double arrow

Революция 1908 г


Развертывавшиеся по всей стране стихийные выступления на­родных масс свидетельствовали о том, что революция нара­стала более быстрыми темпами, чем это предполагали руково­дители комитета «Единение и прогресс». Одновременно усили­лось вмешательство империалистических держав в связи с событиями в Македонии. После подавления восстания в Эрзуру­ме центр деятельности младотурок переместился в Македонию, где жандармерия и войска оказались совершенно бессильными в борьбе с партизанскими отрядами македонских патриотов. Комитет «Единение и прогресс» создал в Салониках свой фи­лиал, под руководство которого фактически перешли все орга­низации младотурок внутри империи.

Революционный подъем в Македонии и в других областях, с одной стороны, и угроза потери Македонии — с другой, ак­тивизировали младотурок. Их тревожила возможная перспек­тива революции, начатой и осуществленной народными масса­ми. Кроме того, они стремились сохранить Македонию в составе Османской империи. С середины июня 1908 г. началась непо­средственная подготовка к восстанию под руководством Сало-никского комитета «Единение и прогресс». В Македонии насчи­тывалось уже 15 тыс. членов организации. Младотурки проник­ли в правительственные учреждения. Их поддерживали многие-офицеры 3-го армейского корпуса.

Открытое вооруженное выступление началось по инициати­ве местных низовых организаций младотурок. 28 июня органи­зация «Единение и прогресс» небольшого македонского города Ресна постановила создать из турок вооруженный отряд — чету. 3 июля отряд, возглавленный офицером турецкой армии албан­цем Ахмедом Ниязи-беем, выступил из Ресны. Когда восстание уже началось, его возглавил комитет «Единение и прогресс». Отряд Ниязи-бея быстро рос и вскоре насчитывал 3 тыс. бойцов. 6 июля выступил другой турецкий отряд во главе с Энвер-беем. Ниязи и Энвер приобрели огромную популярность. Части 3-го корпуса перешли на сторону революции. Младотурок поддер­живали албанские и македонские отряды, а также воинские части других корпусов.

23 июля революционные отряды вступили в Салоники. На многолюдных митингах провозглашалось введение в действие конституции 1876 г. Комитет «Единение и прогресс» направил султану телеграмму с требованием в трехдневный срок издать соответствующий указ о восстановлении конституции. Убедив­шись в том, что армия поддерживает младотурок, Абдул-Ха-Мид II 24 июля объявил о созыве парламента. В последующие дни по всей стране происходили массовые демонстрации и ми­тинги.

Характеризуя события, происшедшие в Османской империи, В. И. Ленин писал: «В Турции одержало победу революцион­ное движение в войсках, руководимое младотурками. Правда, эта победа — иолудобёда или даже меньшая часть победы, ибо турецкий Николай Второй отделался пока обещанием восста­новить знаменитую турецкую конституцию» *.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 17, с. 177.

Первые известия о революции в Турции крайне встревожили правительства империалистических держав. Английский ми­нистр иностранных дел писал 31 июля 1908 г. в секретном письме своему послу в Стамбуле: «Если Турция действительно введет настоящую конституцию и сама усилится, то последст­вия этого будут простираться дальше, чем можно сейчас пред­видеть. Эффект этого будет огромным в Египте и в Индии». Против революции сложился единый фронт империалистиче­ских держав.

Но политика младотурок вскоре ослабила тревогу империа­листов. Победа, одержанная младотурками в июле 1908 г., име­ла важное историческое значение лишь как первый шаг рево­люции, как предвестник новых революционных боев. Между тем лидеры младотурок считали революцию законченной и Делали все от них зависящее для того, чтобы пресечь дальней­шие революционные выступления народных масс.

Со времени провозглашения восстановления конституции младотурки контролировали армию, реальная власть находилась в их руках. Комитет «Единение и прогресс» направил и» Салоник в Стамбул «Особую делегацию», которая фактически подчинила себе правительство. Но в его состав представители комитета не вошли. Лидеры младотурок выступили против ра­дикальных перемен в старом государственном аппарате. На своих местах осталось большинство старых губернаторов в полицейских чиновников. Одна из местных организаций коми­тета «Единение и прогресс», сместившая ненавистного народу губернатора, была распущена. Такая политика отражала стрем­ление младотурецких лидеров приостановить дальнейшее раз­витие революции, не допустить самостоятельных выступлений народных масс.

В декабре 1908 г. собрался турецкий парламент. Большин­ство депутатских мест получили сторонники комитета «Едине­ние и прогресс», который в октябре 1908 г. провозгласил себя политической партией. Однако в состав правительства его пред­ставители по-прежнему не входили, хотя и оказывали решаю­щее влияние на управление страной.

Теперь стала полностью очевидной нерешительность внеш­ней и внутренней политики младотурок. Своей главной задачей они считали поддержание «порядка». Первые забастов-ки турец­ких рабочих подавлялись при помощи войск. По требованию английского посла младотурки жестоко подавили антифеодаль­ное выступление крестьян в зоне английской железнодорожной концессии (Айдынский вилайет). Их лидеры стремились к сбли­жению с империалистическими державами.

Младотурки провозгласили политику «османизма», объявив-о равенстве всех подданных султана, которых они независима от национальности называли «османами», требовали сохране­ния «единой и неделимой» Османской империи. Фактически это-была политика насильственной ассимиляции нетурецкого насе­ления империи. Македонским и албанским четникам было пред­ложено сдать оружие.

Империалистические державы приветствовали умеренность младотурок, использовали их политику для дальнейшего на­ступления на Турцию. «Младотурков хвалят за умеренность и за сдержанность, — писал В. И. Ленин в октябре 1908 г., — т. е. хвалят турецкую революцию за то, что она слаба, за то, что не пробуждает народных низов, не вызывает действительной самостоятельности масс, за то, что она враждебна начинающей­ся пролетарской борьбе в империи оттоманов, — и в то же самое время Турцию продолжают грабить по-прежнему. Хвалят за то, что возможно продолжать по-старому грабеж турецких вла­дений» *.

* В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 17, с. 223.Империалисты активно поддерживали силы внутренней ре­акции, стремясь свести на нет даже весьма ограниченные завоевания революции. Вся политика младотурок способствовала активизации противников конституции. В парламенте открыто действовала враждебная младотуркам партия «Ахрар» (либе­ралы), лидеры которой ориентировались на Англию. Предста­вители высшего духовенства создали организацию «Мусульман­ская лига», объединившую реакционные клерикально-феодаль­ные элементы.

В апреле 1909 г. при активном участии партии «Ахрар» и «Мусульманской лиги» начался контрреволюционный мятеж стамбульского гарнизона. Младотуркам пришлось бежать из столицы. На короткий срок была восстановлена неограничен­ная власть Абдул-Хамида. Однако большая часть армии высту­пила против султана. Вскоре в Стамбул вступили прибывшие из Македонии воинские части, возглавляемые младотурками. Парламент низложил Абдул-Хамида. Новым султаном был про­возглашен Мехмед V.

К этому времени завершился процесс превращения органи­зации «Единение и прогресс» в политическую партию. В новое правительство вошли ее лидеры. Но официальный приход к власти младотурок произошел на основе их приспособления к старому строю. Началась быстрая эволюция младотурок в сто­рону реакции. Вскоре лидеры младотурок установили режим, мало чем отличавшийся от режима Абдул-Хамида.


Сейчас читают про: