double arrow

Обязательственное право. Обязательство представляет собой правоотношение, возникающее между лицами либо вследствие обоюдной ноли (из договора), либо вследствие правонарушения


Обязательство представляет собой правоотношение, возникающее между лицами либо вследствие обоюдной ноли (из договора), либо вследствие правонарушения (деликта) . В любом случае, лицо, нарушившее интересы другого лица, обязывается совершить определенные действия в пользу потерпевшего. Но в Русской Правде ещё не существовало отличия гражданско-правового обязательства от уголовно-правового. Четкие границы между ними будут определены позднее в процессе формирования отраслей гражданского и уголовного права. В древнерусском законодательстве обязательства из деликтов влекут ответственность в виде штрафов и возмещения убытков. Укрывающий холопа должен вернуть его и заплатить штраф (ст. 11 Кр. Пр.). Взявший чужое имущество (коня, одежду) должен вернуть его и заплатить 3 гривны штрафа (ст. 12–13 Кр. Пр.).

Договорные обязательства оформляются в систему при становлении частной собственности, хотя ещё не существует ни самого термина «договор», на определения его понятия. Очевидно, что под договоромпонимали соглашение двух или нескольких лиц (контрагентов), в результате которого у сторон возникают юридические права и обязанности. Для заключения договора стороны (субъекты) должны были отвечать следующим требованиям: возраста, правоспособности (умалишенный или раб не имели ее) и свободы (или доброй воли). Договоры, заключенные по принуждению, не имели силы.

Поначалу договоры были, как правило, словесные, с употреблением и ходе их заключения символических обрядов (магарыч, рукобитье) и с обязательным присутствием свидетелей (послухов). Система договоров была простой и предусматривала следующие их виды: мены, купли-продажи, займа, поклажи, личного найма. Договор мены – один из самых древних; из него как особая разновидность мены вырос договор купли-продажи. Русская Правда знает лишь сделки с движимым имуществом, к которому принадлежали и холопы. Сделки с холопами заключались при обязательном их присутствии (послухов было не достаточно). Договор мены или купли-продажи мог быть расторгнут, если обнаруживалось, что продавец ввел в заблуждение покупателя насчет качества вещи, или признан несостоявшимся, если обнаруживалось, что продавец не имел права собственности на проданную вещь.




Заем – следующий вид договора, он оформлял право заимодавца на личность должника, вплоть до продажи неисправного должника в рабство. Предметом займа могли быть деньги (куны), мед, жито, семена, скот и др. вещи. Русская Правда знает несколько видов займа: 1) Простой заем,предполагавший возврат долга с процентами, которые назывались резо.м (с занятых денег), наставим (с меда), присопом (с жита). Проценты были велики и делились на годовые, третные и месячные. Размер годовых равнялся 20 (1 к 5), третные и тем более месячные были ещё выше. Нарушение договора, неисполнение обязательств, вело к потере свободы. 2) Своеобразной формой займа было закупничествоили так называемый самозакладный заем и заем с отработкой процентов в хозяйстве кредитора.

Поклажа – передача вещей на хранение. Русская Правда предполагала, что в случае утайки какой-то их части и обвинения в этом хранителя он очищался от него принятием присяги (клятвы).

Договор личного найма влёк за собой право нанимателя на личность наймита, что, в конечном счете, приводило к холопству. Это разновидность самозакладного займа, в котором имеет место задаток, некая сумма найма, уплачиваемая в двойном размере в случае, если наймит захочет оставить своего хозяина до срока («Правосудие Митрополичье»).

Объектами преступления являлись личность и имущество. Объективная сторона преступления охватывала как покушение на преступление, так и оконченное преступление.



Субъектами преступления были все лица, кроме холопов.

37. Составление письменных актов становится обязательным во второй половине XIV века. К этому времени значительно усложняются поземельные отношения в Новгородской земле. Покупка, обмен, дарение, заклад земли стали частыми. В отличие от актов ХП—XIII веков частные акты XIV—XV веков писались уже по твердо установленной форме и во избежание подделок скреплялись свинцовыми печатями наместников новгородского архиепископа.

Большое внимание новгородская церковь уделяла поземельным отношениям, так как землевладение было основой экономики Новгородской республики361. Недаром Новгородская Судная грамота особо оговаривает случаи задержки земельных дел, как преступные. Если посадник, тысяцкий или владычный наместник, вызвав межников и назначив день суда, сами для решения этого дела не прибыли, на них налагался штраф в пользу Новгорода и великого князя в сумме 50 рублей, и сверх того они обязывались возместить истцу и ответчику все их убытки.
Для средневекового новгородца не существовало понятия частной собственности на землю в современном понимании.
Правовую сторону пользования землей определяло отношение к земле как творению Бога, которой человек владеет лишь временно. Поэтому акты поземельных сделок скрепляли печати, на лицевой стороне которых в XIV—XVI вв. изображался крест (символ Христа), а на оборотной стороне — Богоматерь. Таким образом, поземельная сделка была освящена свыше, — Христом и Богородицей. Именно они, а не служители церкви, давали новгородцам права на владение определенными участками земли362. Но в то же время именно в руках владыки и его наместников находился контроль за оборотом земли в Новгородской республике. Кроме того, пошлина за владычную печать приносила софийской казне неплохой доход.
Разумеется, в разных землях Новгородской епархии местные особенности вносили свои коррективы в деятельность владычных наместников. Собственно церковные дела и обязанности архиепископа в своей епархии будут подробно рассмотрены в дальнейшем. Пока лишь отметим, что политика новгородского владыки в пределах своих владений сводилась к тому же, к чему стремились и митрополиты всея Руси — то есть архиепископ всячески способствовал сохранению своей епархии и не допускал ее деления. Именно благодаря гибкой политике владык остался в составе Новгородской епархии Псков после получения политической независимости.

38-39.Наследственное право

Наследство в Русской Правде носит название статка или задницы, то есть того, что оставляет после себя уходящий в другой мир. Русская Правда, перечисляя вещи, переходящие к наследникам, знает лишь движимости (дом, двор, товар, рабов, скот), ничего не говоря о землях, очевидно, в силу того, что право собственности на землю находилось, в стадии становления и не достигло того уровня, при котором закон определяет процедуру передачи собственности по наследству.

Наследование осуществлялось по двум основаниям: по завещанию и по закону (или по обычаю). Наследование по завещанию (ряду) по своей сути не отличалось от наследования по закону, ибо допускало к наследованию только тех лиц, которые бы и без него вступили в обладание имуществом. То есть завещание имело целью не изменение обычного (законного) порядка наследования, а лишь простое распределение имущества между законными наследниками.

Согласно выражению «если без языка умрет», завещания в древности выражались в словесной форме как коллективная воля всей семьи под руководством её главы - отца. А вообще правом делать завещание обладали в Русской Правде отец и мать по отношению к детям и муж по отношению к жене.

Кто же обладал правом наследования? Исключительно члены семьи. Лицам, не принадлежащим семье, завещать имущество было нельзя. Как правило, имущество делилось поровну между всеми сыновьями без преимуществ старшинства. Более того, младший сын пользовался той привилегией, что в его долю всегда входил дом с двором. Она объясняется, вероятно, тем обстоятельством, что старшие братья ко времени открытия наследства успевали уже обзавестись собственным хозяйством.

Разрушение патриархальных отношений рождает тенденцию к развитию свободы завещательных распоряжений, но она не выходит за рамки права отца завещать одним сыновьям и лишать наследства других. Кроме того, христианские традиции заставляют включать в число наследников церковь, получающую часть имущества «по душе» (на помин души).

Важно отметить, что матери располагали большей свободой распоряжения своим имуществом, чем отцы. «А матерня часть детям ненадобна, - гласит закон, - кому мать захочет, тому и отдаст». Мать могла отдать добро одному из сыновей первого или второго мужа, если он был, отдать тому, кто был к ней «добр». Если же все сыновья оказывались «недобрыми», непочтительными («лихими»), то можно было отдавать имущество дочерям. Таково было наследование по завещанию.

В наследовании по закону участвовали дети умершего, вдова и церковь. Жена могла пользоваться имуществом или его частью только до смерти, после чего оно переходило к детям. После матери наследовали те дети, у которых она проживала. К наследованию без завещания призывались все сыновья. Дочери же при сыновьях исключались от наследства, ибо, выйдя замуж, основав свою семью, они полностью переходили на обеспечение мужа. Единственное, на что они могли претендовать, это содержание до замужества и приданое при вступлении в брак.

Дочери смердов не могли наследовать и при отсутствии сыновей-наследников. Имущество таких семей считалось выморочным и поступало в княжескую казну. «Аще смерд умре, то задница князю, аще будут дщери у него дома, то даяти ни нее, аще будут замужем, то не даяти части им». Только имущество бояр, не имевших сыновей, переходило по наследству к дочерям (ст. 91 Пр. Пр.).

От наследства исключались также незаконнорожденные дети (вне церковного брака) и дети от рабынь - наложниц, которые по смерти отца получали вместе с матерью лишь свободу.

Итак, можно сделать вывод, что наследование по древнерусскому праву ограничивалось тесным кругом семьи. Боковые родичи не имели никаких прав на наследство. Этот принцип постепенно меняется, и можно говорить о том, что именно в расширении круга родственников, призываемых к наследованию, состоит, как мы увидим далее, сущность исторического развития русского наследственного права. Этот процесс идет параллельно с расширением прав частной собственности, с ростом индивидуализма и значения личности, с постепенным ослаблением связей между членами родственного союза - семьи.

40. Феодальная раздробленность на Руси

В начале ХII в. Древнерусское государство распалось на отдельные княжества. К середине XII в. сложилось 15 удельных княжеств, к началу XIII в. их стало 50, а в XIV в. — уже 250.

Распад Древнерусского государства явился закономерным результатом развития феодальных производственных отношений, развития феодальной собственности на землю.

В рассматриваемый период на Руси происходит дальнейший подъем сельского хозяйства, повсеместно распространяется пахотное земледелие, совершенствуются орудия труда. Одновременно растет число городов. В XIII в. на Руси имелось около 300 городов, являвшихся центрами ремесленного производства.

Однако экономическое развитие русских земель происходило на базе натурального хозяйства, которое охватывало и феодальные вотчины, и крестьянские общины.

Господство натурального хозяйства консервировало экономическую замкнутость отдельных территорий русской земли. Это приводило к тому, что местные феодальные центры, укрепляясь экономически, стремились к политическому обособлению. Удельные князья чувствовали себя достаточно сильными и не хотели зависеть от власти великого князя киевского. С другой стороны, огромные размеры территории уже не позволяли великому князю киевскому достаточно эффективно отстаивать интересы феодалов на местах. Боярству нужна была своя, местная власть, которая сумела бы своевременно прийти им на помощь. Объективно нужны были иные масштабы государства, иная структура феодального политического организма, более приближенного к нуждам феодального класса.

В результате произошел неизбежный распад Древнерусского (Киевского) государства, хотя наиболее дальновидные киевские князья (в частности, Владимир Мономах) пытались воспрепятствовать этому.

Раздробленность — закономерный этап развития феодальных экономических отношений. Диалектика неуклонного роста производительности труда, происходившего в рамках натурального хозяйства, состояла в том, что наряду с укреплением натурального хозяйств происходило его разрушение и закладывались предпосылки развития процесса экономического слияния русских земель и их политического объединения.

В условиях укрепления местных феодальных центров неизбежными оказывались межкняжеские распри, военные столкновения, стремление возвыситься над другими, подчинить себе соседей. В истории это нашло отражение в том, что летописи пишут о княжеских «усобицах». О них сообщает и древний литературный памятник «Слово о полку Игореве». Княжеские междоусобицы стали одной из причин того, что русские земли оказались почти на два с половиной столетия под властью монголо-татарских завоевателей.

Вместе с тем следует указать, что феодальная раздробленность не привела к полной изоляции русских земель друг от друга. Едиными оставались религия, язык, национальное самосознание. Практически во всех русских землях сохранялась правовая система, основанная на нормах Русской Правды.

Структура государственного аппарата в удельных княжествах в меньших масштабах почти полностью повторяла структуру власти и управления в Древнерусском государстве, вплоть до того, что отдельные князья объявляли себя великими князьями.

Учитывая данное обстоятельство, нет необходимости рассматривать общественно-политический строй всех русских земель.

Целесообразно выделить три разновидности политического строя:

1. феодальная монархия с сильными олигархическими тенденциями местного боярства — Галицко-Волынское княжество;

2. феодальная монархия с сильной властью князя — Владимиро-Суздальское княжество;

3. феодальные республики — Новгородская и Псковская.

41. Особенности общественно-политического строя Галицко-Волынского княжества

Галицко-Волынское княжество было расположено в юго-западной части русских земель в весьма благоприятной географической среде — плодородные черноземные почвы, обширные леса, значительные залежи каменной соли, которую вывозили в соседние страны. Здесь возникли крупные города: Галич, Владимир-Волынский. Львов, Перемышль, Холм.

До конца XII в. Галицкое и Волынское княжества существовали как самостоятельные. В 1199 г. волынский князь Роман Мстиславович объединил их в одно — Галицко-Волынское.

Географическое положение Галицко-Волынской земли весьма существенно повлияло на процесс феодализации. Главная его особенность состояла в том, что образование класса феодалов происходило за счет выделения из общины верхушки, которая захватывала общинные земли и превращалась в крупных землевладельцев. В результате боярское землевладение в Галицкой и Волынской землях сложилось раньше княжеского домена. Первые местные русские князья утвердились здесь только в конце XI в. Поэтому экономическое влияние княжеской собственности здесь было не столь значительным, как в других русских землях.

Основным типом феодальных владений в Галицко-Волынской земле была боярская вотчина. Бояре сумели захватить в свои руки основную часть земли. Княжеский домен стал развиваться позднее (в XII в.), когда лучшие земли принадлежали боярам. Поэтому княжеская вотчина в Галицко-Волынской земле была менее значительной.

Данное обстоятельство существенным образом отразилось на политической организации Галицко-Волынского княжества. Долгое время доминирующая роль в государственном управлении принадлежала боярской верхушке. Олицетворением этой роли боярства являлся боярский совет, оказывавший существенное влияние на князя. Бояре вели борьбу с неугодными князьями, приглашали и смешали князей.

Особенностью Галицко-Волынской земли было то, что она не делилась на уделы. Только во второй половине XIII в. она распалась на Галицкую и Волынскую земли, а в последующем каждая из них стала дробиться на уделы.

В Галицко-Волынской земле созывалось вече, которое князья стремились использовать в борьбе с боярством. Однако вече не играло большой роли.

Галицко-Волынское княжество делилось на воеводства, возглавлявшиеся воеводами. Правовая система Галицко-Волынского княжества основалась на Русской Правде.

42. Общественно-политический строй Владимиро-Суздальской земли

Владимиро-Суздальское княжество (или Ростово-Суздальское — до середины XII в.) находилось на северо-востоке Руси, в междуречье Оки и Волги. В первой половине XII в. оно переживало значительный экономический подъем. На территории княжества развивалось земледелие, росли города (Владимир-на-Клязьме, Переяславль-Залесский, Юрьев-Польский, Москва, Звенигород).

Территория Владимиро-Суздальской земли была хорошо защищена от внешних вторжений естественными преградами — лесами, реками. По территории княжества проходили выгодные торговые пути. Волга связывала северо-восточную Русь со странами Востока, через Новгород можно было выйти к странам Западной Европы.

Возвышение Ростово-Суздальского княжества началось при сыне Владимира Мономаха Юрии Долгоруком. Еще больше оно укрепилось при сыне последнего — Андрее Боголюбском, который перенес столицу княжества в новый город — Владимир. Андрей Боголюбский проводил активную по отношению к другим русским землям и добился больших успехов. В 1169 г. он захватил Киев и подверг его жестокому разграблению. Это привело к упадку Киева.

Политику Андрея Боголюбского продолжили и его преемники. В результате огромная территория Северо-Восточной Руси была объединена в одно Великое княжество Владимирское. Местная династия была объявлена старшей на Руси. Однако в условиях раздробленности это во многом имело формальное значение. Во время монголо-татарского нашествия основные центры Владимирской земли были разрушены. Князья, получавшие от золотоордынских ханов ярлыки на великое княжение, не переезжали во Владимир. В XIII—XIV вв. Владимирское княжество перешло под власть московских князей, что стало важным фактором в процессе объединения русских земель вокруг Москвы.

Общественно-экономическое развитие Северо-Восточной Руси имело свои особенности. Феодальные отношения стали развиваться здесь позже, чем в других русских землях. До начала XII в. крупные феодальные вотчины в Северо-Восточной Руси не получили широкого распространения, старое родовитое боярство было немногочисленно. Основная масса общинных свободных земель была захвачена князьями. Опираясь на своих дружинников, ростовские и суздальские князья захватывали такие огромные земельные владения, какими не обладали князья в других княжествах. На этих землях они создавали свои вотчины, строили новые города, заселявшиеся ремесленниками и торговцами. Часть земель князья раздали дружинникам и другим служилым людям, а также церкви. Таким образом, князья создали себе значительную экономическую и социальную базу. Она состояла из многочисленной группы средних и мелких феодалов, выходцев из дружины, «слуг вольных», «детей боярских».

Церковь во Владимиро-Суздальской земле поддерживала княжескую власть и получала за это крупные земельные владения. Кроме того, она получала доходысо всего населения в виде так называемой десятины.

При содействии княжеской власти большая часть крестьян-общинников была превращена в феодально-зависимых людей. Основной формой эксплуатации крестьян были различные натуральные повинности в пользу феодала, а также налоги в княжескую казну.

Владимиро-Суздальское княжество являлось раннефеодальной монархией. До конца XII в. оно было относительно единым, а затем стало разделяться на удельные княжества. Отношения между великим владимирским князем и удельными князьями строились на принципе сюзеренитета-вассалитета. Как и в Древнерусском государстве, здесь сложилась феодальная иерархическая лестница.

Великий князь обладал высшей законодательной, исполнительной и судебной властью. При князе состоял совет из ближайших к нему бояр. Для решения наиболее важных вопросов, когда великому князю нужно было получить возможно более широкую поддержку не только феодалов, но и горожан, созывалось вече. Однако оно не имело здесь большого значения и постепенно перестало созываться.

Органы управления строились на основе дворцово-вотчинной системы. Отдельными частями управляли княжеские слуги, во главе которых стоял дворецкий. На местах управляли представители княжеской власти — наместники, в ведение которых входили города с окрестностями и волостели, ведавшие волостями с сельским населением. И наместники, и волостели получали за службу корма (система кормления).

Организация вооруженных сил была сходна с организацией войска в Древнерусском государстве. Суд не был отделен от администрации.

Основу правовой системы Владимиро-Суздальского княжества составляла Русская Правда. Большинство ее списков содержится в летописях, составленных в Северо-Восточной Руси.

43-48. Общественный строй.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: