double arrow

Народные восстания середины XIX в


Не удивительно, что народы Востока решительно сопротивля­лись установлению колониальных режимов. Это сопротивление, как уже отмечалось, проявлялось еще в ходе первых завоева­тельных войн европейских колонизаторов против народов Во­стока (Индонезия, Индия). Позднее, уже в XIX в., мужественно противостояли наступлению бурских и английских колонизато­ров зулусы во главе с Дингааном и басуто, возглавленные Мошешем. Героически сопротивлялись французским колонизато­рам народы Алжира и Сенегала.

Следующим этапом антиколониальной борьбы были восста­ния народов уже порабощенных колонизаторами стран и обла­стей. Их породили бедствия, которые принесла народам коло­ниальная эксплуатация, свойственная периоду первоначального накопления капитала. В Индии такое восстание вспыхнуло в Бенгалии вскоре после ее захвата англичанами. В начале XIX в. имели место антианглийские выступления сипаев на юге страны, различные районы охватило движение ваххабитов.

Яванское восстание (1825—1830), возглавленное Дипонегоро, хотя и происходило в то время, когда колониальная поли­тика Англии и Франции уже осуществлялась методами, прису­щими периоду промышленного капитализма, относится к вос­станиям эпохи первоначального накопления, так как в колони­альной политике Голландии еще преобладали методы этой эпохи, правда несколько модернизированные.

Антиколониальные восстания XVIII — начала XIX в. несли на себе печать незрелости и слабости тогдашнего этапа борьбы за независимость. Они имели стихийный и локальный характер.

Гораздо больший размах и глубину приобрела антиколони­альная борьба народов Востока в середине XIX в., когда завер­шилось формирование колониальной системы домонополистического капитализма и достаточно отчетливо проявились последствия превращения крупнейших стран Востока в рынки сбыта и источники сырья капиталистического Запада.

В отличие от событий ^начального периода антиколониаль­ной борьбы крестьянская война тайпинов в Китае, восстание 1857—1859 гг. в Индии, бабидские восстания о Иране имели важное значение для судеб каждой из этих стран в целом. Иными словами, они имели соответственно общекитайское, об­щеиндийское, общеиранское значение. В Японии после ее на­сильственного «открытия» развердулись крупные народные дви­жения, ставшие важным элементом сложившейся там револю» ционной ситуации и способствовавшие свержению в конце 60-х годов сегуната.

При исключительно большом своеобразии народных движе­ний в каждой из стран все они были ответом на вторжение и утверждение иностранных колонизаторов. Независимо от субъ­ективных устремлений вождей и участников этих движений все они объективно были направлены против колонизаторов и фео­дальных порядков. Но в зависимости от степени и формы коло­ниального подчинения, уровня экономического развития, соот­ношения классовых сил, а также от других специфических особенностей каждой страны соотношение между антиколони­альным и антифеодальным потоками освободительной борьбы складывалось по-разному.

В Индии, где в условиях колониального режима управления особенно сильно и обнаженно проявлялся гнет чужеземных поработителей, восстание 1857—1859 гг. было прежде всего ан­тиколониальным восстанием, революционной войной за нацио­нальную независимость. Антифеодальная направленность этого восстания была скорее только потенциальной, но она, несомнен­но, была ему присуща. Об этом свидетельствовали, например, выступления крестьянства против феодалов новой формации, получивших земли и привилегии из рук англичан, некоторые моменты внутренней борьбы в повстанческом лагере в Дели и т. п.

В Китае, где навязанные колонизаторами неравноправные договоры и начавшееся в связи с этим проникновение иностран­ного капитала привели в первую очередь к обострению и без того очень глубоких противоречий между крестьянством и фео­далами, народное движение приняло форму революционной антифеодальной крестьянской войны. Объективно присущая ей антиколониальная направленность в начале восстания тайпи­нов не проявилась еще достаточно отчетливо. Но по мере раз­вертывания революционной войны, особенно когда началась открытая интервенция иностранных колонизаторов против тайпинского государства, полностью определилась; неразрывная связь антифеодальной и антиколонизаторской борьбы китай­ского народа.

В Иране размах и глубина народных восстаний были слабее, чем в Китае и Индии. Так как Иран переживал лишь началь­ную стадию проникновения иностранных колонизаторов, анти­колонизаторская направленность народного движения прояви­лась здесь менее отчетливо.

Средневековые формы борьбы. «Феодальный национализм»

Хотя индийское восстание 1857—1859 гг., крестьянская война тайпинов, бабидские восстания происходили в середине XIX в. и являлись ответом народов на колониальную политику капи­талистических государств Европы и США, по своему характеру, методам борьбы и идеологии это были движения средневекового типа, с чертами, присущими феодальной эпохе. Подобного рода народные движения в Китае В. И. Ленин назвал «старыми ки­тайскими бунтами» *. В них проявлялись и классовые противо­речия, свойственные феодальной эпохе. Складывавшийся уже в то время союз между силами внутренней феодальной реакции и иноземными поработителями способствовал тому, что антико­лониальные народные движения зачастую носили отчетливо выраженный антифеодальный характер. Главной движущей силой всех этих движений было крестьянство, в них участво­вали также ремесленники и городская беднота. В то время в Индии, Китае, Иране не было еще сколько-нибудь сложившегося капиталистического уклада, не существовало рабочего класса и буржуазии. Не удивительно, что народным движениям сере­дины XIX в. в этих странах были присущи черты и особенности крестьянских войн средневековья. Все они имели ярко выражен­ную религиозную окраску. Индийское восстание 1857—1859 гг. развертывалось под лозунгами защиты ислама и индуизма от колонизаторов-иноверцев. Религиозное учение бабидов опреде­лило многие черты народных выступлений в Иране. Тайпины обосновывали свою программу своеобразной интерпретацией христианства.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 17, с. 179.

Таким образом, в целом это были народные движения, типич­ные для эпохи феодализма, и притом движения народных масс, заинтересованных в ликвидации феодальной эксплуатации.

Но наряду с антифеодальной направленностью в движениях против иностранных колонизаторов немалую роль играли идео­логия и лозунги «феодального национализма». Хотя повсемест­но по мере развертывания колониальной агрессии укреплялся союз колонизаторов с феодальными элементами, колониализм посягал на власть и некоторые привилегии местной феодальной знати. Султаны, махараджи, феодалы различных рангов не хо­тели терять былое могущество, уступать главную роль в эксплуатации своего народа чужеземным пришельцам. Не удиви­тельно, что определенные группы феодальных элементов, осо­бенно те, которые были сильно ущемлены колонизаторами, готовы были участвовать в антиколониальной борьбе. Они вы­ступали за изгнание колонизаторов и восстановление независи­мых феодальных государств и княжеств.

Выступления против колонизаторов под знаменем «феодаль­ного национализма» имели место почти во всех странах Восто­ка. Под этим знаменем развертывалось яванское восстание 1825—1830 гг. Феодальные элементы возглавили восстание 1857—1859 гг. в Индии. Антиколониальные движения, проходив­шие под лозунгами «феодального национализма», выдвинули немало выдающихся вождей и национальных героев, таких, как Дипонегоро, Нана Сахиб, Лакшми Бай и др. Вместе с тем опыт антиколониальной борьбы народов Востока показал несостоя­тельность «феодального национализма». Ставя превыше всего свои классовые и династические интересы, феодальные элемен­ты боялись антифеодальных выступлений крестьян и ремеслен­ников больше, чем иностранных поработителей. Опасаясь роста активности народных масс, они, как травило, шли на сговор с колонизаторами.

Средневековый характер всех народных движений на Востоке в середине XIX в. определил главные причины их пораже­ния.

Поражение этих движений свидетельствовало о том, что тог­да, в период домонополистического капитализма, на Востоке еще не сложились достаточно могучие общественные силы, кото­рые смогли бы сбросить господство иноземных колонизаторов и феодальный гнет.

Вместе с тем народные движения середины XIX в. на Во­стоке имели огромное прогрессивное значение. Их объективной целью было уничтожение феодальных порядков и колони­ального гнета. Эти движения расшатали феодальные устои. Они явились одним из важных факторов развития национального самосознания народов Востока.

В несколько иных условиях, чем в остальных странах Во­стока, развертывались народные движения в Японии. Насиль­ственное «открытие» страны имело здесь последствия, аналогич­ные тем, которые наблюдались в других странах Востока, но вторжение колонизаторов в Японию произошло позднее, чем в большинство других стран Азии. Антифеодальные выступления крестьянства и антиколониальная борьба развертывались там уже в условиях существования капиталистического уклада. Это сделало возможным свержение сегуната и осуществление неко­торых буржуазных реформ, благодаря чему Япония смогла сравнительно быстро выбиться на путь независимого капитали­стического развития.


Сейчас читают про: