double arrow

Государства Явы


К середине XVII в. наиболее сильным государством Индоне­зии был Матарам, объединявший под своей властью Централь­ную и Восточную Яву. Ядром государства были густонаселен­ные районы древней земледельческой культуры, где еще в средние века сложилась яванская народность.

Султан Матарама являлся верховным собственником всей земли, но она находилась в распоряжении сельских общин. Полноправные общинники имели наделы, подлежавшие перио­дическому переделу, пользовались общинными пастбищами, оросительными сооружениями. Крестьяне-общинники обязаны были вносить в султанскую казну налог, составлявший боль­шую часть их урожая. По существу, это была взимавшаяся в форме налога феодальная рента. Такая рента-налог собиралась султанскими чиновниками и наместниками провинций при по­средстве администрации сельских общин. Сельская админист­рация была ответственна и за выполнение общинниками госу­дарственной повинности (по ремонту дорог, оросительных ка­налов, перевозкам продуктов, собираемых как натуральный налог, на склады и т. д.). Сохраняя формально выборный харак­тер, сельские власти фактически превращались в низшее зве­но феодальной иерархии. Они были освобождены от повинно­сти и налогов, имели дополнительные земельные наделы, ис­пользовали труд крестьян. Существовавшее внутри общины имущественное неравенство, наличие неполноправных, беззе­мельных крестьян открывали перед деревенской верхушкой воз­можность эксплуатировать бедняков.




Часть земли находилась в непосредственном владении сул­тана, многие деревни были отданы «на кормление» его женам и родичам, крупным феодальным чиновникам и наместникам. Доходами с некоторых деревень, предназначенными на содер­жание мечетей и гробниц, пользовалась верхушка мусульман­ского духовенства. К XVII в. ислам получил распространение на большей части архипелага. (На о-ве Бали сохранился ин­дуизм.) Хотя в Матараме преобладали натуральные формы хо­зяйства и в общинах земледелие сочеталось с ремеслом, извест­ного развития достигли товарно-денежные отношения.

Европейское проникновение губительно сказывалось на тра­диционной внешней торговле с азиатскими рынками, подрыва­ло местное ремесло. Сокращение доходов феодалы стремились возместить заменой натуральных повинностей денежными. Они передавали купцам, часто китайцам *, право на сбор налогов, предоставляли им монополию на торговлю тем или иным то­варом.

* В крупных центрах Индонезии имелось значительное китайское насе­ление — купцы, ремесленники, огородники и др.

В течение всей первой половины XVII в. Матарам продол­жал расширять свои владения. На северо-востоке были завое­ваны прибрежные районы и о-в Мадура, на западе — княже­ство Черибон. Матарам стремился подчинить себе и сильный султанат Бантам (Западная Ява).



Многие купцы, чтобы избежать грабежей и поборов порту­гальцев в Малаккском проливе, стали пользоваться Зондским проливом. Бантам, естественно, стал превращаться в крупный перевалочный и торговый центр. Купцы Ближнего Востока и Китая, Индии и Сиама встречались на базарах порта-столицы Бантама. Сюда в 1595 г. прибыла первая голландская торго­вая экспедиция во главе с Корнелисом Хутманом, положив­шая начало постепенному завоеванию Индонезии голландца­ми в острой борьбе с местными феодалами и европейскими со­перниками.

Внутреннее положение Бантама характеризовалось быст­рым развитием феодальных отношений и расширением экс­плуатации крестьянства. Богатевшая от торговых пошлин и сбо­ров феодальная верхушка, учитывая большой спрос на пряно­сти, принуждала крестьян переходить от производства продо­вольственных культур к выращиванию перца. Крестьяне упла­чивали перцем ренту-налог. Остававшийся после уплаты налога перец скупался купцами для продажи на экспорт, обогащавший не только феодальную верхушку, но и предприимчивых посредников.



Португальцам не удалось закрепиться в Бантаме и изоли­ровать его от связей с внешним рынком. Не удались и первые попытки голландской Ост-Индской компании подчинить кня­жества на Яве.

Используя противоречия между бантамским вассалом, пра­вителем Джакарты, и Бантамом, голландцы захватили Джа­карту и переименовали ее в Батавию. Однако ни Матарам, ни Бантам не признавали до середины XVII в. голландских за­хватов на Яве. Оба княжества были еще сильны, и компания не раз оказывалась перед угрозой разгрома и изгнания. Гол­ландцы делали все возможное, чтобы подчинить своему влия­нию оба княжества, разжигая между ними борьбу и соперни­чество. Эта тактика была цинично сформулирована одним из руководителей компании: «Единственная правильная полити­ка — натравливать одно княжество на другое... не допускать, чтобы Бантам стал слишком слабым, а Матарам — слишком сильным».







Сейчас читают про: