double arrow

Создание мирового капиталистического рынка. Колониальная система домонополистического капитализма

КОЛОНИАЛЬНАЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ НАРОДОВ АЗИИ И АФРИКИ В ПЕРИОД ДОМОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО КАПИТАЛИЗМА

Глава XVI

С победой и утверждением промышленного капитализма на Западе экономическая и политическая экспансия капиталисти­ческих держав стала решающим фактором развития остально­го мира. В 1858 г. К. Маркс писал: «Действительная задача буржуазного общества состоит в создании мирового рынка, по крайней мере в его общих чертах, и производства, покоящего­ся на базисе этого рынка. Поскольку земля кругла, то, по-ви­димому, с колонизацией Калифорнии и Австралии и открыти­ем дверей Китая и Японии процесс этот завершен» **.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 25, с. 262. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 29, с. 295.

Образование мирового капиталистического рынка явилось следствием свойственного капитализму стремления к экономи­ческому сближению различных частей земного шара. Как ни­когда раньше, развитие человечества приобретало всемирный характер. Но в силу законов капиталистического способа про­изводства экономическая взаимозависимость между народами и хозяйственное объединение различных территорий устанавли­вались не путем равноправного и взаимовыгодного сотрудни­чества, а на основе подчинения и порабощения народов.

Особенно ярко и обнаженно эта особенность капитализма выявилась во взаимоотношениях капиталистических держав Запада с народами Азии и Африки. Страны Азии и Африки были включены в систему мирового капиталистического рынка в результате кровавой колониальной агрессии. Процесс скла­дывания всемирного капиталистического рынка был неотделим от процесса образования колониальной системы домонополис­тического капитализма.

Сложившаяся в период утверждения в передовых странах Европы и Северной Америки промышленного капитализма ко­лониальная система охватывала уже многие страны мира.

К концу этого периода (1870) Индия, Индонезия, Цейлон, часть Бирмы, некоторые другие страны Азии и ряд районов Африки были уже полностью лишены какой бы то ни было политической самостоятельности и управлялись колониальной администрацией, созданной соответствующими метрополиями. Но кроме этих стран колониальная система домонополистиче­ского капитализма охватывала уже в той или иной степени и ряд стран Востока, еще не полностью утративших независи­мость. Хотя в рассматриваемый период процесс колониального порабощения таких стран, как Китай, Иран, Османская импе­рия, был еще далек от завершения, колонизаторы и здесь при­обрели сильные позиции, позволявшие капиталистам Запада эксплуатировать народы этих стран.

В результате захватнических войн или других методов на­жима колониальные державы располагали важными рычагами воздействия на страны, еще не ставшие колониями. Отношения между сохранившими политическую независимость странами Во­стока и капиталистическими державами Запада постепенно начали приобретать неравноправный характер. Возникший в Османской империи режим капитуляций в той или иной фор­ме был распространен на Иран и некоторые другие страны. Ряд государств Востока был опутан системой неравноправных до­говоров, которые, как правило, содержали пункты, предостав­лявшие колонизаторам право экстерриториальности и консуль­ской юрисдикции, и серьезно ограничивали таможенную неза­висимость соответствующих стран. Содержащиеся в большинстве договоров статьи о принципе наибольшего благоприятст­вования распространяли привилегии, полученные той или иной колониальной державой, на ее партнеров по колониальной агрессии. Таким образом, отличительной чертой неравноправных договоров являлось приобретение более сильными и агрессив­ными державами односторонних привилегий, серьезно огра­ничивавших национальный суверенитет тех стран Востока, ко­торым эти договоры были навязаны силой.

Великие европейские державы использовали как орудие подчинения слабых стран Азии разного рода соглашения о военных союзах, предоставлении своим «союзникам» субси­дий на случаи военных действий и т. п. Примерами таких со­глашений, способствовавших подчинению стран Востока вли­янию западных держав, могут служить англо-иранские и франко-иранские договоры и соглашения начала XIX в., воен­ные союзы Османской империи с европейскими державами. Дипломаты великих держав стали заключать соглашения о совместном вмешательстве в дела восточных государств, по сути дела узаконили коллективную «опеку» держав над Осман­ской империей, превратив «восточный вопрос» в постоянно действующий фактор международной политики.

Все это создавало возможности и предпосылки для колони­альной эксплуатации и тех стран Востока, которые юридиче­ски оставались суверенными государствами.

Страны Востока — рынки сбыта и источники сырья колониальных держав

Характеризуя в политико-экономическом смысле колонии в эпоху домонополистического капитализма, В. И. Ленин, опи­раясь на выводы К. Маркса, указывает следующие основные признаки этого понятия: «1) наличность незанятых, свободных земель, легко доступных переселенцам; 2) наличность сложив­шегося мирового разделения труда, мирового рынка, благода­ря которому колонии могут специализироваться на массовом производстве сельскохозяйственных продуктов, получая в об­мен за них готовые промышленные изделия, „которые, при других обстоятельствах, им пришлось бы изготовлять самим" *.

В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 3, с. 593.

Иными словами, в эпоху домонополистического капитализ­ма колонии — это рынки сбыта и источники сырья капиталис­тических метрополий.

Если на заре капиталистической эры, в период первона­чального накопления капитала, ограбление колоний осущест­влялось главным образом монопольными торговыми компани­ями (Ост-Индские компании Англии, Голландии, Франции и других стран), то с победой промышленного капитализма при­шел конец господству старых торговых монополий. Буржуазия стала эксплуатировать свои колонии под лозунгами свободной торговли. Резко увеличился ввоз европейских и американских промышленных товаров в страны Востока. Одновременно быст­рыми темпами возрастал вывоз сырья и сельскохозяйственных продуктов.

Превращение колоний в аграрно-сырьевые придатки капи­талистических метрополий сопровождалось трагическими изме­нениями в жизни крестьянства. Там, где это представлялось

колонизаторам целесообразным, они силой захватывали земли коренных жителей. В ряде стран это сопровождалось почти поголовным истреблением местного населения. Так, в Австра­лии почти полумиллионное коренное население было загнано колонизаторами в безводные пустыни и обречено на вымира­ние. Коренное население Тасмании было полностью истребле­но. Аналогичные процессы происходили в Новой Зеландии и Южной Африке. В этих странах белые колонисты создавали свое капиталистическое хозяйство на земле, «очищенной» от ее исконных обитателей.

Насильственные захваты лучших земель происходили и в странах, имевших густое население и развитое сельское хозяй­ство. Так, лучшие земли Алжира перешли в собственность французских банкиров, чиновников, спекулянтов.

В Индии и ряде других стран на захваченных колонизато­рами землях создавалось плантационное хозяйство, где рабо­тали законтрактованные рабочие. Для работы на плантациях в разных странах по кабальным контрактам на многие годы вы­возились из Китая обездоленные бедняки-кули. Крестьяне Явы обязаны были в принудительном порядке выращивать сахар­ный тростник, кофе, табак, индиго.

В большинстве стран Азии и Африки различными темпами, в неодинаковом объеме, в различных формах шло приспособ­ление сельскохозяйственного производства к потребностям ино­странного капитала. При этом втягивание сельского хозяйства стран Востока в орбиту мирового капиталистического рынка не вело к замене феодальных производственных отношений капи­талистическими. Как правило, политика колониальной админи­страции приводила лишь к видоизменению некоторых форм старых, феодальных отношений. Например, в Индии она при­вела к уничтожению феодально-государственной собственности на землю и подрыву общины, сопровождавшемуся экспроприа­цией земли у крестьян-общинников. Но частная собственность помещиков, эксплуатировавших крестьян феодальными метода­ми, была упрочена и закреплена.

Превращение стран Востока в рынки сбыта и источники сырья капиталистического Запада сопровождалось многократ­ным усилением эксплуатации их народов.

Многомиллионному крестьянству Востока это несло даль­нейшее усиление феодального гнета. Рост производства экс­портных культур в условиях колониального режима отнюдь не означал общего подъема сельского хозяйства. Специализация целых районов на производстве одной культуры, необходимой колонизаторам (система монокультур), приводила к истощению почвы, к сокращению посевов продовольственных культур, не­обходимых для пропитания местного населения. Господство феодальных пережитков, хищническая политика колонизаторов, диктовавших низкие цены на сырье, определили деградацию

сельского хозяйства в странах Азии и Африки, разорение десят­ков миллионов крестьян, систематические голодовки.

Быстрый рост ввоза иностранных фабричных товаров при­водил к разорению ремесленников, подрывал ремесленное и мануфактурное производство.

Втягивание Востока в орбиту мирового капиталистического рынка разрушало традиционные устои экономики, основанной на соединении земледелия и ремесла.

Если накануне прихода колонизаторов наиболее развитые государства Востока переживали кризис феодальных отноше­ний, то вторжение иностранных захватчиков и образование капиталистической колониальной системы обострили и углубили этот кризис. При этом установление колониального господства привело к развитию лишь определенных, специфически коло­ниальных форм капиталистических отношений.


Сейчас читают про: