double arrow

Город, ремесло и торговля


Еще в период средневековья в Китае выросли многочисленные города. В Пекине проживало более 3 млн. человек, в крупных центрах провинций насчитывались сотни тысяч жителей.

Как и большинство городов Индии, китайские города явля­лись в первую очередь административными центрами, но вместе с тем они играли важную роль как центры ремесла и торговли. Феодальный характер китайского города проявлялся в устано­влении строго регламентируемой иерархии городов от уездного центра до столицы. Даже крупные поселения городского типа, не бывшие административными центрами, официально не счи­тались городами.

Городские ремесленники, у которых занятие ремеслом пере­давалось по наследству из поколения в поколение, объединя­лись в цехи. Маньчжурские власти усилили фискальные и поли­цейские функции цехов. Купцы объединялись в гильдии. Неко­торые из них являлись крупными торговыми 1компаниями. Боль­шую роль в китайских городах играл ростовщический капитал. В них имелись банки, ломбарды, меняльные лавки. Деньги давались в долг под большие проценты.

Хотя установление маньчжурского господства усилило по­зиции феодальных элементов и феодальную реакцию в Китае, тем не менее и при Цинах продолжало расти товарное произ­водство, расширялся внутренний рынок, развивалось ремеслен­ное производство, наблюдался рост мануфактур.

В Нанкине, Ханчжоу, Сучжоу и других пунктах работали крупные императорские мануфактуры, изготовлявшие шелк, парчу, атлас, чесучу, бархат. Расширялось производство изделий из фарфора на крупных мануфактурах в провинциях Цзянси, Фуцзянь, Чжэцзян. На них существовало четко выраженное разделение труда.

Изготовление фарфора, который славился на весь мир, при­няло весьма значительные размеры. Только в Цзиндэчжэне (пров. Цзянси), даже не имевшем официального статуса горо­да, действовало 3 тыс. печей для обжига фарфора, принадле­жавших феодальному государству или частным предпринима­телям. Француз Дюгальд писал: «Сие местечко, где живут настоящие художники фарфора, столь же многолюдно, как са­мые большие города в Китае».

Товарное производство и торговля, получившие значительное распространение в феодальном Китае, являлись составным эле­ментом феодальной экономики.

Сословия. Государственный строй

Политическая надстройка Цинской империи призвана была сохранять и защищать феодальные производственные отноше­ния. Этой же цели служило и сословное деление феодального китайского общества.

К высшему сословию, привилегии которого передавались по наследству, принадлежали маньчжуры: родственники импера­тора и их потомки — «желтопоясные», имевшие привилегию носить пояс императорского, желтого цвета, «краснопоясные» и, «железношлемные» — потомки приближенных первых маньч­журских императоров.

Привилегированным сословием, принадлежность к которому не передавалась по наследству, были шэньши — «ученые». Чтобы стать шэньши, необходимо было сдать экзамен и полу­чить ученую степень. Формально правом сдавать экзамен поль­зовались не только помещики, но и крестьяне, ремесленники, од-«ако на подготовку к экзамену требовалось тратить многие годы, иметь средства для оплаты учителей и т. п. Сама процедура сдачи экзамена на ученую степень была чрезвычайно сложной. Обычно экзамен выдерживало не более 8—10% державших, в основном отпрысков состоятельных родителей, которые могли обеспечить своим детям возможности для продолжительной учебы и дать соответствующую мзду чиновникам и экзаменато­рам. Естественно, что получение звания шэньши в большинстве случаев стало привилегией помещиков, богатых купцов и ро­стовщиков. Зачастую помещики покупали звание шэньши, не сдавая экзаменов. Звание шэньши было в феодальном Китае своеобразной формой личного дворянства. Из среды шэньши назначались управители городов, судьи и другие высшие чинов­ники. Европейцы прозвали их мандаринами (от португальского «мандар» — «управлять»). Большая часть шэньши не состояла на государственной службе, но являлась тем не менее влиятельной прослойкой господствующего класса.

Низшие ступени сословно-иерархической лестницы составля­ли сословия земледельцев, ремесленников и торговцев. Сослов­ная и классовая принадлежность не всегда совпадали. Сословие земледельцев включало не только крестьян, но и помещиков. В сословии ремесленников числились и владельцы крупных по тому времени мастерских и мануфактур. На самом низу сослов­ной лестницы находились актеры, цирюльники, оружейные мастера, низшие служители канцелярий, рабы. Они не могли всту­пать в брак с представителями других сословий.

Цинская монархия и китайские помещики всячески укреп­ляли китайскую феодальную государственную систему как главное орудие обуздания и подчинения эксплуатируемого большинства города и деревни.

Во главе государства стоял неограниченный монарх — богдыхан. Высшей властью при богдыхане обладал Военный совет, состоявший из маньчжурской знати. Функции кабинета минис­тров осуществляли «любу» («шесть приказов»): чинов, нало­гов, церемоний, военный, уголовный, общественных работ.

Собственно Китай делился на провинции, которые, в свою очередь, соответственно разделялись на области (фу), округа (чжоу), уезды (сянь). Во главе провинций стояли назначаемые богдыханом военный и гражданский губернаторы, над которы­ми стоял наместник, возглавлявший военную и гражданскую власть нескольких провинций. Высшие должности на местах по большей части также занимали представители маньчжурской знати.

Большую роль в подавлении сопротивления народных масс играла армия. Первоначально она состояла только из солдат-маньчжуров. В дальнейшем к службе в «восьмизнаменной» армии привлекались монголы, а затем и китайцы. При этом все служившие в «восьмизнаменных» войсках, независимо от своего национального происхождения, рассматривались как представи­тели привилегированного сословия. Они получали щедрое воз­награждение.

Позднее была создана армия «зеленого знамени», формиро­вавшаяся из китайцев. Ее солдаты получали малое жалованье, были плохо вооружены.


Сейчас читают про: