double arrow

Захватнические войны Цинов


Конфуцианство. Даосизм. Буддизм

Религиозно-идеологическая система феодального Китая имела свои особенности. Морально-этические учения преобладали в ней над чисто религиозными представлениями и догмами. Духо­венство не стало в Китае отдельным влиятельным сословием.

Многие столетия господствующее положение в духовной жизни китайцев занимало конфуцианство. Создатель этого уче­ния Конфуций (ок. 551—479 гг. до и. э.) призывал к строгому соподчинению в отношениях между людьми в семье и обществе, основанному на уважении и почитании старших по возрасту и общественному положению: «Государь должен быть государем, подданный — подданным, отец — отцом, сын — сыном». Ки­тайские феодалы выдвигали на первый план и пропагандиро­вали наиболее реакционные стороны учения Конфуция — о бо­жественном происхождении императора, подчинении власти и т. п. Конфуцианство стало официальной государственной доктриной, одним из объектов культового поклонения.

Наряду с конфуцианством в древнем и средневековом Китае получил широкое распространение даосизм. Его основополож­ником считается легендарный Лао-цзы. До сих пор исследователям не удалось доказать или опровергнуть существование Лао-цзы, которого принято считать современником Конфуция. Согласно учению Лао-цзы, все существующее, природа, жизнь людей — это бесконечный поток естественного развития, «Вели­кое Дао (Путь)». Человек должен стремиться постичь Дао. Возникнув как философское учение, даосизм в I—II вв. стано­вится религией, включившей в систему своих представлений элементы народных верований, магии и шаманства.

Тогда же в Китае начинает распространяться и буддизм, который в средние века приобрел большое влияние.

На протяжении веков происходил своеобразный синтез кон­фуцианства, даосизма и китайского буддизма.

К началу нового времени в Китае уже утвердилась комплекс­ная система религиозных верований со своей иерархией куль­тов. Церемонии, связанные с почитанием Неба, Земли, импера­торских предков, осуществлялись самим императором — «сы­ном Неба». Общекитайский характер носили культы Конфуция, Лао-цзы и Будды, в честь которых сооружались многочисленные храмы. Далее следовали культы явлений и сил природы, культы отдельных районов и, наконец, домашние (семейные) культы.

Цины использовали эту систему идеологического воздействия на народные массы для духовного порабощения трудящихся и освящения феодальных порядков.

Постепенно маньчжурская знать становилась составной частью господствующего класса Китая, возглавлявшей феодальную иерархию империи.

Завоеватели-маньчжуры заимствовали у китайцев культуру, многие обычаи, структуру государственных учреждений, рели­гию и идеологические доктрины, отказались от шаманизма, ко­торый раньше исповедовали маньчжурские племена и их князья. Но при этом маньчжуры всеми способами закрепляли свое собственное привилегированное положение в китайском обществе и государстве. Смешанные браки были запрещены. Даже в гарем никто из маньчжуров не мог взять в качестве наложницы китаянку. Формально маньчжурский язык (и пись­менность) был объявлен государственным языком империи на­ряду с китайским. Официальные документы составлялись на двух языках.

Такая ситуация не могла не породить противоречий между маньчжурской знатью и некоторыми группами китайских поме­щиков, а для большинства китайского народа господство цинских императоров и маньчжурской знати олицетворяло собой всю совокупность феодальной эксплуатации и гнет чужеземной Династии. Не удивительно, что даже выступления народных масс против китайских помещиков, как правило, развертыва­лись под антиманьчжурскими лозунгами.

В то же время класс китайских феодалов (вместе со став­шей его составной привилегированной частью маньчжурской знатью) сам жестоко, угнетал национальные меньшинства импе­рии. Политика цинских императоров отвечала классовым инте­ресам не только маньчжурских, но и китайских феодалов, стре­мившихся к завоеванию соседних стран и насаждавших идеоло­гию великоханьского шовинизма.

Объектом маньчжуро-китайской агрессии на севере и западе стали монголы и другие народы Центральной Азии. Кроме Южной, или Внутренней, Монголии, подчиненной маньчжурами еще в 1636 г., при императоре Канси (1662—1722) в конце XVII в. была захвачена Халха (Северная Монголия). После этого развернулась длительная борьба за подчинение западных монголов (ойратов). В середине XVIII в. Ойратское (Джунгар-ское) ханство было завоевано войсками императора Цяньлуна (1736—1795). Вскоре была завоевана и аннексирована Кашга-рия — государство уйгуров, расположенное к югу от Тянь-Ша­ня, в Восточном Туркестане.

Параллельно осуществлялась маньчжуро-китайская агрес­сия против Тибета. В 1720 г. его восточная часть была оккупи­рована цинскими войсками. Это вызвало восстание тибетцев. Лишь в результате длительных военных действий против пов­станцев Тибет был насильственно включен в состав китайской империи.

В XVIII в. китайские богдыханы неоднократно предприни­мали завоевательные походы во Вьетнам и Бирму.

Маньчжуро-китайские феодалы подвергали жестокому на­циональному и социальному угнетению монголов, уйгуров, ти­бетцев, чжуанов (пров. Гуанси), дунган (китайское название -— хуэй), проживавших на юго-западе и северо-западе империи, ицзу, мяо (на юго-западе) и многие другие народы.


Сейчас читают про: