double arrow

Объективные предпосылки и особенности буржуазной революции в Турции


ТУРЕЦКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1908 г.

Глава XXIX

Поддержка иранской революции рабочим классом России

Причины поражения революции

Иранская революция была антифеодальной и антиимпериали­стической буржуазной революцией. В годы революции осво­бодительное движение охватило всю страну. В борьбу против феодального строя и империализма были втянуты широчайшие слои народа: крестьянство, городская беднота, рабочие, мелкая буржуазия, национальная буржуазия. Они создали в ходе ре­волюции энджумены, федайские отряды, муджахидские орга­низации. В Тебризе и провинции Азербайджан борьба приняла характер буржуазно-демократической революции.

Но в целом иранская революция 1905—1911 гг. не стала всеобщей народной революцией. Оставаясь революцией буржу­азной, она не переросла в буржуазно-демократическую револю­цию, в которой народные массы решающим образом воздейст­вовали бы на ход революции и ее результаты. Сказались сла­бость и малочисленность рабочего класса. Отдельные изолиро­ванные и стихийные выступления крестьян против помещиков не вылились в аграрную революцию. Еще слаба была и на­циональная буржуазия. Революционное крыло буржуазии не смогло противопоставить себя либералам, сумевшим захватить руководство движением. Боясь углубления революции, либера­лы встали на путь соглашения с империализмом и феодальной реакцией. Наконец, одной из главных причин поражения рево­люции была открытая военная интервенция царской России и Англии.




Если русский царизм выступал как союзник западноевропей­ского империализма по удушению освободительных движений народов Востока и был одним из палачей иранской революции, то пролетариат России был активным борцом за освобождение

народов Востока. Трудящиеся России оказали неоценимую под­держку иранской революции. Их революционная борьба в 1905— 1907 гг. сковывала силы царизма, помешала ему осуществить интервенцию в начальный период этой революции.

Большевики России, и в особенности большевики Закав­казья, оказали огромную помощь иранским революционерам. Были созданы специальные комитеты содействия иранской ре­волюции, которые организовали доставку в Иран литературы, типографских принадлежностей, оружия. Осенью 1909 г. в Иран прибыл Г. К. Орджоникидзе, активно помогавший иранским революционерам.

Сотни добровольцев из России сражались плечом к плечу с иранскими революционерами в Тебризе и других городах Ирана. Артиллерией тебризских революционеров командовал русский матрос с броненосца «Потемкин».

В. И. Ленин и большевистская партия неустанно разоблача­ли политику царизма и английского империализма, направлен­ную на удушение иранской революции. По инициативе В. И. Ле­нина VI (Пражская) конференция РСДРП приняла специаль­ную резолюцию «О нападении русского правительства на Пер­сию», в которой говорилось:



«Российская социал-демократическая рабочая партия про­тестует против разбойничьей политики царской шайки, решив­шей задушить свободу персидского народа и не останавливаю­щейся в этом перед самыми варварскими и гнусными актами.

Конференция констатирует, что всячески рекламируемый и поддерживаемый русскими либералами союз российского пра­вительства с правительством Англии направлен прежде всего против революционного движения азиатской демократии и что этот союз делает английское либеральное правительство соуча­стником кровавых зверств царизма.

Конференция выражает свое полное сочувствие борьбе пер­сидского народа и, в частности, борьбе персидской с.-д. партии, понесшей столько жертв в борьбе с царскими насильниками» *.

В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 21, с. 154—155.

Через несколько лет после начала иранской революции раз­вернулись революционные события в Турции. Они были вызва­ны теми же глубинными причинами.

Превращение Османской империи в полуколонию империа­листических держав сопровождалось ростом капиталистических отношений. Однако усилившаяся эксплуатация страны иност­ранными колонизаторами стала решающим препятствием для развития турецкого национального капитализма.

Гнет иноземных колонизаторов был неразрывно связан с со­хранением феодальных и полуфеодальных форм эксплуатации трудящихся Османской империи и абсолютистским деспотиче­ским режимом Абдул-Хамида II. Примерно 65% обрабаты­ваемой земли принадлежало помещикам, феодальному государ­ству и мусульманскому духовенству. Большинство этих земель арендовалось безземельными и малоземельными крестьянами в порядке полуфеодальной издольщины. В некоторых районах империи (например, в Курдистане) сохранялись более прими­тивные формы феодальных отношений. Господство феодальных пережитков в деревне определяло узость внутреннего рынка, препятствовало развитию в стране капиталистической промыш­ленности.



Вызревание предпосылок буржуазной революции в Осман­ской империи имело свои особенности. Турки составляли не бо­лее трети населения империи. Турецкая буржуазная нация складывалась сравнительно медленно. Недостаточно интенсив­ными были экономические связи между турецким населением различных районов страны. В начале XX в. не завершился еще процесс создания турецкого национального языка. Литератур­ный язык был непонятен народным массам.

Появившаяся в Турции еще в первой половине XIX в. тор­говая (главным образом компрадорская) буржуазия по преиму­ществу состояла не из турок, а из греков, армян и др. Бур­жуазия турецкой национальности стала формироваться лишь в последней трети XIX в. В начале XX в. она была еще слаба и немногочисленна. В составе рабочего класса, численность кото­рого не превышала в то время 40—50 тыс. человек, также было сравнительно мало турок.

Относительно слабое развитие национального капитализма в Турции, почти полное отсутствие фабричной промышленно­сти, преимущественно торговый характер турецкой националь­ной буржуазии, связанной к тому же с помещичьим землевла­дением, определили позицию последней в назревавшей револю­ции. Национальная буржуазия, являвшаяся руководителем бур­жуазно-национального революционного движения в Турции, оказалась неспособной занять открыто антиимпериалистиче­скую позицию и поддержать аграрные требования крестьянст­ва. Ее политические руководители в лице комитета «Единение и прогресс» и других революционных организаций ограничи­лись борьбой против деспотического режима Абдул-Хамида II с целью установления в Турции парламентарного конституцион­но-монархического строя.

Вся история Османской империи в новое время свидетельст­вует о том, что непременным условием прогрессивного разви­тия ее народов должно было быть разрешение национального вопроса — создание на территории империи самостоятельных жизнеспособных национальных государств, и в их числе турец­кого национального государства. Национальный вопрос был одним из коренных вопросов назревавшей в Турции революции. Между тем слабая, ненавидящая своих инонациональных кон­курентов турецкая национальная буржуазия была настроена шовинистически, она оказалась неспособной установить единст­во с национально-освободительным движением армян, арабов, македонцев, албанцев и т. д., зачастую открыто выступала про­тив их национальных требований.







Сейчас читают про: