double arrow

От душевного настроения к настроению природы


ЖИВОПИСЬ В 4 КЛАССЕ

Базовое упражнение 6 для учителей

Базовое упражнение 5 для учителей

Это упражнение помогает исследовать шесть цветов: лимон­ный желтый, золотой желтый, карминовый красный, ярко-крас­ную киноварь, ультрамариновый синий и прусский синий. Нане­сите желтый цвет на хорошо подготовленный влажный лист. Этот цвет покрывает лист полностью. Теперь мы должны вклю­чить как можно больше цветовых нюансов желтого, так, чтобы настроение осталось желтым, далее если цвет окажется в погра­ничных областях зеленых или красного/оранжевого. С одной сто­роны желтый стремится к зелено-желтому и с другой стороны к оранжевому. Тщательно изучив работу, мы можем найти самые разнообразные оттенки желтого. Это упражнение можно повто­рить с красным цветом внутри, стремящимся к фиолетовому и оранжевому на краях листа. Для этой цели можно рисовать золо­тым желтым и киноварью, а с другой стороны - прусским синим или ультрамарином. В третьем упражнении с использованием си­него будет появляться цвет близкий к зеленому или близкий к красному. Повторите это упражнение со смешанными цветами: оранжевым, зеленым и фиолетовым.

В конце мы можем положить все эти три работы по кругу. По­явится великолепный цветовой круг. Это упражнение можно сде­лать на родительской встрече, разделившись на группы. Каждый из родителей выбирает один цвет и исследует границы выбранно­го цвета. Результат всегда удивляет родителей, а затем можно об­меняться переживаниями, полученными от определенного цвета.

Шестое базовое упражнение, которое мы хотели бы предло­жить, входит в двухчастный пример, предложенный Рудольфом Штайнером на лекции в Оксфорде 22 августа 1922 года[11]. Для начала нам необходимо точно представить контекст. Лекция каса­ется долгосрочных отношений учитель-ученик и того, как худо­жественный педагогический процесс посредством работы с темпе­раментами и природой ребенка (более направленный к голове или же к метаболизму, к конечностям) ведет к постижению индивидуальности ребенка.

В таком предмете, как живопись, это будет означать, напри­мер, что учитель не требует от учеников рисовать в точности оп­ределенную композицию, но поощряет ребенка в концентрирова­нии цветов от желтого до сиреневого, располагая их друг возле друга, смешивая. Здесь мы имеем дело с ребенком, у которого впечатление «застревают в голове».




Второе упражнение дает подход к ребенку, у которого все впечатления выплескиваются непосредственно из головы в ос­тальной организм, такими, какими они есть. В этом случае цвета более смешаны и в мазках кисти используется элемент рисунка: движения направлены из центра между фиолетовым и желтым так, как будто фиолетовый утекает, растворяется или выдувается наружу. Цвета отходят, и важным элементом становится линия. Рисование акварелью с водой, согласно Ру­дольфу Штайнеру, в этом упражнении является посредником в работе с ребенком. Продолжая примером того, как нужно подходить к двум детям различного склада на уроке физкуль­туры, давая им различные задания, он не только обращается к работе классного учителя, преподающего все предметы, а, зна­чит, может оптимально вовлечь их в художественный педаго­гический процесс, но также дает пример того, как индивидуа­лизировать задание. Каждый ребенок выполняет его самостоя­тельно. «Возникает подобная форма, которая начинает сиять внутри себя». Ее можно охарактеризовать как «становление меланхолии в голове». Выдувание формы используется в утекании того, что было выучено головой, словно через решето. В поступках ребенка более подчеркивается движение и линия. Таким образом, мы в педагогическом процессе соединяем сущ­ность ребенка, и творчески окрашиваем, придаем форму и нап­равление на основе наших наблюдений ребенка в течение дру­гих уроков.



Далее приводятся слова Штайнера из серии лекций в Окс­форде. Так можно начать первое упражнение с желтого-сине­го-красного (фиолетового/сиреневого), пока цвета еще лишь со­седствуют друг с другом. Во втором упражнении мы используем желтый-синий-красный снова один рядом с другим и соответс­твенно позволяем синему, фиолетовому выдуваться наружу длин­ными мазками кисти. То же самое делаем и с красным.

«Очень важно, чтобы общение между учителем и учеником постоянно протекало в атмосфере искусства. Тогда учитель в нуж­ный момент интуитивно, почти инстинктивно, найдет что сделать или сказать такому-то ребенку индивидуально.

Предположим, нам встретились затруднения по отношению к определенному ребенку. Мы замечаем следующее: впечатления, ко­торые он от нас получает, образы, которые мы хотим в нем пробу­дить, мысли, которые мы хотим ему объяснить, — все это вызывает в его нервно-мозговой системе чрезмерное возбуждение; это мешает полученным впечатлениям переходить от головы к другим элемен­там организма. Можно сказать, что физическая организация головы стала у него частично меланхолической, отяжеленной. Ему трудно переводить из головы в другие части телесной организации то, что он видит, ощущает, что производит на него то или иное впечатление. Как будто все, что он узнает, остается блокированным в голове.

Учитель, обладающий художественным чутьем, инстинктивно обратится к искусству, чтобы внести в обучение такого ребенка нечто, что поможет ему преодолеть эту трудность. Если бы мне пришлось обучать такого ребенка, я пользовался бы живописью и красками для него совсем иначе, чем для детей другого типа. Имен­но потому, что крайне важно использовать краски для помощи де­тям в их гармоническом развитии, в вальдорфской школе им очень рано дают в руки краски. Я уже говорил о живописи в принципе; посмотрим теперь, как краски могут помочь нам в индивидуаль­ном подходе к ребенку. Это достижимо тем легче, что ребенок по своей природе активен.

Возьмем ребенка того типа, о котором я сейчас говорил. Ес­ли мое общение с ним протекает под знаком искусства, то на уро­ке живописи под моим руководством он нарисует на своем лис­точке совершенно свободную, личную композицию.

Например, может получиться нечто подобное:

Вы видите здесь желтое пятно, рядом — зеленое, немного по­дальше — оранжевое, ибо мы должны позаботиться о гармони­ческом сочетании цветов; затем идет переходный, розовато-лило­вый цвет, и все это заключено в нечто вроде синего круга.

Возьмем теперь другого ребенка: у него мысли и впечатления совсем не блокируются в голове, они свободно изливаются в дру­гие элементы организма, как через сито. Вы неспособны задержи­вать впечатления в голове; все у него течет, ниспадает. Мы пони­маем, что у этого ребенка циркулярная ритмическая система как бы всосала в себя весь остальной организм.

В этом случае учитель, руководствуясь художественным инс­тинктом, интуицией, постарается повести ребенка в другом направ­лении. И тому захочется изобра­зить на своем листочке нечто в таком, например, роде (показы­вает рисунок): очень мало кри­вых или округленных линий, за­метна тенденция краской, цве­том давать форму, линии; не так четко различаются между собой краски. Он рисует кисточкой, и краски — более расплывчаты, не так контрастны, как вы это виде­ли на первом рисунке.

красный

фиолетовый зеленый

желтый

красный

фиолетовый

И если вы дадите детям нас­тоящие жидкие краски, а не эти отвратительные школьные карандаши, то вы получите превосход­ные результаты от того, что дети в своем внутреннем душевном опыте почувствовали, что дает чистый цвет, с одной стороны, и цвет, принявший форму, — с другой».

Нет прямых указаний на возраст, но во взгляде на другие об­суждаемые предметы в этой лекции и, принимая во внимание не­обходимые для выполнения этого упражнения навыки, «техни­чески» мы можем установить, что речь идет о возрасте детей 2-4 классов. Могут ли и как часто упражнения быть повторены, не упоминается, а значит, это зависит от выбора педагога, кото­рый знает этих детей. Такие педагогические и терапевтические руководства Штайнер не так уж и часто давал касательно живо­писи. Вот почему учителю важно знать и пережить это для совер­шения новых открытий.

С 9-10 лет ребенок вступает в новые взаимоотношения с ми­ром вокруг него. Он становится более пробужденным к окружаю­щему его миру в школе и дома. Меняется его взгляд. Открытый ожидающий взгляд становится вопросительным, иногда судящим и критическим. Ребенок становятся самокритичным. Он начинает стесняться своих собственных живописных работ и рисунков. «Это вышло не так, как надо, а это - вообще не похоже». Все осталь­ные также не остаются в стороне. Родители, учитель, одноклас­сники внезапно попадают под его колкие удары. Например, дела­ются комментарии относительно одежды, волос, чьего-либо забав­ного носа или больших ушей. Все не такое, каким было раньше. Ребенок полностью беззащитен. Предыдущий поток симпатии к взрослым исчезает. Глаза уже открыты. И далеко не каждый в его окружении считает это приятным переживанием. Иногда очень близко подходит переживание смерти. Ребенок начинает чувство­вать себя одиноким. Беззащитность иногда может быть скрыта за провокационным поведением, длинным языком и необходимостью выглядеть «круто». «Как этот ребенок изменился в последние нес­колько месяцев!» - вздыхает учитель, говоря со своими коллегами. У родителей появляется внезапное беспокойство по поводу их ребенка. «Она не осмеливается быть одна в доме и свет должен ос­таваться на всю ночь». Каждый может поделиться подобными вос­поминаниями из своего собственного детства.

Новые отношения с миром имеют свою обратную сторону: например, дети могут делать удивительные открытия в природе. Вещи, которые раньше воспринимались как само собой разумею­щееся, теперь открываются как что-то совершенно новое. Возрас­тает интерес к окружающему миру и учебный план полностью от­вечает этому: т.е. изучается биология (наука о человеке и живот­ном) и география. При помощи этих предметов дети открывают, что образы и формы, которые до этого они переживали внутрен­не, можно найти в царстве природы. Учитель, в стиле Гете, поз­воляет детям исследовать проявления феноменов в мире и распоз­навать действие сил в природе.

Все, что было осуществлено до четвертого класса относи­тельно душевных настроений, теперь должно подвергнуться мета­морфозе, изменению: от настроения души до настроения приро­ды. Взгляд направлен вовне. Животный мир особенно близок ре­бенку. Животные в поле, на воде и в воде, птицы в небе. Живот­ные в различных проявлениях. Их форма, окрас и пища в соот­ветствии со средой их обитания. Великая взаимосвязь между людьми и животными становится очевидной в эпохе науки о че­ловеке и животном. Мы избегаем в этом безжизненного натура­листического представления, таким образом, чтобы девяти- и де­сятилетние дети учились строить мосты между земным проявле­нием (образом) и творческими силами внутри него.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: