double arrow

Турция накануне первой мировой войны


Итоги и историческое значение младотурецкой революции

Революция 1908 г. была первым крупным проявлением полити­ческого пробуждения турецкого н-арода, одним из звеньев на-^ чавшегося пробуждения Азии. По своим объективным задачам турецкая революция была однотипна с иранской революцией 1905—1911 гг. Однако влияние народных масс на ход револю­ции было здесь несравненно меньшим, чем в Иране. В. И. Ле­нин подчеркивал верхушечный характер турецкой революции 1908 г.

«Если взять для примера революции XX века, — писал В. И. Ленин, — то и португальскую и турецкую придется, ко­нечно, признать буржуазной. Но „народной" ни та, ни другая не является, ибо масса народа, громадное большинство его ак­тивно, самостоятельно, со своими собственными экономически­ми и политическими требованиями, ни в той, ни в другой рево­люции заметно не выступают» *.

* В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 33, с. 39.

Конечно, даже такая верхушечная революция, как турецкая революция 1908 г., могла произойти лишь благодаря борьбе и действиям народных масс. Но массы не выступали в ней само­стоятельно. Они шли за младотурками. Последние же, хотя и действовали внешне революционными методами (вооруженное восстание воинских частей), на деле стремились к соглашению» к компромиссу с феодальной реакцией и империализмом. По сути дела, они представляли либеральную, а не революцион­ную буржуазию. «Мусульманская федерация», выдвинувшая ре­волюционную демократическую программу, не сыграла сколько-нибудь заметной роли в революции.

Буржуазно-либеральный характер политики младотурок, не­смотря на их внешнюю революционность, определил и то, что буквально с 24 июля 1908 г., когда султан объявил о созыве парламента, младотурецкая революция развивалась по нисхо­дящей линии и в конечном счете закончилась поражением, ибо ни одна из коренных задач революции не была решена.

Приход к власти младотурок не изменил существенным об­разом характера политической надстройки Османской империи» Слабая политически и экономически, по преимуществу торго­вая, турецкая буржуазия была тесно связана с компрадорской деятельностью. Созданная ею партия «Единение и прогресс», став правящей партией, превратилась в помещичье-компрадорскую партию, отстаивавшую интересы правящих классов полу­колониальной султанской Турции.

В период господства младотурок были заключены кабаль­ные соглашения о новых иностранных займах. Иностранные монополии получили новые концессии.

Накануне первой мировой войны резко осложнилось междуна­родное положение Османской империи. Неудачи в войне 1911— 1912 гг. с Италией подорвали престиж младотурок. Этим вос­пользовались их противники, объединившиеся в партию «Сво­бода и согласие». В июле 1912 г. им удалось отстранить мла­дотурок и захватить власть.

Не успело турецкое правительство заключить мир с Ита­лией, как началась 1-я Балканская война. Коалиция балкан­ских стран — Болгарии, Сербии, Греции и Черногории — нанесла поражение турецким армиям. Теперь младотурки восполь­зовались неудачами правительства партии «Свобода и согла­сие». В январе 1913 г. отряд офицеров — сторонников младо­турок во главе с Энвером совершил в столице государственный переворот. Правительство партии «Свобода и согласие» пало. Новое правительство сформировали младотурки.

Но возвращение к власти младотурок не улучшило военно­го положения Турции. Подписанный в Лондоне с коалицией балканских государств мирный договор (май 1913 г.) лишил Османскую империю ее европейских владений, за исключением Стамбула и примыкающего к нему района. Вовремя 2-й Бал­канской войны Турции удалось вернуть сей Адрианополь (Эдирне) и прилегающий округ.

Балканские войны и их исход свидетельствовали о провале политики младотурок в национальном вопросе. Война показала, что нетурецкое население европейских областей Османской империи отнюдь не считает себя «османами». Оно стремилось к освобождению от турецкого ига. Не считали себя «османами» и угнетенные народы азиатских областей империи.

Видя провал политики «османизма», лидеры младотурок стали усиленно проводить и насаждать реакционную идеологию пантюркизма. Надеясь возместить потери на Балканах другими территориальными захватами, они выступали за подчинение власти турецкого султана всех «тюрок», называя так различ­ные мусульманские народы, проживавшие в разных районах обширной территории от Босфора до Алтая. Одновременно младотурки возродили и усилили проповедь абдул-хамидовского панисламизма.

Пантюркизм и панисламизм были враждебны подлинным национальным интересам турецкого народа. Эта реакционная идеология мешала его национальной консолидации, освобожде­нию турок от империалистического и феодального гнета.

Не приходится говорить, сколь реакционную роль пантюр­кизм и панисламизм играли для тех народов, которые должны были стать объектами захватнических планов турок.

В годы Балканских войн окончательно завершилась полити­ческая эволюция партии «Единение и прогресс», которая пре­вратилась в реакционную силу. Ее политика теперь все боль­ше и больше служила интересам турецких помещиков и ком­прадорского купечества.

Накануне первой мировой войны контроль в партии «Едине­ние и прогресс» и в турецком правительстве перешел в руки «младотурецкого триумвирата»: Энвера, ставшего военным ми­нистром, Талаата, занимавшего посты председателя централь­ного комитета партии «Единение и прогресс» и министра внут­ренних дел, и Джемаля, морского министра и военного губер­натора Стамбула. Главную роль играл Энвер, спекулировавший на популярности, которую он приобрел благодаря участию в революции 1908 г. Но теперь его выдвигали и поддерживали наиболее реакционные элементы правящих классов Турции. Это был честолюбивый, беспринципный авантюрист. Он стал зятем султана, установил тесные связи с правящими кругами кайзе­ровской Германии.

Политика «триумвирата» мало чем отличалась от политики Абдул-Хамида. Правительство младотурок ориентировалось на германский империализм. Последний использовал в своих инте­ресах панисламистскую и пантюркистскую пропаганду, стре­мился при ее помощи проникнуть в районы России, населен­ные мусульманами, и в колониальные владения Англии. Пан-тюркисты и панисламисты в тот период стали агентурой герман­ского империализма.

Различие между оспаривающими друг у друга власть пар­тиями «Единение и прогресс» и «Свобода и согласие» не имело принципиального характера. Обе являлись помещичье-компра-дорскими партиями. Первая ориентировалась на германский империализм, вторая — на империализм Антанты.


Сейчас читают про: