double arrow

Здание главного штаба


Живопись

Интерес к искусству античной Греции и Рима проявился еще в эпоху Возрождения, которая после столетий средневековья обратилась к формам, мотивам и сюжетам античности. Величайший теоретик Ренессанса, Леон Батиста Альберти, еще в XV в. выразил идеи, предвещавшие отдельные принципы классицизма и в полной мере проявившиеся во фреске Рафаэля «Афинская школа» (1511).

Систематизация и закрепление достижений великих художников Возрождения, особенно флорентийских во главе с Рафаэлем и его учеником Джулио Романо, составили программу болонской школы конца XVI века, наиболее характерными представителями которой были братья Карраччи. В своей влиятельной Академии искусств болонцы проповедовали, что путь к вершинам искусства лежит через скрупулёзное изучение наследия Рафаэля и Микеланджело, имитацию их мастерства линии и композиции.

В начале XVII века для знакомства с наследием античности и Возрождения в Рим стекаются молодые иностранцы. Наиболее видное место среди них занял француз Никола Пуссен, в своих живописных произведениях, преимущественно на темы античной древности и мифологии, давший непревзойдённые образцы геометрически точной композиции и продуманного соотношения цветовых групп. Другой француз, Клод Лоррен, в своих антиквизированных пейзажах окрестностей «вечного города» упорядочивал картины природы путём гармонизации их светом заходящего солнца и введением своеобразных архитектурных кулис.




Холодно-рассудочный нормативизм Пуссена вызвал одобрение версальского двора и был продолжен придворными художниками вроде Лебрена, которые видели в классицистической живописи идеальный художественный язык для восхваления абсолютистского государства «короля-солнца». Хотя частные заказчики предпочитали различные варианты барокко и рококо, французская монархия поддерживала классицизм на плаву за счёт финансирования таких академических учреждений, как Школа изящных искусств. Римская премия предоставляла наиболее талантливым ученикам возможность посетить Рим для непосредственного знакомства с великими произведениями древности.

Открытие «подлинной» античной живописи при раскопках Помпей, обожествление античности немецким искусствоведом Винкельманом и культ Рафаэля, проповедуемый близким к нему по взглядам художником Менгсом, во второй половине XVIII века вдохнули в классицизм новое дыхание (в западной литературе этот этап называется неоклассицизмом). Крупнейшим представителем «нового классицизма» явился Жак-Луи Давид; его предельно лаконичный и драматичный художественный язык с равным успехом служил пропаганде идеалов Французской революции («Смерть Марата») и Первой империи («Посвящение императора Наполеона I»).



В XIX веке живопись классицизма вступает в полосу кризиса и становится силой, сдерживающей развитие искусства, причём не только во Франции, но и в других странах. Художественную линию Давида с успехом продолжал Энгр, при сохранении языка классицизма в своих произведениях зачастую обращавшийся к романтическим сюжетам с восточным колоритом («Турецкие бани»); его портретные работы отмечены тонкой идеализацией модели. Художники в других странах (как, напр., Карл Брюллов) также наполняли классицистические по форме произведения духом романтизма; это сочетание получило название академизма. Его рассадниками служили многочисленные академии художеств. В середине XIX века против консерватизма академического истеблишмента бунтовало тяготеющее к реализму молодое поколение, представленное во Франции кружком Курбе, а в России — передвижниками.

Южная граница Дворцовой площади, где находится здание Главного Штаба, до середины XVIII века оставалась незастроенной. Сюда выходили задние дворы участков, расположенных на Мойке. Дорога вдоль этих домов называлась Малой Миллионной улицей. Она была границей Адмиралтейского луга, на части которого и была образована Дворцовая площадь.



В середине 1760-х годов новую линию площади с юго-запада оформил архитектор А. В. Квасов. Эта линия начала застраиваться в 1766 году, когда на её пересечении с Невским проспектом был возведён дом Вольного экономического общества. В 1780-х годах от Малой Миллионной улицы до этого дома архитектором Юрием Матвеевичем Фельтеном по дуге было построено три здания.

С домом Вольного экономического общества соседствовало владение графа Якова Александровича Брюса, внука сподвижника Петра I обер-коменданта Петербурга Романа Вилимовича Брюса. Граф до 1786 года был московским губернатором, после чего прибыл в Петербург. Тогда то ему и понадобилось столичное жильё, которое было построено рядом с царской резиденцией. Здесь он прожил вплоть до своей смерти в 1791 году.

Средний дом принадлежал фавориту Екатерины II Александру Ланскому, равно как и угловое здание, главный фасад которого выходил на Малую Миллионную улицу. Ланской умер в 26-летнем возрасте, после чего Екатерина II купила его владение в казну, а затем подарила жене действительного тайного советника Елизавете Дмитриевне Кушелевой, родной сестре Ланского. Соседний с угловым домом участок достался в приданное дочери Кушелевой Авдотье Ивановне, вышедшей замуж за стаст-секретаря Александра I сенатора Александра Николаевича Молчанова. Их семья владела домом на Дворцовой площади до 1811 года, когда он был приобретён в казну для размещения в нём Главного штаба. На заднем дворе размещался Новый (Кушелевский) театр.

Восточная часть Дворцовой площади, 1810 год

Сохранилось описание дома, где жил Ланской, а затем Молчановы:

"Фасад его был украшен балконом с мраморными перилами и бронзовым орнаментом. Ворота были украшены четырьмя колоннами красного мрамора на гранитных постаментах, а окна, выходящие под ворота - серым мрамором с украшениями из золочёной бронзы. Внутреннее убранство также было использовано на дворцовый лад из дорогих материалов".

В 1804 году Кушелевский театр сгорел, после чего долгое время бездействовал. Только через четыре года Молчанов, не ремонтируя театр, сдал его в наём дирекции Императорских театров сроком на восемь лет. Как до так и после пожара здесь выступала немецкая труппа, представления которой пользовались успехом у обширной петербургской немецкой общины. Даже после того, как в доме Молчанова разместился Главный штаб, театр продолжал действовать, так как приносил хорошую прибыль. Главный штаб сдавал его всё той же дирекции до 1816 года.

Дом Брюса был продан его дочерью в 1807 году надворному советнику Кусовникову. При нём здесь работала гостиница "Европа", которую содержал француз Пётр Пижон. Отель был лучшим в Петербурге, чему соответствовала стоимость проживания в нём. Проживание в гостинице Пижона стало называться "пижонством".

28 марта 1811 года высочайшим рескриптом Александра I дом Молчанова был выкуплен в казну и передан Главному штабу:

"Находя нужным назначить для Генерального штаба таковое помещение, в котором бы все рассеянные части его соединились, Я повелеваю отдать в непосредственное его ведомство дом, у статс-секретаря Молчанова купленный.
По обширности сего здания удобно будет поместить в оном не токмо все канцелярии Генерального штаба, но и чиновников его по важнейшим поручениям, здесь находящихся; расположить в большом виде чертёжную и училище колонновожатых и составить инструментальную мастерскую.
Нижний этаж означенного дома до средних ворот со всеми теми помещениями, которые занимал статс-секретарь Молчанов и его канцелярия, отвести для комиссии для составления военных уставов с библиотекой и архивом ея, назнача в тех комнатах, кои от приличного расположения комиссии останутся свободными, помещение для Директора оной и нужнейших при нём чиновников".

Так, кроме всего прочего, здесь была создана библиотека Главного штаба. Вход в неё находится на Дворцовой площади - второй подъёзд справа от арки. На создание библиотеки значительную сумму пожертвовал Александр I. Инициатор её создания генерал-фельдмаршал князь Пётр Михайлович Волконский подарил библиотеке около 500 книг. После окончания Отечественной войны 1812 года библиотека приобрела 3000 томов лучших зарубежных книг по воинскому искусству.

В мае 1816 года дом Кусовникова по инициативе Александра I был выкуплен в казну и передан Главному штабу. Эта покупка обошлась в 6 000 рублей ассигнациями. Рядом с бывшим домом Кусовникова, ближе к Невскому проспекту, располагался дом "депо карт", которое всегда был в ведении военного ведомства. Здесь работали военные картографы и топографы. В 1819 году этот дом был передан штабу Гвардейского корпуса.

Весной 1819 года императором Александром I было принято решение о придании этому участку вида, подобающего центру столицы Российской империи. Для начала было необходимо приобрести в казну все ещё не приобретённые на месте будущего строительства здания. В итоге дома на приобретение у потомков Брюса и Ланского казной было потрачено 1 032 500 рублей. Из них 275 000 ушло в марте 1819 года на покупку дома у Елизаветы Дмитриевны Ланской. Участки по другую сторону Малой Миллионной улицы, вдоль Мойки, были приобретены за 1 480 000 рублей. Здесь находилиь дома неких Храповицкого, Фогта, Сегена, Котомина и Лерхе. Ещё за 1 500 000 были куплены дома Маркелова, Шарапова и Сен-При.

Объединить все здания под одним фасадом предложил император Александр I. Разработка планов и чертежей была поручена архитектору Карлу Росси. 16 марта 1819 года был принят соответствующий указ, а 15 марта 1820 года был создан специальный комитет "По устроению против Зимнего дворца правильной площади и каменным, кирпичным, гончарным и известковым заводам". В помощь Карлу Росси были назначены Ф. Руска, П. Жако и другие архитекторы и инженеры.

Арка Главного штаба, нереализованный проект

В процессе разработки плана нового здания Росси проработал несколько вариантов его постройки. Архитектор повторил линию фасадов существующих здесь домов, разрыв между крыльями нового здания оформил двойной колоннадой, раскрывающей выход на Большую Морскую улицу. Такой вариант зодчий впоследствии переделал, вместо колоннады устроив широкую арку с проездом в центре и двумя проходами по бокам. Однако и этот вариант его не устроил, Росси расширил арку до ширины всего проезда, за ней поставил ещё одну. Таким образом архитектор пришёл к воплощённому им варианту, когда арки с поворотом укрывают от взора с площади поворот Большой Морской улицы. Арка была рассчитана как зрительный центр здания. Несмотря на то, что крылья дома не равны по длине, они выглядят одинаковыми. Для устранения диспропорции Росси оформил фасады портиками: из четырнадцати колонн на Главном штабе, из двенадцати - на корпусе Министерства.

Часть дома №1 по Большой Морской улице снесли, направление улицы изменили так, чтобы она выходила строго на центр Зимнего дворца. От домов Брюса и Ланского оставили лишь внешние стены и некоторые залы, украшенные по рисункам Кваренги. Заботу о труде итальянского архитектора проявил его ученик Карл Росси.

Торжественная закладка здания Главного штаба состоялась 12 июня 1820 года. На закладной доске значилось: "Учинена закладка строению на площади противу Зимнего дворца для приведения оной в правильность".

1 февраля 1822 года в надворном флигеле бывшего дома Кусовникова была освящена церковь во имя Святого Великомученика и Победоносца Георгия. 23 апреля, в день первого храмового праздника, её посетил Александр I. Императором храму были подарены Евангелие в серебряном окладе и паникадило из Зимнего дворца.

"Зданием Главного штаба" всё строение называют лишь ради краткости, или из-за незнания того, что восточный корпус Главному штабу никогда не принадлежал. Здесь размещались Министерство финансов и Министерство иностранных дел.

Строительство западного корпуса было завершено к 1823 году, после чего начали строить восточный корпус. Его завершили в основном к 1825 году, причём первым делом сооружали новый выходящий на Дворцовую площадь фасад. Фасад всего здания Главного штаба стал на тот момент самым длинным в Европе - около 580 метров. Угол здания у Мойки ради целостности композиции был сделан острым. За такую форму его прозвали "утюг".

В начале работ на возведение здания средств не жалелось, цоколь выходящего на Дворцовую площадь корпуса Министерства иностранных дел был сложен из дорогого гранита. А после 1825 года со стороны Певческого моста цоколь укладывался уже из более дешёвого пудожского камня.

Ради окончательного освобождения Дворцовой площади от старых построек в 1827 году за 780 000 рублей был куплен для сноса соседствующий с Министерским корпусом дом. Суммарная стоимость выкупа участков восточнее Малой Миллионной улицы обошлась более чем в три раза дороже, чем выкуп домов Ланского и Кусовникова.

Кушелевский театр был закрыт, в театральном зале стал работать Общий архив Генерального штаба (не путать с Главным штабом), с 1834 года ставший Государственным. Здесь Росси для уменьшения риска пожара использовал металлические перекрытия. Свод зала поддерживают восемь металлических дуг, опирающихся на двадцать две чугунные колонны. По стенам зала архитектор разместил чугунные галереи с подъёмными чугунными полками и железными шкафами. Зал Архива стал первым подобным в России. Его чугунные конструкции были созданы на Александровском чугуннолитейном заводе.







Сейчас читают про: