double arrow

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Историческая роль народов Востока в период домонополистического капитализма

Историческая роль народов Востока в период домонополистического капитализма

Неудача верхушечных реформ

С идеологией «феодального национализма» были связаны и предпринимавшиеся некоторыми представителями господствую­щего феодального класса стран, попадавших в полуколониаль­ную зависимость, попытки воспрепятствовать этому путем про­ведения верхушечных реформ, не затрагивающих основ фео­дальных порядков. Такой характер носили реформаторские попытки Селима III и Мустафы Байрактара (Османская импе­рия), Амир Низама (Иран), целью которых было усилить власть турецкого султана и иранского шаха. Не удивительно, что они окончились неудачей.

Предпринятая в Турции несколько позднее новая, более серь­езная попытка реформ (танзимат) наряду со стремлением укре­пить феодальное османское государство отражала уже и стрем­ление формировавшейся торговой буржуазии к созданию более благоприятных условий для своей деятельности. Но и эта по­пытка не могла увенчаться успехом. Политика танзимата в ко­нечном счете привела лишь к тому, что феодальные порядки Османской империи были в известной мере приспособлены к потребностям мирового рынка, а это облегчило проникновение иностранных колонизаторов.

Известно, что народы Востока внесли большой вклад в разви­тие материальной и духовной культуры человечества. При этом в период домонополистического капитализма их роль в мировой истории стала во многом определяться тем местом в мировом капиталистическом хозяйстве и всемирном рынке, которое было за ними закреплено в результате колониальной агрессии дер­жав Запада. В создании в передовых странах Запада фабричной промышленности, в техническом прогрессе немалую роль играл труд сотен миллионов угнетенных тружеников Востока. Но ан­тигуманистическая сущность капитализма обрекла народы Во­стока на колониальное рабство. Колониальный Восток стал важ­нейшим резервом мирового капитализма.

В период, когда капитализм развивался по восходящей ли­нии, мировой революционный процесс ограничивался главным образом революционными событиями в Европе и США. Азия и Африка находились тогда в стороне от главных, магистраль­ных направлений мирового революционного процесса. В. И. Ле­нин отмечал, что народы Востока составляли большинство населения земли, которое «стояло совершенно вне историческо­го прогресса, потому что самостоятельной революционной силы представлять не могло...» *.

* В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 39, с. 328.

Однако в странах Востока уже тогда формировались могу­чие революционные силы, которым принадлежало будущее. О больших революционных возможностях народов Востока свиде­тельствовали народные движения середины XIX в.

Основоположники научного коммунизма К. Маркс и Ф. Эн­гельс внимательно следили за событиями, происходившими на Востоке. Они приветствовали первые революционные выступле­ния народов Азии. Одной из особенностей народного восстания а Индии К. Маркс считал то, что оно «совпало с проявлением всеобщего недовольства великих азиатских народов английским владычеством...» *.

* К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, с. 241.

Поражение народных движений середины XIX в. облегчило колонизаторам дальнейшее закабаление стран Востока. Пода­вив восстание 1857—1859 гг., английская буржуазия закрепила колониальный режим в Индии. Поражение крестьянской войны тайпинов в Китае и бабидских восстаний в Иране облегчило внедрение капиталистических держав в экономику и политиче­скую жизнь этих стран. Но колониальная система капитализма таила в себе глубочайшие противоречия, которые резко обостри­лись с переходом капитализма в монополистическую стадию и в начале XX в. привели к революционному пробуждению наро­дов Востока.


Сейчас читают про: