double arrow

Колониальная эксплуатация народов Африки в эпоху империализма


Империалистический раздел Восточной Африки

Итальянская агрессия против Эфиопии. Империалистический раздел Сомали

Империалистический раздел Западной Африки и бассейна р. Конго

Завершение колониального раздела Южной Африки

ЗАВЕРШЕНИЕ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО РАЗДЕЛА АФРИКИ

Глава XXIII

Итальянская колониальная агрессия в Ливии

К началу XX в. Ливия была самой отсталой страной Северной Африки. Хотя она находилась под прямым управлением Стам­була, в Киренаике большую политическую силу имело рели­гиозное братство сенуситов. К этому времени религиозное дви­жение сенуситов уже служило главным образом интересам фео-дализирующейся племенной верхушки. Шейхи сенуситских посе­лений обладали не только религиозной, но и светской властью.

Они распоряжались землей. Глава сенуситов располагал мно­гочисленной армией. Их религиозное братство превращалось в государственное образование.

Между тем Ливия стала объектом итальянской колониальной экспансии. В сентябре 1911 г., во время Марокканского кризи­са, Италия высадила здесь свои войска, что привело к итало-турецкой войне. Если сравнительно небольшой контингент ту­рецких войск не сумел оказать серьезного противодействия итальянским захватчикам, то сопротивление ливийцев не пре­кратилось и после заключения осенью 1912 г. мирного договора между Италией и Турцией, «узаконившего» захват Ливии итальянским империализмом. «Арабы сопротивлялись отчаян­но», — отмечал В. И. Ленин. Анализируя итоги итало-турецкой войны, он предвидел: «Война, несмотря на „мир", будет еще на деле продолжаться, ибо арабские племена внутри материка Африки, вдали от берега, не подчинятся. Их будут долго еще „цивилизовать штыком, пулей, веревкой, огнем, насилованием женщин» *.




В. И. Ленин. Поля. собр. соч., т. 22, с. 113—114.

Вооруженное сопротивление ливийцев продолжалось многие годы. Правда, вражда между племенными вождями и феодала­ми Триполитании, с одной стороны, и вождями сенуситов Ки-ренаики — с другой, ослабила его силу.

Во время первой мировой войны Италия признала незави­симость неоккупированных районов Киренаики и власть над ними главы сенуситов Идриса ас-Сенуси.

В последней трети XIX в. усилилась колониальная агрессия на юге Африки, где еще в предшествующий период англичанами и бурами были захвачены обширные владения. Активизации колонизаторов в этом районе способствовало открытие богатых месторождений алмазов и золота, вызвавшее «алмазную лихо­радку» 70-х годов и «золотую лихорадку» 80-х годов. Главную роль в экплуатации Южной Африки и в новых колониальных захватах играла Англия. Вскоре сюда устремилась Германия. Экспансионистские планы соединения своих владений в Мозамбике и Анголе вынашивали португальские колонизаторы. Одним из очагов колониализма были бурские республики.



Начиная в 70-х годах новый тур колониальных захватов, английское правительство стремилось создать федерацию бри­танских колоний и бурских республик, чтобы объединенными силами подавлять африканцев и продвигаться на север. Когда буры отклонили этот проект, английские власти в 1877 г. ан­нексировали Трансвааль. Буры не оказали сопротивления. Это объяснялось их страхом перед государственным образованием зулусов, усилившимся к тому времени, и стремлением в союзе с англичанами поработить зулусские племена.

Зажатые в тесных границах Зулуленда, ощущая острый не­достаток земли, зулусы не могли примириться с положением, создавшимся после поражения, нанесенного Дингаану бурами.

Со второй половины 50-х годов фактическим правителем го­сударства зулусов был Кетчвайо, в 1872 г. официально провоз­глашенный верховным вождем. Это был умный и дальновидный государственный и военный деятель, непримиримый противник колонизаторов. Он энергично отстаивал единство зулусов, стре­мился поднять боеспособность зулусского ополчения. Юноши, уходившие работать на алмазные месторождения, на зарабо­танные деньги покупали ружья и привозили их на родину. Не­сколько сот ружей было куплено и выменяно в соседнем Мозам­бике. Кетчвайо обучал своих воинов верховой езде и пытался создать кавалерию. Хотя большинство воинов зулусского опол­чения были по-:прежнему вооружены копьями и щитами, оно представляло собой внушительную силу. Кетчвайо, однако, учи­тывал военное превосходство англичан и стремился сохранить с ними мир.



В конце 1878 г. англичане предъявили правителю зулусов ультиматум с требованием распустить войско и принять бри­танского резидента, который будет контролировать деятельность Кетчвайо, разрешить свободный въезд миссионеров в Зулуленд. Кетчвайо проявил большую гибкость. Он даже согласился ве­сти переговоры на базе унизительных условий ультиматума. Но англичане начали войну. В первом бою, показав исключитель­ное мужество и бесстрашие, зулусы разгромили английский отряд: он потерял более 1300 человек убитыми. Из Англии бы­ли присланы крупные подкрепления. Численность английских войск превысила 20 тыс. Однако и в последующих боях зулусы не раз добивались успеха. Все же в конечном счете сказался военно-технический перевес англичан. Летом 1879 г. зулусы потерпели поражение. Кетчвайо был пленен и отправлен в Ан­глию. Страну разделили на несколько округов, переданных со­перничающим вождям. В 1887 г. окончательно обескровленный Зулуленд был включен в состав колонии Наталь.

Сопротивление зулусов во время войны 1878—1879 гг. было одной из ярких страниц истории антиколониальной борьбы народов Африки. Отмечая беспримерную храбрость зулусов, Ф. Энгельс писал, что они «сделали то, на что не способно ни одно европейское войско. Вооруженные только копьями и дро­тиками, не имея огнестрельного оружия, они под градом пуль заряжающихся с казенной части ружей английской пехоты — по общему признанию первой в мире по боевым действиям в сомкнутом строю — продвигались вперед на дистанцию штыко­вого боя, не раз расстраивали ряды этой пехоты и даже опро­кидывали ее, несмотря на чрезвычайное неравенство в воору» жении, несмотря на то, что они не отбывают никакой воинской повинности и не имеют понятия о строевой службе» *.

* К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, с. 98.

После разгрома зулусов буры Трансвааля отказались под» чиниться английскому контролю и развернули вооруженную борьбу, в. результате которой в 1881 г. английское правитель­ство вынуждено было признать полную самостоятельность Транс­вааля во внутренних делах. Официально Трансвааль именовал­ся Южно-Африканской республикой. В бурских республиках активизировался германский капитал.

Одновременно развертывалась германская колониальная агрессия в Намибии, на юго-западе Африки. В 1883 г. герман­ский торговец Людериц за несколько десятков фунтов стерлин­гов и 260 старых ружей купил у местных вождей обширную прибрежную полосу к северу от устья р. Оранжевой. Этот район был объявлен германским протекторатом. Уполномоченные гер­манского правительства, заключая договоры с местными вож­дями, продвигались в глубь страны. Так была основана немец­кая колония Юго-Западная Африка. Местное население — гот­тентотов и гереро — лишали земли и скота, оттесняли в бес­плодные пустынные районы.

Стремясь создать территориальный клин между Германской Юго-Западной Африкой и бурскими республиками и отрезать немцев от междуречья Замбези — Лимпопо, англичане захва­тили страну народа бечуана. Ее наиболее плодородная, южная часть была включена в состав Капской колонии, а пустынный север этой обширной страны стал британским протекторатом Бечуаналенд.

Захват страны бечуана непосредственно приблизил англичан к междуречью. Этот район, населенный племенами машона, был в 40-х годах XIX в. подчинен пришельцами матабеле, изгнанными бурами с территории Трансвааля. Матабеле и машона находились на стадии разложения родового общества. У мата­беле шло становление государства. С 1870 г. их верховным вож­дем был Лобенгула, ясно осознавший угрозу, нависшую над его народом. В письме к британскому администратору Бечуа-наленда правитель матабеле констатировал: «Белые люди при­ходят, как волки, без разрешения, и прокладывают новые пути в мою страну. Сегодня еще сохраняется мир, но я не знаю, что принесет завтрашний день».

Опасаясь вмешательства других колониальных держав, ан­гличане вступили в переговоры с Лобенгулой, в ходе которых они искусно использовали естественную враждебность матабеле к португальским и бурским колонизаторам, орудовавшим здесь до англичан. В 1888 г. английским властям удалось заключить г Лобенгулой договор «о дружбе». Вождь матабеле обязался не вступать в переговоры с каким-либо другим государством и не продавать или уступать земель своей страны без предвари­тельного извещения и получения санкции британского 'верхов­ного комиссара в Южной Африке. А через несколько месяцев путем угроз и обмана крупнейшая английская компания по экс­плуатации минеральных ресурсов Южной Африки, возглавляе­мая Сесилем Родсом, добилась у Лобенгулы концессии на раз­работку ископаемых богатств междуречья.

После этого С. Роде создал «Британскую Южно-Африкан­скую компанию», которая получила от королевы Виктории хар­тию, даровавшую этой новой компании «право» не только на монопольную эксплуатацию междуречья Замбези — Лимпопо, но и на создание административного аппарата и своей армии.

Лобенгула скоро понял подлинный смысл английской поли­тики. Он говорил: «Видели вы когда-нибудь, как хамелеон охо­тится за мухой? Хамелеон становится позади мухи и некоторое время остается неподвижным, затем начинает осторожно и медленно продвигаться вперед, бесшумно переставляя одну ногу за другой. Наконец, приблизившись достаточно, он выбрасы­вает свой язык — и муха исчезает. Англия — хамелеон, а я — муха».

Компания С. Родса сосредоточила в междуречье отряды вооруженных наемников, которые в 1893 г. начали войну против матабеле. Одновременно из Бечуаналенда выступили регуляр­ные английские войска. Матабеле и машона, возглавляемые Лобенгулой, мужественно сражались, но силы были неравными. Англичане впервые применили новинку военной техники того времени — пулеметы «максим». Потерпев поражение, Лобенгу-ла отступил на север (вскоре он умер). Страна была оккупиро­вана. В честь колониального хищника С. Родса ее стали име­новать Родезией.

В 1896 г. матабеле и машона вновь взялись за оружие. Ко­лонизаторы попали в трудное положение. Они вступили в пере­говоры с вождями матабеле и некоторых из них признали прави­телями «туземных» округов. Дольше продолжалось сопротив­ление машона, которое подавлялось с большой жестокостью. Англичане взрывали динамитом пещеры, в которых укрывались мирные жители.

Дальнейшее продвижение компании С. Родса привело к обо­стрению англо-португальских отношений. Происходили кровопролитные стычки. Договором 1891 г. были установлены гра­ницы между португальским Мозамбиком и английскими владе­ниями в бассейне р. Замбези. Территории, населенные малави и машона, оказались разрезанными искусственными границами, В результате дальнейших британских захватов были образо­ваны новые колонии: Северная Родезия (к северу от Замбези) и населенный малави Ньясаленд, расположенный вдоль оз. Ньяса.

Таким образом, вся Южная Африка была захвачена коло­низаторами. Доминирующее положение здесь заняла Англия. Ее владения почти со всех сторон окружили бурские республики. Их участь была решена англо-бурской войной 1899— 1902 гг. Республики Трансвааль и Оранжевая стали управлять­ся британскими губернаторами. Новый статус бурских респуб­лик базировался на совместном порабощении африканцев англи­чанами и африканерами. В 1910г. был образован доминион Южно-Африканский Союз в составе Капской колонии, Наталя.* Трансвааля и Оранжевого Свободного государства.

Утвердившись на Золотом Берегу, англичане стремились сокру­шить государство Ащанти. С этой целью всячески разжигалась вражда между ашанти и населявшими прибрежные районы: фанти. Попытка государства Ашанти обеспечить себе выход к. морю привела в 1873 г. к войне с англичанами, на стороне ко­торых выступила армия фанти. По словам одного из английских офицеров, «ашанти сражались великолепно. Это видно из тогочто даже с помощью артиллерии один из лучших полков бри­танской армии не мог их сломить в течение нескольких часов». Но в конечном счете англичанам удалось овладеть их столицей Кумаси. Ашанти вынуждено было выплатить большую контри­буцию и отказаться от притязаний на прибрежные районы.

Ослабленное государство не могло уже помешать англича­нам аннексировать территории их недавних «союзников» — фанти. Но попытка подчинить земли, населенные ашанти, вы­звала новый подъем освободительной борьбы.

После вторичного захвата англичанами в 1896 г. Кумаси независимое государство Ашанти перестало существовать. Хо­зяйничанье колонизаторов привело в 1900 г. к крупному вос­станию ашанти, продолжавшемуся год. При его подавлении многие деревни и городские поселения были полностью уни­чтожены британскими карателями. Территорию государства Ашанти включили в колонию Золотой Берег. Тогда же в ее со­став были включены и земли, расположенные севернее Ашанти («Северные территории»).

В 70-х годах англичане утвердились на обширных террито­риях по обе стороны устья Нигера. Силой оружия были подчипены города-государства нижнего Нигера. Район между Лаго­сом и Камеруном был объявлен «Протекторатом Нигерского побережья». На правом берегу нижнего Нигера объектом ко­лониальной экспансии были государства йоруба, ослабленные к этому времени междоусобной борьбой и нашествиями север­ных и западных соседей — фульбе и дагомейцев. Применив военную силу и проводя политику «разделяй и властвуй», ан­гличане сломили сопротивление наиболее сильных государств йоруба — Абеокута и Ибадана, а затем использовали в своих интересах традиционное стремление правителей Ойо к верхо­венству над всеми йоруба. В 1893 г. в навязанный ранее ала-фину Ойо договор о протекторате был включен дополнительный пункт о том, что английский протекторат распространяется на все страны йоруба, которые в свое время признавали верховную власть Ойо.

Продвижение английских колонизаторов вверх по Нигеру и далее на север осуществлялось в 80—90-х годах от имени «Ко­ролевской компании Нигера», основателя которой Дж. Голди сравнивают с С. Родсом. В конце XIX в. англичане вошли в со­прикосновение с мусульманскими султанатами и эмиратами Сокото, Кано, Кацина, населенными хауса и фульбе. Народ наиболее крупного из них — Сокото — оказал сильное сопро­тивление. В 1903 г. произошло сражение у стен его столицы г. Сокото. Хотя город был захвачен англичанами, военные дей­ствия продолжались еще несколько месяцев. В 1906 г. в этом районе вспыхнуло народное восстание, направленное не только против англичан, но и против местных феодальных правителей. Вождь повстанцев мусульманский проповедник Иса провозгла­сил себя махди. Только после прибытия подкреплений англи­чане смогли подавить восстание. Напуганные этими событиями, феодалы Северной Нигерии стали поддерживать колониза­торов.

В 1914 г. все британские владения на нижнем Нигере были объединены и стали именоваться «Колония и протекторат Ни­герия». Верховная власть принадлежала генерал-губернатору. Ему подчинялись два вице-губернатора. Один управлял север­ными, другой — южными провинциями. «Законом о туземных властях» 1916 г. была официально признана власть местных правителей с их традиционными институтами. Но действовали «они под английским контролем.

Западная Африка была одним из главных объектов фран­цузской экспансии. Опираясь на свои владения в устье Сене­гала, французские колонизаторы возобновили наступление на Кайор. Губернатор Сенегала потребовал, чтобы правитель Кай-ора Лат-Диор дал согласие на строительство железной дороги Дакар — Сен-Луи и выделил рабочую силу. В ответном письме Лат-Диор изложил свое отношение к проектируемой железной Дороге следующим образом: «Ты утверждаешь, что она принесет нам счастье и богатство, а я думаю, что она низведет до положения рабов меня и моих вождей». Переговоры были пре­рваны, и в конце 1882 г. французы двинули войска. Волофы Кайора не смогли оказать эффективного сопротивления. Лат-Диор был вынужден отступить за пределы Кайора и продол­жал партизанскую борьбу до 1896 г., когда был убит в одной из стычек.

Продвигаясь по направлению к верхнему Нигеру, французы в 1883 г. захватили г. Бамако. Отсюда они развернули наступ­ление на два наиболее сильных в то время государства Запад­ной Африки — Сегу, во главе которого стоял Ахмаду, и неза­долго до этого сложившееся государственное объединение малинке Уасулу, возглавляемое Самори Туре. В ходе покоре­ния эмирата Ахмаду французы всячески разжигали племенную и религиозную рознь. Война продолжалась около четырех лет. В 1894 г. колонизаторы достигли г. Томбукту. Ахмаду с неболь­шим отрядом боролся еще несколько лет, но это уже не имело существенного значения.

Наиболее сильное сопротивление французским захватчикам оказали малинке и другие народности, возглавленные Самори Туре, показавшим себя талантливым полководцем. Один из французских офицеров, посетивших Уасулу, назвал Самори «суданским Бонапартом». Происходя из семьи мелкого торговца и начав свою карьеру рядовым солдатом, Самори быстро вы­двинулся, возглавил армию одного из князьков Верхней Гви­неи, а в первой половине 70-х годов стал правителем нового государственного объединения малинке.

Первое наступление французов на владения Самори в 1882 г. кончилось неудачей. Последовали новые бои, в которых малин­ке проявили стойкость и упорство. Только в 1886 г. французам удалось вытеснить армию Самори с верхнего Сенегала за р. Нигер. Но, учитывая силу сопротивления армии малинке, французы заключили с ними мир, установивший границей фран­цузских владений р. Нигер. Самори использовал передышку для укрепления армии. Он разделил ее на три части: одна должна была вести оборонительные бои против французов, другая — занимать новые территории, на которые в случае необходимости могли отступить основные силы и население, третья — обеспе­чивать переход населения со всем имуществом и скотом на новые территории. В начале 1891 г. французы начали наступ­ление на Уасулу. Самори .применил тактику «выжженной зем­ли». Военные действия продолжались более двух лет. Только в конце 1893 г. его армия была вынуждена покинуть Уасулу и отойти в северные районы Берега Слоновой Кости. Здесь она продолжала сопротивление до 1898 г.

Нелегким оказалось для французских колонизаторов и за­воевание Дагомеи, располагавшей 12—15 тыс. воинов, включая. и женщин, которых европейцы называли амазонками. Потребовалось две Войны, чтобы Дагомея в конце 1892 г. стала фран­цузской колонией.

К концу XIX в. в основном было завершено создание обшир­ной французской колониальной империи в Африке. Француз­ские владения в Западной Африке были объединены в крупную административную единицу — Французскую Западную Африку. Она включала восемь колоний: Сенегал, Мавританию, Нигер, Гвинею, Берег Слоновой Кости, Дагомею, Французский Судан (ныне Мали), Верхнюю Вольту — и территорию Дакар. В со­став Французской Экваториальной Африки входили четыре ко­лонии: Габон, Среднее Конго, Убанги-Шари и Чад. Однако не все эти территории были полностью подчинены. Значительная часть Мавритании и Нигера оставалась в руках независимых племен. Вплоть до первой мировой войны продолжалось сопро­тивление французским колонизаторам в районе оз. Чад и к се­веру от него.

Наряду с Англией и Францией в колониальном разделе За­падной Африки участвовала Германия, захватившая в 1884— 1885 гг. Того и Камерун.

Территориальные захваты, осуществлявшиеся в Африке ев­ропейскими державами, обострили империалистическое сопер­ничество. Встреча в Фашоде французского отряда капитана Маршана, двигавшегося из бассейна р. Убанги на восток, с английскими войсками Китченера, подавлявшими восстание махдистов в Судане, едва не привела к войне между Англией и Францией. Французам пришлось покинуть Фашоду и уйти из бассейна Нила.

Вслед за главными хищниками на путь колониальной экс­пансии вступила Бельгия, крупная буржуазия которой умело использовала противоречия между великими державами. В 1876 г. бельгийский король Леопольд II созвал в Брюсселе меж­дународную географическую конференцию по вопросам изуче­ния Африканского континента. На ней были основаны возглав­ленная Леопольдом «Международная ассоциация для исследования и цивилизации Центральной Африки» и ее филиал «Меж­дународная ассоциация Конго». От имени последней Леопольд направил известного путешественника Г. Стэнли исследовать бассейн Конго.

Этот обширный район был обескровлен работорговлей. Го­сударства Куба (Бакуба), Луба (Балуба) и Лунда (Балунда) переживали глубокий упадок и распались на уделы. Большая часть Лубы была подчинена завоевателями, пришедшими из района оз. Танганьика. Их предводитель Мсири возглавил но­вое государственное образование в Катанге, но и оно ослабля­лось непрерывными восстаниями покоренных племен и народ­ностей. Усиливались межплеменная разобщенность и рознь. Реальная власть принадлежала вождям племен.

На таком фоне развернулась деятельность Стэнли. Он за­ключил более четырехсот договоров об уступке и передаче под суверенитет «Международной ассоциации Конго» территорий племен. В 1883 г. Стэнли Пригласил в Леопольдвиль (Киншасу) правителей и вождей низовьев Конго и добился от них подпи­сания общего договора об установлении протектората ассоциа­ции над их владениями. Эти территории стали ядром будущей бельгийской колонии.

Ни одна из соперничавших в Африке великих держав не могла допустить, чтобы расположенный в сердце Африки бас­сейн Конго перешел к конкуренту. Не удивительно, что состояв­шаяся в 1884—1885 гг. в Берлине международная конференция по вопросам Центральной Африки выработала соглашение о создании нового, номинально суверенного «Свободного госу­дарства Конго», главой которого был провозглашен король Лео­польд II.

Используя межплеменную вражду, Леопольд сформировал из конголезцев наемные войска и с их помощью захватывал обширные районы, которые по Берлинскому соглашению долж­ны 'были войти в «Свободное государство Конго». В конце 80-х — начале 90-х годов шли упорные бои в бассейне Кванго— Касаи, где балунда оказали упорное сопротивление колониза­торам. В 1891 г. Леопольд заключил соглашение с группой дельцов, образовавших «Компанию Катанги». Компания, кото­рой передавалось право на эксплуатацию огромных ископаемых богатств, брала на себя финансирование и организацию воен­ных экспедиций. Между тем правитель Катанги Мсири реши­тельно отказывался признать верховную власть леопольдовско-го «государства». Только после его смерти бельгийцам удалось здесь закрепиться.

Народы Конго упорно сопротивлялись колонизаторам. Про­тив захватчиков иной раз выступали и солдаты-конголезцы, нанятые бельгийцами. Так, летом 1895 г. вспыхнуло восстание солдат народности батетела, поставившее колонизаторов в трудное положение. Однако племенная рознь и разобщенность помешали народам Конго эффективно бороться с европейски­ми захватчиками.

В вотчине Леопольда царили бесчеловечная эксплуатация и чудовищный произвол. В ленинских «Тетрадях по империализ­му»- есть следующая краткая, но яркая по содержащейся в ней характеристике запись: «Леопольд (Бельгия) деляга, финан­сист, аферист, купил Конго себе и „развил". Типик!!»*.

С 1908 г. «Свободное государство Конго» перестало быть личным владением Леопольда П. Оно было объявлено колонией Бельгии.

* В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 28, с. 502.

В то время как большая часть Африки была захвачена круп­нейшими капиталистическими державами, сравнительно слабая Италия пыталась закрепиться в Эфиопии и на сомалийском побережье.

После смерти Федора II (1868) в Эфиопии вновь воцарилась феодальная анархия. Однако, несмотря на весьма неблагопри­ятные внешние и внутренние условия, продолжала пробивать себе дорогу тенденция к централизации страны. Некоторых успехов добился Иоанн IV (1872—1889), достигший компромис­са с самыми крупными феодалами, и прежде всего с правите­лем Шоа Менеликом, происходившим из «Соломоновой дина­стии». Но интриги европейских держав (в первую очередь Ан­глии и Италии), разжигавших вражду между Иоанном IV и Менеликом и провоцировавших военные столкновения сначала между Эфиопией и Египтом, а позднее между Эфиопией и махдистами, ослабляли центральную власть.

В начале 80-х годов Италия развернула наступление на Эфиопию, захватив ряд пунктов на эритрейском побережье Красного моря, номинально принадлежавших Турции. Иоанн IV, учитывая напряженность на границе с махдистским Суданом, пытался избежать войны с Италией. На время военные дей­ствия были приостановлены. Подталкиваемый англичанами, Иоанн IV двинул свои войска против махдистов. В одном из боев он был убит.

Новым императором был провозглашен правитель Шоа Менелик. Менелик II (1889—1913) оказался энергичным и дально­видным политическим деятелем, успешно продолжившим поли­тику централизации страны. Ему в значительной степени уда­лось обуздать феодальный сепаратизм. Италия надеялась расширить свое влияние в Эфиопии путем поддержки нового императора. Она помогла ему в перевооружении армии. В свою очередь, Менелик пошел на некоторые уступки итальянцам. Подписанный им в мае 1889 г. Уччиальский договор санкцио­нировал передачу итальянцам за денежную компенсацию и крупную партию оружия некоторых районов Северной Эфиопии. Одна из статей договора констатировала, что император Эфио­пии «будет иметь право пользоваться услугами» итальянского правительства при сношениях с другими государствами. В от­личие от текста на амхарском языке в итальянском тексте до­говора вместо «будет иметь право» стояло «соглашается».

В начале 1890 г. Италия объединила захваченные на побе­режье Красного моря территории в одну колонию Эритрею. Одновременно, ссылаясь на итальянский текст Уччиальского договора и трактуя слово «соглашается» как безусловное обя­зательство императора Эфиопии передать Италии все внешнеполитические связи, итальянское правительство объявило, что Эфиопия якобы признала итальянский протекторат.

Менелик II решительно протестовал против этого подлога, опубликовав амхарский текст договора. В феврале 1893 г. он официально объявил о расторжении Уччиальского договора. Начав отдельные операции против эфиопов в 1894 г., Италия в марте 1895 г. развернула общее наступление. Итальянская агрессия вызвала патриотический подъем в стране, население которой объединилось вокруг Менелика. Решающее сраже­ние, происшедшее в марте 1896 г. при Адуа, завершилось пол­ным разгромом итальянских войск. Из 17 тыс. солдат итальян­цы потеряли 15 тыс. убитыми, ранеными и пленными. В октябре был подписан мирный договор, по которому Италия признала полную независимость Эфиопии.

В своей борьбе за независимость Менелик II пытался опе­реться на поддержку России, куда в разгар войны им (было направлено чрезвычайное посольство. Надеясь использовать возникшую ситуацию в интересах русских помещиков и капи­талистов, царское правительство отказалось признать итальян­ский протекторат над Эфиопией. Прогрессивная общественность России относилась к эфиопским патриотам с искренней симпа­тией. На собранные ею средства был отправлен русский сани­тарный отряд, который положил начало медицинской службе в Эфиопии.

После успешного отпора итальянской агрессии Менелик II продолжил политику централизации страны, столицей которой стал основанный в 1885 г. город Аддис-Абеба (букв. «Новый цветок»). В период империалистического раздела континента Эфиопии удалось сохранить политическую самостоятельность.

Что касается сомалийского побережья, то оно было поде­лено между Италией, Англией и Францией, образовавшими на захваченной территории колонии: Итальянское Сомали, Бри­танское Сомали и Французский Берег Сомали.

Главную роль в колониальной агрессии против народов Во­сточной Африки играли Англия и Германия. В 70-х годах Ан­глия навязала несколько кабальных соглашений султанату Занзибар. В подчиненных султану районах побережья в 80-х годах развернула свою деятельность «Германская Восточно-Африканская компания», заключавшая с местными вождями договоры о протекторате. Параллельно действовала «Британ­ская Восточно-Африканская компания».

Самым крупным государством Восточной Африки, занимав­шим важное стратегическое положение (на е£о территории на­ходились истоки Нила), была Буганда. Не удивительно, что она стала объектом острого англо-германского соперничества.

В 1886 г. между Германией и Англией было подписано пер­вое соглашение о разграничении сфер влияния в Восточной Африке, а в 1890 г. Германия признала «права» Англии на Буганду (с примыкающими областями) и Кению в обмен на о-в Гельголанд в Северном море и признание германских «прав» иа Танганьику.

После этого в Буганду были направлены военные отряды «Британской Восточно-Африканской компании». Бугандский монарх, носивший титул «кабака», вынужден был признать про­текторат компании, которая в 1894 г. передала свои «права» английскому правительству. После этого Англия подчинила со­седей Буганды — Баньоро, Торо и Анколе, которые вместе с Бугандой вошли в состав новой британской колонии — Уганды. Захваченные Англией ранее территории, расположенные к востоку от Уганды, составили колонию Кению. Области к югу от (Кении до р. Рувума и оз. Танганьика отошли к Германии. За­хваченные Германией территории — Танганьика, Руанда и Урунди — составили Германскую Восточную Африку.

После ряда захватнических войн в жонце XIX в. стал фран­цузской колонией остров Мадагаскар.

К началу XX в. был полностью завершен империалистический раздел Африки. На ее территории остались только два суверен­ных государства — Эфиопия и Либерия. Первая стала полуко­лонией Англии, Франции и Италии, заключивших в 1906 г. со­глашение о разделе страны на сферы влияния, вторая — сферой влияния США (в 1912 г. туда прибыл американский «таможен­ный комиссар и финансовый советник», пограничную охрану возглавили американские офицеры). Всю остальную территорию Африки занимали колониальные империи Англии, Франции, Германии, Бельгии, Португалии, Испании, Италии.

История завоевания и раздела империалистическими дер­жавами Тропической и Южной Африки опровергает утвержде­ния буржуазных авторов, доказывавших, что колониальные вла­дения западных держав в Африке возникли в результате «мир­ного проникновения» европейцев во имя «распространения цивилизации». Страны Африки были порабощены в результате кровавых, истребительных войн.

Разоблачая апологетов империализма, В. И. Ленин писал: «...возьмите историю тех маленьких войн, которые они (капита­листические державы. — Ред.) вели перед большой, —„малень­ких" потому, что европейцев в них гибло немного, но гибли зато сотни тысяч тех народов, которых душили, которые с их точки зрения даже народами не считаются (какие-то азиаты, афри­канцы — разве это народы?); с этими народами вели войны такого сорта: они были безоружны, а их расстреливали из пуле-

метов. Разве это войны? Это ведь, собственно, даже не войны, это можно забыть. Вот как подходят они к этому сплошному обману народных масс» *.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 32, с. 86.

В ходе этих истребительных войн были сокрушены госу­дарственные образования африканских народов, которые могли бы стать при благоприятных условиях базой прогрессивного социально-экономического развития африканцев. Раздел Афри­канского материка между соперничающими колониальными державами, административно-территориальное деление, прове­денное колонизаторами в своих империях, привели к искус­ственному расчленению многих африканских народов, с одной стороны, и созданию пестрых по своему этническому составу административно-территориальных образований — с другой.

Для укрепления своей власти над порабощенными народами, колонизаторы опирались на феодальную и родо-племенную знать, которую они превращали в свою социальную опору. В большинстве английских владений номинально сохранялись старые государственные и племенные образования (султанаты, эмираты и т. п.). Колонизаторы осуществляли там систему «кос­венного управления». Во французских колониях, где применя­лась система «прямого управления» и старый, традиционный аппарат власти был упразднен, чиновниками также назнача­лись представители племенной знати. Политика колониальных властей способствовала сохранению племенной обособленно­сти — трайбализма, который колонизаторы использовали в сво­их интересах.

Поскольку завершение образования колониальных империй в Африке совпало с перерастанием на рубеже XIX—XX вв. «сво­бодного» капитализма в капитализм монополистический, глав­ную роль в эксплуатации континента играл теперь монополи­стический капитал. Империалистический раздел Африки вызвал к жизни и такую разновидность монополистических объедине­ний, как привилегированные компании, получавшие от своих правительств «права», которые напоминали о временах Ост-Индских компаний. Самой крупной из таких компаний была «Британская Южно-Африканская компания», основанная С. Род-сом. В Западной Африке действовала «Королевская компания Нигера», в Восточной — «Британская Восточно-Африканская компания». Аналогичные компании были созданы в Германии, Франции, Бельгии. По некоторым подсчетам, привилегирован­ные компании в 80—90-х годах XIX в. осуществляли власть на территории в 2 млн. квадратных миль с населением в 50 млн. человек. Характеризуя в «Дополнениях к третьему тому „Капи­тала"» новые явления в экономическом развитии капиталисти­ческих стран, Ф. Энгельс отмечал в 1895 г., что колониальная политика «ныне находится просто на службе биржи, в интере-

сах которой европейские державы несколько лет назад подели­ли Африку... Африка прямо сдана в аренду компаниям (Нигерия, Южная Африка, Германская Юго-Западная и Во­сточная Африка). Машоналенд и Наталь захвачены для биржи Родсом» *.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 25, ч. II, с. 486.

Применяя методы прямого грабежа и повторяя в этом Ост-Индские компании, эти монополии одновременно превращали захваченные африканские территории в сферы приложения капитала. Они получали выгодные контракты на строительство железных дорог и других путей сообщения, приступали к экс­плуатации огромных ископаемых богатств (особенно в Южной Африке и Бельгийском Конго). Осуществлялось беспрецедентное присвоение земель африканцев. В некоторых районах (Южная Африка) коренное население было загнано в специально выде­ленные районы — резерваты. Обычно под резерваты отводи­лись самые плохие, бесплодные земли. Лишив африканцев зем­ли, колонизаторы обеспечили себя почти даровой рабочей силой.

На захваченных у африканцев землях создавались планта­ции по производству нужного монополиям сырья и продоволь­ствия — каучука, хлопка, какао, кофе и т. п. В некоторых стра­нах на лучших землях создавались капиталистические хозяй­ства европейских поселенцев (Южная Африка, Родезия, Кения). В тех колониях (Западная Африка), где сохранилось мелкое крестьянское хозяйство, действовала своеобразная система при­нудительных культур. В ряде колоний (Германская Западная Африка, Бельгийское Конго, Французская Экваториальная Африка) крестьяне облагались натуральной данью. Подчинение сельского хозяйства Африки политике монополий привело к спе­циализации стран и районов на производстве определенных экспортных культур: арахиса в Сенегале, какао в Нигерии и на Золотом Берегу, каучуконосов в Бельгийском и Француз­ском Конго, Гвинее, масличной пальмы в Нигерии, Дагомее, на Берегу Слоновой Кости и т. д.

Строительство железных и шоссейных дорог, портов, добыча золота и драгоценных камней, разработка горнорудных бо­гатств, первичная обработка некоторых видов экспортного сырья требовали рабочих рук. Началось формирование афри­канского пролетариата. Это был мучительный процесс. Его на­чальный этап характеризовался преобладанием различных форм принудительного труда, который особенно широко приме­нялся в Бельгийском Конго. Постепенно появляется и прослой­ка африканцев, работающих по найму грузчиками, носильщи­ками, рабочими на шахтах и плантациях. В большинстве своем это были отходники, нередко отправлявшиеся на заработки в весьма отдаленные от родных мест районы и страны. Они уходили на время и сохраняли органическую связь со своей дерев­ней и племенем. Раньше, чем в других странах, появились кад­ровые рабочие-африканцы в Южной Африке. Здесь сложилась и сравнительно многочисленная прослойка рабочих-европейцев. Небольшое число квалифицированных рабочих-европейцев по­явилось во многих африканских странах. Кроме того, в Южной Африке, а также в Кении, Танганьике, Уганде в качестве рабо­чих использовались выходцы из Индостана.

Установление колониальных режимов привело к сокраще­нию местной кустарной промышленности и ремесленного произ­водства. Но в некоторых странах Тропической и Южной Афри­ки начинала формироваться африканская буржуазия, занимав­шаяся главным образом посредническими функциями и рознич­ной торговлей. На Золотом Берегу, в Нигерии, ряде других колоний появились африканцы-плантаторы, применявшие наем­ный труд. В некоторых странах (Южная и Восточная Африка) мелкой торгово-предпринимательской деятельностью занима­лись преимущественно обосновавшиеся здесь выходцы из Индо­стана.

Колониальные власти держали африканцев в темноте и не­вежестве. Только в немногих странах отдельным африканцам удалось получить высшее европейское образование. Эти первые представители африканской интеллигенции сыграли видную роль в медленном процессе зарождения национального самосо­знания народов Тропической и Южной Африки.







Сейчас читают про: