, как самостоятельного учреждения в русском гражданском обществе, при введении христианства был принят действующим узаконением греческий Номоканон. Номоканон послужил основанием только в делах чисто церковных, но в делах, по которым церковь является членом гражданского русского общества, руководились уставами, издававшимися русскими князьями. В этих уставах определялись гражданские права и привилегии духовенства согласно с теми отношениями, в которых духовенство находилось с русским обществом; таких уставов, изданных до XIII в., до нас дошло семь.

Из этих уставов видно, что русская церковь и духовенство, как отдельное учреждение в обществе, имели свои гражданские права1.

Теперь рассмотрим в отдельности состав духовенства и подведомственные ему лица и учреждения.

Состав духовенства: 1) Митрополит был правителем русской церкви. Ему были подчинены епископы и все русское духовенство. Он имел большие поземельные владения и даже города, получал огромные доходы от десятины и от судных дел, кроме того, он получал дань и пошлины со всех подчиненных ему церквей и причтов. Уважение к нему русского общества было очень велико — князья называли его не иначе, как своим отцом. Но все это не доставляло митрополиту власти более той, какая была ему предоставлена церковными правилами и уставами князей.

Митрополиты во всех междоусобиях князей являлись примирителями их. Они отправляли к князьям послания, в которых именем Божьим просили прекратить междоусобия и исправиться нравственно. Впрочем, влияние митрополита на дела общественные было только нравственным и вполне обусловливалось его личностью, но не имело еще юридической определенности, потому что тогдашняя общественная жизнь не была еще настолько выработана, чтобы смогла определить, в каких именно делах и какое участие мог принимать митрополит.

2) Епископы в разных удельных княжествах хотя и были подчинены митрополиту, но это подчинение было слабо и высказывалось только тогда, когда на епископа приносились жалобы митрополиту князем или народом. В делах же общественных, мирских влияние епископа нередко было сильнее влияния митрополита. Это происходило оттого, что епископы большей частью избирались князьями и народом, и преимущественно из русских иноков, и притом иногда из значительных фамилий. Все это ставило их в положение более твердое, нежели положение митрополитов, присылавшихся из Византии. Епископы из русских иноков имели то преимущество перед митрополитами, что они, еще до получения епископского сана, пользовались большим влиянием на соотечественников или по своим связям, или по своей примерной жизни, способствовавшей к достижению епископства.

3) Монастыри. За епископами по своему значению следовали монастыри. В монастырях преимущественно сосредоточивались просвещение и ученость того времени; они же дали русскому обществу первых писателей и знаменитейших епископов. В монастыри нередко поступали бояре и князья. Они делали большие вклады в монастырскую казну и дарили целые имения. Частью этими пожертвованиями, а частью и покупкой составились у некоторых монастырей большие поземельные владения; монастыри в давнее время, особенно в северной России, имели значение колоний.

Монастыри иногда покупали недвижимые имения и сами начальники монастырей — игумены или архимандриты нередко принимали деятельное участие в общественных делах. Начальники монастырей, игумены и архимандриты, подобно епископам, имели большое влияние на общественные дела, они действовали на общественное мнение русского общества к на самих князей своими посланиями; но значение их в общественных делах было только нравственное, личное.

4) Белое духовенство, К нему причислялись священники, дьяконы и причетники. Непременным условием для поступления в духовное звание была грамотность, что соблюдалось так строго, что неграмотные дети духовных не могли получить духовной должности и причислялись к изгоям.

О гражданских правах церкви как юридического лица. Церковь имела свой суд не только в делах чисто церковных, но и в гражданских. Для производства всех этих дел при епископах были особые суды, состоящие из духовных и светских судей, какими были владычные десятильники и наместники, из коих первые разъезжали по областям, подведомственным епископу, и в своих объездах чинили суд и управу, а также собирали пошлины и дани для епископа; владычные же наместники постоянно жили в городах, подчиненных епископской кафедре, и чинили там суд и управу по всем делам, принадлежащим церковному суду.

Вторым правом церкви было право на поземельные владения. Монастыри и епископские кафедры, как члены гражданских обществ, нередко были владельцами больших поземельных имений, как населенных, так и ненаселенных, и даже имели своих рабов. Следовательно, в этом отношении церковные владения не отличались от светских. Разумеется, бывали исключения — монастыри и церкви подавали иногда жалованные грамоты, по которым они освобождались от податей, но такие грамоты давались и светским землевладельцам.

Значит, привилегий в этом отношении для церкви не было.

Третье право церкви было право на торговлю. Монастыри, церкви и вообще духовные лица как богатые землевладельцы участвовали в торговле, для которой имели своих особенных приставников. При монастырях состояли для торговых дел особенные старцы, которые назывались купчинами. При церквях и монастырях бывали торги в церковные праздники — ярмарки, а при некоторых монастырях были и постоянные1.
1.4Городское и сельское свободное население
Основную массу сельского и городского ­свободного населения Киевской Руси составляли щины; "люди", то есть феодально-зависимые крестьяне, эксплуатируемые государством путем сбора да­ни, размер которой теперь стал зависеть от количества и качества находящейся у крестьян земли, или феодалами путем взимания оброка или привлечения крестьян к барщине. Однако в начальной летописи термин "люди" употребля­ется для наименования широких слоев сельско­го и городского населения. Сохранения в те­чении длительного периода времени этого тер­мина в значении свободного населения указы­вает на то, что шедший процесс феодализации неодинаково затрагивал отдельные сельские крестьянские общины, жители многих из них, утрачивая сословную полноправность, сохраня­ли личную свободу.

Историк Д.И. Иловайский свидетельствует, что городское население в Древней Руси составляло главную основу государственного быта и решительно преобладало над сельским. Летописи упоминают в дотатарскую эпоху до трехсот городов. В мирное время население их занималось земледелием, скотоводством, рыбным и звериным промыслом в окрестных полях, лесах и водах1.

В Древнерусском государстве существовали большие и многочисленные города. Они были в основном рабочими и ремесленниками различного рода: плотниками, каменщиками, кузнецами, сукновалами, кожевниками, горшечниками и т. д. Люди одной и той же профессии обычно жили в одной части города, носившей соответствующее имя. Так, в Новгороде упоминаются Горшечный район и Плотницкий район; в Киеве - Кузнецкие Ворота и т. д. Будучи свободными жителями, они имели статус свободного человека, что обеспечивало им неприкосновенность личности, жилища, имущества, участие в политической жизни общества. В городах особую роль играло купечество. Оно рано начало объединяться в корпорации (гильдии), называвшиеся сотнями. Обычно купеческая сотня действовала при какой-либо церкви. Так, купеческая сотня при Ивановской церкви в Новгороде (Церковь Иоанна Предтечи на Опоках) была одной из первых купеческих организаций в Европе.

К большой группе людей, объединенных единством правового статуса, относилась древнерусская знать:

- Лучшие мужи. С развитием городской жизни и торговой деятельности в составе свободных людей, или «мужей», стали различать горожан и сельское население; горожане назывались «градскими людьми» и делились на «лучших» или «вядших», то есть зажиточных, и «моловших» или «черных», то есть бедных; по занятиям своим они назывались купцами или «гостями» и ремесленниками.

- Старейшие мужи. Люди или «старцы градские», действующие в качестве организационного центра при подборе кандидатур выборных должностных лиц.

Большинство городского населения России вне сомнения принадлежала к слою, который может быть обозначен как низшие классы; нет данных, которые дали бы нам возможность установить с достаточной точностью относительную пропорцию средних классов к целому населению.

В этот период мало что известно о наемных работниках в сельских районах. Они, однако, упоминаются в некоторых современных источниках; предположительно наибольшую нужду в их помощи испытывали в период урожая1.

Глава 2 Правовое положение зависимых классов Древней Руси
Рядом со свободным населением в городах и селах жили несвободные люди, называвшиеся холопами (женский род — роба),челядью (единственное число — челядин), рабами.

Как способ производства, обеспечивающий жизнедеятельность общества, рабство на Руси не достигло такого уровня. Однако как общественный уклад, весьма распространенный на бытовом уровне, рабство получило соответствующее распространение. В.À. Рогова указывает на несколько причин, препятствующих в первом тысячелетии н. э. его развитию: невыгодность климатических условий (дорогостоимость содержания раба); упадок рабства в сопредельных странах (отсутствие наглядного примера для его модификации); высокий уровень развития производительных сил у славян (возможность получения больших урожаев своими силами); крепость общинных связей (невозможность обращения в рабство соплеменников).

Первоначальным источником рабства в Древней Руси, как и везде, служила война, то есть пленных обращали в рабов и продавали наравне со всякой другой добычей. В рабство попадали также за тяжкие уголовные преступления, в случае кражи в рабство обращался злостный банкрот. Пространная редакция Русской Правды (ст. 110) определяет еще три случая, когда свободный человек становился полным, или обельным, холопом: кто куплен при свидетелях, то есть самопродажа в рабство, кто женится на рабыне без договора с ее господином и кто пойдет без договора о свободе в услужение ключником-тиуном1.

2.1 Закупничество в Древней Руси
Ведение сельского хозяйства исключительно трудом челяди в пределах рассматриваемого периода изжило себя, что привело к возникновению закупничества. Закуп — человек, работающий в хозяйстве феодала за «купу», то есть заем, в который могли включаться разные ценности: земля, скот, зерно, деньги и т. д. Этот долг следовало отработать, причем установленных нормативов и эквивалентов не существовало. Поэтому с нарастанием процентов на заем кабальная зависимость усиливалась и могла продолжаться до отработки долга с процентами или уплаты его. Закупы могли быть ролейными (пахотными) и неролейными, оказывавшими личные услуги господину в его доме. Ролейный закуп пахал хозяйскую пашню, получая от господина плуг и борону, смотрел за скотом, исполнял любую работу, на которую пошлет его господин.

В общественном отношении закуп находился на грани свободы и рабства. Закуп был ограничен в своих правах. Прежде всего, это касалось права ухода от "господина". За­купа запрещалось продавать в холопы. Хотя закуп находился под охраной общего права, он мог искать судебной защиты от обид господина, был огражден от продажи в холопы и от залога в обеспечение долга господского; тем не менее, его гражданское положение, несомненно, было принижено его бытовым состоянием.

Развитие закупничества — свидетельство нарастающей потребности более крупных хозяйств в рабочих руках, в частности, хозяйств землевладельческих, вовлекавших в свои отношения закупов. Вступив в круг этих отношений, закуп значительно принижал, согласно особым статьям (ст. 56—61) Пространной редакции Русской Правды, свою гражданскую полнокровность. Закуп попадал под дисциплинарную власть господина, под его властную опеку. В результате положение закупа становилось двойственным и внутренне противоречивым, характерным для положения полусвободных людей. Это положение, основанное на договорном обязательстве между господином и закупом, было временное, хотя далеко и не срочное1.
2.2 Правовой статус Рядовича
В Древнерусском государстве в эпоху Русской Правды были еще некоторые категории зависимого населения. В Краткой и Пространной редакциях Русской Правды (соответственно ст. 25и 14) упоминается рядович (или рядовик), жизнь которого защищена минимальным пятигривенным штрафом. Вероятна его связь с «рядом» (договором). Возможно, рядовичами были не пошедшие в холопство и заключившие ряд тиуны, ключники и мужья рабынь, а также дети от браков свободных с рабынями.

Рядовичи также исполняли роль мелких административных агентов своих господ.

Если рядович умирает до отработки оговоренного договором срока, не имея сына, который мог бы его заменить, его жена и дочь обязаны работать на князя из расчета отработки по 1 гривне в год. Таким образом, обязательства рядовича не прекращались с его смертью. Позднее зависимость этого типа стала называться кабалой.

В русских городах XIV-XVI вв. члены корпорации владельцев лавок одной профессии на городском торгу (“ряда”). Рядовичи сообща владели отведенной под лавки территорией, имели своих выборных старост, обладали особыми правами на сбыт своих товаров. В Новгороде и Пскове периода независимости рядовичи пользовались также определенными судебными правами, которые при переходе этих городов под великокняжескую власть были ограничены1.

Л.В. Черепнин полагал, что на Руси не было особой категории крестьян-рядовичей, и выдвинул гипотезу, что термин «рядовичи» в Русской правде употреблялся для обозначения рядовых смердов и холопов.
2.3 Холопство в Древней Руси
Зависимые(невольные) люди назывались холопами. Сначала этим термином называли лиц мужского пола (хлопец — холопец — холоп), а со временем всех невольных людей.

Основными источниками холопства были:

• плен на войне;

• брак с невольным;

• рождение от холопов;

• продажа при свидетелях;

• злостное банкротство;

• побег или воровство, осуществленные закупом.

Русская Правда рисует тяжелое положение холопов, которые были полностью бесправны. Холоп, ударивший свободного, если даже господин уплатил за него штраф, мог быть при встрече убит обиженным, а в более позднее время – жестоко наказан телесно. Холоп не имел право свидетельствовать на суде. Беглого холопа, естественно, наказывал сам господин, но тяжелые денежные штрафы накладывались на тех, кто поможет беглому, указав путь или хотя бы накормив. За убийство своего холопа господин не отвечал перед судом, а подвергался лишь церковному покаянию.

Закон предусматривал условия, при которых холоп мог стать свободным: если он выкупился на волю, если хозяин освободил его. Женщина-холопка, если хозяин ее изнасилует, после его смерти получала волю с ее детьми. Холоп фактически не имел никаких прав. За ущерб, нанесенный холопу, возмещение получал хозяин. Однако он нес и ответственность за преступление, совершенное холопом. Холоп не мог иметь своей собственности, он сам был собственностью хозяина. С распространением христианства положение холопов улучшилось. Церковь призывала к смягчению в отношениях с холопами, советовала отпускать их на волю к «воспоминанию души». Такие холопы переходили в категорию изгоев.

К изгоям относились люди, которые в силу различных причин выбыли из той социальной группы, к которой принадлежали ранее, но не вступили в другую. Все эти люди переходили под защиту церкви. Основная масса изгоев в Киевской Руси происходила из холопов, которые получали свободу.

По правовому положению приближались к рабам Термин "холопы" впервые встречается в летописи под 986 В XI-XII вв употреблялся для обозначения различных категорий зависимых людей и особенно рабов. По закону холоп являлся вещью, которой господин мог неограниченно распоряжаться: убить, продать, отдать за долги. В то же время господин нес ответственность за действия холопов, которые не отвечали за кражу, не могли выступать в суде в качестве свидетелей. Если правовое положение для всех категорий холопов было одинаковым, то их хозяйственная деятельность была различной. До к XV в холопы составляли большинство среди челяди, обрабатывавшей барскую землю. Часть холопов пополняла ряды княжеских слуг, в том числе военных, использовалась на земледельческих работах, позднее занималась ремеслом, сельскохозяйственным трудом, административной деятельностью Категории холопов, различавшихся друг от друга в зависимости от источников поступления в холопы (докладные, духовные, приданные, полоняники и др), постепенно сливались и с к XVI в наиболее распространенным и массовым становится служилое холопство.

Для В.О.Ключевского вопрос о холопстве и особенно о юридической его природе имеет особое значение. Институт холопства интересует его не столько сам по себе, как один из институтов древнерусского права, а с гораздо большей степени с точки зрения его влияния на историю крестьянства, т.к. В.О.Ключевский убежден, что «крепостное право возникло прежде, чем крестьяне стали крепостными, и выражалось в различных видах холопства». По его мнению, «вопрос о происхождении крепостного права есть вопрос о том, что такое было крепостное холопское право в древней Руси, как это право привито было к крестьянству»1.

В.О. Ключевский много раз возвращался к этому предмету. В статье «Подушная подать и отмена холопства в России», он подходит в плотную к древнейшим памятникам, имеющим отношение к холопству. Право он видит в «Русской Правде» и находит между нравами и правом на Руси серьезное расхождение: нравы были мягки, а закон суров2.
2.4 Правовое положение зависимых смердов
Теперь мы подходим к смердам, которые составляли становой хребет низших классов в сельских районах. Как я уже упоминал, термин смерд должен сравниваться с иранским таги ("человек"). Весьма вероятно, что он появился в сарматский период русской истории.

Смерды лично были свободны, но их правовой статус ограничивался, поскольку они подчинялись специальной юрисдикции князя.

То что власть князя над смердами была более специфична, нежели над свободными, ясно из "Русской Правды", равно как и из летописей. В Правде Ярославичей смерд упоминается среди людей, зависимых от князя в той или иной степени. Согласно расширенной версии "Русской Правды", смерд не мог подвергнуться аресту или ограничениям каким-либо образом в своих действиях без санкции князя. После смерти смерда его имущество наследовалось его сыновьями, но если не оставалось сыновей, то собственность переходила к князю, который, однако, должен был оставить долю для незамужних дочерей, если таковые оставались. Это, похоже, на право "мертвой руки" в Западной Европе.

Представляется важным, что в городах-государствах Северной Руси - Новгороде и Пскове - высшая власть над смердами принадлежала не князю, а городу. Так, например, в 1136 году новгородский князь Всеволод подвергся критике веча за угнетение смердов. В новгородском договоре с королем Польши Казимиром IV прямо утверждается, что смерды находятся в юрисдикции города, а не князя. Этот договор - документ более позднего периода (подписан около 1470 года), но его условия базировались на древней традиции.

Земля находилась в его постоянном пользовании, и это же право распространялось на его потомков мужского пола, но это не была его собственность.

Смерды должны были платить государственные налоги, в особенности так называемую "дань". В Новгороде каждая их группа регистрировалась на ближайшем погосте (центре сбора налогов); очевидно, они были организованы в общины, с тем чтобы упростить сбор налогов. Другой обязанностью смердов была поставка лошадей для городского ополчения в случае большой войны.

Низкий уровень социального положения смерда наилучшим образом демонстрирует такой факт: в случае его убийства лишь пять гривен - т.е. одна восьмая штрафа - должны были быть выплачены князю убийцей. Князь должен был получить столько же (пять гривен) в случае убийства раба. Однако в последнем случае плата представляла не штраф, а компенсацию князю как владельцу. В случае со смердом компенсация его семье должна была быть выплачена убийцей в дополнение к штрафу, но ее уровень не оговорен в "Русской Правде"1.

Правовое положение «смерда» ясно не до конца, он ограничен в праве наследования, после его смерти, в случае отсутствия сыновей, имущество передается князю, а дочери получают только приданое, в то время как имущество боярина или дружинника в аналогичной ситуации переходит к дочерям (ст. 90–91 Пространной Правды). По другим источникам смерд выступает как лично свободный человек, он ведёт самостоятельное хозяйство, выплачивает штрафы, характерные для свободных людей, имеет право переходить от одного патрона к другому, за кражу его коня устанавливается штраф в 2 гривны и пр. Нигде конкретно Русская Правда не фиксирует ограничение правоспособности смерда.

С течением времени термин смерд, как я упоминал, приобрел уничижительное значение человека, принадлежащего к низшему классу. Как таковой он использовался высокими аристократами для обозначения простолюдинов в целом. Так, когда черниговский князь Олег был приглашен Святополком II и Владимиром Мономахом для присутствия на встрече, где должны были быть представители духовенства, бояре и киевские граждане, он высокомерно ответил, что "ему не подобает подчиняться решениям епископа, настоятеля или смерда" (1096 год).

12.Холопы в Киевской Руси: источники холопства, особенности статуса.


Существовали три источника полного холопства: самопродажа в рабство при свидетелях, женитьба на рабыне без договора с ее господином и поступление в ключники без договора. Так же, полным холопом мог оказаться закуп, если он совершил побег от своего господина или был уличен в краже. Источником было рождение от рабыни, а также осуществление высшей меры наказания - потока и разграбления. Особенностью статуса является их бесправное положение. Холоп рассматривался как объект права Он не отвечал за свои действия перед законом, за него нес ответственность хозяин. Холоп это вещь, которую можно было продать, купить, избить, и даже его убийство не являлось преступлением. Виновный в убийстве только возмещал стоимость холопа- 5 гривен, за рабу - 6 гривен. За украденного холопа господин получал 12 гривен.

Холопство — исконный институт обычного права, игравший весьма важную роль в общественной организации русских земель. Только значением холопства можно объяснить тот факт, что древнейшие юридические памятники Руси содержат сравнительно значительное число норм, посвящённых выяснению различных сторон этого института, хотя и не исчерпывают его во всей полноте. Больше всего указаний и правил даёт Русская Правда. Из неё прежде всего явствует, что холоп — не субъект, а объект прав. За убийство собственного холопаштраф не налагается, за убийство чужого — налагается обычный уголовный штраф, то есть вира: «А в холопе и робе виры нетуть; но оже будет без вины оубиен, то за холоп оурок платити, или за робу, а князю 12 гривен продаже» (Тр. 84). Уголовный штраф — продажа — взыскивался по этой статье за злонамеренное истребление чужого имущества совершенно так же и в том же размере, как и в том случае, если кто «пакощами конь порежет іли скотину» (80). Точно так же в обоих случаях в пользу владельца убитого раба или зарезанной скотины взыскивался урок, то есть вознаграждение за причинённый его имуществу ущерб.

Холоп, однако, не мог быть субъектом правонарушения. Эта мысль выражена совершенно отчётливо, хотя благодаря свойственной Русской Правде казуистичности и не в общей форме, а применительно лишь к краже: «Аже будуть холопи татие, іх же князь продажею не казнить, зане суть несвободни» (42). Ответственность за вред и убытки, причинённые правонарушением холопа, падает на его господина и притом, по общему правилу, в двойном размере (хотя и не всегда; ср. 56). Значение объектов права, какое придаёт холопам Русская Правда, объясняет, почему этот памятник с относительной подробностью рассматривает вопрос о возникновении холопства, об ограждении господских прав над холопами и об отношении господ к третьим лицам по поводу различных действий их холопов.

Как становились холопами

Холопство могло возникать разными путями. Русская Правда перечисляет всего три случая возникновении обельного холопства (102—104), но, кроме них, указывает ещё особо несколько других (50, 52, 57, 93). Однако её указания неполны: она не говорит, например, о плене. Все известные случаи происхождения холопства можно разбить на две группы:

1. когда холопство возникало помимо воли лица;

2. когда оно устанавливалось с согласия самого поступающего в холопы.

Насильное обращение в холопство

К первой группе относятся:

1. Плен. Это исконная и всеобщая причина рабства. На Руси в историческое время летопись неоднократно упоминает о захвате пленников во время войн с иноземцами или одних русских земель с другими, причём иногда отмечает, что пленников приведено «много», иногда указывает их число, а иной раз не может и перечислить их великого множества и тогда сообщает лишь баснословно низкую цену, за какую продавались пленники. Например в 1169 г. новгородцы, отбив суздальское ополчение и преследуя отступающих, захватили такое множество пленных, что «купляху суждальц по 2 ногаты». Если принять во внимание, что в ту пору коза и овца ценились по 6 ногат, свинья в 10 ногат и кобыла в 60 ногат, то цена пленника в 2 ногаты должна быть объяснена лишь крайней нуждою поскорее сбыть чересчур обильный товар. Характер древних войн вообще и в частности обычная цель военных походов — захват возможно большей военной добычи — не оставляют сомнения, что плен был одним из самых обильных источников холопства.

2. Преступление. Русская Правда упоминает о таком последствии только для закупа, совершившего кражу или тайно убежавшего; но современный Русской Правде смоленский договор с немцами 1229 года содержит общее указание, что разгневавшийся на русина князь мог отнять «всё, жену и дети в холопы». В другой редакции этого памятника стоит иное правило, что князь в гневе на русина «повелит разграбити его с женою и детьми». Здесь бесспорно имеется в виду наказание, известное и Русской Правде под именемпотока и разграбления и назначавшееся за убийство при разбое, поджог и конокрадство. Последствием этого наказания также могло быть обращение преступника в холопы. Даже в XIV в. у московских князей были холопы, доставшиеся им «в вине».

3. Несостоятельность в уплате долга. Русская Правда говорит лишь о торговой несостоятельности, причём различает причины её: только несостоятельность, происшедшая по вине торговца (пьянство, расточительность), ставила его в полную зависимость от усмотрения кредиторов: «ждут ли ему, а своя им воля, продадят ли, а своя им воля» (50). Не подлежит сомнению, однако, что всякий недобросовестный должник подвергался той же участи.[источник не указан 1024 дня] Это подтверждается проектом договора Новгорода сГотландом, XIII века.

4. Рождение от несвободных родителей. Русская Правда «плод от челяди» наравне с приплодом от скота причисляет к составу движимого имущества наследодателя (93): это был естественный прирост господской челяди.

Добровольное обращение в холопство

Во вторую группу относятся случаи возникновения холопства по доброй воле поступающих. Их всего три вида, и они перечислены Русской Правдой как троякое обельное холопство:

1. продажа себя в присутствии свидетеля хотя бы за пол гривны;

2. женитьба на холопе или челяди;

3. поступление на службу тиуном или ключником.

В двух последних случаях особым договором возможно было установить и иные отношения в отмену обычных правил.

Перечисленными видами источников холопства едва ли исчерпываются все известные практике случаи его установления. Например, во время нередкого в ту пору голода родители отдавали даром своих детей («одьрен из хлеба гостем») и отдавались сами на тех же условиях. Такие сведения имеются от XI, XII и даже XV веков. Быть может, подобные случаи имела в виду Русская Правда, говоря о вдачах, которые, однако, не причислялись Правдою к холопам и подлежали освобождению, если проработали год за полученную милость(105). Такое ограничение практики могло возникнуть не без влияния духовенства, которому хорошо было известно постановление Закона Судного о человеке, отдавшемся другому «у тошна веремени»; по закону, «дервь ему не надобе». Тенденция господ порабощать нуждающийся люд очевидна и из статьи о вдаче. С другой стороны, в ту пору господства силы и бесправия приют в составе челяди богатого господина сулил для многих избавление по крайней мере от грозящей голодной смерти.

Юридический статус холопов[править | править исходный текст]

Юридическое положение холопов определяется тем основным положением, что они составляют собственность господ. В отношения между господами и их челядью древнерусское светское право вовсе не вмешивалось; поэтому надо думать, что они определялись единственно усмотрением господ. Такое усмотрение шло весьма далеко: господа могли безнаказанно убивать своих холопов. Об этом можно заключить из того, что даже посторонние лица отвечали только за убийство чужих холопов «без вины». Значит, за вину можно было убить и чужого холопа безнаказанно; надо было только на суде доказать виновность убитого. За убийство собственного раба некому было даже и привлечь к ответственности убийцу, ибо он не нарушал ничьих интересов, кроме собственных.

Древнее право берёт под свою защиту рабовладельческие права от посягательств со стороны посторонних лиц, но ничем не ограждает интересов холопов. Самым главным ограждением прав господина над рабом было правило Русской Правды о закличе: о скрывшемся холопе объявлялось на торгу, и если в течение 3 дней холопа никто не приводил, то господин мог взять его у всякого, хотя бы добросовестного владельца. В позднейших памятниках формулировано и правило о вечности исков о холопстве, сроком давности не обладавших: «А в холопе и робе от века суд». Кто убьёт холопа без вины или окажет содействие его бегству, уплачивает господину стоимость раба.

С другой стороны, господин отвечает за действия своего раба перед третьими лицами. Русская Правда в нескольких статьях и весьма казуистично решает вопрос об ответственности господ за своих рабов. Общий смысл этих постановлений тот, что за все действия холопа, совершённые по уполномочию господина, последний отвечал полностью во всех убытках, причинённых третьим лицам: «выкупати его господину и не лишитись его». Если холоп собственными действиями без ведома господина причинял ущерб третьему (украл, вылгалденьги), то господину предоставлялось или уплатить убытки, или выдать холопа потерявшему.

Если ко всем указанным постановлениям присоединить ещё правило Русской Правды о недопущении холопа к послушеству, кроме случаев крайней нужды, то получится довольно строго проведённый взгляд на холопа как на объект права. Такая суровая нормировка рабовладельческого права находит объяснение в том, что хозяйственный строй страны основан был в значительной мере на рабовладении.

Использование труда холопов[править | править исходный текст]

Труд холопа находил широкое применение в домашнем хозяйстве при городских и загородных дворах и в сёлах, принадлежавших князьям, боярам и монастырям. Летопись не один раз упоминает о княжеских и боярских сёлах, сплошь населённых челядью. О численном составе несвободного населения в частных хозяйствах можно отчасти судить по следующему случайному указанию: у одного из черниговских князей в его загородном дворе победитель захватил 700 человек челяди.

Челядь не только исполняла земледельческие и иные чёрные работы, но и обучалась разным ремеслам: Русская Правда резко различает обыкновенных холопов, «рядовичей», от «ремественников», оценивая последних значительно дороже. Ещё выше стояли холопы, которым поручались в заведование отдельные отрасли хозяйства: это были ключники и тиуны сельские, ратайные, огнищные, конюшие и пр. Они были самыми приближёнными людьми своих господ, не исключая и князей, и являлись важными органами государственного управления в сфере суда и особенно финансов, так как в то время нельзя было отличить частного княжеского хозяйства от государственного. Поручить такую щекотливую отрасль управления, как хозяйство, было всего удобнее несвободному человеку, именно потому, что свободный не был ничем связан с князем, кроме своей доброй воли, тогда как холоп был вечно верен господину.

Служба холопов в домашнем хозяйстве господ явилась прототипом государственной службы; из отдельных обязанностей холопов при княжеских дворах возникли важнейшие государственные должности. Так это было не только на Руси, но и в других регионах средневековой Европы.

Торговля холопами[править | править исходный текст]

Холопство сыграло ещё другую немаловажную роль в хозяйственном строе страны: челядью Древняя Русь выгодно торговала. Наряду с мехами, мёдом и воском челядь была одним из главных предметов розничной торговли, о чём неоднократно упоминает летопись и что так наглядно выразил Святослав, пожелав переселиться в Переяславец-на-Дунае как центр, в который стекались товары со всех стран: от греков золото, паволоки и вина, от чехов и угров серебро, «из Руси же скора и мёд, воск и челядь». В Константинополе, около церкви св. Мамы, был специальный торг русскими невольниками, которых охотно раскупали в гребцы.

Ещё от XVI в. имеются сведения, что в Италии особенно охотно покупали русских рабынь и дорого за них платили. Уже с древнейших времён — впервые по договорам с греками, потом в Русской Правде — таксировалась стоимость рабов: в 20 золотников по первому договору, от 10 до 5 золотников по второму; по Русской Правде рядовой холоп оценён в 5 гривен кун, роба в 6 гривен, ремесленники и сельские тиуны в 12 гривен, наконец, тиуны, огнищные и конюшие в 80 гривен, то есть в сумму, равную двойной вире за убийство княжего мужа. Однако, стоит отметить, что русский холоп ценился дешевле польского или чешского, так как часто и легко подавался в бега.

Последовательное проведение в практику взгляда на холопа как на объект права было, однако, невозможно и для самой древней эпохи. Что раб не скот — это вполне понятно и Русской Правде (33). Холопы, пользовавшиеся в такой мере доверием своих господ, что им поручались в управление важные отрасли хозяйства, жили в соответственной их положению обстановке: отдельным хозяйством, в особых дворах.

Русская Правда предусматривает случай, что некто заведомо холопу даёт деньги, и определяет: «а кун ему лишитися». Значит, находились лица, ссужавшие холопов деньгами — конечно, с расчётом получить долг обратно. В ограждение господских интересов Русская Правда объявляет такие долги ничтожными, и если вопреки этой угрозе холопы могли отыскать кредиторов, то это заставляет думать, что в руках холопов было имущество, которым они самостоятельно распоряжались. Такая практика была, по-видимому, вовсе не исключительной, так как даже иностранцы открывали холопам кредит.

Потому, вероятно, в Смоленском договоре 1229 г. и было сделано серьёзное отступление от строгого правила Русской Правды: постановлено, что если немец даст взаймы княжескому или боярскому холопу, а последний умрёт, не заплатив долга, то долг переходил на того, кто получал имущество умершего. Эта статья не только подтверждает кредитоспособность холопов, но показывает, что после холопов могло оставаться имущество, на которое могли быть предъявлены претензии их наследниками.

13-14. закупничество – особого договора в Киевской Руси. К нему вынуждались малоимущие люди, которые могли сделанный долг возместить только своей работой. Поскольку основанием закупничества
является не только заем, но и раем и ряд других обстоятельств, этот договор будет рассматриваться отдельно от договора займа.


Институты обязательственного права в период становления и первоначального развития должны иметь, и имеют ряд характерных отличий от аналогичных институтов периода развитого феодализма и капитализма.
1.Прежде всего, в системе обязательств рассматриваемого периода нет обязательств из причинения вреда. Эти обязательства сли

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: